Роллинс Пещера «Пещера»




НазваниеРоллинс Пещера «Пещера»
страница11/33
Дата конвертации19.02.2013
Размер5.29 Mb.
ТипДокументы
1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   33

13



Выбравшись из отверстия «червоточины», Эшли сразу же поднялась на ноги и отступила в сторону, чтобы не мешать Виллануэве, который двигался за ней. Вот из отверстия появился и он. Хорошо. Остальные члены команды уже стояли здесь, освещая фонарями стены новой пещеры. Бен то и дело выкрикивал имя Хэллоуэя.

Эшли подошла к Майклсону.

– Не видно его?

Майор покачал головой.

– Нет, и, учитывая то, сколько здесь всего наворочено, искать придется долго.

Эшли недовольно скривилась. Время сейчас было для них дороже золота. Она описала лучом фонаря круг, и из ее груди вырвался стон отчаяния. На поиски пропавшего Хэллоуэя могли уйти часы.

На полу пещеры возвышались огромные валуны правильной сферической формы и желтовато-охряного оттенка. Одни были размером со слона, другие могли бы потягаться со средней величины коттеджем. Некоторые из них были расположены группами и покоились в углублениях, словно бы выточенных в полу специально для них. Они напоминали собой исполинские окаменевшие яйца. Остальные одинокими чудищами торчали по отдельности.

Эшли растерянно помотала головой. Эти гигантские камни заслоняли собой всю пещеру и делали поиск с помощью фонарей неимоверно трудным. Раненый Хэллоуэй мог находиться за любым из них.

– Разобьемся на три группы, – заговорила она, пытаясь перекричать шум реки, бежавшей в глубокой теснине посередине пещеры. – Необходимо искать за всеми валунами.

Бен поскреб ногтем по поверхности одного из валунов.

– Силы небесные! Это же пещерный жемчуг! – Он отступил на шаг и удивленно уставился на камень. – Никогда не видел таких огромных. Обычно они бывают не больше грейпфрута.

– Бен, сейчас некогда заниматься научными сравнениями, – одернула его Эшли. – У нас есть дело поважнее. Нам нужно…

– Нет, – перебил ее Бен, подняв руку, – это очень важно.

– Почему? – со вздохом осведомилась Эшли, молясь в душе, чтобы объяснение было как можно более кратким.

– Видишь ли, пещерный жемчуг образуется только в подземных водотоках, когда камешки или даже песчинки обволакиваются концентрическими слоями растворенного в воде известняка. Это может происходить только в текущей воде, из чего можно заключить, что когда-то эта пещера была заполнена водой под потолок.

– Замечательно! – воскликнула Эшли. – Но к чему ты клонишь? Хочешь сказать, что эту пещеру может снова затопить и тогда мы не вернемся назад?

– Нет, – покачал головой Бен, – эти «жемчужины» не помнят воды уже миллионы лет. Должно быть, поток изменил направление.

Эшли вздохнула.

– Бен, я высоко ценю твои познания во всем, что связано с пещерами, но сейчас главное для нас – найти Хэллоуэя.

– Я знаю, потому и рассказываю все это. Если он находится за одним из этих камней, мы сразу узнаем об этом. – Бен включил свой фонарь, направил луч на поверхность валуна, и тот вдруг вспыхнул ровным желтым светом, словно огромная лампа. – Они – полупрозрачные и, когда на них попадает свет, начинают светиться сами. Значит, если Хэллоуэй где-то здесь, его фонарь не горит.

Эшли погрустнела еще больше. Надежды быстро отыскать Хэллоуэя таяли.

– Выходит, он или ранен, или намеренно прячется. Так, что ли?

Бен кивнул.

Линда, которая подошла к камню, внезапно воскликнула:

– Боже святый! Посмотрите в центр этого булыжника!

Бен сразу же увидел то, что она имела в виду, и протяжно присвистнул. Эшли тоже уставилась на камень.

– Там, в центре валуна, не песчинка и не камушек.

Бен прижал ладонь к поверхности камня.

– Пещерная жемчужина может образоваться вокруг чего угодно. – Он жестом подозвал Эшли. – Нам нужно больше света, чтобы быть уверенными.

Эшли встала рядом с ним, включила фонарь и направила его луч на середину камня. Предмет, находившийся в центре полупрозрачной «жемчужины», был ясно различим даже сквозь мутные слои, образовавшиеся за века. Ошибиться было невозможно.

– Это череп! Человеческий череп!


От другого валуна, в ярде от них, донесся дрожащий голос Линды:

– Здесь тоже череп! Это ведь не могут быть наши предшественники, правда?

Эшли отрицательно мотнула головой и выключила фонарь.

– Нет, судя по огромным размерам этих образований, они, должно быть, начали формироваться по крайней мере миллион лет назад. Скорее всего, это подземные строители.

Эшли отошла от валуна. Господи, что бы только она не отдала за то, чтобы провести здесь несколько часов в спокойной обстановке и все как следует изучить! Однако тайнам придется подождать. Черт! После трех дней убийственного пути она наконец нашла ключ к загадке древней цивилизации, но должна пройти мимо него. Пока, по крайней мере.

Она повысила голос:

– Всем перегруппироваться! Мы должны двигаться дальше!

Члены команды начали собираться вместе. Первым подошел Майклсон.

– Мне кажется, нам следует сначала методично прочесать этот берег реки. Хэллоуэй, возможно, ранен или провалился в какую-нибудь трещину.

К ним присоединились Халид и Линда. Она посмотрела на оставшегося «морского котика» и высказала предположение:

– А может, он уже перебрался на другой берег?

Виллануэва отрицательно мотнул головой, переложив из одной руки в другую тупорылый автомат CAR-1, и со злостью сказал:

– Он ни за что не оставил бы команду!

Эшли повернулась лицом к товарищам.

– Тогда будем искать здесь. Линда и Халид останутся у входа в пещеру – на тот случай, если Хэллоуэй вернется в наше отсутствие, Бен и Виллануэва пойдут на север. А мы с Майклсоном обыщем южную часть пещеры. Таким образом нам удастся охватить всю территорию каверны.

– Я пойду с тобой! – возразил Бен.

– Нет. Я хочу, чтобы в каждой группе находилось по одному вооруженному человеку. Кстати, Халиду тоже нужно оставить какое-нибудь оружие.

Поскольку все было решено, обе группы тронулись в путь. Когда Эшли и Майклсон уже отошли на некоторое расстояние, она обернулась и крикнула:

– Будьте осторожны! И еще я хочу, чтобы все фонари были включены! Сейчас не время экономить батарейки!

Увидев, как во мраке вспыхнули яркие лучи, она удовлетворенно кивнула. Не хватало только, чтобы в этой темноте потерялся кто-нибудь еще!


Майклсон помог Эшли преодолеть очередное препятствие. На этот раз им оказалась широкая шахта, отвесно уходящая вниз. До этого момента они успели пройти не очень большое расстояние, поскольку были вынуждены то и дело обходить валуны, перепрыгивать через провалы и выбираться из боковых ходов, которые оказывались тупиками. Неудивительно, что Хэллоуэй потерялся в этом лабиринте.

– Нам сейчас было бы куда легче, если бы нас снабдили портативными рациями, – сказала Эшли. – Тогда мы смогли бы просто вызвать Хэллоуэя.

– Они бы здесь не стали работать, – проворчал Майклсон. – Скалы.

Эшли вздохнула, и несколько шагов они прошли в молчании, а затем она снова – уже в третий раз за последние полчаса – спросила:

– Значит, когда вы были здесь один, вы ничего не видели и не слышали?

– Вот подойдем к реке, и сами поймете, можно ли что-нибудь разобрать в таком грохоте. Я не смог бы ничего услышать, даже если бы мимо скакало стадо бизонов. – В голосе майора прозвучало отчаяние. – Будь они прокляты, эти постоянные задержки! В это время мы уже должны были бы переправиться через реку и двигаться дальше. Черт бы побрал Хэллоуэя!

Неожиданная вспышка майора заставила Эшли нахмуриться.

– Это не его вина.

– А чья же?

– У вас был приказ оставаться у входа в тоннель, а вы самовольно перешли в следующую пещеру. Именно поэтому мне пришлось послать за вами Хэллоуэя. И вот он пропал!

– Я производил рекогносцировку, – принялся оправдываться Майклсон, – хотел найти короткий путь, чтобы группа могла двигаться быстрее.

– Хватит врать, Деннис!

Майклсон остановился как вкопанный и воззрился на Эшли.

– Деннис, – продолжала она, – я знаю, почему вы здесь. Из-за брата.

– Значит, Блейкли рассказал вам…

– Какая разница, он или кто-то другой! Важно другое: ваша одержимость в стремлении как можно скорее отыскать Гарри ставит под угрозу нашу миссию.

Майклсон напрягся еще больше.

– Я думаю иначе, – сдавленным голосом ответил он.

– Знаю, потому и начала этот разговор. Должен же кто-то сказать вам об этом! Вы подчиняетесь эмоциям, а не здравому смыслу, вы все время бежите вперед и поэтому пробегаете мимо важных следов – таких, например, как найденная Беном кружка. Вы пытаетесь опередить остальных и оказываетесь один. Мало того что вы рискуете собой, вы ставите в опасное положение своих товарищей!

Майор ссутулился и опустил голову.

– Но я должен найти брата!

Эшли хотела успокоить его, положить руку ему на плечо, но он уклонился от ее прикосновения. Несколько секунд Майклсон стоял молча, а затем кашлянул и пошел дальше, бросив на ходу:

– Мы почти дошли до реки. Она – впереди.

Качая головой, Эшли двинулась за ним. По мере того как они приближались к ревущему потоку, идти становилось труднее. За несколько ярдов до берега путь преградили несколько огромных соприкасающихся боками пещерных жемчужин, и пришлось пробираться между ними на четвереньках.

С ног до головы покрытые грязью, они наконец вышли к реке. Между отвесными каменными берегами мчался подземный поток, осыпая непрошеных гостей фонтанами соленых брызг. Вытерев со лба грязь влажным носовым платком, Эшли наклонилась к своему спутнику и, пытаясь перекричать рев воды, заорала прямо ему в ухо:

– Он не стал бы пытаться переправиться через реку в одиночку.

Майклсон согласно кивнул.

– Возможно, Бену и Виллануэве повезло больше! – прокричал он в ответ. – Почему бы нам не…

Его прервал дикий вопль, который не смог заглушить даже шум беснующегося потока.

Майклсон и Эшли, оцепенев, уставились друг на друга.

– Что за черт! – проорала она. – Похоже, кричали с противоположного берега!

– Это могло быть эхо, – ответил майор, направив луч фонаря на завесу из водяной пыли.

– Мне это не нравится! Нужно возвращаться обратно!

Эшли повернулась лицом в ту сторону, откуда они только что пришли, но тут под сводами пещеры разнесся и тут же оборвался второй вопль.

Майклсон стоял, продолжая светить в темноту на другом берегу.

Эшли нетерпеливо дернула его за рукав.

– Очнитесь, майор! Уходим!


Бен не находил себе места. Куда могли подеваться Эшли и Майклсон? Они с Виллануэвой закончили осмотр своего участка уже с четверть часа назад. Спецназовец двигался с неудержимостью и скоростью лося. Бен, хотя и считал, что находится в прекрасной физической форме, едва успевал за ним и вскоре почувствовал себя старухой с артритными ногами. Поэтому его вклад в розыски ограничился тем, что он время от времени выкрикивал в спину Виллануэвы просьбы подождать его.

Их усилия не принесли результатов. Не найдя никаких следов Хэллоуэя, они вернулись к входу, возле которого несли дежурство Линда и Халид.

Бен взглянул на Виллануэву. Тот нервно расхаживал взад и вперед, положив ладонь на кобуру с пистолетом. Его, как и Бена, мучила неизвестность. Майор Майклсон и Эшли уже давно должны были вернуться. Бен ударил кулаком по валуну, который еще недавно рассматривал вместе с Эшли. Он должен был пойти с ней! В конце концов, в пещерах он ориентировался гораздо лучше Майклсона. А вдруг она пропадет, как это случилось с Хэллоуэем?

– Бен, взгляни на это! – окликнула его Линда, присевшая возле сравнительно небольшой, с футбольный мяч, пещерной жемчужины.

Подойдя, он присел на корточки и спросил:

– Что?

– Посвети сюда, – попросила Линда. – Эта штука меньше размером и потому прозрачнее.

– Неужели тебе больше нечем заняться? – проворчал Бен, но просьбу выполнил.

Жемчужина налилась желтым светом, и внутри ее, как и следовало ожидать, высветился череп. Линда заговорила, не в силах сдержать охватившее ее возбуждение:

– Посмотри на черепные швы! Они слишком сильно выпирают! А слуховые отверстия? Они расположены слишком низко! – Она повернула лицо к Бену. Глаза ее сияли. – Этот череп принадлежит не человеку. Или, точнее, не современному человеку. Размер черепной коробки говорит о том, что это, бесспорно, гоминид, но к какому этапу эволюционного развития он относится, я сказать не могу. Нужно показать это Эшли, она сразу определит. – Линда огляделась и произнесла вслух то, что вертелось в мозгу у Бена: – Куда же они запропастились?

Внезапно по пещере разнесся ужасающий крик. Бен и Линда одновременно вскочили на ноги, и женщина вцепилась в его руку. Сердце Бена подскочило и застряло где-то в горле. Эшли!

Виллануэва уже стоял с пистолетом в вытянутой руке и водил перед собой фонарем. Подошел Халид, и Линда тут же переместилась от Бена к нему, как маленький спутник меняет орбиту, оказываясь в зоне притяжения более крупного светила.

Раздался новый крик. Бен шагнул к Виллануэве.

– Мы должны идти за ними! – сказал он. – Они попали в беду!

– Нет, – ответил майор. – Мы останемся здесь.

– Вы с ума сошли? На них напали!

Лицо спецназовца было словно высечено из камня.

– Нет. Крик прозвучал с противоположного берега.

– Откуда вам знать? В пещерах звуки разносятся совсем иначе, чем на поверхности!

– Я знаю, – коротко обронил Виллануэва и продолжал всматриваться в темноту.

– А мне плевать! – взбунтовался Бен. – Я сейчас же иду за ними!

– Если вы попытаетесь это сделать, я прострелю вам ногу.

Обыденность, с которой прозвучали эти слова, не оставляла сомнений: майор поступит именно так.

– Да кто вы такой, чтобы командовать?

– Я – старший офицер. Мои слова – приказ.

– Но…

– Мы условились встретиться здесь, и если тем двоим что-то угрожает, они направятся именно сюда. Дадим им десять минут.

– А что потом? Пойдем их искать?

– Нет, пойдем обратно.

– И бросим их здесь погибать? Черта с два я на это соглашусь!

– Радиостанция у Майклсона, а без нее мы не сможем связаться с базой. Если он не вернется через десять минут, мы уходим.

Бен смотрел в непроницаемый черный занавес тьмы, за которым ему чудились всякие ужасы. Он видел окровавленную Эшли, которая бежит и пытается спрятаться от догоняющих ее кровожадных существ. И вот она, уже растерзанная, лежит на грязном каменном полу.

Он потряс головой, чтобы отогнать от себя эти ужасы, и стал ждать вместе со всеми. Большую часть времени, отпущенного «морским котиком», он почти не дышал. «Черт с ним, этим проклятым воякой! – думал он. – Если Эшли не вернется…» Он сумеет позаботиться о себе в пещерах.

Виллануэва опустил фонарь, и темнота тут же сомкнулась перед ним, жадно отвоевывая у света по праву принадлежащее ей пространство.

– Собирайтесь, – бросил он через плечо. – Мы возвращаемся.

Бен переминался с ноги на ногу, буравя глазами темноту.

Заметив его нерешительность, «морской котик» все так же спокойно произнес:

– Пойдемте, мистер Браст. Не заставляйте меня применять силу.

И вдруг Бена осенило.

– Подождите, – торопливо заговорил он, – выключите все фонари!

– Что? – дрожащим голосом спросила Линда. – Вы рехнулись?

– Сделайте, как я говорю! Если мы не увидим свет их фонарей, то сразу же уйдем!

Виллануэва скосил на него глаза, немного подумал и сказал:

– Одна минута.

Линда прижалась к Халиду, и все четверо выключили фонари. Темнота сразу же захлестнула их черной волной.

Бену понадобилось несколько секунд, чтобы адаптироваться к этой временной слепоте. Перед его глазами все еще горели огни их выключенных уже фонарей, а когда они погасли, где-то в отдалении, слева от них, все равно осталось свечение. Светилась большая пещерная раковина. Затем она погасла, но вместо нее зажглась другая, уже ближе. Потом – третья и четвертая. Свет приближался.

– Кто-то идет, – осипшим от волнения голосом сказал Бен. – Они возвращаются!

– Да, – обрадованно подхватила Линда, – я тоже вижу!

Виллануэва приказал включить фонари, и одновременно вспыхнувшие лампы отбросили тьму назад. Через считанные минуты в поле зрения появились подрагивающие огоньки двух других фонарей, приближающиеся из темноты. Виллануэва поднял руку с пистолетом и громко крикнул:

– Стоять на месте! Кто вы?

– А кого вы ожидаете увидеть? – послышался злой голос Эшли. – Группу японских туристов?

Затем раздался голос Майклсона:

– Это мы. Расслабьтесь, майор.

Виллануэва опустил пистолет.

Перед ними возникла Эшли, за которой, то и дело оглядываясь назад, шел Майклсон.

– Кому в голову пришла светлая мысль выключить фонари? – сухо осведомилась Эшли. – Мы ориентировались на них, как на маяк, чтобы не заблудиться. Когда свет погас, мы решили, что с вами что-то случилось, и бросились бежать. Я едва не свалилась в трещину.

Линда молча показала пальцем на Бена.

– Мы пытались найти вас, – пояснил Бен и, указав кивком на Виллануэву, добавил: – В случае если вы не появитесь в течение десяти минут, наш приятель собирался, зажав хвост между ног, прихватить всех нас и отправиться в обратный путь.

– С какой стати? – ощетинилась Эшли.

Вмешался Майклсон, примиряющим жестом воздев правую руку.

– Он был прав. У нас была радиостанция, а у них – нет.

Бен сглотнул комок.

– Но бросить вас…

Эшли потерла виски, обдумывая услышанное.

– Он прав, Бен. В следующий раз слушай, что он говорит. – Повернувшись к остальным, она проговорила: – Что ж, теперь нам предстоит решить, как следует действовать в сложившихся обстоятельствах – продолжать путь или возвращаться.

Майклсон шагнул вперед.

– Я предлагаю такой вариант: для начала мы с Виллануэвой переправимся через реку и выясним, что там творится, а остальные тем временем будут наготове.

Эшли отрицательно мотнула головой.

– Нет, будем держаться вместе. Мы уже увидели, что бывает, когда мы разделяемся.

– В таком случае нужно возвращаться, – через силу проговорил Майклсон. – Хэллоуэй знал, на что шел, а жизнями гражданских я рисковать не могу.

Эшли нахмурилась.

– А если бы там, за рекой, кричал кто-то из нас? Вы бы тоже так быстро собрались ретироваться?

Майклсон молчал.

– Так я и думала, – кивнула Эшли. – Хэллоуэй заслуживает того, чтобы ему помогли, не меньше, чем любой из нас.

– Кроме того, – заговорила Линда, – сейчас он, возможно, ранен или без сознания. Мы не можем бросить его, не узнав хотя бы, что с ним.

Майклсон попытался было возражать, но Эшли резким жестом заставила его замолчать.

– Поскольку на кон поставлены наши гражданские задницы, нам и решать – двигаться вперед или вернуться.

Бен и Линда кивнули. Халид промолчал.

– Я предлагаю идти дальше, – сказала Эшли. – Возражения имеются?

Воцарилось молчание.

– В таком случае, – решительно закончила она, – через тридцать минут мы должны быть на другом берегу.


Эшли нервно ходила вдоль берега подземной реки. Виллануэва разделся и осторожно вошел в черную как нефть воду. Вокруг его талии была обвязана веревка, свободный конец которой Майклсон обматывал вокруг торчавшего на берегу сталагмита.

– Мы могли бы просто переплыть реку, – раздраженно проговорила Эшли, – а все эти ваши ухищрения – пустая трата времени!

– Нет, – возразил Майклсон, затягивая узел, – течение слишком сильное. Если бы мы попытались плыть, кого-нибудь запросто могло бы унести.

– Значит, всем нужно было обвязаться веревкой, чтобы получилась цепь.

Эшли не могла понять причину упрямства Майклсона. Неужели он не понимает, что каждая упущенная минута грозит Хэллоуэю смертью?

К разговору присоединился Бен. Желая успокоить Эшли, он с улыбкой проговорил:

– Это тоже не самая лучшая мысль, моя дорогая. Привязавшись друг к другу, мы могли бы запутаться и пойти на дно еще быстрее.

Их отвлек громкий всплеск. Виллануэва, разметав во все стороны брызги, резко ушел под воду и вынырнул только на середине реки. Его сильные руки рубили воду жесткими, короткими гребками, но еще более мощное течение все равно тащило его в сторону.

Линда вцепилась в руку Эшли и больно сжала ее.

– Смотрите! – с ужасом взвизгнула она.

Эшли посмотрела туда, куда указывала вытянутая рука женщины, и увидела невероятную картину: черную воду рассекал абсолютно белый спинной плавник высотой в три фута. Через несколько секунд он погрузился и пропал из виду.

У Бена от изумления открылся рот.

– Пресвятая Дева Мария! – только и смог вымолвить он.

Майклсон одной рукой держал веревку, к которой был привязан спецназовец. Свободной рукой он бросил Бену винтовку.

– Стреляй! Стреляй, пока она не добралась до Виллануэвы!

Приложив приклад к плечу, Бен стал высматривать в воде цель.

Вот в черной воде мелькнуло какое-то белесое пятно. Он нажал на курок, грянул выстрел, и пуля выбила фонтанчик воды в нескольких футах от неизвестного существа. Он промахнулся.

– Черт! – выругался Бен, загоняя в ствол следующий патрон.

Еще один выстрел – и еще один промах.

Услышав стрельбу, Виллануэва перестал плыть и обернулся, чтобы посмотреть, что происходит. При этом он продолжал изо всех сил работать руками и ногами, чтобы его не снесло течением. Линда и Эшли принялись отчаянно махать руками в сторону противоположного берега.

– Плыви! – закричала Эшли. – Не останавливайся!

Плавник снова поднялся из воды на целый фут. Теперь он находился между стоявшими на берегу и спецназовцем. Виллануэва увидел его и мощным движением бросил свое тело в сторону спасительного берега. Вода вокруг него вспенилась, но течение было слишком сильным. Казалось, что, несмотря на отчаянные усилия, могучий солдат барахтается на месте, словно муха, попавшая в варенье.

Плавник-альбинос медленно развернулся в его сторону.

Эшли изо всех сил сжала кулаки, как будто это могло придать сил их товарищу. Бен снова вскинул винтовку, но тут же опустил ее.

– Дьявол! Я не могу стрелять! Я боюсь попасть в Виллануэву!

Эшли вырвала винтовку из его рук, прицелилась и выстрелила. Пуля вырвала кусок белой плоти из плавника. Она приготовилась ко второму выстрелу, целясь теперь чуть ниже плавника. Этот выстрел оказался удачнее: взметнувшийся маленький гейзер окрасился красным.

Плавник дернулся в сторону, а затем ушел под воду.

Стиснув зубы, Эшли смотрела перед собой. Она ожидала, что раненое существо вот-вот схватит солдата и утащит под воду. Приклад винтовки был крепко прижат к ее плечу. Однако стрелять больше не понадобилось. Виллануэва благополучно добрался до противоположного берега и выбрался на скользкую скалу. Он помахал товарищам и пошел вверх по течению.

Бен подошел к Эшли и забрал винтовку из ее трясущихся рук.

– А я думал, ты ненавидишь оружие, – сказал он.

Эшли принялась растирать затекшие кисти.

– Чтобы что-то ненавидеть, необходимо это знать.

Поняв, что ей не хочется говорить на эту тему, Бен молча кивнул.

Взгляд Эшли был устремлен через реку. Виллануэва уже освободился от веревки и теперь привязывал ее к верхушке толстого сталагмита. Майклсон туго натянул веревку и закрепил ее на этой стороне, в результате чего получился своеобразный мост. Эти двое работали так, будто ничего не произошло. Словно какая-то тварь из ночных кошмаров не пыталась только что сожрать одного из них.

Майор подергал веревку, пробуя ее надежность. Удовлетворившись результатом, он повернулся к остальным.

– Теперь можно переправляться.

Глубоко вдыхая и выдыхая, Эшли пыталась утихомирить гулко бьющееся сердце. «Отбрось страхи! – приказала она себе. – У тебя все еще есть команда, которую нужно вести, и член этой команды, которого нужно найти!»

Каждый из членов команды пристегивал к веревке карабин своей страховочной системы, а потом, перебирая по ней руками, переправлялся на другой берег. Когда настал черед Эшли, она старалась не смотреть вниз. В случае чего падать было невысоко, но у нее сводило скулы от одной только мысли о том, что могло таиться там, под водой.

Виллануэва, уже успев одеться, сам отстегнул ее карабин. Когда майор помогал ей встать, она почувствовала, что его рука дрожит, но не понимала отчего – то ли от холодной воды, то ли от испытанного шока.

– Спасибо, – быстро проговорил он, и в его глазах мелькнула тень смущения. – Я ваш должник.

Эшли хотела что-то ответить, но военный уже повернулся к ней спиной и обратил все свое внимание на Майклсона, который последним перебрался через реку.

Как только майор оказался на берегу, Эшли созвала всех.

– Эта часть пещеры гораздо меньше, поэтому разделяться мы не будем. Осмотрим ее вместе. Держите глаза и уши открытыми. Что бы ни стало причиной этих криков, оно по-прежнему находится здесь.


Выковыривая грязь из-под ногтей лезвием перочинного ножика, Халид думал о том, что эти поиски бессмысленны. Хэллоуэй наверняка мертв. Когда же эти чертовы идиоты поймут, что можно двигаться дальше? Он наблюдал за тем, как второй «морской котик» обследует только что обнаруженную ими «червоточину». Они уже осмотрели здесь каждый булыжник, каждую трещину, но никаких следов пропавшего не нашли.

– Бесполезно! – констатировал Виллануэва, посветив фонарем в тоннель. – В эту дыру давным-давно никто не лазил. Края покрыты грязью, отпечатков рук или ног нет.

Эшли присела рядом с Виллануэвой и сунула палец в толстый слой грязи. Та оказалась довольно мягкой.

– Ты прав, – сказала она, – если бы здесь кто-то проходил, непременно остались бы следы. – Она поднялась и повернулась к остальным. – Здесь должен быть какой-то другой выход. Мы, наверное, проглядели его.

Халид уже не знал, как заставить других членов группы продолжать движение. У него были свои задачи, и он должен был выполнять их.

– Может, – заговорил он, – Хэллоуэя подхватило течением и унесло?

– Нет, – возразил Майклсон, – крики раздавались с этого берега. Я согласен с Эшли: тут должен быть другой выход.

Халид отвернулся, чтобы никто не заметил исказившей его лицо досадливой гримасы.

– Прежде чем мы отправимся дальше, – заговорила Эшли, – я думаю, кто-нибудь должен обследовать эту «червоточину» и выяснить, что находится за ней. Так, на всякий случай. Добровольцы есть?

Виллануэва взял свои сани.

– Я пойду.

– Хорошо, – согласилась Эшли, – но будь крайне осторожен. Только выясни, куда ведет этот ход, и немедленно возвращайся. Никаких сольных выступлений. Понял?

Он кивнул и исчез в отверстии. Эшли засекла время.

Злясь на очередную задержку, Халид отошел к камню, на котором, сложив руки на груди, сидела Линда, и опустился рядом.

– Как ты думаешь, они его найдут? – едва слышно спросила она.

– Нет. Что бы там ни говорил Майклсон, я уверен: Хэллоуэя унесло течением.

Линда поежилась. Халид знал, о чем она сейчас думает. Виденный ими плавник был белым, как личинка насекомого. Как будто из преисподней поднялся призрак огромной акулы, чтобы забрать их души. Что же это такое? Сначала – моллюск, который пытался оторвать его руку, а теперь – это чудище! От одного только вида плавника по всему телу бежали мурашки. Природа словно решила показать им, какими букашками в сравнении с ней они являются.

Еще мальчишкой Халид слышал рассказы о том, как песчаная буря похоронила родную деревню его матери в Сирии, не оставив в живых никого. Люди называли это «черной рукой Аллаха», но Халид знал: это – Природа, безжалостное и равнодушное божество, которому нет дела до планов человека. Перед ее лицом все должны были ощущать себя беспомощными, а Халид ненавидел это чувство.

Линда, крепко обняв себя за плечи, смотрела на подземную реку.

– Эта акула-альбинос… До чего она огромная! Чтобы хищник таких размеров мог существовать, водная экосистема здесь должна быть намного богаче, чем кто-либо мог предположить. Если бы не Хэллоуэй, я бы не отказалась провести здесь несколько дней, чтобы тщательно исследовать ее.

Халид скривился и потер запястье в том месте, где его укусил аммонит.

– Я бы в этой экосистеме даже руки мыть не стал.

Их прервало восклицание Бена. Он стоял в нескольких ярдах поодаль с горящей спичкой в руках.

– Я кое-что нашел!

– Что там, Бен? – крикнула Эшли.

– Я нашел второй выход отсюда.


«Опять дурака валяет?» – думала Эшли, разглядывая узкую трещину в стене, скрытую от глаз густыми тенями. Она тянулась от пола до потолка, но была не шире фута. Неудивительно, что они не заметили ее сразу.

– Здесь никто не сумеет пролезть, – заявила она. – Слишком узко.

– Нет. Я измерил.

– Чем?

– Собственным ботинком.

Эшли уставилась на австралийца непонимающим взглядом.

– В физике существует правило большого пальца, а в спелеологии – правило ботинка. Если ширина трещины больше, чем длина твоего ботинка, ты сумеешь в нее пролезть.

– Вряд ли Хэллоуэю это удалось бы. Он – здоровенный дядька.

– Если бы сгруппировался, то сумел бы, хотя, конечно, с трудом.

– Кроме того, откуда ему было знать, что по ту сторону есть выход?

Вместо ответа Бен зажег новую спичку и поднес ее к трещине. Пламя затрепетало и отклонилось от нее.

– Ветер, – пояснил Бен. – Оттуда дует ветер.

Эшли смотрела на трепещущее пламя спички. Что ж, возможно, в этом что-то есть.

Ее внимание привлек шорох, послышавшийся из «червоточины», и через несколько секунд из темного отверстия показались ноги и доска Виллануэвы. Он выбрался из дыры, поднялся и вытер руки о колени.

– Тупик, – сообщил он, тяжело дыша. – На протяжении примерно тридцати ярдов путь свободен, а дальше проход завален камнями.

Эшли досадливо выругалась. Если этот ход заканчивается тупиком, значит, отсюда существует только один выход.

Линда подошла к стене и испуганно заглянула в трещину.

– Но с какой стати Хэллоуэю было лезть сюда? С какой стати ему вообще понадобилось перебираться через реку?

– На него что-то или кто-то напал, – ответил Виллануэва. – Кто-то, с кем он не мог справиться. И он увел от нас опасность, чтобы она не застала нас врасплох, как это случилось с ним.

– Почему ты так думаешь? – спросила Эшли.

Виллануэва встретился с ней взглядом.

– Потому что я поступил бы точно так же.

Эшли прикусила губу.

– Что же нам теперь делать?

– Он пытался выиграть для нас время. Мы должны воспользоваться его подарком.

Она закрыла глаза. Мысль о том, чтобы бросить здесь товарища, казалась ей невыносимой.

– Смотрите! – окликнул их Бен, который уже успел забраться в трещину.

Когда Эшли подошла, он вытянул руку и продемонстрировал ей ладонь. Она была покрыта свежей кровью.

– Он был здесь, – пробормотала Эшли, – и совсем недавно. – Она обернулась к Виллануэве. – Так вы по-прежнему думаете, что нам следует вернуться?

Военный стиснул челюсти.

– Главная тут – вы, вам и решать.

Бен выбрался из трещины.

– Ну, кто первый? Нужно поторопиться.

Эшли вздохнула. Австралиец, видимо, не слышал последних фраз.

– Все не так просто.

– Чего еще? Он же здесь, совсем рядом!

– Виллануэва считает, что Хэллоуэй пытался отвести от нас какую-то опасность.

– Тем более! – со злостью в голосе заговорил Бен. – А теперь лежит где-нибудь раненый, истекает кровью и ждет помощи! – Он схватил ее за плечо. – Эш, клянусь Богом, он где-то здесь! Мы не можем бросить его!

Она потерла уставшие глаза и кивнула.

– Хорошо. Идем дальше.


Раздетая до белья Линда стояла рядом с трещиной в стене и ежилась от холода. «Чем меньше одежды, тем легче пролезть», – сказал Бен. Уже, наверное, в десятый раз она посмотрела на длинную черную щель, и ей снова стало не по себе. Разве сможет она тут пролезть? Эти стены выдавят из нее весь воздух.

Бен отправился на разведку и вот-вот должен был сообщить, что находится по ту сторону дыры. Он протиснулся в трещину около трех минут назад и тут же исчез в темноте. Эшли и Майклсон, словно часовые, стояли по обе стороны трещины. Наконец из отверстия гулко донесся голос Бена:

– Я прошел! Тесно только вначале, а дальше трещина расширяется и превращается в достаточно просторный тоннель, правда, потом снова сужается. Короче, по форме она напоминает два куска пирога, которые приложили друг к другу широкими концами.

Эшли оглядела товарищей.

– Следующим пойдет Виллануэва. Он самый широкоплечий из всех нас. Получится у него – получится у всех остальных.

Против этого решения никто не возражал.

В глубине души она надеялась на то, что у спецназовца ничего не выйдет, и тогда она тоже будет избавлена от необходимости лезть в эту кошмарную дыру. Однако ее сердце упало, когда с другой стороны послышался торжествующий голос Бена:

– Все в порядке! Он прошел!

Эшли потерла руки.

– Отлично! Теперь остальные.

Следующим пошел Халид. Перед тем как забраться внутрь, он сжал ладони Линды, но она ничего не почувствовала. Через секунду он уже исчез в отверстии с обвязанной вокруг талии веревкой. Она была нужна для того, чтобы протащить через трещину их снаряжение.

– Порядок! – крикнул Бен. – Отправляйте барахло!

Десять долгих минут ушло на то, чтобы переправить на ту сторону рюкзаки и оружие.

Эшли повернулась к Линде.

– Следующая – ты.

Линда даже не пошевелилась, глядя на черный провал в стене. Она хотела шагнуть вперед, но ноги не слушались. Ее дыхание стало прерывистым, перед глазами поплыл туман, а уши заложило.

– Что с тобой, Линда?

– Я… не смогу!

– Обязательно сможешь! Виллануэва в два раза больше тебя!

Она в отчаянии помотала головой, с трудом выталкивая слова из сведенного судорогой горла.

– Нет. Не могу. Слишком узко.

Эшли подошла и положила руку на ее плечо. Прикосновение заставило Линду вздрогнуть.

– Не можем же мы оставить тебя здесь! – Она сжала плечо Линды сильнее. – Вот что, давай пойдем вместе! Я буду прямо позади тебя. У тебя все получится, Линда.

Эшли двинулась к стене, почти насильно заставляя Линду следовать за собой.

– Х-хор-рошо… Я… п-попробую, – проговорила та, заикаясь и едва волоча налившиеся свинцом ноги. – Только ты, пожалуйста, д-держи меня з-за руку! Не отп-пускай ее!

В конце фразы ее голос надломился.

– Не бойся, не отпущу. Мы пойдем вместе.

Линда попыталась улыбнуться, но от этого выражение ее лица стало еще более несчастным: кончики губ опустились, а глаза наполнились слезами.

– Постарайся, чтобы фонарь на твоей каске все время светил вперед, и двигайся, прижимаясь спиной к левой стенке. Бен говорит, что она ровнее. От тебя требуется всего лишь переставлять ноги.

Линда вжалась левым плечом в вертикальный провал и стала дюйм за дюймом продвигаться вперед, пытаясь изгнать из сердца панику. В противоположном конце длинной и узкой трещины виднелся рассеянный свет. Там, всего в нескольких шагах от того места, где она находилась, ее ждали товарищи.

Стена полностью поглотила ее. Ей казалось, что каменная толща навалилась на нее всем своим весом и не позволяет даже повернуть голову. Единственное, что она могла, – это переставить вбок левую ногу, а затем подтянуть к ней тело. Пытаясь отвлечься, обмануть страх, она принялась считать шаги.

– У тебя отлично получается! – похвалила двигавшаяся вслед за ней Эшли, еще крепче сжав ее ладонь. – Осталось совсем чуть-чуть!

Пять… шесть… семь…

Ее дыхание стало ровнее: один шаг – один вдох, один шаг – один выдох. Теперь ей уже был виден конец пути и смотрящие на нее лица.

– Умница! – проговорил Бен. – Просто молодец! Еще три шага – и ты выбралась!

По ее губам скользнуло жалкое подобие улыбки. Она делала уже восьмой шаг, девятый, десятый…

Левой ногой Линда сделала еще один шаг, но когда она попыталась переместить тело, у нее ничего не вышло. Из горла Линды вырвался испуганный писк. Она дернулась, но застряла еще крепче. Тогда она попыталась пятиться обратно, но из этого тоже ничего не получилось.

«Господи, только не это! – мысленно взмолилась она. – Не дай мне умереть зажатой между этими стенами!» Она уже начала задыхаться, перед глазами поплыли светящиеся точки, а колени стали подкашиваться.

– Линда, – заговорила Эшли, – не останавливайся. Ты почти у выхода.

– Я застряла, – пропищала Линда изменившимся от охватившей ее паники голосом.

– Бен! – крикнула Эшли. – Помоги Линде! Она застряла!

– Проклятье! – выругался австралиец. – Эй, кто-нибудь, посветите мне!

В следующее мгновение узкое пространство наполнилось светом.

– Линда, слушай меня, – заговорил Бен. – Вытяни руку вперед. Протяни ее ко мне. Вот так! Теперь я держу тебя за руку. А сейчас на счет «три» выдохни из груди весь воздух, сгруппируйся, и я выдерну тебя оттуда.

– Нет, – прошептала Линда, закрыв глаза. – Я застряну еще сильнее и тогда вообще не смогу дышать.

Повисло молчание, которое длилось несколько секунд, а потом Бен выпустил руку Линды, и ее взял кто-то другой. Линда сразу узнала это прикосновение. Это был тот самый человек, который так часто держал ее руку, помогая перебираться через различные препятствия. Ее напарник, Халид.

Египтянин заговорил мягким, ободряющим тоном, словно пытаясь загипнотизировать ее:

– Линда, ты знаешь, что я тебя не подведу. Ты знаешь силу моих рук. Делай так, как говорит Бен. Я вытащу тебя наружу. Поверь мне.

Сердце Линды забилось сильнее. Светлячки перед глазами превратились в маленькие созвездия. Она чувствовала, что вот-вот потеряет сознание. Тем не менее она заставила себя открыть глаза и сказала:

– Я тебе верю.

– Итак, на счет «три», – проговорил Бен, стоявший позади Халида. – Раз… Два… Три!

Линда выдохнула что было сил. Повинуясь чужому усилию, ее тело рванулось вперед, преодолев десять дюймов, и снова застряло. По ее щекам уже бежали слезы. Здесь она и умрет!

Внезапно ее плечо пронзила боль. Ее снова дернули, да так сильно, что ей показалось, будто рука оторвалась от тела. С громким криком она вылетела из трещины, как пробка из бутылки с шампанским.

Свободна!


– Она в порядке? – спросила Эшли, выскользнув из предательской трещины и заметив, что Халид поддерживает Линду.

– По-моему, да, – кивнул Бен. – Здорово перепугалась, да еще некоторое время у нее будут чертовски болеть плечи, а в остальном…

Он покачал головой.

– Хорошо. Значит, остался только Майклсон. Будьте готовы, как только он появится, мы идем дальше.

– Хэллоуэй был здесь, – послышался голос Виллануэвы. Спецназовец сидел на корточках в нескольких шагах от них и светил фонарем на свой красный от крови палец. Затем он повернулся и посветил дальше по проходу. – След тянется в ту сторону.

Эшли молчала. Мозг ее лихорадочно работал. Значит, Хэллоуэй все еще жив и пытается уйти дальше.

– Всем вооружиться! – приказала она. – Сейчас же!

Позади нее послышался шорох, и из трещины выбрался Майклсон. Пока он продирался через узкий проход, его майка изорвалась в клочья. Эшли знаком велела всем подойти к ней.

– Приготовьтесь, мы выступаем через две минуты. Пусть в руках у каждого будет пистолет или винтовка.

– Может, нам лучше вернуться? – дрожащим голосом спросила Линда.

Ее щеки все еще были мокры от слез. Эшли положила руку ей на плечо.

– Мы слишком далеко зашли, и теперь нам остается только двигаться вперед.

Линда глубоко вздохнула, борясь с собственными страхами, а когда заговорила снова, голос ее звучал уже более уверенно.

– Ты права.

Эшли одобрительно погладила ее по плечу и повернулась к команде.

– Пора отправляться.

Никто не возражал, и вскоре группа двинулась вперед по тоннелю. Первыми шли Бен и Виллануэва, тщательно осматривая каждый ярд пространства.

– Оставайтесь в зоне видимости! – окликнула их Эшли, когда Бен ушел слишком далеко вперед. – Нам нужно держаться плотной группой.

Они дошли до места, где тоннель раздваивался подобно двузубой вилке. Какой путь выбрать? Эшли вопросительным взглядом посмотрела на своих разведчиков. Виллануэва указал на левое ответвление.

– Кровавый след тянется туда, – сказал он.

Эшли махнула пистолетом, указывая направление. За каждым новым поворотом тоннеля она ожидала увидеть скорчившееся на полу безжизненное тело Хэллоуэя. С каждым пройденным ярдом она непроизвольно убыстряла шаг.

– Ты наступаешь мне на пятки, женщина! – прошипел Бен. – Если я налечу лбом на скалу, вряд ли это поможет Хэллоуэю!

– Извини, я нечаянно.

– Мы и без того идем настолько быстро, насколько это возможно.

Виллануэва прервал их дискуссию, энергично взмахнув рукой, и указал на следующий поворот тоннеля. Подойдя к нему, Эшли осторожно выглянула из-за угла. Тоннель впереди выходил в просторную пещеру.

– Я думаю, мне лучше пойти одному, – сказал спецназовец. – Погляжу, как там и что.

– Нет! – отрезала Эшли. – Пойдем вместе! Хэллоуэй уже прогулялся в одиночку, и вот что из этого вышло. Больше людей – больше глаз, больше пальцев на спусковых крючках.

– Как угодно, – пожал плечами Виллануэва.

Команда вошла в пещеру одновременно. Лучи света от фонарей были направлены сразу во все стороны и напоминали расходящиеся спицы огромного колеса. Эта каверна напоминала все те, через которые им уже довелось пройти: сверху висят сталактиты, снизу торчат сталагмиты. Но было здесь и нечто новое.

Эшли смахнула с ресниц снежинку.

– Черт! Здесь идет снег!

И правда, посверкивая в свете фонарей, сверху падали маленькие белые хлопья. Линда подставила ладонь, и вскоре она стала белой.

– Странно, но они не холодные и не тают.

Бен протиснулся к Эшли.

– Скверно, – сказал он.

– Что?

– Это не снег. Это гипс. – Он направил луч света на огромный сросток гипсовых кристаллов, украшавший своды пещеры наподобие диковинной люстры диаметром в двадцать футов. – Это очень хрупкие и деликатные образования. Тепло человеческого тела может заставить их размягчиться, и тогда они начнут осыпаться. Что, собственно, и происходит сейчас.

Эшли стряхнула «снежинки», словно перхоть, со своих плеч.

– Но я не вижу никакой опасности, – проговорила она.

– Если они осыпаются, значит, недавно здесь было много тепла. Гораздо больше, чем может излучать тело одного раненого «морского котика».

Когда смысл сказанного Беном дошел до сознания Эшли, ее глаза расширились.

– Мы здесь не одни…


По мере того как команда шла по пещере, хлопья падали все гуще. Лучи фонарей обшаривали стены, и тени, как испуганные летучие мыши, шарахались от света. Эшли повязала на лицо носовой платок, чтобы хлопья гипса не попадали в рот и нос. Другие последовали ее примеру. Теперь все они походили на киношных бандитов, выслеживающих ничего не подозревающую жертву.

Первым по-прежнему шел Виллануэва. Точнее не шел, а крался, перебегая от одного укрытия к другому. Все молчали, со страхом гадая, что могло подстерегать их впереди.

Выставив винтовку перед собой, Бен двигался рядом с Эшли. Направив луч фонаря на пол пещеры, он опустился на одно колено и прошептал:

– Кровавый след становится тоньше.

Они должны были выйти на связь с базой Альфа уже час назад, но сейчас прерывать поиск было нельзя. Понадобится не менее часа на то, чтобы вынуть из водонепроницаемых чехлов части радиостанции, собрать их и доложить Блейкли обо всем, что произошло. Однако время неумолимо утекало – так же, как кровь пропавшего спецназовца.

Виллануэва яростно зашипел, и они остановились как вкопанные. Оглядевшись, Бен увидел, что остальные тоже замерли и присели. Осталась стоять только Эшли. Он дернул ее за руку и заставил сесть рядом с ним.

Спецназовец, сидя на корточках за огромным булыжником, приложил палец к губам и знаками велел Эшли осторожно подойти к нему. Не поднимаясь, она поползла вперед. Виллануэва приложил губы к ее уху и зашептал:

– Мы добрались до дальнего конца пещеры. Отсюда есть два выхода: большой тоннель и узкая «червоточина».

– Так в чем же дело? – так же шепотом спросила она. – Нужно идти! Куда ведет след?

Виллануэва покачал головой.

– Точно сказать не могу. Грязь здесь слишком густая, и след не разглядеть.

– Значит, нужно проверить оба пути.

– Подождите. Я позвал вас не из-за этого. – Он указал на булыжник. – Высуньте голову и прислушайтесь.

Удивленно вздернув брови, Эшли вытянула шею и выглянула из-за валуна. В каменной стене, открывшейся ее взору, она увидела широкое неровное отверстие тоннеля – такого же, как тот, по которому они пришли сюда. Поначалу она не слышала ничего, кроме собственного учащенного дыхания. Может, у «морского котика» более острый слух? Она повернула голову, чтобы сказать ему это, и тут – услышала. Хруст и треск, подобный тому, который раздается, когда идешь по сухим веткам. Эти звуки доносились из тоннеля впереди. По ее коже побежал мороз.

Она хотела поднять фонарь, чтобы посветить в глубь тоннеля, но Виллануэва успел схватить ее за руку.

– Нет! – прошептал он. – Кто бы там ни находился, они не догадываются о нашем присутствии.

– Может, это Хэллоуэй, – предположила она, сама не веря тому, что говорит.

– Глупости! – прошипел спецназовец.

– Что же нам делать? Сидеть и ждать?

Сзади послышался громкий чих. Эшли резко обернулась. Халид сделал извиняющееся лицо и показал на падающие с потолка «снежинки». Второй рукой он зажимал себе нос, чтобы не чихнуть снова.

Снова повернувшись к тоннелю, Эшли затаила дыхание и прислушалась, а затем прошептала:

– Я больше ничего не слышу!

Виллануэва, сидевший с закрытыми глазами, согласно кивнул:

– Я тоже.

Проклятье! Теперь таинственный противник знал, что они здесь. Скрываться больше не имело смысла. Эшли выпрямилась, обеими руками сжимая рукоятку пистолета.

– Бен! Виллануэва! Вы – со мной! Майклсон, оставайтесь за этим валуном с остальными. В случае чего прикроете нас.

Майклсон шагнул вперед.

– Это уже военная операция. Остаться должны вы, а я пойду с Беном и Виллануэвой.

– Нет, – резко ответила Эшли, проверяя пистолет. – Я хочу, чтобы вы находились здесь, охраняя Линду с Халидом и прикрывая наши спины. Возможно, нам придется спешно отступать.

Майор мрачно молчал, но затем он, видимо признав убедительность ее аргументов, кивнул и проговорил:

– Будьте осторожны.

– Вперед! – махнула пистолетом Эшли.

Втроем они вышли из-за валуна, направив оружие в разверстую пасть тоннеля.

– Открывать огонь только по моей команде, – проговорил «морской котик». – Стреляйте во все, что движется, вопросы – потом.

– Нельзя, – возразила Эшли. – Возможно, там Хэллоуэй.

Виллануэва поднял автомат выше.

– Нужно использовать любой шанс.

Эшли отвела рукой ствол его автомата в сторону и, шагнув вперед, громко крикнула:

– Хэллоуэй!

Тоннель молча смотрел на них огромным черным глазом.

– Теперь довольны? – спросил спецназовец.

Он нажал на спусковой крючок и выпустил в дыру длинную очередь. Грохот выстрелов, прогремевших в замкнутом пространстве, эхом отразился от каменных стен и оглушил членов команды. Выстрелы уже смолкли, а в ушах у Эшли все еще звенело. Из отверстия вырвалось облако каменной пыли и крошева.

Бен опустил фонарь ниже, пытаясь разглядеть хоть что-то в вязкой тьме тоннеля, но ничего не увидел.

– Дьявол! – досадливо выругался он.

Внезапно из тоннеля раздался ни на что не похожий вопль. Он напоминал вой по умершему и одновременно клекот орла, но только более хриплый и горловой. Эшли вздрогнула и моргнула. Инстинкт самосохранения требовал от нее бежать как можно быстрее и дальше и спрятаться в самую глубокую и темную расщелину. Однако она опустилась на одно колено и подняла ствол пистолета выше.

А потом из отверстия тоннеля в пещеру, где они находились, подпрыгивая на каменной поверхности, выкатился какой-то небольшой круглый предмет.

– Господи, мать твою! – выпалил Виллануэва, в ужасе шарахнувшись назад.

Это был Хэллоуэй. Точнее, его голова. Отрезанная голова «морского котика» остановилась в ярде от них и уставилась мертвыми глазами в потолок пещеры. На ее ресницы мягко опускались хлопья гипсового снега.

1   ...   7   8   9   10   11   12   13   14   ...   33

Похожие:

Роллинс Пещера «Пещера» iconПещера каменного века в Карабахе
Армянский народ был наследником культурного предания, идущего из общечеловеческого источника, верным хранителем его целостности,...

Роллинс Пещера «Пещера» iconII. Эпоха бронзы – 2 тыс до н э. – 1 тыс до н э. Ранняя – 18-14 вв до н э. Средняя – 14-12 вв н э. Поздняя – 12-9 вв н э. III
ЮК; ранний (нижний): остроконечники, рубило, чоппер, чоппинг; Кудайпой, Ушкулы; средний (мустье): неандерталец; организация древних...

Роллинс Пещера «Пещера» iconКолоссе Родосском, Статуе Зевса в Олимпии, Мавзолее в Галикарнасе, Александрийском маяке или Храме Артемиды в Эфесе?
Скульпторы и художники создавали рукотворные чудеса. В средние века были созданы такие памятники как Пещера Десяти тысяч Будд (Китай),...

Роллинс Пещера «Пещера» iconДжеймс Роллинс Дьявольская колония Серия: Отряд «Сигма» 7
Внутри он заполнен непонятным веществом, которое, оказавшись на свободе, мгновенно начинает поглощать окружающую материю, превращая...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница