Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…»




Скачать 263.21 Kb.
НазваниеЗадача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…»
страница1/4
Дата конвертации19.01.2013
Размер263.21 Kb.
ТипЗадача
  1   2   3   4

Барчунова Т. В., НГУ

Мой адрес – и дом, и улица. Отношения между поколениями в постсоветский период и изменение концепции загородного дома (на примере движения Анастасийцев)



«Ибо всякий дом устрояется кем-либо…»

Послание к Евреям 3: 4

«…Хочу -- маленький домик построю, хочу – большой… Можно тепленький, маленький, аккуратненький домик построить… Постройте маленькое такое, тепленькое, хорошее, чтобы дети там жили…»

Из интервью

Преамбула


В советское время, включив радио и телевизор, можно было часто услышать радостный припев: «Мой адрес – не дом и не улица, мой адрес – Советский Союз!» На мой взгляд, этот припев в ряду других идеологических конструктов и создавал, и отражал ощущение принадлежности к большой стране, гордости за ее великое прошлое, за новую общность советский народ, построивший государство социальной справедливости на обломках тюрьмы народов, царской России. В постсоветские времена идентификация с Великой Страной победившего социализма, является и предметом ностальгии, и объектом реконструкции в форме поисков новой национальной идеи. Однако, наряду с попытками реставрации данного кода идентификации, на мой взгляд, существует и другая тенденция – переосмысления понятия дома. Это переосмысление наблюдается в дискурсах приватности и в целом ряде недискурсивных практик, связанных с освоением и преобразованием социального пространства, с определением его границ и пределов.

В данной статье речь пойдет о движении анастасийцев, которое существует во многих городах Российской федерации. Оно будет рассматриваться в двух его модусах – как собственно социальная практика, направленная на решение пресловутого «квартирного вопроса» в условиях кризиса жилищной политики и как дискурсивное конструирование смысла этой практики. Цель анализируемого движения – строительство поселений, состоящих из частных домов -- так называемых родовых поместий. Концепция родовых поместий имеет литературное происхождение. Она была разработана новосибирским бизнесменом Владимиром Мегре в серии его книг «Звенящие кедры России» (10,11,12,13,14,15), которые, несмотря на литературную неискушенность автора, являются не только широко читаемыми, но и выступают в качестве символического ресурса нового понимания дома.

Задача статьи


В 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили – плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» [1, с. 25]. Пресловутый квартирный вопрос решался в советское время, как и многие другие вопросы, экстенсивным путем и без учета отдаленной перспективы. Поэтому проблемы многопоколенной семьи, живущей в стесненных условиях городской квартиры, в послеперестроечные времена продолжают воспроизводиться. Несмотря на кампанию переселения людей из ветхого частного жилья, коммуналок и бараков в государственные квартиры, в Новосибирске, где я провожу свое исследование, люди до сих пор живут в многонаселенных квартирах и бараках, о сносе которых чиновники давно отчитались. Подобные жизненные условия приводят к социальной апатии, и круг замыкается.

В данной статье речь пойдет о людях, которые вышли из этого замкнутого круга. Они не возлагают особых надежд на государственную программу строительства так называемого социального жилья, которое только с 2003 г. начало финансироваться из областного бюджета. Они решают квартирный вопрос сами, сооружая дома за городом или превращая в постоянное жилье свои дачи. Несмотря на то, что правовые и технологические возможности строительства расширяются, строительство нового дома или преобразование старого требует невероятных усилий, особенно если речь идет о людях среднего или малого достатка. Подобная практика предполагает не только решение сугубо практических вопросов – правовых и экономических, но обоснование, или конструирование, смысла этой практики. Именно этот аспект решения «квартирного вопроса» и является предметом данной статьи.

Мои информанты и interviewee1 в строительстве частного дома видят не просто решение жилищной проблемы, «квартирного вопроса». Дом для них – это символическая конструкция порядка («обустроенности»), собственной дееспособности (ср., с привычной ролью объекта патерналистской социальной политики), способ создания приватного пространства, инструмент противостояния цивилизационным рискам, символ связи между поколениями. Идея дома, понимаемая таким образом, становится элементом повседневной речи2 и политической риторики3 (.

Данная концепция собственного загородного дома складывается постепенно. Она вырастает из состояния растерянности, последовавшего в начале 90-х годов в результате начавшихся изменений государственной политики в области обеспечения жильем. Драматизм этого периода хорошо передают рассказы моих информантов и interviewees. Приведу в качестве иллюстрации два таких рассказа.

(а) В начале 90-х годов глава молодой семьи решил сделать из бабушкиной дачи дом, в котором можно жить круглый год. Бабушка просила не рушить старый дом, а достроить и модернизировать его. Но внук распорядился иначе. Дом снесли, и на его месте стали строить новый. Стройка требовала все новых вложений, ради которых были проданы городские квартиры членов семьи. Но и это не помогло. Пришлось брать в долг. На почве стрессов, связанных с долгами, а также, видимо, с неодобрением окружения, внук не выдержал. У него началось психическое расстройство с суицидальным синдромом, которое и привело его к самоубийству. После этого мать погибшего перестала общаться с его женой и с внуками, и даже, якобы, не знает точно, где они живут, что очень нехарактерно для русской семьи. Недостроенный дом купил чиновник Бюро Технической инвентаризации Новосибирской области, достроил его и теперь живет в нем постоянно. Это огромный дом, который находится под круглосуточной охраной, помещающейся во флигеле.

Так дом сменил владельца и из обычной дачи превратился в благоустроенный дом за городом, а участок из огорода в 6 соток -- в газон и небольшую подстригаемую охранником лужайку. Дорога на подъезде к дому посыпана гравием.

В этой истории отражен определенный этап изменения концепции загородного дома – трансформации уже имеющейся дачи в круглогодичное жилье. И в ней хорошо видно, что эта трансформация протекает как конфликт между поколением, которое строило и использовало дом как сезонное жилье, с одной стороны, и поколением, которое видит его как место для круглогодичного житья, с другой. Межпоколенческий конфликт привел к смене хозяина дома, а не к компромиссному договору между поколениями.

(б) Другой рассказ хорошо показывает состояние растерянности в многодетных семьях в начале 90-х годов в связи с квартирным вопросом. Говорит одна из моих interviewees, активистка организации многодетных семей “Ельцовка” Галина Дейнеко (Новосибирск):

Наше государство, когда оно начало заниматься саморазрушениями, оно не могло предугадать, как выжить в конкретных социальных группах людям. Никто не ставил задачу обеспечить жильем. Раньше руководители обязаны были решать этот вопрос, а когда они стали как бы не совсем обязаны, они тут же от этого отказались… Раньше, чем сформировался частный сектор, наши руководители государственных учреждений абсолютно от этого отказались. …В нашу организацию стали обращаться: «А кто? А где?» Дикие скандалы были. Кто-то на кого-то насплетничал. Этот ажиотаж с жильем вынесли активисты на себе, активисты предыдущие, из торговых работников в основном состоящие. Часть, наверное, там была из профсоюзов в этих активистах. Они этот напор как-то [сдерживали]…. Они не знали, как с этим обращаться» (Галина Дейнеко).

Острота проблемы обеспечения жильем не снижается и в начале нового века.

Из интервью:

«Вот, скажем, бюджетники, которые сейчас зарабатывают. Трудящиеся. У них дети вырастают. Мужья есть нормальные. <…>

Вроде как, я -- предприниматель. У меня были возможности. Но квартиру купить я не могу. 800 тысяч… стоит квартира в Бердске. Мы дочери квартиру снимаем. …Вот у меня женщина есть [в одном из проектов анастасийцев]. Она работает в налоговой. Он -- тренер по спорту у нее. Двое детей растет. Куда их девать?» (Галина Проценко, 53 года).

Именно эта острота и неопределенность заставляют людей не только заниматься собственно организацией строительства жилья, но и искать обоснования своей деятельности в самой концепции дома.

Попытка конструирования символа дома как комплекса разнообразных смыслов, способного противостоять социальной неопределенности, началась еще в публицистике 90-х годов в связи с обсуждением проблем приватизации земли. Так, Николай Дивак в своем очерке “Быть хозяином” писал:

Только человек, твердо стоящий на земле, у которого дом – неприкосновенная крепость, может успешно противостоять беззаконию, произволу административно-тоталитарной системы, быть если уж не основой народа, то, во всяком случае, его полноправной составной частью. <…> Земля нужна не только крестьянину и не только для того, чтобы производить продукцию. Свой дом, свой сад, свой огород хочет иметь не только крестьянин, но и любой человек. И он должен иметь право купить приглянувшийся ему участок. <…> Земля должна попасть в те руки, которые лучше сумеют дать ей лад и порядок. <…>

Когда лишают человека права на дом, на хлеб, объявляя, что эти вещи находятся лишь в его временном пользовании, неизбежно у кое-кого возникает соблазн пойти дальше и отобрать у человека право самостоятельно определять свою собственную судьбу, право распоряжаться даже своим телом и духом. Частная жизнь реально существует только в мире вещей, принадлежащих человеку на праве частной собственности» [2, c. 161-162] (выд. мной. – Т. Б.).



  1   2   3   4

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconЕсли произошел залив квартиры
А в сентябре произошло два повторных затопления квартиры, поскольку причины аварии не были устранены

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconВладимир Фёдорович Тендряков (1923-1984)
В спортзале, этажом ниже, слышно было двигали столы, шли последние приготовления к банкету

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconДайджест для Главы городского округа по критическим замечаниям, предложениям и обращениям жителей по городскому округу Химки с 08 по 14 августа 2012 г
В подвальном помещении нашего дома появились крысы, которые проникают в квартиры. Просьба провести сан обработку нашего дома

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconПавлов юрий Михайлович критика ХХ – ХХI веков: литературные портреты, статьи, рецензии. – М.: Литературная Россия, 2010. – 304 с
Один из самых заметных критиков нашего времени Юрий Павлов известен своим неожиданным взглядом на современную русскую литературу....

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconУ суфизма никогда не было родоначальника или исторического происхождения. Он существовал с самого начала, потому в человеке всегда был свет, который является
Бога, божественной мудростью то есть Суфизмом. Всегда были люди, которые практиковали Суфизм; его посланниками всегда были люди сердца;...

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconСодержание программы
Культура быта – общие сведения. Общение в семье. Как создавать домашний уют. Ремонт квартиры. Бытовая химия. Санитарное состояние...

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» icon«Герой нашего времени» и ранняя лирика М. Ю. Лермонтова
«Очевидно, писал Белинский, что Лермонтов поэт совсем другой эпохи и что его поэзия совсем новое звено в цепи исторического развития...

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconОтчёт по прессе 31 марта
В первой части конкурса The Moscow Post были подсчитаны срока заключения для таких известных людей из мира бизнеса, как Владимир...

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» iconДокладчик: Советова Ю. В
...

Задача статьи в 1974 г. Владимир Тендряков писал: «Мы всегда скудно жили плохо питались, некрасиво одевались, очереди в магазинах и коммунальные многосемейные, удушающе тесные квартиры были нормой нашего быта…» icon«Организация труда»
Норма выработки и методика ее определения. Зависи­мость между нормой времени и нормой выработки


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница