Доклад, выполненный по заказу рио центр




НазваниеДоклад, выполненный по заказу рио центр
страница4/22
Дата конвертации26.10.2012
Размер3.47 Mb.
ТипДоклад
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Литература:

/1/ Хабермас, Ю. Философский дискурс о модерне. М. 2003.С.8.

/2/Alexander, Jeffery (1994) ”Modern, Anti, Post and Neo: New Social Theories Have tried to Understand the “New World of our Time”, Zeitschrift fur Soziologie(pp)

/3/К. Маркс. Капитал.т.1. К. Маркс и Ф.Энгельс. Сочинения. Т.23. М. Сс. 6-9.

/4/ Frencis Fukuyama. After the Neocons. Profile Books. 2007. PP.114-154.

/5/ Nurkse, R. Problems of Capital Formation in Underdeveloped Countries,

Oxford 1963.

/6/ Hirschman, A.O.The Strategy of Economic Development, New Haven

1958.

/7/ Rostow, W.W. The STages of Economic Growth, Cambridge 1960.

/8/. Rosenstein-Rodan, P.N. The Theory of the "Big Push" in: Meier, G.M.,

Leading Issues in Economic Development, Studies in International Poverty,

Oxford 1970,393-398.

/9/ Perroux, F. Les Poles de dcvelopement et 1 'economic Internationale, The

Challenge of Development, A Symposium, Jerusalem 1957.

/10/ Myrdal, G. Economic Theory and Underdeveloped Regions, London 1957/

/11/ Weber, M. Die protestantische Ethik und der Geist des Kapitalismus in:

Gesammelte Aufsatze zur Religionssoziologie, Tubingen 1922. М. Вебер. Протестантская этика и дух капитализма. М. Вебер. Избранные произведения. М. 1999.

/12/Coleman J. Resources for Social Change. N.Y. 1971.

/13/ Parsons, T. Gesellschaften, Evolutionare und komparative Perspektiven,

Frankfurt 1975.

/14/ Smelser, N. Theory of Collective Behavior, Glencoe 1963.

/15/McClelland, D. C. The Achieving Society, Princeton 1961.

/16/ Hagen, E.E.On the Theory of Social Change - How Economic Growth Begins, Homewood 1962.

/17/ Prebisch, R. The Role of Commercial Policies in Underdeveloped Coun

tries. American Economic Review 49, 1959, 251-273.

/18/ Myint, H. The Gains from International Trade and the Backward countries, Review of Economic Studies XXII, 1954/55,129-142.

/19/ RAO, V.K.R.V. Investment, Income and the Multiplier in an Underdevel

oped Country in: Agarwala, A.N. and Singh, S.P. (Eds). The Economics of

Underdevelopment, London 1971, 205-218.

/20/ Bhagwati, J.Immiserizing Growth. A Geometrical Note, Review of Eco

nomic Studies XXV (3), No. 68, 1958, 201-205

/21/. Luxemburg, R. Die Akkumulation des Kapitals, Berlin 1913.

/22/Ленин В.И. Империализм как высшая стадия капитализма. ПСС, т.27. Сс.299-426.

/23/ Santos, T. Uber die Struktur der Abhangigkeit In: Senghaas, D. (Ed.),

Imperialismus und strukturelle Gewalt, Frankfurt 1972, 243-257.

/24/ Galtung, J.Eine strukturelle Theorie des Imperialismus in: Senghaas, D.

(Ed.) Imperialismus und strukturelle Gewalt, Frankfurt 1972, 29-104. Galtung, J.Eine strukturelle Theorie des Imperialismus in: Senghaas, D.

(Ed.) Imperialismus und strukturelle Gewalt, Frankfurt 1972, 29-104.

/25/ Senghaas, D. Weltwirtschaftsordnung und Entwicklungspolitik, Pladoyer

fur Dissoziation, Frankfurt/M. 1977.

/26/ WOHLKE, M., WOGAU, P.V., MARTENS, W., Die neuere entwicklungstheoretische Bibliographic (Edition der Iberomaerikana Reihe II, Bibliographische Reihe 2), Frankfurt 1977

/27/ Immanuel Wallerstein, (2003) “Entering Global Anarchy”, New Left Review, pp.27-35.

/28/ Eisenstadt, Schmuel N.(1999) “Multiple Modernities in an Age of Globalization, pp.37-50. in Grenzenlose Gesellschaft Teil 1. Opladen. Leske& Budrich.

/29/Almond G, Verba S. The Civic Culture. Princeton, 1963.

/30/Senghaas, D. Weltwirtschaftsordnung und Entwicklungspolitik, Pladoyer

fur Dissoziation, Frankfurt/M. 1977.CAUSES OF UNDERDEVELOPMENT AND CONCEPTS FOR DEVELOPMENT. AN INTRODUCTION TO DEVELOPMENT THEORIES By DR. FRITHJOF KUHNEN. The Journal of Institute of Development Development Studies, Studies, NWFP Agricultural

Vol. VIII, 1986,1987 University, Peshawar.

/31/Иммануэль Валлерстайн. Конец знакомого мира. Социология XXI века. М.2005. С.235.

/32/Иммануэль Валлерстайн. Конец знакомого мира. Социология XXI века. М.2005. С.233.

/33/Иммануэль Валлерстайн. Конец знакомого мира. Социология XXI века. М.2005. С.234.


1.2. Социальная трансформация: модернизационная рамка.

По мере накапливания опыта реализации модернизационных проектов, осмысления причин острейших кризисов, возникавших в результате их краха («исламская революция», как ответ на социокультурный крах проводимого шахом модернизационного проекта, лишь один, пусть и очень яркий пример), в центр внимания встала проблема некризисного, в иных концепциях «органичного» развития. Слишком многие сценарии модернизации (как мы это видели при обзоре теоретических подходов) приводят к кризисам, чтобы можно было оставить этот факт без внимания.

Но анализ лишь самих модернизационных сценариев не позволяет вскрыть подлинные причины кризисов, создать сколько-нибудь надежную основу для их предвидения. Для этого необходимо включить в рассмотрение дополнительные внешние факторы, обусловливающие органичный или, напротив, кризисный ход модернизации, т.е. необходим выход на более высокий уровень анализа.

Трансформация. В социальной теории сложилось научное направление, связанное с анализом процессов социального функционирования в условиях качественных общественных изменений, как целенаправленных, так и «естественных», т.е. не связанных с каким-либо проектом, - трансформация.

Сегодня ведутся широкие дискуссии относительно теоретико-методологических подходов к анализу социальной трансформации. Автор в данной работе близок к деятельностному подходу, который обосновывает Т.И. Заславская, рассматривающая взаимодействие основных социальных акторов, с одной стороны, и социальных институтов, с другой/1/.

Отличие представленного здесь подхода - рассмотрение процессов трансформации путем инкорпорирования в него классическую веберовскую схему, сфокусированную на процессах распада традиционного общества, становлении модерного социума с возрастанием роли рационализации деятельности. Эти процессы меняют структуру массовых моделей социального действия (традиционная, аффектированная, ценностно-рациональная и целе-рациональная модели), т.е. меняют соотношение слоев и групп населения, ориентированных на соответствующие модели.

Здесь можно согласиться с точкой зрения Р. Будона: «нам представляется необходимым подчеркнуть, что веберовская парадигма методологического индивидуализма не ограничивается анализом процессов, происходящей в кратчайшей и средней по размерам временной перспективе; она может быть успешно приложена и к более длительным процессам»/2/.

Для характеристики процессов трансформации с предлагаемой точки зрения, важно охарактеризовать две взаимосвязанные стороны преобразований:

  • институциональные, связанные с намеренным изменением номинальных установлений (формальных норм, процедур или правил) и «естественным» формированием неформальных норм, обусловливающих в своей совокупности перемены в функционировании социальных институтов;

  • процессуальные, вызванные переменами в макросоциальных моделях деятельности людей в рамках соответствующих социальных институтов.

При таком подходе взаимосвязь моделей социального действия, ценностных оснований, лежащих в их основе, функционально увязана с теми социальными институтами, в рамках которых реализуется соответствующее действие.

«Роль идей, ценностей и более широко, мыслительных данных зависит, таким образом, от структуры ситуаций, которые подлежат анализу в ходе того или иного исследования. Некоторые ситуации ставят такие проблемы, которые актор не может легко решить, если он не имеет идеологических убеждений. Другие ситуации, напротив, могут восприниматься «рационально» или квазирационально. В них актор способен с легкостью оценить одновременно весь спектр возможных линий поведения, определить и выбрать наиболее предпочитаемую из них»/3/.

Такой подход, как представляется, позволяет лучше понимать характер процессов трансформации, различать ситуации, в которых ценностная сторона носит превалирующий характер от тех, где действуют сугубо прагматические мотивы. Это соображение существенно в связи с тем, что в последнее время, видимо в порядке реакции на длительное игнорирование социокультурных и идеологических факторов, заметна тенденция абсолютизации роли культуры, которую стремятся теперь представить в качестве жесткого ограничителя процессов развития. Наше дальнейшее рассмотрение, хочется надеяться, позволит внести посильный вклад в более сбалансированное представление данной проблемы.

Трансформации в этой связи требуют не только распознавания различий между тем, что практикуется и тем, что проповедуется, но и изменения пути нашего мышления. Эйнштейн выразил это мощно и кратко: "Без изменения способа мышления мы не в состоянии решить проблемы, созданные современным образом мышления"/4/.

Задача трансформационного анализа - выявление того, в какой мере и в каких формах изменение базовых, доминирующих моделей социального действия влияет на характер функционирования социальных институтов, на их развитие и, наоборот, каким образом перемены в номинальных институциональных нормах могут влиять на массовые модели социального действия. В свою очередь изменения в структуре моделей социального действия неизбежно оказывают влияние на ценностный фундамент функционирования этих моделей. При таком понимании культура уже не только фундамент развития. Социокультурная динамика – мощный стимул развития.

Таким образом, предметом трансформационного исследования являются взаимодействия изменений формальных и неформальных установлений, регулирующих функционирование социальных институтов, с одной стороны, и изменений в моделях социально-экономического и политического действия, осуществляемых в рамках рассматриваемых социальных институтов, с другой/5/.

Такой подход позволяет учитывать сценарии модернизации, в которых введение институциональных норм, расходящихся с ожиданиями включенных групп, не приводит к ожидаемым переменам в функционировании этих институтов. Перемены в нормативных установлениях оказываются не подкрепленными соответствующими изменениями в моделях социального действия. В результате возникает часто наблюдаемая дисфункция рассматриваемого социального института. Возможна и симметричная ситуация, когда «естественные» изменения в моделях социального действия, меняющие в свою очередь неформальные правила функционирования социального института, вступают в противоречие с номинальными установлениями.

Здесь следует обратить внимание на временной фактор соответствующих изменений. Именно временная протяженность рассматриваемых процессов в большой мере определяет финальный характер взаимодействия моделей социального действия и институтов. Бывает, что время лечит. Но бывает, что время лишь копит противоречия и готовит взрыв.

Это обстоятельство вводит в наше рассмотрение проблемы адаптации. Процесс социальной адаптации характеризует:

  1. способность различных социально-экономических слоев и групп населения, включая и элиты, осмысленно ориентироваться в существующей социальной и хозяйственной ситуации;

  2. адекватность вырабатываемых ими моделей социального поведения сложившейся институциональной среде;

  3. рациональность использования различных располагаемых ресурсов для реализации своих потребностей и интересов.

В ходе этого процесса население осуществляет собственную, во многом субъективно обусловленную интерпретацию сигналов, посылаемых ему с макроуровня (путем установления норм и соответствующих санкций за их нарушение) на микроуровень, на уровень реальной деятельности населения.

Р. Будон в своем анализе социальных теорий делает вывод: «…даже если гипотеза, в соответствии с которой актор стремится адаптироваться к новым для него ситуациям, все же обладает универсальной значимостью, то форма этой адаптации будет зависеть от структуры ситуации. Парето наблюдал такое явление: люди могут построить мост, прибегая к использованию того, что называют «логическими» действиями (т.е. они делают рациональный выбор, основанный на научных данных), но не способны, действуя подобным образом, избрать депутата/6/.

Эти эффекты во многом обусловлены тем, что смыслы, возникающие в результате соответствующей интерпретации социального функционирования, составляют ту субъективную картину реальности, к которой, собственно, и адаптируется население. Иными словами, в ходе адаптации население, его слои и группы выступают в роли эффективного "социального критика", проверяющего практичность соответствующих нормативных установлений, их соответствие сложившимся социальным, культурным и хозяйственным практикам. В ходе такой «социальной критики» также определяется эластичность таких практик, их возможность приспосабливаться к новым требованиям.

Если же дело не может ограничиться приспособлением сложившихся практик и нужно освоение качественно новых процесс адаптации переходит к иным механизмам, требующих сильных стимулов для такого освоения, а также наличия ценностной санкции. Хорошо известны случаи, когда люди, располагавшие необходимой квалификацией и другими социальными ресурсами, не смогли адаптироваться к изменившейся реальности. Смена модели социального действия для них была «табуирована» высокозначимыми ценностями.

Адаптация также является макросоциальным механизмом, обеспечивающим оценку населением возможностей и условий решения своих насущных проблем, которые предоставляет наличная институциональная среда. Например, эти оценки являются необходимой предпосылкой для формирования и реализации моделей социальной мобильности, являющихся неотъемлемым элементом современной стратегии модернизации. Формирование таких моделей и реализация соответствующих практик в условиях современной экономики – один из самых мощных ресурсов развития.

Вполне очевидно, что соответствующие оценки предопределены не только самим характером институциональной среды, но и теми микросоциальными позициями, с которых осуществляется эта оценка. Т.е. диспозиция отношения к тем или иным институтам, институциональной среде в целом, формируемая в ходе адаптационных процессов, является, продолжая рассмотренный выше пример, важным условием для последующего формирования моделей социальной мобильности.

Одновременно соответствующие оценки обусловливают формирование системы неформальных норм, корректирующих или даже противостоящих номинальным установлениям. При этом, как это вполне очевидно, что эти неформальные нормы и правила выступают более сильными регуляторами социальной деятельности. Наличие сильного «зазора» между неформальными практиками, с одной стороны, и номинальными установлениями, с другой, ведет к серьезным дисфункциям. Так, коррупция лишь один из способов снижения масштабов такого «зазора». Это ни в какой мере не оправдывает коррупцию, но указывает, что один из путей борьбы с ней - устранение ее макросоциального фундамента, снижение обсуждаемых «зазоров».

Для хода нашего рассуждения, ориентированного на взаимодействие процессов социальной трансформации и модернизации, важен вывод, что результатом адаптационных процессов является выстраивание социальной диспозиции слоев и групп населения, различающихся своим отношением к характеру трансформационного процесса.

Эта диспозиция в значительной мере является основанием для социальной стратификации в обществе, испытывающим быстрые социальные изменения. Без этого основания стратификации вряд ли возможно связать социальные позиции людей с их социальными позициями и социальными действиями. В частности соответствующая диспозиция во многом определяет уровень социальной поддержки идущих преобразований. В этом смысле представления об исходной диспозиции и сценарии ее потенциальной динамики являются важной компонентой любой ответственной стратегии модернизации.

Значение адаптационных процессов для формирования моделей социального действия в условиях радикального изменения институциональной среды и, следовательно, для всего хода процессов трансформации ярко показывает К. Поланьи на примере формирования новых городов в ходе Промышленной революции в Англии: «В новых городах не было давно и прочно сложившегося среднего класса, не существовало крепкого ядра ремесленников и мастеров, почтенных мелких буржуа, способных послужить ассимилирующей средой для неотесанных работяг, которые привлеченные в город высокими заработками или согнанные со своей земли ловкими огораживателями, тянули лямку на первых капиталистических фабриках, Промышленный город центральной или северо-западной Англии представлял собой культурную пустыню, его трущобы лишь отражали отсутствие какой-либо традиции и чувства гражданского достоинства. Брошенный в эту страшную трясину убожества и нищеты, крестьянин-иммигрант или даже бывший йомен, или копигольдер быстро превращался в какое-то, не поддающееся описанию болотное животное. Дело не в том, что ему мало платили или заставляли слишком много работать – хотя и то и другое происходило слишком часто, дело в том, что физические условия, в которых он теперь существовал, были абсолютно несовместимы с человеческим образом жизни... И все же положение не было безнадежным: пока человек сохранял определенный статус, служивший ему опорой, пока перед ним была модель поведения, заданная ему родственниками и товарищами, он мог бороться и, в конечном счете, восстановить свое нравственное достоинство»/7/.

Эта довольно длинная цитата основоположника теории трансформации вызывает явные ассоциации с ситуацией в России на рубеже XIX и XX веков, в СССР в 30-х годах. Она ясно показывает, что сходная социально-экономическая и институциональная ситуация порождает сходные социокультурные проблемы, ставящие перед исследователем близкие задачи.

Адаптирующиеся социальные субъекты в своей роли «социального критика» выявляют дисфункции, необходимость (реализуемую или игнорируемую) соответствующих институциональных изменений. Это означает, что в поле нашего рассмотрения оказываются взаимно стимулируемые изменения моделей социального действия, с одной стороны, и функционирования социальных институтов, с другой.

Соответственно, позитивный результат социальной трансформации – введенные в ходе реализации модернизационного проекта институты приходят в определенное социокультурное равновесие с изменившимися моделями социального действия. Напротив, рост социальных напряжений в ходе адаптации приводит к негативной оценке вводимых институтов. Социокультурный «зазор» между вводимыми институтами, с одной стороны, и социальными практиками, с другой, превращается в отторжение. Трансформационные напряжения быстро превращаются в модернизационный кризис.

Темп трансформационных изменений также не может рассматриваться оторвано от их содержания, т.к. он тесно связан с возможностями адаптации и ее результаты, как это было рассмотрено выше, в большой мере влияют на характер трансформации.

Этот темп неизбежно является проблемой для основных социальных групп, вовлеченных в процесс перемен. Его оценка связана с теми усилиями, которые необходимы соответствующим слоям и группам населения для адаптации к новым условиям. Таким образом, предметом трансформационного исследования являются относительно быстрые изменения социальных институтов, с одной стороны, и моделей социального действия, с другой. При медленных, «незаметных» изменениях институтов и моделей социального действия, характерных для традиционного общества, эти изменения перестают быть проблемой и, следовательно, предметом исследования.

При рассмотрении теоретических проблем трансформации необходимо прояснение ключевых факторов, определяющих ход трансформационного процесса, его траектории.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   22

Похожие:

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconДоклад Международного коллектива ученых к Конференции ООН по устойчивому развитию рио+20 (Бразилия, 2012 г.) (сокращенная версия) Под редакцией профессора Юрия Яковца
...

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconБразилия дайвинг в кабо фрио рио-де-Жанейро (3н) – Аррайал ду Кабо – Кабо Фрио (6н)
Рио-де-жанейро: Прибытие в Рио-де-Жанейро. Встреча в аэропорту. Индивидуальный трансфер и размещение в отеле. Свободный вечер

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconМатематика
Издание подготовлено и выпущено по заказу муниципального учреждения «Информационный методический центр» (му «имц»)

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconМатематика
Издание подготовлено и выпущено по заказу муниципального учреждения «Информационный методический центр» (му «имц»)

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconМатематика
Издание подготовлено и выпущено по заказу муниципального казенного учреждения «Информационный методический центр» (мку «имц»)

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconДоклад представлен директором мбоу «цпмсс» И. А. Устюговой
«Центр психолого-медико-социального сопровождения» (далее Центр) основано в марте 1994 года. Центр расположен в северо-восточной...

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconДоклад подготовлен Баженовой Светланой Куприяновной. Партнерские организации, принимавшие участие в подготовке доклада: Аппарат Уполномоченного по правам человека по Приморскому краю; пкмоу «Центр по профилактике социально-значимых проблем»
Краткая информация об организации, подготовившей настоящий доклад: Автономная некоммерческая организация «Дальневосточный центр»,...

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconПослание конференции организации объединенных наций по устойчивому развитию (Конференция рио+20)
Организации Объединенных Наций 2012 года по устойчивому развитию (Конференция Рио+20), которая будет проводиться в Рио-де-Жанейро...

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconРоссийская академия наук центр цивилизационных и региональных исследований Исследование проведено по заказу Комитета межрегиональных связей и национальной политики г. Москвы
I. Инструментарий анализа уровня конфликтогенности освещения этнических процессов в сми

Доклад, выполненный по заказу рио центр iconДоклад о деятельности
Информационный доклад о деятельности муниципального дошкольного образовательного учреждения «центр развития ребенка – детский сад...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница