Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков




НазваниеИзучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков
страница1/17
Дата конвертации14.02.2013
Размер2.05 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

ПРОБЛЕМЫ




ИЗУЧЕНИЯ И ПРЕПОДАВАНИЯ


ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ



ФЕДЕРАЛЬНОЕ АГЕНТСТВО ПО ОБРАЗОВАНИЮ

ГОУ ВПО «Пермский государственный университет»


ПРОБЛЕМЫ

ИЗУЧЕНИЯ И ПРЕПОДАВАНИЯ

ИНОСТРАННЫХ ЯЗЫКОВ


Сборник материалов научно-практической конференции «Иностранные языки и мировая культура» (11-15 апреля 2005)


Пермь 2005




ББК 81.2

П 781



Проблемы изучения и преподавания иностранных языков:

П 781 Сб. материалов науч.-практ. конф. «Иностранные языки и

мировая культура» (11–15 апр. 2005 г.) / Перм.ун-т;

Отв. ред. Н.С.Бочкарева. – Пермь, 2005. – 128 с.


ISBN 5-7944-0594-5


В сборнике представлены материалы ежегодной научно-практической конференции факультета современных иностранных языков и литератур (СИЯЛ) Пермского государственного университета, посвященные проблемам изучения и преподавания иностранных языков в высшей школе. Статьи первого раздела отражают разнообразие актуальных сегодня направлений языкознания (концептология, переводоведение, социолингвистика и др.). Статьи второго раздела демонстрируют новые подходы к преподаванию иностранного языка, связанные, в частности, с вступлением России в Болонский процесс. В приложении опубликованы сообщения студентов неязыковых специальностей, сделанные под руководством преподавателей кафедры английского языка.

Авторы сборника – преподаватели, аспиранты и студенты ПермГУ и других вузов Перми. Он адресован коллегам из других городов, специалистам в области языкознания и педагогики, а также учителям иностранного языка. Материалы этого и других сборников факультета СИЯЛ, а также информацию о готовящейся международной конференции «Иностранные языки и литературы в системе регионального высшего образования и науки» можно посмотреть на сайте ПермГУ: www.psu.ru


Печатается по решению редакционно-издательского совета Пермского государственного университета


Рецензенты: кафедра иностранных языков Пермского государственного педагогического университета; профессор кафедры иностранных языков, лингвистики и межкультурной коммуникации Пермского государственного технического университета Т.С.Серова


Редакционная коллегия: Л.М.Алексеева, Н.С.Бочкарева – отв.редактор, И.В.Кочкарева, Б.М.Проскурнин, Н.В.Хорошева

ISBN 5-7944-0594-5 © Пермский государственный университет, 2005


Раздел 1. АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ

СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКИ


Т.А.Безрукова

СОЦИОЛИНГВИСТИКА – СИНТЕЗ ДВУХ НАУК.

РЕЧЬ КАК ОБЪЕКТ СОЦИОЛОГИИ И ЛИНГВИСТИКИ.

РОЛЕВАЯ ТЕОРИЯ

Речевая деятельность человека всегда включена в структуру отношений социальной системы, поэтому не случаен возросший в последнее время интерес исследователей к проблеме воздействия социальных экстралингвистических факторов на речевое поведение индивида в конкретных языковых ситуациях.

Сегодня многие ученые признают актуальным изучение речи на пересечении социальных и психологических дисциплин. Социолингвистика – междисциплинарное направление, возникшее на стыке языкознания и ряда смежных дисциплин – социологии, социальной психологии и этнографии. Социолингвистические исследования представляют интерес не только для лингвистов, но и социологов, философов, психологов. Синтез двух подходов (лингвистического и социологического), синтез теотеории, понятийного аппарата и исследовательских процедур позволяет гораздо глубже и разностороннее осветить природу явлений, лежащих в сфере перекрещивания интересов смежных дисциплин.

Долгом социолингвиста является попытка построить такие модели, которые объединяют кодовые формы и процессы с речевыми актами, а те и другие – с социальными функциями языка, что будет шагом к новой, покоящейся на более широком основании лингвистике. Социолингвист в своем стремлении соотнести языковые и социальные структуры ставит под сомнение многие основополагающие догматы "ортодоксальной" лингвистики. Он отыскивает вариации, которые традиционно привлекали мало внимания со стороны лингвистов, и пытается продемонстрировать не только наличие разных типов таких вариаций, но и то, что многие из них носят не случайный, а регулярный характер. Он представляет материал под таким углом зрения, чтобы включить признаки, обычно считающиеся "экстралингвистическими". Рациональным кажется перенесение из социологии в лингвистику теории социальных ролей.

Согласно краткому словарю по социологии, теория ролей – это подход к изучению личности, согласно которому личность описывается посредством усвоенных и принятых ею или вынужденно выполняемых социальных функций и образцов поведения – ролей, вытекающих из ее социального статуса в данном обществе или социальной группе.

Ролевая теория разрабатывается в наше время в рамках социологии социолингвистики и ряда других отраслей знания. И.П.Тарасова утверждает, что ролевая теория стремится учесть пример целостного подхода и принимает во внимание возрастные, личностные, должностные, поведенческие и речевые характеристики в их единстве, взаимосвязи и динамике. Иногда эта теория выявляет несоответствие ролей и их исполнителей, а также неуместность исполнения некоторых ролей при определенных обстоятельствах. Концептуальный аппарат ролевой теории по И.П.Тарасовой включает понятия роли, социальной позиции, ролевой деятельности, ролевых предписаний и ролевых ожиданий, иерархии ролей, ролевого конфликта, норм, мотивов, а также статуса и социализации человека [Тарасова 1976].

Понятие Роли подразумевает, что существует характерный репертуар действий и, в частности, действий речевых, которые человек должен выполнять при определенных обстоятельствах. Рассматриваемое понятие может трактоваться, по мнению И.П.Тарасовой, с 3-х точек зрения: социологической, речевой и психологической. С социологической точки зрения репертуар наблюдаемых и усваиваемых ролей все время расширяется по мере социализации человека и становления его как личности.

Одной из важнейших характеристик Роли является свойственный ей Статус. Являясь фактором социальной жизни, Статус вместе с тем активно воздействует на характер высказываний говорящей личности. "Занимая определенную социальную позицию, – пишет И.П.Тарасова, – человек разыгрывает соответствующую ей Роль. При этом поведение человека, и, в частности, речевое поведение, будет соответствовать Статусу его Роли или позиции" [Тарасова 1976: 16]. Каждая Роль имеет некоторый набор параметров, характеристик, правил поведения (в том числе речевого), точность исполнения которых регистрируется "аудиторией", а отступление может наказываться. Таким образом, с социологической точки зрения роли предстают как общественно-обусловленные и общественно-значимые характеристики человека.

Л.П.Крысин в своей работе "Социально-лингвистические исследования" писал, что "под ролью понимается функция, нормативно одобренный обществом образ поведения, ожидаемый от каждого, занимающего данную социальную позицию" [Крысин 1976: 25]. Роли могут быть обусловлены как постоянными социальными характеристиками человека: социальным положением и профессией, возрастом, полом, положением в семье, так и переменными, которые определяются свойствами ситуации. Представления о типичном исполнении той или иной роли складываются в стереотипы, которые составляют неотъемлемую часть ролевого поведения.

И.С.Кон считает, что выполнение той или иной социальной роли, особенно если это продолжается долгое время, и сама роль существенна для индивида, оказывает заметное влияние на его личностные качества. Однако, сама по себе социальная роль еще не определяет поведение лица. Для этого она должна быть интернализована. "Интернализованная роль, – как писал И.С.Кон, – это внутреннее определение индивидом своего социального положения и его отношение к этому положению с вытекающими из него обязанностями" [Кон 1987: 21].

Выступая в определенной социальной роли, человек должен говорить соответствующим образом. Реализация социальных ролей, по мнению Л.П.Крысина, происходит в коммуникации, а что касается речи, то она выступает одной из форм ролевой деятельности, поэтому ее исследование в лингвистическом аспекте является актуальной задачей современной лингвистики [Крысин 1976]. Речевое ролевое поведение нередко регулируется специфическими предписаниями. Набор речевых средств, подобающих Роли, варьируется в определенных пределах в зависимости от меняющихся условий общения, таких как социальные и психологические характеристики исполнителей ролей, сцена, на которой развертывается действие, наличие и характер аудитории, цели, которые ставят общающиеся, этап развития разговора, характер взаимоотношений между коммуникантами, обсуждаемая тема. Рассмотренная с этих позиций речевая роль предстает как некий возможный и допустимый репертуар речевых средств, которые можно употребить в различных ситуациях общения. В него входят наиболее характерный для роли лексический и грамматический минимум, интонационные средства, свойственные исполнителям роли речевые приемы, сопутствующие мыслительные стереотипы (если таковые вычленимы), а также общая характеристика регистра тональности, в котором ведется общение. Роль нередко предопределяет характер речевого поведения человека. "Речевая деятельность – это ролевая деятельность, – пишет в одной из своих работ Т.И.Ерофеева, – понимаемая как совокупность ситуационных ролей, обусловленных позиционными ролями (профессиональными, должностными и др.), которые в свою очередь зависят от статусных (так называемых наследуемых: пола, национальности, возраста и др.). При этом интеграция ролей в личности всегда уникальна" [Ерофеева 1991: 9].

Каждый развитый язык имеет средства, обслуживающие разные социальные роли. Каждый индивид одновременно принадлежит нескольким речевым общностям разного радиуса действия. Любой общий код многоформен и является иерархической совокупностью различных субкодов, свободно избираемых говорящими в зависимости от функции сообщения, адресата и отношений между собеседниками. В качестве таких субкодов могут выступать диалектичные разновидности данного языка, стили, речевые жанры. Владея разными субкодами, говорящий переключается с одного на другой в зависимости от исполняемой роли. Наиболее очевидно речевое переключение при исполнении профессиональных ролей. Манера речи, характеризующая проигрывание некоторых профессиональных ролей, бывает ярко специфична и нередко осознается говорящими. Крайним случаем профессионально-ролевой манеры речи являются так называемые профессиональные "языки" – арго. Владеющие одним из этих арго, по меньшей мере, двуязычны: исполняя профессиональную роль, такой говорящий использует средства соответствующего арго, а переходя к другим социальным ролям, он переключается на общепонятную речь, обычно на стили литературного языка. При переходе с профессиональной роли на другую может происходить как полное речевое переключение, так и неполное.

По мнению Л.П.Крысина, наборами ролей и способами их исполнения различаются не только отдельные люди, но и социальные общности [Крысин 1976]. Больше всего привлекает к себе внимание исследователей национальное своеобразие систем ролевого взаимодействия между людьми. Каждое общество имеет определенный набор типичных, регулярно "проигрываемых" ролей, своеобразие которого обусловлено видами и формами взаимоотношений людей, составляющих общество. Совокупность присущих данному обществу ролей Л.П.Крысин назвал "матрицей общения" (comrrmnication matrix). Внутри матрицы, по Л.П.Крысину, роли объединяются в так называемые пучки, и это объединение окрашено национальным своеобразием. Матрицы общения в разных обществах неодинаковы по составу, по отношениям между ролями. Это естественным образом связано с различной социальной структурой обществ, несхожестью национальных традиций, обычаев, жизненного уклада. В одних национальных коллективах матрица общения очень сложна, признаки ролей постоянны. Обычно это наблюдается в тех обществах, где многие виды человеческого общения облечены в форму ритуала. А ритуал, как известно, характеризуется устойчивыми правилами поведения и речи. В современных цивилизованных обществах расстояния между повседневным языком и языком, используемом при исполнении ритуальных ролей, меньше да и социальный вес самих ритуалов незначителен. Проигрывание человеком социальных ролей связано с использованием разных языковых подсистем.

Таким образом, исследование ролевого поведения личности в его лингвистическом аспекте является одной из актуальных задач современной социолингвистики.

Список литературы

Ерофеева Т. И. Опыт исследования речи горожан. Свердловск. 1991.

Кон И.С. Психология половых различий. Психологический журнал. 1987. №4. Т.8.

Кон И.С. Введение в сексологию. М., 1978.

Кон И.С. Социология личности. М. 1967.

Крысин Л.П. Речевое общение и социальные роли говорящих. Социолингвистические исследования. М., 1976.

Тарасова И.П. Речевое общение и социальные роли говорящих. Социолингвистические исследования. М. 1976.


А.Ю.Братухин

Tert. Apol. 21, 11 в английских переводах XVIII–XX вв.

Труды Тертуллиана, первого латинского христианского автора относятся к концу II – началу III века. Темперамент автора, его рвущаяся вперед мысль придают оригинальному тексту непередаваемое своеобразие, часто делая его малопонятным для переводчика. Филарет Гумилевский так характеризует этого писателя: «<...> карфагенская латынь, сама по себе грубая, у Тертуллиана составляет свой язык, в котором мысль чаще остается отыскивать догадкой, чем извлекать из слов» [Гумилевский 1882: 157–158]. А.Амман говорит более пространно о манере Тертуллиана выражаться: «Если не хватает слова, он его создает. Если мешает синтаксис, он подчиняет его себе <...>. Стремительный, буйный, необузданный, он попирает язык, как врага, наседает на слова, выкручивает фразу так, что порой затемняет ее смысл. Он злоупотребляет мыслью и словесными ухищрениями, у него совершенно отсутствует вкус и чувство меры. На каждом шагу человек как бы выпирает из текста, грозя разнести его. Фраза, несущая в себе клокочущие слова, дерзкие образы, кажется, вот-вот задохнется под напором мысли и чувства, рвется в куски, атакует и изматывает, никогда не дает передышки. Он приводит в отчаяние переводчиков» [Амман 1994: 49].

Рассмотрим различные переводы одного фрагмента из тертуллиановского «Апологетика» на английский язык, осуществленные в промежуток с 1709 по 1917 годы. Разумеется, обусловленная рамками статьи крайняя фрагментарность анализируемого материала не позволяет делать окончательные выводы. Фрагмент Tert. Apol. 21, 11 выбран достаточно произвольно: предметом исследования может быть любое другое предложение из «Апологетика».

Тертуллиан излагает христианское учение о Логосе следующим образом: «А мы слово, разум, а также силу, посредством которых, как мы объявили, Бог сотворил все, наделяем особой сущностью, Духом, в Котором, когда Он возвещает, присутствует слово, при Котором, когда Он распределяет, пребывает разум, перед Которым, когда Он осуществляет, находится сила (Et nos autem sermoni atque rationi itemque virtuti, per quae omnia molitum deum ediximus, propriam substantiam spiritum inscribimus, cui et sermo insit pronuntianti et ratio adsit disponenti et virtus praesit perficienti)» (Apol. 21, 11).

В английских переводах эта мысль передается так: «And we Christians also do affirm a spirit to be the proper substance of the Logos, by whom all things were made, in which He subsisted before He was spoken out, and was the wisdom that assisted at the creation, and the power that presided over the whole work» (W.M.Reeve, 1709).

«And we also ascribe, as its prope substance, to the Word, and the Reason, and the Power also, through Which we have said that God hath formed all things, a Spirit, in Which is the Word when It declareth, and with Which is the Reason when It ordereth, and over Which is the Power when It executeth» (C.Dodgson, 1842).

«Now we also consider the Spirit to be the proper substance of the Word, and Reason, and Power, by which we have declared that God made all things; since it was by the Word that he prophesied, by reason that he ordained, and by power that he perfected all things» (T.Chevallier, 1851).

«And we, in like manner, hold that the Word, and Reason, and Power, by which we have said God made all, have spirit as their proper and essential substratum, in which the Word has in being to give forth utterances, and reason abides to dispose and arrange, and power is over all to execute» (Thelwall, 1869).

«And we, too, ascribe Spirit as the proper essence of the Word and Reason and Power by Which we have said God constructed all things; in which Divine Nature, when authoritatively speaking, the Word is contained; with which, when ordering, the Reason is present; and in virtue of which, when perfecting, the Power presides» (T.H.Bindley, 1890).

«And we also ascribe Spirit as its true essence to word and reason and likewise to power, by which we have proclaimed that God has constructed everything, in which are present both word when declaring and reason when arranging and power when accomplishing» (A.Souter, 1917).

Мы видим, что в переводе 1709 года наличие в Духе Логоса, пребывание при нем Разума (Мудрости) и начальствование над ним Силы по благочестивым, вероятно, мотивам интерпретируется иначе: в Духе пребывали Логос, Мудрость и Сила, однако действия двух последних оказываются направленными не на Дух, как в латинском тексте, а на внешние объекты, – Мудрость помогает при творении, а Сила руководит всем процессом созидания.

Перевод 1842 года представляется одним из самых буквальных: Слово находится в Духе, Разум – с Духом, Сила – над Духом.

Согласно переводу 1851 года Дух пророчествует благодаря Слову, предписывает благодаря Разуму, доводит все до совершенства благодаря Силе. Этот перевод представляет собой некий компромиссный вариант между переводом 1709 и 1842: с одной стороны, из текста устраняется «крамольное» подчинение Духа Силе, с другой стороны, сохраняется общий смысл оригинала.

Перевод 1869 года идет далее: не удовлетворяясь однотипной конструкцией 1851 г. («by…, by…, by…»), он, подобно оригиналу, использует для характеристики Слова, Разума и Силы различные слова, распространяя при этом действие Силы на всё («power is over all»), в том числе, очевидно, и на Дух.

Перевод 1890 года предлагает новое понимание последней части разбираемого латинского пассажа: при глаголе preside отсутствует дополнение.

Перевод 1917 года сохраняет в целом структуру латинского предложения (в отличие от перевода 1851 г.), однако существенно упрощает ее: «in which are present» (в отличие от остальных переводов).

Мы видим, как английские переводчики в течение более чем двухсот лет стремились, с одной стороны, устранить из этого любопытного пассажа спорный момент о подчинении Духа Силе, с другой стороны, сохранить общий смысл тертуллиановской мысли. Сравнивая между собой шесть различных переводов, мы можем обнаружить определенные закономерности: 1) Философский термин «substance», которым переводится лат. substantia в переводах 1709, 1842, 1851, в 1869 заменяется словосочетанием «essential substratum», а в 1890 и 1917 – словом «essence». 2) Слово «proper», лат. proprius, в переводе 1917 заменяется словом «true». 3) В латинском тексте содержится оборот «accusativus cum infinitivo»: «мы объявили, что Бог все сотворил (omnia molitum deum ediximus)». В ранних переводах 1709 и 1851 также содержатся обороты «objective with the infinitive» (complex object): «we <…> do affirm a spirit to be the proper substance of the Logos» и «we <…> consider the Spirit to be the proper substance of the Word <…>». Поздние переводы избегают этой синтаксической конструкции. 4) Личные формы глагола в переводах 1709, 1842, 1851 заменяются в 1869 году инфинитивами («to give forth», «to dispose and arrange», «to execute»), а в 1890 и 1917 – причастиями («speaking», «ordering», «perfecting» и «declaring», «arranging», «accomplishing»). В латинском языке этим формам соответствуют причастия pronuntianti, disponenti, perficienti. 5) В переводах 1709, 1842, 1851, 1890 латинское прилагательное omnia (ср. р., вин. пад., мн. ч.) переводилось словосочетанием «all things» (в 1869 – «all»). В 1917 вместо него появляется местоимение «everything». 6) Хотя в «академическом» переводе 1917 дополнительное придаточное предложение («object clauses») вводится союзом «that» («by which we have proclaimed that God has constructed everything»), можно констатировать стремление переводчиков избавиться от этого союза: «through Which we have said that God hath formed all things» (1842); «by which we have declared that God made all things» (1851), «by which we have said God made all» (1869); «by Which we have said God constructed all things» (1890).

В рассматриваемом латинском предложении сначала упоминались Слово (sermo), Разум (ratio), Сила (virtus), посредством которых (per quae – мн. ч.) Бог сотворил всё; затем Дух, который христиане приписывают упомянутому выше в качестве особой, собственной сущности; наконец, речь идет о действиях в Духе Слова, Разума и Силы. Сравним английский перевод 1917 года с русским, немецким и французским, выполненными примерно в это же время, а также с более поздним итальянским:

«И мы слову, разуму и силе, через что, как я сказал, Бог сотворил все, приписываем дух как собственную его природу, в которой находится и слово, когда оно вещает, и разум, когда он чертит планы, и сила, когда она эти планы осуществляет» (Н.Щеглов, 1910).

«Aber auch wir schreiben dem Worte, der Vernunft und ebenso der Macht, wovon wir gesagt haben, dass Gott alles durch sie geschaffen habe, als eigentümliche Substanz den Geist zu, in dem das Wort ist, wenn er spricht, bei dem die Vernunft ist, wenn er anordnet, und dem die Macht gegenwärtig ist, wenn er ausführt» (Kellner, 1915).

«Or, nous aussi, nous regardons la parole et la raison et la puissance, par lesquelles Dieu a tout créé, ainsi que nous l’avons dit, comme une substance proper que nous appelons “esprit”: la parole est dans cet esprit quand il commande, la raison l’assiste quand il dispose, la puissance y préside quand il réalise» (J.-P.Waltzing, 1914).

«Noi pure alla parola e ragione e del pari virtù, per cui abbiamo detto avere Dio creato ogni cosa, attribuiamo una sostanza spirituale propria, in cui è la parola quando pronunzia, cui assiste la ragione, quando dispone, guida la virtù, quando attua» (O.Tescari, 1951).

В четырех представленных переводах структура предложения такая же, как в латинском. В большинстве же английских переводов Дух (Spirit) как особая субстанция упоминается ранее Слова, Разума и Силы (1709, 1851, 1890, 1917). Почти такая же структура в переводе 1842 г. Перевод 1869 пытается сохранить латинский порядок слов за счет усложнения конструкции.

Согласно Антуану Мейе (1866–1936), «современный английский является индоевропейским лишь постольку, поскольку он связан с индоевропейским преемственностью через непрерывный ряд поколений, которые всегда ощущали себя говорящими и желали говорить, как их предшественники. Но если рассматривать лингвистический тип как таковой, отвлекаясь от непрерывной преемственности, которая является историческим фактом, не обладающим в настоящее время реальностью, нет ничего более далекого от индоевропейского типа, чем современный английский или датский язык» [Мейе 1952: 30]. Слова великого французского лингвиста подтверждаются как при сопоставлении переводов на другие языки с переводами на английский, так и при анализе изменений в последних. Эти изменения свидетельствуют о дальнейшем отходе английского языка от индоевропейского типа, представленного латынью. Отмеченная выше замена придаточных предложений времени (adverbial clauses of time) оборотом «when + present participle active» не может уменьшить все увеличивающийся разрыв между двумя этими языками, представляющими две парадигмы мышления.

Список литературы


Амман А. Путь Отцов. Краткое введение в патристику. М., 1994.

Бондарь В.А., Кисилиер М. Л. О латинском влиянии на древнеанглийские тексты в области местоименного синтаксиса // Индоевропейское языкознание и классическая филология – IX (чтения памяти И.М.Тронского). Материалы конференции, проходившей 20-22 июня 2005 г. / отв. редактор Н.Н.Казанский. СПб.: Наука, 2005. С. 21–31.

Гумилевский Ф. Историческое учение об отцах Церкви. 2-е изд. СПб. 1882. Т.1.

Мейе А. Основные особенности германской группы языков / пер. с франц. М., 1952.

Список источников


Reeve: http://www.tertullian.org/articles/reeve_apology.htm

Dodgson:http://www.tertullian.org/lfc/LFC10-06_apologeticum.htm

Chevallier:http://www.tertullian.org/articles/chevallier_apology.htm

Thelwall:http://www.tertullian.org/anf/anf03/anf03-05.htm

Bindley:http://www.tertullian.org/articles/bindley_apol/bindley_apol.htm

Souter:http://www.tertullian.org/articles/mayor_apologeticum/mayor_apologeticum_07translation.htm

Waltzing:http://www.tertullian.org/french/apologeticum.htm

Kellner:http://www.tertullian.org/articles/kempten_bkv/bkv24_08_apologeticum.htm

Tescari:http://www.tertullian.org/italian/apologeticum.htm

Щеглов:http://www.tertullian.org/russian/apologeticum_rus.htm


С.И.Бурмасова

процесс лексического заимствования

и влияющие на него факторы

В работах многих лингвистов (В.фон Гумбольдт, Т.Шиппан, Е.В.Розен и др.) неоднократно отмечалось, что условием существования любого естественного языка как основного средства коммуникации является его развитие, эволюция – отмирание отживших и появление новых элементов на всех уровнях языковой системы, то есть подвижность языка. Эволюционные процессы затрагивают, в первую очередь, лексико-семантический ярус языка, поскольку именно лексика обращена к объективной действительности и непосредственно отражает все, что в ней происходит.

Следует особо подчеркнуть, что лексика любого языка испытывает изменения а) на базе слов и основ собственного языка (словообразование, изменение значения слова) и б) на базе слов и основ других языков (заимствование). При этом заимствование и словообразование основаны на создании новых лексических единиц в лексико-семантической системе данного языка, а изменение значения – на приспособлении смыслового содержания.

Заимствование является результатом языковых и культурных контактов. Языковые контакты всегда играют определенную роль в развитии словарного состава языка. В немецком языке, как и во многих других языках, ощутимые следы оставило воздействие латинского, французского и английского языков.

Ранние лексические заимствования из латинского языка относятся к первым столетиям нашей эры (примерно 50 г. до н.э. – 500 г.н.э.), когда германцы столкнулись с более высоко развитой строительной техникой у римлян, предметами, не известными в быту и жизни германцев. Это так называемая «первая волна» латинского заимствования. В качестве примеров этой эпохи заимствования можно привести такие слова как Mauer (murus), Ziegel (tegula), Straße (strata), Fenster (fenestra) и пр. Однако наиболее интенсивное влияние на немецкий язык оказывает латынь с периода раннего средневековья и до эпохи просвещения. В период, называемый «второй волной» латинского заимствования (около 500 – 800 гг.н.э.), в связи с принятием христианства и развитием клерикального и светского образования проникают новые заимствования из латинского языка: Kloster (claustrum), Mönch (monachus) [Степанова, Чернышева 1962: 173]. И, наконец, «третья волна» латинского заимствования приходится на период гуманизма. Латынь считалась языком гуманистов. В 1500 г. 90% всех имеющихся на тот период книг написаны на латинском языке. Для образованного слоя населения это был своего рода второй родной язык. До начала XX века в Вене можно было обнаружить отдельные диссертации на латинском языке. С тех пор как латынь общепризнанно была введена языком академических кругов, она служила для отграничения слоя образованных людей (homines literati) от необразованных (homines illiterati) [Wörter aus der Fremde, электронный ресурс].

Однако следует отметить, что не всегда более высокий уровень экономического, политического, культурного и пр. развития является определяющим фактором для установления авторитета какого-либо языка. Для латинского и греческого языков определяющим был также тот факт, что оба этих языка (вместе с древнееврейским) являются священными языками или так называемыми «крестовыми» (Kreuzsprachen). Это значит, что на этих языках были обнаружены надписи на кресте, на котором распяли Иисуса, и, кроме того, Священные писания были первоначально записаны также на этих языках.

Процесс заимствования из французского языка имел также волнообразную природу. Первые заимствования из французского языка в период с 1000 г. по 1400 г. связаны со стремлением немецкой придворной жизни соответствовать французским идеалам и, прежде всего, идеям рыцарства. Примерами слов, заимствованных в эту эпоху, являются Abenteuer, Lanze, Tanz, Turnier, Reim.

Периодом более позднего лексического заимствования из французского были XVII-XVIII вв., причем кульминационным моментом в истории всего процесса заимствования из французского языка считается XVII век, получивший в истории немецкого языка название Alamodezeit, т.е. период моды на все иностранное, преимущественно французское. Заимствуются даже французские обращения: Monsieur, Madame, Mademoiselle, Papa, Mama, Onkel, Tante, Cousin, Cousine, и имена: Jean, Henriette, Sanssouci, Chérie. После Тридцатилетней войны, т.е. после 1648 г., французский больше не является исключительно языком элиты, он входит в употребление широких слоев буржуазии.

Значительными становятся к концу XVIII и в XIX веке влияние английского языка. Рассмотрим эту тенденцию подробнее. За 400 лет, с 1200 по 1640 гг. в немецкий язык была заимствована едва ли дюжина англицизмов: Boot, Dock, Dogge, Flagge, Kabine, Kersey, Lord, Pickelhering, Sterling, Toback, Utopie [Ganz 1957: 24]. В конце XVII в. ситуация радикально меняется: хотя большая часть населения не владела английским языком, в Германии проснулся интерес по отношению к Англии, ее политическому устройству, философской мысли, поэзии, стилю жизни и моде. После Семилетней войны (1756-1763) престиж Англии, поддерживаемый публикациями многочисленных отчетов о путешествиях британцев и описаниями Британских островов, возрос многократно [Ganz 1957: 24]. Основными центрами английского влияния были Гамбург, Цюрих, Лейпциг, Геттинген. Ганзейский город Гамбург был центром оживленной торговли с Англией и местом расположения колонии британцев English Court. В Цюрихе Й.Й.Бодмер, переводивший Мильтона, организовал салон английского поэтического искусства и литературной критики, так называемый Бодмерский кружок. В Лейпциге Й.К. Готтшед и члены немецкого поэтического общества (Deutschübende poetische Gesellschaft) переводили Эдисона и других английских писателей. Геттинген со времени образования союза между Ганновером и Великобританией стал основным центром английского влияния в Германии. Таким образом, непосредственный языковой контакт привел к англизации дворянства и образованной буржуазии. В 1737 г. был основан Геттингенский университет, в котором учились студенты из Англии, причем число их со временем постоянно увеличивалось [Ganz 1957: 14 и след.]. Однако такие очаговые явления не дают оснований для утверждения о массовости влиянии английского языка: оно становится ощутимым лишь в XIX веке. Так, например, в Берлине в 1900 г. английский язык становится модным в высшем обществе, и, таким образом, вытесняет французский язык, непопулярный после Наполеоновской эры. В этот период в немецкий входят Gentleman, Dandy, Club, Cutaway, Frack, Smoking, Toast, Keks, Pudding, Bar, Cocktail, Flirt, Spleen.

Неверно было бы полагать, что только лишь позиция Англии как мировой державы, ее ведущая роль в промышленной сфере, высоко развитая журналистика способствовали притоку большого количества заимствований в немецкий язык. В действительности причины лежат значительно глубже. Они заключаются также в дипломатическом поведении Англии на международном уровне, т.е. в международной языковой политике. С 1800 года Англия начинает заменять французский как язык дипломатического общения на английский, а с 1850 года английские власти использовали в переписке с иностранными правительствами исключительно английский язык. В дальнейшем англоязычные страны (Великобритания и США) расширили свою языковую экспансию [Stark 2002: 93 и след.]. Такое развитие прослеживалось до первой мировой войны и вызывало опасения у пуристов.

В.Фирэк выделяет для XX века 3 периода заимствования: во-первых, до первой мировой войны, во-вторых, межвоенный период, в-третьих, после 1945 года [Studien zum Einfluss der englischen Sprache auf das Deutsche 1980: 940]. В начале XX века наблюдается спад процесса заимствования вследствие распространения националистской идеологии во время первой мировой войны и периода господства национал-социализма. Уже в 20е гг. XX века влияние британского варианта сменяется американским вариантом английского языка, поскольку роль мировой державы переходит к США. Особенно после событий 1945 года, когда спор между странами-победительницами за обладание капитулировавшей Германией привел к ее расколу на западную и восточную части, для населения, проживающего на территории старых федеральных земель, начинается эпоха отношений с западными странами, и, прежде всего, с Великобританией и США. На фоне быстрого послевоенного развития от языка требуется способность называть новые понятия в области торговли, экономики, промышленности, техники, политики, моды, туризма и пр. Именно в эти сферы в большом количестве импортируются наименования из английского языка. Вследствие размещения английских и американских войск на территории Германии и благодаря многочисленным программам по обмену, количество прямых языковых контактов во много раз возрастает.

В настоящее время англицизмы составляют основное ядро заимствованной лексики в немецком языке. Они находятся по существу на положении интернациональной лек­сики, поскольку употребляются во многих языках [Крысин 1968: 22].

В процессе заимствования в действие вступают определенные факторы. В немецкой лингвистике эти факторы группируются в две разновидности. Первую группу составляют факторы, затрудняющие заимствование:

    • формальный. В первую очередь здесь следует назвать несовпадение фонетико-фонологических систем двух языков: языка заимствующего и языка-донора. Как правило, как только первая стадия заимствования посредством билингва завершена, заимствованное слово перестает соответствовать своей изначальной звуковой форме. Его изначальные фонемы заменяются фонемами, соответствующими им в воспринимающем языке. Например, job [BE٭ Gob, AE Gab] → в немецком [GOp] или [tSOp] [Примеры из: Engels 1976: 75].

Фонемно-графемное несоответствие также является серьезным фактором, препятствующим заимствованию. Проблема заключается в том, что одно и то же слово не идентифицируется как таковое, если не происходит одновременного восприятия его звукового и графического образа. Поэтому требуется время, прежде чем у носителей языка устойчивая связь между написанием и правильным произношением заимствования.

  • семантический. Как правило, не все носители немецкого языка способны адекватно понять семантику англицизма. Как показывают лингвистические исследования [Galinsky, 1968: 67-81], для слова Playboy информантами было предложено множество различных вариантов значений, в том числе «пылесос», «средство для ухода за мебелью» и др.

Встречая незнакомое слово в определенной ситуации, реципиенты могут реконструировать его значение из контекста. Чем чаще встречается слово, тем больше его вероятность адекватного понимания. Англицизмы, вопреки общему представлению, не относятся к группе частотных слов. По данным исследования публицистических текстов они составляют всего лишь 1% от общего объема текста [Engels 1976: 4]. Можно предположить, что англицизмы относятся к пассивному словарному запасу носителей немецкого языка.

  • стилистический. Заимствование затрудняется намеренным избеганием употребления иностранных слов, которое наблюдается при сильном языковом сознании. Чем выше уровень литературного языка, тем сильнее языковое сознание. Но с другой стороны, образованная элита владеет иностранными языками, в частности английским. Таким образом, возникает явное противоречие между хорошим владением иностранным языком и избеганием употребления иностранных и заимствованных слов. Оно разрешается в том, что билингв избегает употребления иностранных слов не в любой коммуникативной ситуации, а в общении с человеком, владеющим одним языком [Weinreich 1977: 81]. Однако неосознанно билингв может заимствовать значение иностранного слова. В этой связи Галинский приводит следующий пример: Dieser Kontinent war nicht für Menschen gemeint (meant)“ [Galinsky 1968: 67]. Войдет ли заимствованное значение в широкое употребление, зависит от потребностей языка-реципиента.

Вторую группу образуют факторы, способствующие заимствованию. Их, в свою очередь, можно разбить еще на две группы, как это делают отечественные исследователи, а именно, на экстралингвистические и внутриязыковые. К экстралингвистическим относятся:

  • владение иностранными языками [Langner 1994: 43]. В качестве первого иностранного языка в большинстве школ изучается английский язык. Кроме того, для многих специалистов владение английским языком как языком делового общения является профессиональной необходимостью. Таким образом, хорошие знания иностранного языка способствуют заимствованию английских слов в исходной форме. Однако если слово интегрируется в систему заимствующего языка и подвергается ассимиляции, например, на фонемно-графемном уровне, то владеющим иностранным языком приходится переучивать фонемно-графемную реляцию ассимилированных заимствований. С особой трудностью при этом сталкиваются школьники, изучающие английский язык и орфографию иностранных слов в родном языке.

  • социально-психологический, а именно престиж иностранного языка [Langner 1994: 43]. В настоящее время заимствование иностранных слов, а в особенности английских, рассматривается позитивно. Заимствования свидетельствуют об активности государства на мировой арене и об его прогрессивности. С американскими заимствованиями у носителей языка ассоциируется „American way of life“, английский является в настоящее время, безусловно, модным, поэтому естественно желание говорящего/пишущего, употребляя англицизмы продемонстрировать, таким образом, свою прогрессивность. С давних времен владение иностранными языками считается признаком образованности, и принадлежности к верхнему слою общества. Таким образом, англицизмы выполняют сигнальную функцию: они указывают на принадлежность говорящего /пишущего к определенной социальной группе.

  • коммуникационный, связанный со стремительным развитием всемирной коммуникационной сети.

  • демографический. Интенсивная миграция населения земного шара обусловливает всё более широкое распространение билингвизма [Тимина 2003: 8].

Основными лингвистическими факторами традиционно считаются следующие:

  • этимологический. Как известно, английский и немецкий языки являются родственными языками и принадлежат к одной языковой семье. В середине 2 в. н. э. в силу географических причин они разделились и пошли по самостоятельным путям развития. По этой причине существует множество родственных слов в обоих языках, которые, однако, изменили свою форму и для носителей языка могут быть не идентифицированы как родственные.

Кроме того, в обоих языках обнаруживается греко-латинское и французское наследие. Такие слова по сути дела являются интернационализмами. Однако их значение в процессе заимствования может подвергаться изменениям. Например, Service заимствовано из французского языка в значениях «1. посуда», «2. обслуживание в отеле, в ресторане» в британский вариант английского языка. В английском языке слово претерпело расширение значения: «3. подача в теннисе», и было снова заимствовано в таком значении во французский, а также в немецкий язык. Под влиянием американского варианта английского языка оно приобрело еще одно значение: «4. обслуживание клиентов». Особенно много интернационализмов обнаруживается в языке научного стиля. Исторически это термины греко-латинского происхождения, однако, в последнее время эта группа активно пополняется за счет англицизмов. Америка считается в настоящее время родиной многих инноваций. И даже открытиям, сделанным в других странах, дают английские названия, например, Walkman – японское изобретение.

  • формальные. О них уже шла речь пунктом выше. Но не нужно смешивать эти две группы, т.к. формальные факторы могут, как затруднять, так и облегчать заимствование. Итак, к данной группе относятся:

1.морфологический. Немецкий язык легко интегрирует односложные англицизмы в оригинальной форме: Boy, fair, Pop, Test, при этом они могут даже вытеснить синонимические двусложные слова или композиты родного языка: ServiceKundendienst, stoppenanhalten.

2.фонемно-графемный. Если звуковой и графический облик заимствования схож с формой отечественных слов, то они не воспринимаются как иностранные слова: Film, Sport.

Другие факторы, позитивно влияющие на заимствование, рассматривают В.М.Аристова и Л.П.Крысин, поэтому подробное их освещение в данной статье не представляется целесообразным. Ограничимся лишь их перечислением и кратким комментарием:

  • отсутствие соответствующего наименования (или его «проигрыш» в конкуренции с заимствованием) в языке-рецепторе;

  • стилистический. Англицизмы заимствуются для обогащения языка экспрессивными средствами, выражения позитивных (негативных) коннотаций, которыми не обладает эквивалентная единица в языке-рецепторе;

  • необходимость специализации понятий в той или иной сфере человеческой деятельности, т.е. разграничение содержательно близких, но все же различающиеся понятий;

  • тенденция к «цельному», нерасчлененному обозначению цельного неразделённого на отдельные составляющие объекта или явления, т.е. одним словом, а не сочетанием слов, что диктуется потребностями принципа языковой экономии, который присутствует в любом языке;

  • тенденция к устранению омонимии или полисемии исконных слов;

  • эвфемизация и др. [Аристова 1978; Крысин 1968].

Такая классификация факторов является удобной лишь для научного анализа, а что касается процесса заимствования, то все факторы действуют в тесной взаимосвязи, хотя в отдельных случаях какой-либо из них может быть определяющим.

—————

٭BE = British English, AE = American English
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconТеоретические и практические аспекты преподавания иностранных языков и культур в различных условиях
Ностранных языков и культур в полной мере изучены как в теоретическом, так и в практическом планах. Более того, при тщательном рассмотрении...

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconФормирование умений невербального общения при обучении студентов-лингвистов межкультурной коммуникации
...

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков icon«Пятигорский государственный лингвистический университет» преподавание иностранных языков и культур
Преподавание иностранных языков и культур: проблемы, поиски, решения (Лемпертовские чтения – VII). Материалы Международного научно-методического...

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconМетодическая разработка «Неделя иностранных языков» Подготовила преподаватель иностранных языков: Сидоренко И. Н. Михайлов, 2011 год «Иностранные языки для жизни!»
Методические рекомендации к проведению «Недели иностранных языков» в Михайловском экономическом колледже-интернате

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconКафедра иностранных языков в области экономики и управления угту-упи – флагман лингвистического образования в Уральском регионе
И языку специальности в 1997 году в угту-упи была создана кафедра иностранных языков в области экономики и управления. Перед коллективом...

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconГлисон Г. Введение в дескриптивную лингвистику / Общ ред вступ ст. Звягинцева В. А.: Пер с англ. Кубряковой В. Л. 2-е изд
Самарской областной универсальной научной библиотеки. Список предназначен для научных работников-лингвистов, преподавателей иностранных...

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconВосточные языки и культуры материалы II международной научной конференции 20-21 ноября 2008 года москва 2008 удк 81
Гу 20–21 ноября 2008 г. Представленные в издании материалы посвящены актуальным вопросам изучения восточных языков, литературы, культуры,...

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconНаучно-педагогические основы формирования профессиональной компетенции будущих учителей иностранных языков в педвузах Республики таджикистан (на материале англиЙского языка)
Работа выполнена на кафедре общей педагогики и методики преподавания английского языка гоу впо «Таджикский государственный педагогический...

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков icon3-5 апреля 1998 г. Конференция “Мир языков”, г. Брайтон (Brighton Centre). Тема конференции: Путь вперед: стратегия преподавания иностранных языков в 3-м тысячелетии.
В 1998 г под эгидой Британской ассоциации по изучению языков (all) в Англии пройдут следующие мероприятия

Изучения и преподавания иностранных языков федеральное агентство по образованию гоу впо «Пермский государственный университет» проблемы изучения и преподавания иностранных языков iconКурсы переподготовки ипкро рс(Я), 2002г. Место работы
Иркутский государственный педагогический институт иностранных языков имени Хо Ши Мина, специальность- учитель иностранных языков,...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница