Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от




НазваниеВсе дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от
страница1/33
Дата конвертации18.02.2013
Размер3.76 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33
Аль-Атоми Беркем
Мародер


   Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном - и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от рядом стоящих - скважина. По нынешним временам это весьма даже круто, последняя скважина была пробурена уже давненько, а следующей, похоже, ныне живущим не дождаться. Тут дело не в одном удобстве, скважина делает хозяина неуязвимым в том гипотетическом случае, если каким-нибудь идиотам захочется поиграть в осаду углового Ахметкиного: из дома просто никто не выйдет за водой, стало быть, не будет повязан - а это единственная вменяемая тактика осады, иначе дом не взять. Разве что как раньше: привести рыл пятнадцать и патроны не жалеть; да только такими толпами больше никто не собирается, невыгодно. В общем, можно даже не сильно бояться, разве что гарнизон хозяйский - да только на хрена гарнизону сдался какой-то дом аж в самом сердце мертвого города...

   - Ну ты че разлегся, не слышишь? - в дверях появляется жена - баба, как ее про себя зовет Ахмет. - Он уже раз пять стукнул, да я тебе ору сколько! приперся, легок на помине... Че-то тащит, он не долг отдать собрался? да хрена он отдаст, знает, что ты рохля, у тебя все можно забрать - ничего тебе не жалко! давай забирай, а то я сама возьмусь, мужик-то рта не откроет, все самой... - уже удаляясь обратно на кухню, что-то месит там, руки в муке - видать, на ужин что-то типа пирога. Хозяин, отодвинув заслонку самодельного перископа, наведенного на вход во двор, убедился: да, Серый; в самом деле чего-то принес. Снова замахивается арматуриной.

  -- Хорош долбить!

  -- Ты че там, уснул? Можно?

  -- Давай, заходи.

   Скинуть клемму, а то чем черт не шутит. Серый петляет в лабиринте, вход во двор оформлен - мама не горюй. Полезешь налегке - сто раз пожалеешь, еще когда техника ходила, на этот вход столько было изведено - вспомнить страшно. Зато и вход получился - любо дорого взглянуть. С улицы выглядит как автосвалка, да только такую свалку не растащить: все газом прихвачено, егозой перепутано - заходи не бойся, выходи не плачь. В принципе такая засека уже не нужна, ну да пусть будет, гостям нынче никто не рад. В подъезде стоит у стены сходня, перекинул ее через дыру на месте пролета - добро, Серый, пожаловать.

  -- Здорово, Ахмет.

  -- Здоровей видали. Че тащищь? Никак за пшенку отдать надумал?

  -- Ахмет, ты че завел с порога, я тебе тут штуку одну принес - охренеешь...

   Пока хозяин запирался, Серый прошел в комнату, чем-то загремел в мешке. Зашел Ахмет - а Серый сидит, сдержанно так сияет, на столе лежит обычный АКС, хотя... Блин, а ведь АКС-то как новый! Почему "как", просто новый. Ни хрена себе!.. У Ахмета требовательно задергалась жаба: ...так, где-то какую-то нычку нашли, еще с Самого Начала; Серый не мог ни найти - ни участвовать, хрен его кто возьмет; значит, нычку уже день - два минимум как раскурочили, не иначе надерганное на базаре появилось - Серый-то с базара не вылазит; либо залетные откуда-нибудь притащили - но почему он так лыбится, или даром досталось? ну Серый, никак залетного завалил, машинка нулевая совсем, такую пятерок за пятьсот-шестьсот можно слить... - жабьи клешни давили все сильнее. Начался торг.

  -- Ну че, Сереженька, убивец бля ты наш, не ищут тебя случайно? Прямо сейчас? Какие-нибудь типа пыштымские? А ты тут мою хату палишь, че лыбишься-то, гад! сейчас как напрется их человек десять в ДК, и обойдется мне это минимум в ленту! нет, че ты лыбишься - типа не видел никто? Детство в жопе! всегда кто-то видит! на хрена ты ко мне приперся с этой херней, впарить мне хочешь, и стрелки перевести, да?

   Серый не возражал, не спорил - и это было довольно непривычно. Тут хозяин как бы в расстроенных чувствах взял аксушку в руки и приступил к следующей стадии формирования договорной цены:

  -- А машинка-то почти как новая, че хочешь-то за нее - только не говори что больше пяти рожков пятерки - тут он первый раз поднял свою тщательно нахмуренную морду и осекся. Серый сидел спокойно, даже расслаблено, воздуха для ответной реплики не набирал и вообще вел себя не так. Видимо, версия не проходит, совсем.

  -- Че за хреновина, Серый? - спросил уже серьезно. Серый просек, что заинтересовал, и тут же под шумок надерзил:

  -- Тебе не татарином, евреем надо быть. Че, голову ломаешь?

  -- Говори что хотел, Серый.

  -- Да че говорить - Серый наслаждался ситуацией - новость есть. К гарнизонным колонна пришла, но не дошла. Встали у Вениково, возле Кожаного озера, знаешь, где на самом берегу типа турбазы какая-то хрень? вот, охранение выставили где контора агростанции, со стороны трассы - на посту гаишном, все по взрослому - пока ЗУшка неокопаная, но уже блоки таскают на ИМээРе, минируются, видать, типа блокпоста че-то городят. Пришли третьего дня, но к гарнизонным ихние машины не ходят, по крайней мере до севодня. Ну че, мироед, отработал я долг? - и тянется, наглец, к кисету.

  -- Нет, только гляньте. "Отработал" он. Банка пшена по рожку без десяти идет, ты мне еще и на одну пятерку на наговорил - а уже ишь ты, табак беспросу хватаешь. Три литра пшена, а через пару дней вся Тридцатка будет знать.

  -- Дак то через два дня, а то сейчас. Ты ж не банку сраную, ты на этой сказке мешок наваришь - но тут Ахмет сделал на морде выражение, типа еще слово - и пиздуйте за пшеном, товарищ Серый. Вроде проникся.

  -- Самое интересное, что с ними не то что хозяев или там немцев нет, даже сраного турка нету. Одни они, прикинь.

  -- Да ты гонишь. Точно?

  -- Ахмет, бля буду. Слушай короче. Я пошел в Вениково к Магомедычу, мы за чебака договорились, ну и это, зашел за ним, пошли к Кожаному озеру, у него как раз бригада обедала. Пришли, он мне чебака насыпал, бригада дохавала, отчалила - ну я расчелся, потом достал, разлили - сидим, хорошо так. Тут пацаненок прибегает, че-то несет по ихнему - аж захлебывается, глаза по шестнадцать копеек. Сморю, Магомедыч с лица поскучнел, я аж патрон дослал, волыну поближе держу. Че-то стряслось, чую. Ну у меня мысли - сам знаешь, типа Хаслинские поперли опять. Я тут же ноги в руки - пока, мол, Магомедыч, я до дому. Он такой - обожди, мол, посиди тут. Сам вскочил, к берегу бежит, орет че-то по ихнему, руками машет. Его бригадные враз обратно приплыли, башкир один выскочил, с пацаненком в деревню побежал. Я сижу вообще в непонятках, тут Магомедыч подошел, уже с волыной - откуда взялась, вроде не было только что. Айда, - говорит, Сережа, дорога скажу. Ну, в смысле по дороге расскажет что тут за движуха. Пошли мы между дорогой и берегом, я за этим старым чертом веришь, едва поспеваю. Прошли пост, где менты раньше стояли, поворот, где покрышки вкопаны - ну, там где лес кончается. Вот там и сели под елку, я как дух перевел - спрашиваю - че, мол, за балет? Он это, пацан-то, помнишь? пошли, грит, пацаны в лес, в сторону Куиша, а одного с дороги кто-то застрелил. Вот он к отцу и прибег, это второй пацан евоный. Стреляли, говорит, солдаты на солдатской машине. Откуда сейчас солдаты - до конвоя месяца два самое малое. Вот, мол, мы с тобой и выясняем этот антиресный вопрос. Я ему такой - а я-то при каких здесь? Магомедыч такой - Сережа, ты один - я один; у этих мол семьи; а у тебя - бинокль. Тыкает в телагу мне, типа знаю, что с собой! Вот морда нерусская - откуда, спрашивается? Ну дал я ему бинокль, закуриваю, а он хлобысть меня по руке - типа тепловизор. Я ему - ты че, Магомедыч? размахался! тут тебе че, трасса? Когда беспилотника последний раз слыхал? Он мне только пальцем тычет на небо, типа слушай. Ну сижу, слушаю. И раз, через время - Серый опять не спрося полез к кисету - слышу я угадай чего? Беспилотку, эту, которая с двумя винтами, еврейская говорят которая. Идет со стороны трассы, сотнях на трех-четырех где-то, и с одной стороны дороги - на другую, с одной - на другую. Ну, мы на волыны легли, серебрянкой моей накрылись, полежали. Прошла. А с дороги-то слыхать уже, идут. По звуку - много, чуть ли не как в Начале Самом. Показались. Мы с Магомедычем лежим, дивимся - голова прошла, скрылась - а хвоста еще не видно. Короче, около роты махры, и заметь, не с нашей зоны, а сколько видел - все славяне, быки откормленные, хб на них хозяйское, а сбруя, оружие вроде наши. Ехали на камазах, номера, эмблемы хозяйские. Наших ни букв, ни цифр нет. Так, состав: бортов с пехотой или с чем там - больше двадцати меньше двадцати пяти, точно можешь у Магомедыча узнать, он вроде как записывал. Уазиков пара, связистский кунг, тоже на камазе, ИМР один, фура гражданская еще, тентованая. Бэтров прошло три, новые. Еще две ЗУшки на камазах, заправщик, трал еще спереди... И еще... Тут Серый сделал ТАКУЮ паузу и ТАКУЮ физию, которые могли предварить только рассказ о том, что посреди колонны ехала Алла Пугачева на Годзиле, а вокруг летали бетмены.

  -- Ты помнишь, кино хозяйское такое было - универсальный какой-то там солдат, там еще актер играл, с такой рожей, даун такой злобный? Фуру помнишь, она еще когда открывалась - дым шел, ну не дым, а как газ когда испаряется, сжиженный? Ну, где эти сидели, там еще доктора их типа ремонтировали...

  -- Ну, помню, дальше-то что?

  -- А то. Там посреди колонны такая же херь ехала, прикинь.

  -- С чего взял-то, что такая же?

  -- Сам бы увидел, тоже б не попутал - точно такая же фура, помню, идет мимо, а я брюхом из земли чувствую, ой какая она сука тяжелая. И дым этот сраный, ну не дым, а газ - или че там..

   Остался один, теперь уже не столь важный вопрос.

  -- Волыну-то что они, по дороге потеряли?

  -- Башкир этот, помнишь, отец - то пацана того, с вечера сходил до этих, принес вот. Видать, расчелся за пацана-то. Ну, я и забрал у него, за три рожка.

  -- И это я еще тут еврей.

   Тут стало понятно, что услышал все. Потом будет только одиссея - как возвращался да че подумал, не переслушаешь. Нужно было переварить, накидать вариантов, отобрать перспективные, и уточнять уже по ходу. Хозяин резко поднялся, надел разгрузку. Взял волыну, стволы к утесам всучил Серому.

  -- Пошли наверх.

  -- Куда, Ахмет, че там делать? - Cерый начал уже привыкать к роли акына, освобожденного от сбора кизяков, пора возвращать парня на грешную землю Тридцатки.

  -- Трубу мазать будем, че еще. Точнее, ты будешь, пока я там по хозяйству поковыряюсь. Что, решил уже, типа нет за тобой банки? Поллитру, ладно уж, спишу за байку, вторую сейчас отработаешь, а оставшихся два литра за АК зачту. Пятнадцать пачек, согласен? Значит, от банки - два литра в остатке - семнадцать пятерок. Ну, три пятерки сраных ты с меня тянуть же не станешь, правильно? Значит, я тебе должен четырнадцать пачек. Правильно? Ну, как трубу починишь.

  -- Ну ты и гад, Ахмет, морда татарская, исплотатор... - Серый был рад, сделка вполне соответствовала его ожиданиям, но не огрызнуться было нельзя.

  -- А як же ж. Бачок с кухни тащи, спросишь у бабы какой.

  

   На втором пусто - Ахмет тщательно, под метлу очистил все квартиры над собой, на второй так просто не попасть. Все лестничные пролеты аккуратно обвалены, перемещаться в доме по вертикали можно только в жилом подъезде. По горизонтали - а это где найдете. Искать придется долго, причем количество ищущих в процессе поиска будет сокращаться - натыкано много и с фантазией. Настраивая некоторые из самых удачных сюрпризов, хозяин на искренне сочувствовал будущей цели - так вероломно и жестоко... впрочем, не лазь куда не звали - и ничего с тобой не случится. На втором, естественно, ничего взрывающегося нет. На окнах сетка, да куски рубероида - так, неплотно, чтоб снегу не особо наметало, да свет немного проходил. Да чтоб не дуло еще одному рубежу обороны. Ахмет зовет его Кябир, он вежливо отзывается - и как-то понятно, что отзывается он именно из вежливости. Он кавказ, лет трех, край четырех, чуткий как РЛС. Хозяин давно укрепился в подозрениях, что засекая приближающегося человека, Кябир узнает, что ему надо. Видимо, собака слышит не только звуки, но и многое другое. Вот и он, стучит когтями по бетону, не прячется - похоже, мы сегодня пребываем в изрядном благодушии.

   В проломе появляется башка Серого, он сразу начинает сюсюкать с Кябиром, тот не возражает, даже дает чесать лысые шрамы от ожогов. Вниз летят веревки, поднимается пластиковая фляга с водой, и все повторяется - на третий. С третьего на четвертый оставлена лестница. Серегу хозяин всегда тормозит внизу, пока разряжает ловушку: лестница защищена на славу, сунувшегося порвет как газету. Вот и четвертый - орудийная палуба. Он совершенно пуст; где получилось, даже стены порушены и сброшены вниз. Тут расположен фирменный дымоход - здоровый, где-то с квадратный метр в сечении короб из разного мусора, разводящий дым по десятку комнат. Когда дым остывает, его вытягивает на улицу почти незаметным - иди догадайся, что это Ахмету баба суп варит, а не тлеет какой-нибудь матрас. Главная цель дымохода - сделать обитаемость дома неприметной не столько визуально, сколько в ИК. Очень уж ему неохота получить от гарнизонных какую-нибудь хреновину с ГСНом по теплу. Иногда короб обваливается, и приходится лазить его подмазывать - как сейчас вот.

  -- Серый, видишь дыры? Где дым херачит? Давай замешай, да замазывай. Цемент там же, тазик - сам знаешь, как че.

   Сам на обслугу: проверить погребок да утесы. Их два, один нормальный, другой дрова полные, переделанный под ручной спуск из НСВТ. Поновее который смотрит на самый хреновый сектор, ДК химзавода. Все разы, когда Ахмету приходилось наложить в штаны - накат был оттуда. Стоят они в коробах из рубероида на рейках, в слегка масляной мешковине, без стволов. Станки прихвачены к старым, еще чугунным газовым плитам, удобная вещь, надо сказать. Менять огневую одно удовольствие, передвинешь - а еще никто башку поднять не успел, внизу наверное кажется, что стрелок от пулемета к пулемету бегает. Сколько, помнится, пота пролил хозяин с предшественниками Серого, вырубив просеку для их перетаскивания. ...Зато сейчас я влегкую остановлю хоть двадцать рыл. Эх, поменять бы утесы на корды, да КПВ добыть - раскатывает губу Ахмет. - Тогда было бы вполне реально принять в Дом семей пять-десять, а это и караул круглосуточный, и доход ощутимый, опять же рабочая сила, и - чего уж там - новое бабье... КПВ - давняя его мечта, да только нет их на продажу. Такое не продают. Такое добывают, и платить надо кровью. Хорошо стоящий дом под КПВ - это все. Можно забыть о всех неприятностях - тебе все принесут, сиди да цены называй. Ахмет погружается в мечты - ах, был бы у меня КПВ... И чтоб о нем никто не знал! Я бы тут же выгрыз второй - знаю где, там народ в основном старый да лоховатый - что их еще не вынесли, удача просто. И КПВ, конечно. Где же они его достали... Взять не могли - лохи; купить - где? на них даже цен нет, за КПВ можно что угодно просить. И дадут, дадут... За этими мыслями он проведал утесы, освежил маскировку, сжег тополиный пух, прибрался. Второй утес смотрит в сторону озера и Петроградской улицы. Оттуда уже давно не наезжают, но... Живы еще, живы воспоминания о дружеском визите из Хаслей, крупной деревни на том берегу разделяющего нас озера. Они тогда точно выбрали время - подошли на утро после недельной пурги, грамотно зашли от солнца. Их визит не отличался экономией - наши междусобойчики чаще заканчиваются парой-тройкой скупых очередей, а хаслинские устроили целую войну. Они успели взять один из двух рыбацких домов, ближний к Ахметову дому, на берегу - там сидели богатые рыбаки, Ахмет их половину знал еще До Этого. Рыбачки с Самого Начала грамотно уселись в двух девятиэтажках на высоком берегу, где-то в полукилометре друг от друга. У них было все, все что можно купить, они сидели на одном из самых прибыльных промыслов - но это им не помогло. Те, кто не успел сдриснуть из окруженного дома - умерли плохо, даже по нынешним меркам. Хаслинские убили их наскоро, но душевно. Пока трофейная команда грузила добычу да резала рыбаков, их бойцы выдвинулись в охранение. Ахмет оказался у них на пути, им дом тоже показался выгодно расположенным.

  
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   33

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconНужно ли расспрашивать ребёнка о его детсадовской жизни?
А на самом деле, всё просто…Самое главное – понять нас, детей, и тогда всё встанет на свои места

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconПрактически каждый человек, когда-либо мечтал о загородном доме или коттедже. Почти все люди в детстве отдыхали на родительских дачах или в бабушкином доме в
Ведь на самом деле, загородный дом не сравнить с городской квартирой. Люди, уставшие от городской суеты, чаще всего стремятся приобрести...

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconЧем заняться днем с ребенком? (от года до трех)
Но на самом деле все очень просто. Ребенку для нормального развития достаточно, чтобы мама в день проводила с ним пять вещей. Назовем...

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconФизкультурные праздники и досуги в детском саду
В процессе разнообразной деятельности под руководством педагогов он развивается умственно, воспитывается эстетически, физически,...

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconБольшое велодизельное путешествие май-июнь 1999 г
В начале этого удивительного путешествия у него не было имени. Так, просто старенький велосипед "Кама". А имя Децебал пришло к нему...

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от icon6 Эмоциональные процессы и управление эмоциями
Стремясь все более эффективно контролировать окружающий мир, человек не хочет мириться с тем, что в нем самом может существовать...

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconМалыши часто говорят неправду. Нередко на этот обычный факт родители реагируют бурно. Все дело в том, что детское понимание честности отличается от взрослого
Нередко на этот обычный факт родители реагируют бурно. Все дело в том, что детское понимание честности отличается от взрослого. Ложь...

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconЦитата номера
Самое главное, что все материалы мы стараемся создавать самостоятельно: учимся брать интервью, писать статьи, проводить социологические...

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconН. А. Заболоцкий Удивительно, но факт когда мы размышляем о том, что наша жизнь могла бы сложиться по-иному, не так, как сейчас, лучше и успешнее, то основной причиной своих поражений и неудач мы считаем недостатки
И дети были бы умнее, и муж внимательнее, и денег было бы больше, и работа интереснее… Да все, буквально все было бы иначе!

Все дело в доме. Когда все было в Самом Начале, он уселся в очень удачном, крупноблочном и сказочно просто расположенном. Главное же, чем дом отличается от iconОни вышли. Петр Степанович бросился было в «заседа­ние», чтоб унять хаос, но, вероятно рассудив, что не стоит возиться, оставил все и через две минуты уже
На бегу ему припомнился переулок, которым можно было еще ближе пройти к дому Филиппова; увязая по колена в грязи, он пустился по...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница