Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования




Скачать 110.94 Kb.
НазваниеИранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования
Дата конвертации06.11.2012
Размер110.94 Kb.
ТипДокументы
Иранская мифология


Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования иранской мифологии относится к эпохе индоиранской общности, т.е. к тому времени, когда южнорусские степи населяли племена арийцев, или индоиранцев (II –первая половина I тысячелетия до н.э.).

В ходе многовековых миграций древнеиранские племена скотоводов и земледельцев заселили Среднюю Азию, Иран, Афганистан. С оседанием иранцев-кочевников в этих областях развитие иранской мифологии пошло обособленными путями. В результате к VII-VI векам до н.э. сложились относительно самостоятельные циклы иранской мифологии: древнемидийская, древнеперсидская, скифо-сарматская, согдийская и некоторые другие, более мелкие мифологии. Общность все6х этих мифологических систем выражалась в использовании сходных культовых терминов. Кроме того, во всех мифологиях нашли отражение некоторые элементы общеиндоевропейских представлений. Однако идеологические основы всех перечисленных циклов существенным образом отличались друг от друга, отражая различия в уровнях социально-экономического и культурного развития разных народов.

После Греко-римского завоевания Ирана наступил период, во время которого переделывались старые и возникали новые мифы, сложился в основных чертах закон зороастризма. Распространился митраизм и манихейство.

Иранская мифология опирается на данные индоевропейской, индоиранской, ведийской и других мифологий. Основные источники иранской мифологии представлены текстами, памятниками искусства и археологии. Мифологическими осмыслениями пространства продиктованы планировки и детали архитектурных сооружений: колонные залы Пасаргад, Суз, храмов огня, дворцов Нисы. Особенную важность представляют так называемые луристанские бронзы с изображением мифологических персонажей, скальные рельефы Ахеменидской и Сасанидской эпох, а также изделия мелкой глиптики.

Главным источником для реконструкции иранской мифологии служат сведения «Авесты», поэтому ее нередко называют авестийской мифологией. «Авеста» состоит из отдельных книг, носящих название насков. Согласно одной гипотезе, письменно они были зафиксированы в раннеэллинистический период (III век до н.э.) ; по другой версии, это произошло в начале нашей эры при династии Аршакидов, по третьей – только при Сасанидах, т.е. в VI веке н.э.

В устной форме древнейшие тексты «Авесты» и в первую очередь «Гаты», создание которых приписывается основателю зороастризма Заратушре (Зороастру), а также «Яшты», представляющие собой гимны отдельным божествам, существовали с XII-X веков до н.э. Несколько веков позднее появились своды обрядовых предписаний «Видевдат», или «Вендидад» («Закон против дэвов»), «Висперед» («Книга о всех божествах») и сборники молитв.

После того как древнеиранские языки вышли из употребления, жречество создало переводы и толкования писания на пехлевийском, т.е. среднеиранском языке. Из всех переводов наиболее важным является утраченный в авестийском варианте текст «Бундахишн» («Творение основы»), который содержит древнейшие сведения по космогонии и эсхатологии.

Другой, еще более древний, источник сведений по иранской мифологии – эпические сказания, записанные на классическом персидском языке фарси, среди которых наиболее заметное место занимает эпос «Шахнаме» («Книга царей»).

Взятое как единое целое, иранская мифология обнаруживает множество близких соответствий в ведийской и индоевропейских мифологий, поэтому ее источники могут использоваться в процессе сравнительно-исторического изучения мифологических представлений различных народов.

Так, целый ряд общих сюжетов имеют иранская и ведийская мифологии. Среди них – верховное семибожие; борьба за власть во Вселенной двух родственных, но враждующих между собой группировок богов; сражение героев с драконами; низведение на землю небесных вод; две посмертные дороги души; чудесный мост в загробный мир и др. Митра, Апам-Напат, древнеиранский Хаома и ведийский Сома; трехпастный и шестиглазый дракон – у древних иранцев Ажи Дахаку, а в «Ведах» - Ахи Будхнья – и др.

Между близкородственными мифологиями наблюдается, однако, инверсия некоторых характеристик и атрибутов. Так, два класса божеств, ахуры и дэвы в иранской мифологии – соответственно благие и вредоносные существа. В ведийской мифологии, напротив, асуры считались демонами, дэва - почитаемыми духами.

После рабского завоевания (VII век) в связи с насаждением ислама среди иранских народов многие герои иранской мифологии были заимствованы арабами и вошли в произведения фольклора.

В основу иранской мифологии положено представление о том, что все сущее делится на два лагеря, полярно противоположных друг другу: мир добра и зла, мир света и тьмы.

Кроме того, согласно древнеиранским представлениям, мир делился на две сферы: земную, телесную, и духовную, потустороннюю, где также происходила борьба злых и добрых сил. Естественной причиной возникновения подобного дуализма исследователи считают природное противопоставление света и тьмы, дождя и засухи, оазиса и пустыни. Он явился развитием близнечного мифа о двух демиургах – духе добра и духе зла, которые в «Авесте» представлены близнецами.

Всеобщий моральный закон мироздания Арта (Аша Вахитша), овеществленный в огне и свете, противостоял воплощению лжи, мрака, ритуальной скверны - у (образы, близкие ведийским представлениям о космическом законе и восходящие к индоевропейским прототипам). Лагерь духовных сил, богов и демонов соответственно делился на приверженцев Арты и Друга; тот же дуализм разделял и земной мир.

Появлению дуализма в мифологических представлениях древних иранцев также способствовал постоянный конфликт оседлых земледельцев и скотоводов с кочевыми племенами скифов и саксов. Так, в первой части «Авесты» осуждается жизнь кочевников, которые занимаются угоном скота, проклятию предаются их правители и жрецы. Труд же оседлых скотоводов и земледельцев прославляется и идеализируется: « Кто сеет хлеб, тот сеет праведность».

В целом для иранской мифологии характерна ярко выраженная этическая направленность, которая проявляется в стремлении уничтожить зло в окружающем мире. Человек, обладающий душой и телом, оказывается включенным в процесс вековой борьбы добра и зла. Ему предоставляется возможность сделать свободный и сознательный выбор своего места в этой борьбе.

Мир справедливости олицетворяют добрые духи ахуры и язаты, которых возглавляет Ахурамазда (Агура-Мазда, Азурмазда, нередко используется греческое имя этого божества –Ормузд). Мир зла населен дэвами и монстрами во главе с Ангроманьей (греческий Оримант), который наполнил сотворенный Ахурамаздой мир прегрешениями, болезнями, смертью и стремился уничтожить добро.

Заратушризм предписывает почитание двух индоиранских божеств - Митры и Хаумы, имеющие точные соответствия в «Ригведе». Сведения об этих и других иранских божествах содержатся в «Яштах»- гимнах, посвященных отдельным божествам. «Яшты» не только рассказывают о функциях богов, в них упоминаются связанные с ними другие мифические персонажи.

В «Гимне Митре» указывается на его особую функцию как бога договора. Он «каратель неправого … его проницательность сильнее в тысячу раз, он правит как всеведущий властелин»; он «обладает тысячью ушей» и десятью тысячами глаз», и потому он « незнающий сна, бодрствующий». Он «Митра могучий, имеющий десять тысяч соглядатаев». Митра был первым богом, приблизившимся к бессмертному скачущему на быстром коне солнцу, а некоторые народы Ирана практически отождествляли культ Митры с культом Солнца; поэтому такие древние названия этого божества, как Михр и Мирра, стали синонимами Солнца. Другое свойство Митры выражено в утверждении, что он тот, «который раздает тучность и стада, кто дает власть и сыновей, кто дарует жизнь и спокойное существование». Эти качества можно рассматривать как естественный результат основных функций Митры – хранителя закона и порядка. Наконец, из назначения Митры как «карателя неправого» проистекает его дополнительная обязанность – воинствующего и хорошо вооруженного защитника «договора».

В манихейском учении Митре отводилась роль Живого Духа или творца. С другой стороны, Третий посланец, который, по манихейским представлениям, должен завершить спасение утраченного вещества света и который является богом солнца, также именуется богом Митрой.

Среди индоиранских божеств вряд ли найдется еще одно, характеристика которого и в иранской, и в индийской традиции совпадала бы настолько, как это имеет место в случае с авестийкой Хаумой и ведической Сомой. Все свидетельствует в пользу того, что хаума-сома, растение (возможно, ревень), называемое в «Авесте» зари-гауна (золотистого цвета), а в «Ригведе» - хари -(желтоватое), растущее, согласно описаниям обоих текстов, на определенной горе или просто в горах, сок которого обладает опьяняющими свойствами, было уже известно, использовалось и приготовлялось для жертвоприношений и почиталось в качестве бога (Хаума-Сома). Хауме -Соме приписывается способность сохранять здоровье, продлевать жизнь отстранять смерть. Хаума наделял простых людей качествами, присущими лишь богам. Исследователи выдвигают различные предположения относительно того, из каких растений готовился напиток. К исходным компонентам относят эфедру, белену и другие близкие к ним растения, в состав которых входит атропин, а также мухоморы. С другой стороны исходя из контекста некоторых индоевропейских мифов, этот напиток можно отождествить с обыкновенной брагой. Божественный напиток необходимо было приготавливать в строго определенное время – от рассвета до полудня. Хаума постоянно охранялся одним из трех стражей.

Заратушра сурово порицал « отвратительную жидкость этого напитка» за вредное действие, в других же местах восхваляются качества Хаумы.

Помимо этого Хаума характеризуется как божество, поклоняющееся Митре. В этом случае Хаума выступает в качестве жреца, совершающего жертвоприношение растением хаумой и, таким образом, сочетает в себе функции бога, жреца и вещества, приносимого в жертву.

Давно была замечена этимологическая связь между древнеиранским Вртрагна и древнеиндийским Виртрахан. В Индии убийство дракона или демона Витры приписывается богу Индре, к которому и относится специальное определение Виртрахан, то есть «поражающий Витру». Что же касается иранскому соответствия демону Витре, то его нет вообще. Большинство свидетельств более поздних зороастрийских источников подтверждает основную характеристику Вртрагны как бога победоносности и войны, известного позднее как Вархран, Вахрам и Бахрам. Веретранг предстает перед Заратушрой в десяти воплощениях: ветра, быка, коня, верблюда, вепря, пятнадцатилетнего юноши (в этом возрасте юноши становились совершеннолетними и их посвящали в полноправные члены общества), птицы варагн ( с ней ассоциировались различные виды хищных пернатых, но, скорее всего, это ворон, считавшийся, как и у других индоевропейских народов, птицей бога войны), горного барана, дикого козла и великолепного воина. Этот бог, по описаниям, обладал мужской силой, крепостью рук, мощью тела и остротой зрения.

В «Авесте» не сохранилось точного описания космогонических представлений древних иранцев. Обычно здесь ссылаются на известный пассаж о духах-близнецах, участвующих в создании бытия и не-бытия. В другом, столь же известном отрывке, Ахура-Мазде задается ряд вопросов: « Кто…(является) первоначальным творцом Истины? кто установил путь солнца и звезд? Кто (тот), благодаря кому луна прибывает и убывает?.. Кто поддерживает снизу землю и облака от падения, кто (поддерживает) воды и растения? Кто (тот), благодаря которому (существуют) утро, день и вечер, напоминающий человеку о его обязанностях?». Ответ на эти явно риторические вопросы очевиден: Ахура-Мазда является автором всех этих свершений, именно с ним связаны происхождение и устройство мира.

В пехлевийских сочинениях акт творения мира описывается более подробно. Сообщается следующее: « В книге благой веры («Авесте») сказано: Ормазд ( позднейшая форма имени Ахура-Мазда), обладающий знанием и добродетелью, пребывал наверху.. Ахриман (Ахра-Майньу), медлительный в постижении, объятый страстью к разрушению, был глубоко внизу во тьме.. Между ними была Пустота Ормазд благодаря своему всеведению знал, что существует Дух Разрушения, что он нападет и.. смешается с ним, (и он знал) какими и сколькими орудиями Ахриман исполнит свой замысел. Ормазд создал в неземной, идеальной форме творение, которое было необходимо для его цели. Три тысячи лет творение пребывало в небесном состоянии… Дух Разрушения… не был осведомлен о существовании Ормузда. Потом он поднялся из глубины тьмы и направился к пределу, откуда был виден свет. Когда он увидел непостижимый свет Ормазда, он бросился вперед, стремясь уничтожить его. Увидев же мощь и превосходство, превышающие его собственные, он убежал обратно во тьму и сотворил много демонов… .Тогда Ормазд… предложил мир Духу Разрушения». После того как это предложение было отвергнуто, Ормазд придумал уловку для того, чтобы избежать бесконечной борьбы с Ахриманом: он предложил период в девять тысяч лет, поскольку знал, что « три тысячи лет пройдут целиком согласно воле Ормазда, три тысячи лет пройдут в смешении согласно воле Ормазда и Ахримана, а в последнем сражении Дух Разрушения будет лишен силы». На этот раз Дух Разрушения, по своему неведению, принял предложение Ормазда «… как два человека, сражающиеся в поединке, устанавливают срок, (говоря): Давай сражаться в какой-то день, пока не наступит ночь». Представление о мировом цикле из девяти тысяч или двенадцати тысяч лет встречается в различных вариантах и в других пехлевийских текстах.

В пехлевийских источниках мы находим и другие версии творения материального мира. В них говорится, что после заключения мира между Ормаздом и Ахриманом Ормазд « сперва сотворил бессмертных святых, шесть первоначально, а седьмым являлся сам Ормузд… Из материальных он создал первым небо, вторым - воду, третьим — землю, четвертым - растения, пятым - скот, шестым –человека, седьмым же был сам Ормузд». В том же тексте далее относительно этих шести творений сообщается: « Теперь я опишу их свойства. Сперва Ормазд создал небо, светлое и ясное, с далеко простирающимися концами, в форме яйца, из сверкающего метала… Вершиной оно достигало Бесконечного Света, а все творение было создано внутри неба - как в замке или в крепости, где хранится разное оружие, необходимое для сражения, или как в доме, где есть все вещи.»

Следует добавить, что в других случаях небо описывается как « не имеющее столбов» или «не имеющее подпорок», причем подразумевается, что земля находится в середине неба, « как яичный желток в середине яйца». Далее говорится: « Вторым после субстанции неба он создал воду… .Третьим после воды он создал землю, круглую и висящую в середине неба… И создал он минералы внутри земли и горы, которые потом поднялись и выросли из земли…Под этой землей всюду находится вода…Четвертым создал растения, пятым – Быка... Шестым он создал Гайамарта.»

Одна из прочих попыток объяснить происхождение мира содержится в так называемом « Ривайате», сопровождающем труд сочинение «Датастан-и-деник», богословский труд разнообразного содержания. Там говорится, что различные творения развились из человекоподобного тела: сперва из головы было сотворено небо, затем из ног – земля, из слез - земля, из волос - растения, из правой руки – бык и, наконец, из разума- огонь. Каково бы ни было точное истолкование этого сложного текста и, несмотря на значительные расхождения в деталях, этот миф в общих чертах сходен с содержанием известного гимна Пуруше в «Ригведе». Что касается сотворения звезд, неба, сообщается следующее: « Ормазд создал светила и поместил их между небом и землей; неподвижные звезды, подвижные звезды, затем луну, потом солнце. Над неподвижными звездами назначил четырех военачальников (четыре части света). Ормазд назначил луну и солнце предводительствовать над звездами. Между землей и нижней сферой поместил ветры, облака и огненную молнию».

Что касается посмертной судьбы души, то она зависит от праведности человека. Согласно пехлевийским источникам, три дня и три ночи душа сидит у изголовья умершего человека. На четвертый день душа на рассвете достигает возвышенного и ужасного Моста Вознаграждения- Чинвата, по которому должен пройти каждый человек, чья душа спасена, и каждый, чья душа проклята. По мосту душа идет на суд божеств Митры, Сраоши и Рашны, где мысли, слова, и дела покойного взвешивает на весах Рашна. И когда по Чинвату проходит душа спасенного, его ширина становится равной одному парасангу, и собственные добрые дела спасенного встречают его в облике девушки, более прекрасной, чем любая девушка на земле, и с первым шагом он вступает на небеса благих мыслей, со вторым - на небеса благих слов, с третьим – на небеса благих дел, с четвертым - достигает Бесконечного Света, который весь - само блаженство. Спасенный, таким образом, постоянно пребывает со святыми божествами во веки веков. Если же душа проклята, то через три дня и три ночи демон уносит ее к мосту Чинват, тонкому, как лезвие клинка, а затем душа попадет в преисподнюю- « Жилище Дурного помысла». И проклятая душа встречает старуху отвратительного вида, проходит через три ада злых мыслей, слов и дел и с четвертым шагом оказывается перед лицом Аримана и демонов. Это представление о двух путях души - истинном и ложном - видимо, восходит к древней индоевропейской мифологии.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1. Доброва Е.Популярная история мифологии.- Москва: Вече, 2003.-

510 с.






Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconМетодические указания и программа курса “Зарубежная
Они, безусловно, взаимосвязаны единством историко-литературного контекста, но одновременно каждая из них представляет собой явление...

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconКитай в зеркале общественного мнения
Образ государства, в особенности такого крупного, как Китай, представляет собой сложное, многоплановое явление, изучая которое мы...

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconПозитивизм представляет собой сложное движение, господствовавшее в европейской культуре философии, политике, педагогике, историографии и литературе напомним
Образ жизни меняется до неузнаваемости. Казалось, освоены инструменты решения любой проблемы (в прикладной науке, свободном обмене...

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconЭтап Сроки Задачи Начальный этап
Комплектование и подготовка кадров (обучающие семинары, организационные собрания)

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconСоциум как предмет философского осмысления. Что представляет собой современный этап развития цивилизации?
Сам раб. № Социум как предмет философского осмысления. Что представляет собой современный этап развития цивилизации?

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconВ судебно-медицинской практике довольно часто приходится ис­следовать травматические последствия смертельного и несмертель­ного воздействия на человека
Такого рода повреждения относятся к тупой травме, однако имеют значительные характерные особенности, поэтому рассматриваются отдельно...

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconОсновные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее
Это выражается в уровне осмысленности основных характеристик исто­рического процесса, к которым следует отнести: историческое время,...

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconБульдозер принадлежит к ряду спецтехники. Чаще всего он представляет собой колесный либо гусеничный трактор, оснащенный специальным рабочим органом. В его роли
Это связано с тем, что его довольно удобно использовать в карьерах и местах имеющих значительные неровности. Кроме того, использование...

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования icon«Взаимосвязь основного и дополнительного образования как необходимое условие инновационного развития учвебно-воспитательного процесса с целью формирования саморазвивающейся и самореализующейся личности в условиях модернизации российского образования»
Программа развития школы представляет собой изложение целей и принципов воспитания и обучения в интересах личности, общества и государства...

Иранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования iconЖелезнодорожный транспорт представляет собой единый производственно технологический с централизованным управлением органом власти. Созданная за большой
Железнодорожный транспорт представляет собой единый производственно – технологический с централизованным управлением органом власти....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница