Факультет политологии кафедра российской политики




НазваниеФакультет политологии кафедра российской политики
страница1/6
Дата конвертации27.02.2013
Размер0.77 Mb.
ТипДипломная работа
  1   2   3   4   5   6


МОСКОВСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

имени М.В. ЛОМОНОСОВА

ФАКУЛЬТЕТ ПОЛИТОЛОГИИ

КАФЕДРА РОССИЙСКОЙ ПОЛИТИКИ


СУЗИ А.М.


ФОРМИРОВАНИЕ ТЕРРИТОРИАЛЬНОЙ ИДЕНТИЧНОСТИ

В СОЦИАЛЬНЫХ СЕТЯХ РУНЕТА:

ПОЛИТОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ


ДИПЛОМНАЯ РАБОТА


Научный руководитель:

д.п.н., проф. Василенко И.А.


МОСКВА

2011 год

Содержание

Введение 3

Глава 1. Теоретико-методологический анализ территориальной идентичности и Интернет-пространства 10

1.1. Основные научные подходы к анализу взаимоотношений общества и территории. Феномен территориальной идентичности 10

1.2. Основные научные подходы к изучению социальных и территориальных процессов в Интернете 27

Глава 2. Территориальная идентичность в социальных сетях Рунета 42

2.1. Проявление территориальной идентичности в социальных сетях Рунета 42

2.2. Методы воздействия власти на территориальную идентичность в сети. Влияние сетевой территориальной идентичности на политический процесс 55

Заключение 65

Список литературы 67

Введение


Актуальность темы исследования. В настоящее время все большая роль в политической науке отводится исследованиям пространственного измерения политики. В современном мире перед властью встает все больший объем задач, а времени на их решение отводится все меньше. Выходом из сложившейся ситуации является передача возможно большего числа полномочий на нижестоящие уровни управления (регионы и населенные пункты). Это позволяет не просто оперативно принимать решения, но и принимать их индивидуально для каждой территории адекватно сложившимся условиям.

Для успешного целеполагания и последующего проведения решений управление целесообразно осуществлять в рамках некоторого множества людей, объединенных общностью интересов. Такого положения можно достигнуть, если эти люди идентифицируют себя с некоторым объединяющим началом. Государство организованно по территориальному принципу и состоит из регионов и городов, поэтому и передача управленческих полномочий на более низкие уровни означает их делегирование органам, управляющим частью территории государства того или иного размера. Соответственно, и объединяющее начало следует искать в территории. Таким образом, мы приходим к понятию территориальной идентичности, как средства консолидации и мобилизации общества.

Идентичность как идеальное явление испытывает все большее воздействие со стороны растущих информационных потоков и развивающихся технологий их обработки и передачи. Мощнейшей такой технологией является Интернет. Он рождает единое информационное пространство, проецируя на себя и при этом модифицируя различные общественные явления и взаимодействия, в том числе и идентичность, которая проявляется в веб-сервисе социальных сетей, т. к. он институционализирует и формализует образование групп пользователей глобальной сети.

Степень научной разработанности проблемы. Для рассмотрения отношений общества и территории применима системная методология, основы которой заложили Д. Истон, Т. Парсонс, развили Н. Луман, Э. Гидденс.1

Масштабные исследования роли территории в общественной жизни проводили отечественные мыслители П.Н. Савицкий, Г.В. Вернадский, Л.И. Мечников, Л.Н. Гумилев.2

Проблемы идентичности поднимаются в работах таких исследователей как З. Фрейд, Э. Эриксон, В. Хёсле.3 Идентичность в социокультурном аспекте рассматривают И.А. Василенко, В.А. Тишков, В.А. Ачкасов, Л.М. Дробижева, Т.В. Беспалова, А.В. Сидоров, Т.Г. Стефаненко.4 Территориальную идентичность анализируют Н.А. Шматко, Ю.Л. Качанов, А.Л. Зверев, А.М. Карпенко, Г.С. Корепанов, В.М. Суханов, А.В. Полосин, А.Ю. Согомонов, В. Княгинин, П. Щедровицкий.5

Основополагающие моменты в изучении роли информационных технологий в обществе закладывают Н. Винер, М. Кастельс, Э Тоффлер, Ф. Уэбстер.1 С информационными технологиями сопряжены вопросы коммуникационных процессов, которые поднимаются в работах таких авторов как Г. Ласуэлл, Э. Ноэль-Нойман, М. Маклюэн, Н. Больц.2 Следует отметить исследования в этой области российских авторов И.А. Василенко, А.И. Соловьева, Ю.Ю. Перфильева, В.Л. Силаевой.3

Политической коммуникации в Интернете посвящены работы И.И. Кузнецова, И.А. Быкова, В.А. Филиппова, С.Г. Туронка.4

Феномен социальных сетей анализируют С. Вассерман, К. Фауст, Г.В. Градосельская, А.Н. Чураков.5

Объектом данного исследования являются современные социальные сети Интернета, феномен территориальной идентичности. Предметом выступает явление формирования территориальной идентичности в социальных сетях российского сегмента Интернета.

Целью исследования является изучение формирования территориальной идентичности в социальных сетях Рунета. В соответствии с целью можно выделить следующие задачи:

  • определить понятия «идентичность» и «территориальная идентичность»;

  • описать технологические особенности Интернета и веб-сервиса социальных сетей в аспекте влияния на политические процессы;

  • рассмотреть механизм формирования территориальной идентичности в социальных сетях;

  • проанализировать проявление территориальной идентичности в социальных сетях Рунета;

  • рассмотреть методы воздействия территориальной элиты на идентичность с применением социальных сетей;

  • рассмотреть средства формирования и артикуляции интересов территориального сообщества с применением социальных сетей.

В качестве основных положений на защиту выносятся:

  1. В результате развития общества в рамках определенной территории может формироваться сообщество, которое идентифицирует себя с данной территорией. Можно выделить три основных уровня таких территорий: населенный пункт (устойчивая территория, на которой компактно проживает определенная группа людей – городское или сельское поселение), регион (в контексте данного исследования – субъект Российской Федерации) и макрорегион (не формализованная территория, выделяемая по историческим или географическим основаниям и включающая в себя несколько регионов или их частей).

  2. Территориальная идентичность – это отождествление индивида с определенной территорией и группой людей, объединяющейся вокруг этой территории и принимающей определенный набор ценностей. Территориальная идентичность может дополняться либо конкурировать с этнической идентичностью, определяемой как отождествление индивида с устойчивой культурно единой общностью, формируемой на основании признаков, являющихся результатом консенсуса членов данной общности. В определенной степени территориальная идентичность является составной частью социокультурной идентичности, которая объединяет людей в рамках культуры (цивилизации). В условиях современного кризиса социокультурной идентичности, достаточно часто именно территориальная идентичность становится консолидирующим фактором в преодолении этого кризиса.

  3. Интернет-пространство как проекция социального пространства должно содержать и территориальную идентичность. Наиболее функциональным средством её проявления является сервис социальных сетей. Интернет является технологией, оказывающей воздействие на социальные явления, которые обеспечивает. Поэтому в социальных сетях идет постоянный процесс формирования территориальной идентичности, который происходит в двух аспектах: коллективный – формирование групповых представлений, норм и индивидуальный – трансляция их отдельным членам.Различные социальные сети имеют разный функционал, что может отражаться на проявлении и соответственно формировании территориальной идентичности в них. Высокая степень структурированности сети «В Контакте» стимулирует проявление различных типов идентичности в виде заявления ее как некоторой позиции, статуса. Ориентированность на онлайн-дневники «Живого Журнала» способствует выражению идентичности с развитым когнитивным компонентом. Реализация в форме коротких сообщений сети «Твиттер» полезна сообществам, ориентирующимся на оперативную текущую информацию.

  4. В высокоструктурированной сети интенсивность идентичности может быть замерена через численность групп относительно региональной аудитории интернета и плотность межгрупповых связей. В любой сети возможно оценить содержание идентичности через анализ контента и ссылок. Наиболее интенсивной территориальной идентичностью является локальная, однако она редко имеет специфическое содержание. Наиболее содержательной является региональная идентичность, но она не во всех регионах проявляется интенсивно. В отдаленных регионах со слабой идентичностью актуальной становится макрорегиональная идентичность.

  5. Территориальная элита использует разнообразные методы информационного воздействия на пользователей социальных сетей с целью формирования территориальной идентичности: создание представительств органов власти в сетях, проведение значимых для территории событий, которые вызовут обсуждение в социальных сетях, разработка различной символики, связанной с регионом, в т. ч. брендирование, создание вирусного контента. Те или иные меры принимают многие территориальные администрации, однако в большинстве случаев они не носят системный характер.

  6. Представители территориальных сообществ используют социальные сети с целью донесения своей позиции по тем или иным вопросам до элиты. Интенсивность территориальной идентичности в социальных сетях может влиять на уровень электоральной поддержки и явку избирателей. Сети дают возможность прямого обращения к представителям власти, организации и освещения акций протеста, публикации протестных сообщений, статей и репортажей, проявления политической сатиры. Эти действия также оказывают влияние на образ региона и, как следствие, на территориальную идентичность.

Теоретико-методологическая основа исследования. Данная работа имеет междисциплинарный характер и основана на применении таких общенаучных методов как дедукция, индукция, анализ, синтез. Из специальных методов применялись моделирование и сравнение. Были использованы следующие теоретические парадигмы: системный, сетевой, феноменологический подходы, теории информационного общества, социокультурный анализ. В качестве методов сбора и обработки эмпирических данных использовались анализ текстов и визуальных материалов, аппарат теории графов, статистические методы анализа.

Дипломная работа состоит из введения, двух глав, каждая из которых содержит два параграфа, заключения и списка литературы.

Глава 1. Теоретико-методологический анализ территориальной идентичности и Интернет-пространства


1.1. Основные научные подходы к анализу взаимоотношений общества и территории. Феномен территориальной идентичности

Любое общество существует на определенной территории. Территория – это разновидность пространства, привязанная к поверхности земного шара, ее часть, очерченная определенными границами. Любое пространство «есть объединение мест, в некотором однотипном отношении».1 Специфика территории заключается в условной двухмерности (участок земной поверхности рассматривается как плоскость) и строгих границах пространства.

В политической науке территория понимается как «обязательный атрибут государства и любой его части, ее можно определить как участок земной поверхности, занимаемый определенным политическим явлением».2 Здесь проявляется специфика понимания территории в политологии. Если в общем случае ее границы могут быть заданы исходя из любого критерия, даже выработанного искусственно, то при определении границ политической территории закладывается определенная политическая значимость. Наряду с политизацией территории в рамках политической регионалистики можно говорить также о локализации политики: политическое явление, занимающее определенную территорию, ограничивается этой территорией.

Для обозначения частей пространства активно используются и другие категории, отличные от «территории», но в той или иной степени приближающиеся к ней по значению: «регион», «ареал», «зона», «район», «область», «край», «провинция» и др.3

Следует хотя бы в общих чертах определить эти понятия. Регион – это часть территории, которая характеризуется определенными признаками и отличается от остальной территории. В политической регионалистике под регионом понимают часть государства, причем достаточно большую по площади.

Ареалом называют определенную территорию, в рамках которой наблюдается то или иное явление, не характерное для остальной территории. Если сравнить определения двух понятий, то можно заметить, что они весьма близки: оба обозначают часть пространства, обладающую определенной спецификой. Пожалуй, основное отличие двух понятий заключается в следующем. Регион чаще всего предполагает наличие других территорий, выделенных по определенным признакам, это понятие являестся своего рода средством классификации территорий. Ареал же описывается через некоторое уникальное явление, и не обязательно предполагает наличие территорий, относящихся к другим явлениям. Стоит отметить также область употребления понятия «ареал» – это биогеография.

Зона – это часть пространства, опять же выделенная в соответствии с каким-либо признаком. Отличием этого понятия от двух предыдущих является отсутствие привязки к плоскости. Зона может быть выделена как в трехмерном пространстве, так и в одномерном. Примером последней можно считать климатические зоны, которые измеряются лишь в ширину, вдоль меридианов. Понятие «зона» значительно чаще используется в географии и технике, чем в социальных науках.

Пожалуй, наиболее многозначным является понятие «район». Его можно определить как пространство в определенной близости от объекта, явления, группы объектов или явлений. Такая трактовка близка к понятию «ареал», но отличается отсутствием привязки к плоскости (как в случае с «зоной»), а также введением пространственного зазора между объектом или явлением и границей его района. Район может быть очерчен вокруг одной точки, ареал – должен включать в себя некоторое множество точек. Кроме того существует понимание термина «район» как единицы деления территории, иногда весьма абстрактного, когда больше значения придается границе, а не разграничиваемому пространству и объектам, располагающимся в нем. Таким образом, Примером такого деления может быть деление на муниципальные районы. Можно говорить о том, что эти две трактовки понятия «район» являются противоположными. В политологии чаще используется вторая трактовка.

Двойная трактовка характерна и для понятия «область». В широком понимании – это часть пространства, выделенная из него в соответствии с каким-либо признаком. При таком определении «область» очень близка по значению к «зоне», в определенной степени эти понятия взаимозаменяемы. Но есть и узкое понимание – форма административно-территориальной единицы. В политологии чаще применяется именно такая трактовка этого понятия. Также формами административно-территориальных единиц являются упомянутые «край» и «провинция».

Понятия «регион», «ареал» и «район» иногда отождествляют с понятием «территория». Их определения, действительно, весьма близки, однако все они имеют определенную традицию употребления, что делает понятие «территория» наиболее общим из всех.

Отношения общества и территории, которую оно занимает, можно рассматривать как отношения системы и окружающей среды, что подталкивает обратиться к системному подходу. В классической системной теории общества среда предстает как нечто неопределенное и аморфное, как все, что не входит в систему. У Истона низкой степенью определенности обладают как среда, так и сама система («черный ящик»). Внимание уделяется лишь их взаимодействию, точнее действию системы в условиях среды.1

Парсонс описывает общество самодостаточным относительно своей среды (следует учитывать, что он относит к среде общества не только физическую среду, но и другие подсистемы действия, такие как адаптивную систему, систему целедостижения и систему воспроизводства образа), оно способно надежно контролировать процессы взаимообмена с внешним миром. Среда является источником ресурсов для системы, пространством, в котором она развивается.1

В этом отношении интересно наблюдение Николаса Лумана. Он обосновывает различение системы и среды через понятие формы. При этом форма – лишь различение, демаркационная линия, и «обе стороны определяются внутри себя через отсылку к соответствующей другой стороне».2 Таким образом, система во взаимоотношениях со средой доминирует уже не объективно, как у Парсонса, а субъективно, постольку, поскольку наблюдатель находится в системе. Ни система, ни окружающий мир не могут существовать без соответствующей другой стороны, и отношения между ними не могут иерархизироваться.

Значительное внимание территориальности уделяет Э. Гидденс, отводя пространству роль большую, нежели окружение, в котором протекает деятельность. Говоря о регионализации, он подразумевает образование различных по масштабу и протяженности зон. При этом «значительные по протяженности зоны, как правило, отличаются высокой степенью институционализации»,3 т. е. можно говорить о структурировании общества в пространстве (регионализации) и структурировании пространства обществом (институционализации).

В отечественной политической мысли также поднимался вопрос взаимоотношений общества и пространства. П.Н. Савицкий и Г.В. Вернадский разрабатывали категорию месторазвития.4 Эта категория ориентирована прежде всего на геополитику, евразийцы рассматривали в первую очередь территориальные образования, соразмерные России. Но тем не менее, понятие месторазвития может быть применено к территории любого порядка от всей планеты до одного двора. Месторазвитие есть синтез природы и социума, оно включает в себя живую и неживую природу, человека, его быт и духовный мир. При этом происходит двусторонний процесс взаимодействия природы и общества: природная среда является значимым фактором развития социума, а социум осваивает и изменяет природную среду. Важную роль природной среды в развитии общества также отмечали Л.И. Мечников и Л.Н. Гумилев.1

Ограниченное пространство, в котором развивается общество и влияние которого оно испытывает, выступает также объединяющим фактором: в рамках территории может формироваться определенное сообщество. Но его размеры и пространственная протяженность не допускают регулярное непосредственное общение между его членами. Б. Андерсон называет такие сообщества воображаемыми.2 Индивиды, входящие в него, никогда не будут знать большинство других членов сообщества. Б. Андерсон описывает нацию, но ряд из ее характеристик актуален для любой территориальной общности. Как и нация, территориальное сообщество «воображается» ограниченным, что обусловлено пространственной основой формирования. Кроме того, это сообщество, т. е. общность, основанная на горизонтальных связях, «товарищество», как пишет исследователь. Единству такого сообщества способствует идентификация с ним его членов.

З. Фрейд и Э. Эриксон рассматривали идентичность в виде отождествления индивидов с какой-либо социально-политической группой, в которой она выполняет функции образования единства, включение личности в социально-политическую социализацию, а также адаптивную функцию в ситуациях изменяющихся условий внешней среды.3 Идентичность включает в себя «соотнесение личности с группой, представления о группе, социальные механизмы самоопределения индивидов в многообразных группах. <…> Каждая из них включает в себя индивидуальную и коллективную идентичность разного масштаба и содержания».1

Л. М. Дробижева выделяет такие компоненты идентичности как самоидентификация (отнесение себя к общности) и представления о группе («образ мы»). Коллективная идентичность проявляется в мифах, легендах, литературе, произведениях искусства, архитектуре, текстах СМИ, публичных выступлениях лидеров. На индивидуальном уровне идентичность, как правило, не включает полного набора вышеперечисленных представлений.

С другой стороны, в идентичности можно выделить когнитивный (осознание принадлежности к группе, представления о ней), аффективный (оценка качеств группы, отношение к членству в ней) и поведенческий (конкретные действия, в которых проявляется членство в группе) компоненты. Идентичность также может характеризоваться интенсивностью, конкурентностью или совместимостью (в отношениях с другой идентичностью) и содержанием.

Вопросом требующим рассмотрения, является кризис идентичности. Кризис идентичности – это отрицание субъектом своей самости, объекта отождествления. В качестве причин такого кризиса «можно назвать отрицание символов, распад коллективной памяти, представленной традициями, а также утрату веры в общее будущее, дисгармонию между описательным и нормативным образами себя, прерывность в истории, несоответствие между представлением культуры о самой себе и ее образами в других культурах, наконец, чувство неполноценности относительно более совершенной культуры».2

«Информационная революция перевернула перспективу: впервые для человека стала актуальной не идентификация с группой, государчтвом или обществом, но стремление уйти от общественных связей, а значит, уйти и от политики».1

При этом кризис не является однозначно негативным явлением. Результатом его преодоления является новая идентичность. Кризисы являются переходом от одного стабильного состояния к другому, сопровождая прогресс.

В условиях кризиса социокультурной идентичности территория может стать ориентиром, который поможет его преодолеть. «Мы географичны и будем улучшаться, если будем мыслить географически» («We are geographical and will improve as we think geographically»).2

В последнее время все чаще говорят о таких процессах как глобализация и изменение пространства, которые могут нести угрозу традиционным территориальным общностям. «Интеллект третьей волны объединил содержание понятий близкого и далекого»3 Однако следует учитывать, что меняется не столько пространство, а наше его восприятие, интерпретация (что отражается в новых способах его представления, примером чему могут служить геоинформационные системы). Мы являемся свидетелями глокальной реорганизации пространства, суть которой в замене мира ранжированных по одномерной шкале (от «развитых» до «отсталых») мест на мир неповторимых пространственных ситуаций, образованных наложением глобальных потоков на местные особенности.4

На актуальность территориальных процессов указывают и реформы государственного и местного самоуправления. Повышается доля вопросов, решаемых на муниципальном и региональном уровнях. При этом активно вводятся электронные средства организации деятельности органов власти и взаимодействия с населением.5

Рассмотрение всех типов территорий представляется весьма объемной задачей. Однако введение понятия идентичности ограничивает объект исследования. Далеко не на всех территориях формируется некоторая общность людей. Более того, можно выделить типы территорий, на которых население отсутствует вообще. Поэтому применительно к теме данного исследования в России можно выделить три основных уровня территорий:

  • населенный пункт;

  • регион;

  • макрорегион.

Особого внимания заслуживает понятие «регион», т. к. оно было упомянуто в списке отождествляемых с понятием территории. Классическим является определение Э. Б. Алаева: регион – это «территория, по совокупности насыщающих её элементов отличающаяся от других территорий и обладающая единством, взаимосвязанностью составляющих её элементов, целостностью, причём эта целостность – объективное условие и закономерный результат развития данной территории».1 Под регионом в политической регионалистике понимается субнациональное территориальное образование (необходимо отличать такое понимание от традиции международных отношений, где регион – это наднациональный территориальный блок, представляющий собой часть мирового пространства). В отечественной традиции регионом чаще всего называют субъект федерации. В таком значении понятие «регион» и будет употребляться в дальнейшем.

Регион может рассматриваться:

  • как территориальное образование;

  • как группа интересов, актор;

  • как социальная общность.2

На первый взгляд, логике данной работы полностью соответствует последний способ. Но говорить о социальной общности можно только в случае некоторых консолидирующих факторов, в первую очередь, идентичности. Множество людей, проживающие на некоторой территории, автоматически общность не образуют. Поэтому в общем случае регион – это территориальное образование и уже при определенных обстоятельствах – социальная общность.

Однако субъект федерации не является ни высшим уровнем административно-территориального деления (регионы объединяются в федеральные округа), ни крупнейшей формой субнациональной территориальной общности (граждане могут отождествлять себя с такими территориями, как Урал, Сибирь, Дальний Восток). Для обозначения таких образований предлагается использовать термин «макрорегион». Следует учитывать, что федеральный округ и не формализованная макрорегиональная территория не всегда совпадают. Более того, такие макрорегионы могут покрывать не всю территорию страны. При этом федеральный округ не обязательно является основанием для формирования социальной общности и в таком случае интереса для исследования не представляет.

Уровни территориальных общностей в основном повторяют уровни административно-территориального деления Российской Федерации за исключением уровня муниципальных районов. Этот тип образований не попадает в поле рассмотрения, поскольку является исключительно единицей управления и формирование устойчивой общности для него не свойственно.

Сообщества могут формироваться на уровне внутригородских районов, которые также являются территориальными образованиями и, таким образом, попадают в поле данного исследования. Они существуют далеко не во всех населенных пунктах, что позволяет не включать их в основной список, но не дает основания обойти их вниманием.

Идентификация с населенным пунктом (локальная) часто носит весьма яркий характер. Это можно связать с отсутствием других типов общностей, для которых характерен такой масштаб организации, а также с высокой стабильностью населенного пункта как территориального образования. В отличие от более крупных территорий территорию города или сельского поселения можно увеличить, но нельзя разделить. В этом отношении населенный пункт является базовой территориальной единицей. Также следует отметить, что населенный пункт помыслить проще чем регион.

Иная ситуация характерна для регионов. Последнее изменение территориального устройства страны произошло лишь три года назад. Всего же современный процесс регионализации идет третье десятилетие, что также немного, особенно в сравнении с многовековой историей некоторых городов.

Кроме того, проблемной региональную идентичность делают конкурентные отношения с идентичностью этнической. Эти два типа общностей близки по масштабу организации. Более того, в основу ряда регионов был заложен этнический принцип формирования, что в некоторых случаях может затруднять разделение двух типов идентичности.

Л. М. Дробижева в своём исследовании сопоставляет региональную, этническую и общероссийскую идентичности. Рассматривая их конкурентность следует обратить внимание, что региональная и этническая представляют собой один уровень организации общностей на различных основаниях. Основания региональной и общероссийской идентичностей близки, однако они относятся к группам разного уровня.

Для понимания региональной идентичности целесообразно сопоставить её с этнической. Значение термина «этнос» до сих пор остается не до конца определенным. Пожалуй, единственным устойчивым его признаком можно назвать общность культуры. «…Можно определить этнос как устойчивую в своем существовании группу людей, осознающих себя ее членами на основе любых признаков, воспринимаемых как этнодифференцирующие».1 Т.е. этнос является общностью, признаки которой являются результатом консенсуса между её членами. Исторически таким признаком могла становиться и территория проживания, приравнивая, таким образом, этническую идентичность к территориальной (в том числе региональной). Однако повышение географической мобильности населения в новое и новейшее время и складывание полиэтнических региональных сообществ позволяет с высокой уверенностью отделять региональную идентичность от этнической.

Уровень региональной идентичности в некоторых республиках выше чем в других регионах. «Это связано не только с более широкими правами, которые они имели по Договорам с Центральным правительством и в соответствии с принятыми ими Конституциями и Конституцией (допускающей такие Договора и признающей их символику). Имеет значение исторический шлейф воспоминаний – от причин образования республик (национальные волеизъявления) до их больше символьного, но все же отличного, в сравнении с областями, положения в Советском Союзе, уровень образованности населения, урбанизации».1

Согласно К. Шмитту крайней формой проявления разделения на политические общности является война, конфликт.2 Рассмотрим проявления региональной и этнической идентичности в конфликтных ситуациях.

Одним из наиболее ярких конфликтов в России последнего времени стал конфликт в Кондопоге в августе – сентябре 2006 года. Его характеризуют как этнополитический, однако есть основания выделить в нём и территориальную составляющую. Масштабное социологическое исследование по изучению данного конфликта провёл М. С. Григорьев. Анализируя сущность конфликта он приходит к выводу, что столкновение произошло между местным населением, представленным как русской, так и другими национальностями, с одной стороны и выходцами с Кавказа с преобладающей ролью чеченцев с другой. Произошло оно на почве игнорирования и систематического нарушения принятых в сложившемся местном сообществе норм и правил общественного поведения, унижения достоинства членов сообщества приезжими.1 Кроме того, имел место и экономический подтекст конфликта – конкуренция за торговые площади между местными предпринимателями и приезжими с Кавказа. Респонденты в своих ответах, противопоставляя себя «чеченцам», «кавказцам» чаще идентифицируют себя не с «русскими», а с жителями Карелии, Кондопоги: «коренными», «местными», «нашими», «населением», «народом». Кроме того, можно обнаружить такое явление как противопоставление местных жителей «москвичам» – представителям политических сил, прибывших из федерального центра, – которые обвиняются в обострении конфликта. Это также характеризует самоидентификацию респондентов как территориальную.

Интересным примером является конфликт в Карачаево-Черкесской республике, активная фаза которого состоялась в 1999 году.2 Он развивался на фоне выборов главы республики, на которых два лидирующих кандидата представляли два титульных этноса – карачаевцев и черкесов. В ходе конфликта неоднократно происходили вооружённые столкновения. Представители черкесов призывали к разделению республики на два региона. Наносились удары по объектам карачаевского бизнеса в Черкесске. В данном случае отсутствует актуальная региональная общность: население разделено на два враждующих этноса с различными политическими и экономическими интересами. Кроме того, видимо, имеет место различие норм общественного поведения между горным (карачаевцы) и равнинным (черкесы) народами.

Мы можем наблюдать два типа отношений территориальной и этнической идентичности в рамках одной общности. В первом случае этническая (русская, карельская) и территориальная (региональная, городская) идентичность дополняют друг друга. Во втором региональная общность разрушается, т. к. разделяется по этническому признаку.

Специфика макрорегиональных общностей заключается в отсутствии формальных оснований для выделения территории. Она определяется в общественных представлениях и не закрепляется в административно-территориальном делении. В остальном же макрорегиональная общность представляется близкой к региональной. В литературе по политической регионалистике также отмечается такой процесс как «новая регионализация» России, суть которой заключается в снижении существующими административными регионами политической, экономической и социально-культурной активности и формировании новых «культурно-экономических» регионов, ориентированных на переход к постиндустриальной экономике. Новые регионы не только не совпадают с границами нынешних, но и не обязательно замыкаются в границах России.1

В исследованиях часто поднимается вопрос о региональной идентичности. При этом даваемые ей определения можно отнести к любой территориальной общности. Корепанов определяет региональную идентичность как переживаемые и осознаваемые смыслы и ценности той или иной системы локальной общности, формирующие «практическое чувство» (самосознание) территориальной принадлежности индивида и группы.2 Также в качестве примера можно привести Суханова, который определяет региональную идентичность как один из базовых элементов конструирования «региона» как специфического социально-политического пространства, утверждая принципиальную важность для нее представление о территориальных связях, возникающих на основе соседского или совместного проживания членов социальных групп различного масштаба и культурной идентификации.3

Суммируя подходы к проблеме, в качестве определяющих черт территориальной общности можно выделить следующие. Первая – это восприятие образа региона или населенного пункта как географической территории, любовь к природе, интерес к истории, культуре, утверждение уникальности условий малой родины, гордость за нее. Вторая – это совокупность общепринятых норм и правил, характерных для общности, и характеризующих её как общность. Кроме того, для построения территориальной общности требуется единство политических и экономических интересов. И конечно же, немаловажен такой объединяющий фактор как общий язык.

Таким образом, территориальная идентичность – это отождествление индивида с определенной территорией и группой, объединяющейся вокруг этой территории и принимающей определенный набор ценностей.

В определенной степени территориальная идентичность является составной частью социокультурной идентичности, которая объединяет людей в рамках культуры (цивилизации). В этом отношении человек также как и в других случаях идентифицирует себя с некоторой общностью людей, разделяющих определенные ценности. Однако в территориальной идентичности есть и другой аспект – идентификация непосредственно с территорией, что сродни собственности. В этом случае члены сообщества относятся к территории как к дому, в котором живут, которым владеют и за который несут ответственность. В условиях современного кризиса социокультурной идентичности, достаточно часто именно территориальная идентичность становится консолидирующим фактором в преодолении этого кризиса.

Формирование идентичности следует рассматривать с двух сторон: с точки зрения формирования содержания идентичности (норм, коллективных представлений и пр.) и с позиции усвоения этого содержания индивидом, интеграции его в общность.

Уровни территориальной идентичности различаются сценариями формирования. Муниципальное сообщество формируется с момента возникновения населенного пункта. Серьезные подвижки можно выявить в советский период, когда в результате проводимой государственной политики интенсифицировался процесс урбанизации, изменилась структура населения, его образовательный и культурный уровень. Значительная часть городов была основана уже в этот период. Формированию муниципальной идентичности способствовала практика создания моногородов в сочетании с культом индустриализации.

Для регионов можно выделить два сценария формирования идентичности. Первый характерен для большинства регионов. Несмотря на то, что в 1957 году сетка административно-территориального деления стабилизировалась,1 регионы были скорее единицами управления, чем сообществами. Говорить о формировании региональной идентичности можно только с начала 1990-х годов. При этом в большинстве регионов интенсивная идентичность отсутствует и сейчас. Второй сценарий – для национальных республик, которые были единственными субъектами федерации в РСФСР. В основу их формирования был положен этнический принцип, что проявляется и в настоящее время. В постсоветской истории можно увидеть два сценария развития республик: усиление этнической идентичности (пример – Татарстан), которая подчиняет себе региональную, заглушает или разрушает ее, и смещение акцента с этнической идентичности на региональную (для республик с малой долей титульного этноса, пример – Карелия).

Макрорегиональная идентичность также обрела актуальность уже в новейшее время. Однако её корни можно усматривать в истории Российского государства: макрорегионы до определенного этапа в той или иной степени обладали независимостью, а затем включались в состав Московского государства и далее в состав Российской империи.

Другая сторона формирования идентичности – это социализация индивида. Этапы развития идентичности индивида рассматривает Э. Эриксон. Ориентация на социум появляется в детстве после завершения идентификации индивида с самим собой. На начальном этапе основную роль играют любознательность и воображение. Достигая школьного возраста, ребенок начинает интенсивно получать новые знания. В это время он интегрируется лишь в группы, с которыми непосредственно контактирует. Значимым является период отрочества, когда индивид ищет идеи и ценности, которым мог бы верить. «Далее, описанный процесс находится в постоянном изменении и развитии: в наиболее благоприятном варианте это процесс постоянной дифференциации, и он становится все более содержательным по мере того, как расширяется круг значимых для индивида лиц: от матери до всего человечества. Он начинается где-то во время первой "настоящей" "встречи" матери и ребенка - двух людей, познающих друг друга через прикосновение, и не "кончается" до тех пор, пока в человеке не гаснет способность узнавать другого».1

Интенсивная территориальная идентичность имеет положительное влияние на снижение конфликтности общества. Однако при малой интенсивности национально-гражданской идентичности она может способствовать сепаратизму (не актуально для муниципальной), особенно, если дополняется этнической или религиозной идентичностью.

«Региональная идентичность рассматривается исследователями в качестве своего рода «точки сборки» в процессе конструирования социально-политического пространства региона. Региональная идентичность задает рамки социально-политического действия разноуровневых акторов. Идентификация с территорией становится инструментом социально-политической мобилизации, и осознание важности этого политического ресурса происходит весьма активно. Системы разделяемых и оспариваемых смыслов и переживаний, связанных с жизнью в определенном пространстве, становятся предметом как публичной, так и академической дискуссии в России и Европе».2

Территориальная идентичность может влиять на политические предпочтения. Классическим примером является традиционно высокая поддержка германского ХСС в Баварии. Подобные примеры есть и в России (высокую роль при этом играет личностный фактор).


Таким образом, в рамках определенной территории может формироваться общность индивидов, идентифицирующих себя с этой территорией. Территориальная идентичность может проявляться на трех уровнях: населенный пункт, регион и макрорегион.

Территориальная идентичность с одной стороны является составной частью социокультурной идентичности, а с другой – отождествлением индивида непосредственно с территорией. Это делает ее более устойчивой в аспекте кризиса идентичности.

  1   2   3   4   5   6

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Факультет политологии кафедра российской политики iconФакультет прикладной политологии Кафедра публичной политики Учебное пособие основы политического анализа
Предмет, продукт и метод. Особенности политанализа как исследовательского подхода

Факультет политологии кафедра российской политики iconРоссийской Федерации Томский государственный университет Философский факультет Кафедра политологии
Молодежные политические объединения как политтехнологии –22

Факультет политологии кафедра российской политики iconРоссийской Федерации Томский государственный университет Философский факультет Кафедра политологии
Формирование социальности современной молодежи в интернете

Факультет политологии кафедра российской политики iconПринципы и механизмы финансовой политики: российский и западный опыт ( на примере процентной политики государства )
Диссертация выполнена на кафедре российской политики факультета политологии мгу имени М. В. Ломоносова

Факультет политологии кафедра российской политики iconСанкт- петербургский государственный университет факультет политологии
Министерства в связи с утверждением Приказом Минобрнауки России от 25 февраля 2009г. №59 Номенклатуры специальностей научных работников,...

Факультет политологии кафедра российской политики iconСанкт- петербургский государственный университет факультет политологии
Министерства в связи с утверждением Приказом Минобрнауки России от 25 февраля 2009г. №59 Номенклатуры специальностей научных работников,...

Факультет политологии кафедра российской политики iconФакультет политологии кафедра политической теории утверждаю
Московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии

Факультет политологии кафедра российской политики iconФакультет политологии кафедра политической теории утверждаю
Московский государственный институт международных отношений (университет) мид россии

Факультет политологии кафедра российской политики iconДвижение «зеленых» как субъект мировой политики
Диссертация выполнена на кафедре российской политики факультета политологии Московского государственного университета имени М. В....

Факультет политологии кафедра российской политики iconФакультет социальных технологий Кафедра политологии рабочая программа
Гоу впо «Сургутский государственный университет Ханты-Мансийского автономного округа -югры»


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница