Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации




Скачать 149.35 Kb.
НазваниеКнига, текст и чтение как показатели здоровья нации
Дата конвертации07.03.2013
Размер149.35 Kb.
ТипКнига
Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации

С.Д. Бородина, Ю.Г. Еманова , М.К. Яо


В статье раскрываются проблемы чтения как культурообразующего ресурса нации, влияние информационных технологий на качество, интенсивность и распространенность чтения. Прослеживается взаимосвязь систематического чтения и уровня образованности личности, представлены виды интерпретации текста.


Главный призыв Европейского Фонда культуры звучит так: «Спасите Европу от катастроф. Научите людей читать!» С конца прошлого века чтение стало утрачивать свои главные – просветительские и образовательные - функции. Чтение в России попало в «Красную книгу» как исчезающий вид интеллектуальной и духовной деятельности. Не только профессиональные, но и общественно-политические издания опубликовали материалы, свидетельствующие об «упадке чтения», «кризисе морали», «культурной катастрофе», «духовном коллапсе», «оскудении языка», «критическом пределе пренебрежения чтением» - стремительном движении к точке невозврата. Состояние образования, книгоиздания, библиотечного дела, да и просто человеческие контакты стали выявлять черные пятна «нечтения» [1].

Что такое «чтение» для современного человека? В настоящее время грамотность взрослого населения, по мнению Всемирной организации здравоохранения, входит в двенадцать показателей здоровой нации и является индексом развития человеческого рода. ООН считает его не менее важным, чем коэффициент продолжительности жизни. Чтение имеет очевидную социальную значимость для основных факторов социокультурного развития: выработки компетентных решений на уровне государства, муниципальных властей, учреждений, предприятий, общественных организаций; развития интеллектуальной элиты, которое обусловливает поддержание высокой культуры в обществе; повышения уровня культурной компетентности и качества коммуникативной активности граждан; упрочения культурного статуса страны в мире [2]. «Чтение – это общемировое явление не меньшего масштаба, чем письменность или литература», это вид творческой деятельности, способ социализации и залог самореализации личности»; без чтения нет образования, формирования мировоззрения, профессионального становления, эмоционального и интеллектуального развития» [3]. Чтение расширяет возможности личности за счет приращения пережитого литературного опыта. С государственной точки зрения сложилась «угроза социальной безопасности, поскольку чтение представляет собой важнейший способ освоения и использования знаний, ценностей и норм прошлого и настоящего, сегодня чрезвычайно значимых для профессионалов, граждан, субъектов приватной жизни. Чтение способствует воспроизведению самих основ многонациональной и многослойной российской культуры, понимаемой как комплекс жизнеспособных образцов, ценностей, норм совместного существования людей в условиях переходного общества, основ мировоззрения и функционирования социальных институтов. Снижение уровня развития письменной и читательской культуры составляет угрозу социальной безопасности граждан страны, потому что препятствует своевременному освоению текущих изменений в современном усложняющемся мире» [2].

По мнению специалистов, на кризисе чтения сказался период трансформации, упадок или полный распад социальных институтов, стимулирующих массовое чтение - библиотек, издательств, предприятий книжной торговли, учреждений образования, СМИ, общества книголюбов, союзов писателей, бюро пропаганды художественной литературы, общества «Знание» и др. В настоящее время, по оценке аналитического Левада-центра, библиотеками не пользуется 79% россиян, не покупает книг - 52%. Чтение перестает быть человеко- и культурообразующим ресурсом, книги читают либо строго функционально, либо рутинно, примерно так же, как смотрят случайно попавший на глаза блокбастер [4].

Культурная деградация осознается большинством жителей нашей страны – сами россияне уже не считают Россию читающей державой. «Литературоцентристские» традиции – значимость чтения, обсуждение прочитанной «серьезной» литературы, классики, произведений в «толстых журналах» - утрачены. Книгособирательство и создание домашних библиотек потеряло социальную значимость, а ведь именно домашняя библиотека является известным весомым фактором, располагающим к чтению детей и подростков. Семейное чтение сходит на нет: если в 1970-е годы регулярно читали детям в 80% семей, то в двухтысячные — только в 7%. На смену семейному чтению, чтению вслух детям и взрослым, пришло дисплейное и телевизионное пассивное «смотрение».

При всей очевидности проблемы нечтения сигналом «SOS» стали результаты международных сравнительных исследований качества чтения PISA и PIRLS. В исследовании грамотности чтения согласно отчету PISA оцениваются умения, овладение которыми свидетельствует о полном понимании текста: нахождение информации; интерпретация текста; рефлексия на содержание текста или его форму и их оценка. Впервые проведенные в России в 2000 году, они открыли глаза на то, что, проблемы в базисном элементе образования и культуры – чтении - носят системный характер. Было выявлено отрицательное влияние работы с компьютером на формирование читательских умений. Исследования в США подтвердили, что чем меньше школьники смотрят телевизор, тем лучше учатся. Значительные объёмы домашних заданий (в разы превосходящие домашние задания школьников в других странах-лидерах), не являются фактором, влияющим на результаты учеников в чтении. Был также определён характер наиболее сложных для российских школьников тестовых заданий. В литературных текстах это были задания на интерпретацию и обобщение информации. В информационных текстах – на нахождение информации, заданной в явном виде, и формулирование прямых выводов на основе имеющихся фактов [5].

Проблема отбора и правильного понимания текста выходит на первый план в условиях огромного массива накопленной человечеством информации (по А. Молю «книжной стены»). Основным здесь является то, что интерпретация – это единственный способ бытия любого текста. Назначение текста и мотивация к его прочтению определяют два подхода к его пониманию и оценке: гуманитарный и научный. Гуманитарный подход к интерпретации текста предполагает постижение логики автора, его мыслей, переживаний и чувств, в описании единичного случая автор воплощает замысел, имеющий более общее значение. Проникновение в духовный мир автора представляет собой диалог с ним, выявление подтекста, поиск смысла, анализ того, насколько удалось воплотить общезначимый замысел в художественно сконструированном единичном случае. Объективное познание текста как исторического факта требует сопоставления его с другими текстами, оценки в свете исторических данных.

«Искусство никогда не начиналось. Оно бывало постоянно налицо до того, как становилось. Оно бесконечно. Ни у какой истинной книги нет первой страницы. Как лесной шум, она зарождается бог весть где, и растёт, и катится, будя заповедные дебри, и вдруг, в самый тёмный, ошеломительный и панический миг, заговаривает всеми вершинами сразу», - писал Б. Пастернак.

Научный подход к пониманию текста рассматривает его как массив информации, из которого необходимо отобрать главное. Для этого следует установить степень достоверности содержащейся в нем информации и увидеть «за» текстом «подлинную» реальность, которую он отображает. Этим объясняется, почему наука постоянно переписывает прошлое, а искусство и наука - это два разных способа постижения мира, дополняющие друг друга.

Проблемное поле образует интерпретация текста, которая получила наименование подменяющего чтения (или подменяющего суждения - я оперу не слушал, но её не люблю). Георг Лихтенберг писал: «К числу величайших открытий, к которым пришел человеческий ум…принадлежит искусство судить о книгах, не прочитав их» [6]. Непонимание, искажение текста и тенденциозная на этом основании его трактовка есть явление «подменяющего» чтения (Г.Г. Агеносов). Тенденция объяснять все с утилитарных позиций приводит к упрощению, профанации высокохудожественной образности. Парадокс Фридриха Ницше: «То, что каждый имеет право учиться читать, портит надолго не только писание, но и мысль» получает все большую актуальность. Чрезвычайно важен педагогический аспект интерпретации текста. Все люди - читатели, но понимать, извлекать заложенные в тексты смыслы, целостно оценивать художественное произведение умеют далеко не все. Читателю необходимо помочь обучиться чтению как специфическому виду познавательно-эстетической деятельности. Мысль немецкого писателя Германа Гессе о том, что в средней и высшей школе необходимо запретить чтение Гете и разрешать знакомство с ним как награду самым лучшим, самым достойным, для которых он может быть товарищем в поисках духа прямо относится к российской школе. Изучение «Ромео и Джульетты» В.Шекспира в 7-м классе, а «Горя от ума» А.С. Грибоедова в 9-м создает благодатную среду для подменяющего чтения. Точность прочитанного подменяется тем, что остается в памяти фиксирующего внимания, а остается близкое опыту и мышлению читающего. Таков механизм подменяющего чтения. Не поняв, а еще хуже, поняв превратно великое произведение, читатель хранит в своей памяти его неадекватный слепок и никогда больше к нему не возвращается. Обращаясь к будущим филологам, Ф.Ницше рекомендовал им выучиться хорошо читать, то есть читать медленно, а Монтескье предупреждал: «Никогда не следует исчерпывать предмет до того, что уже ничего не останется на долю читателя. Дело не в том, чтобы заставить его читать, а в том, чтобы заставить его думать» [7].

Приговором духовности звучит высказывание российского философа Ивана Ильина: «По чтению можно узнавать и определять человека. Ибо каждый из нас есть то, что он читает, и все мы становимся незаметно тем, что мы вычитываем из прочитанного, - как бы букетом собранных нами в чтении цветов». И как не вспомнить в связи с этим слова Д.И.Писарева: «Умение читать хорошие книги вовсе не равносильно знанию грамоты». Когда освоение текста осуществляется по принципу «вырезать - вставить», а не по принципу: анализ – синтез – обобщение – умозаключение, то предпочтение отдается визуальной информации, а не текстовой (варианты интерпретации которой объективно выше).

Экранная культура вытесняет медленное чтение, скоро вытеснит его совсем. Общемировой причиной нечтения, безусловно, является интернет как мощнейший источник информации, повсеместное распространение информационных технологий, обусловивших появление такого феномена как «поколение Googl». Однако с получением более широкого доступа к технологиям информационная грамотность молодежи не повысилась: кажущаяся легкость в обращении с компьютером скрывает серьезные проблемы. Высокая скорость поиска информации сопровождается недостатком времени не только на ее оценку, но и релевантность, точность; молодежь плохо понимает свои информационные нужды, поэтому ей сложно выработать стратегию поиска; поисковый образ документа задается бытовым языком, а не ключевыми словами, что делает недоступной научную литературу и т.д. [8, с.229].

Интернет не может дать системы знаний по тому или иному вопросу. Содержащиеся в нем сведения, как правило, неупорядочены, крайне плохо структурированы, а нередко и далеки от истины. В сеть поступает немало сознательной лжи, провокационных сообщений и дезинформации. Все это становится возможным из-за отсутствия механизма проверки сведений на достоверность. В Сети никто не несет ответственности за социальные последствия распространяемой информации. Неслучайно Интернет называют «информационной свалкой мусора» [9, с. 125].

В цифровых библиотеках для всех стал нормой быстрый просмотр источников. Игровые технологии подстегивают интерес, зато снижают уровень поглощения информации. К чтению кратких содержаний все чаще обращаются даже исследователи старшего поколения. Интеллектуальный потенциал общества падает. За последние 10-15 лет позитивных изменений в оценке информации из электронных источников не наблюдается. Подростки не способны оценить релевантность информации, полученной из онлайновых баз данных, и даже найдя необходимую информацию, начинают новый поиск. Интернет-исследования свидетельствуют о малом количестве времени, затрачиваемом молодежью на оценку найденной информации, а именно ее релевантности, точности и достоверности. Проводимый на большой скорости поиск заканчивается беглым просмотром данных и распечатыванием информации. Молодежь не интересуется авторитетностью источника. Проникновение материалов из интернета в традиционные СМИ стало обычным явлением, несмотря на то, что в глобальной Сети может быть опубликовано все что угодно. Интернет-СМИ отличаются от обычных средств массовой информации тем, что там можно публиковать новости не только дешево и оперативно, но и что самое привлекательное – анонимно [10, с. 115]. Онлайновые СМИ способствуют хорошим навыкам параллельной обработки информации, тогда как для чтения необходимы навыки исследовательской работы [8, с.234].

Нельзя не отметить, что процесс компьютеризации общества несет в себе необычайно значительный гуманистический потенциал. Он может выступить мощным фактором раскрытия творческих возможностей личности, освободив ее от формально-вспомогательного труда. Именно на подготовку к творчеству в естественнонаучной, гуманитарной областях, в сфере искусства может уходить намного больше времени, чем на сам творческий процесс. Однако процесс поиска информации для ученого может обнаруживать неожиданные повороты темы, актуальные или малоисследованные аспекты объекта изучения. Рассуждая о пагубной практике тотально заменять печатные издания электронными аналогами, американский ученый-филолог Т. Бентон делает чрезвычайно важный для современной библиотеки вывод: «Пути поиска информации многообразны. Компьютер помогает, однако книжные полки культивируют интуитивные книжные инстинкты. Эти инстинкты нельзя измерить, но они порождают открытия, которые рациональная структура электронных баз данных почти неизбежно губит» [11, с.25].

Сугубо информационная направленность сети интернет постепенно заменяется явно выраженным агитационным, популистским, а иногда и агрессивным подходом. Для молодых россиян сегодня пользование интернетом является таким же признаком «символического потребления» и «жизненного комфорта», как собственный автомобиль или путешествие за границу. Молодежь обращается к услугам глобальной Сети в большинстве случаев для удовлетворения не когнитивных или профессиональных потребностей, а других, прежде всего досуговых, целей. Подавляющее большинство молодежи пользуется по большей части простыми приложениями и на удивление немногими услугами, она более умело обращается с техникой, зато более зрелые пользователи, имеющий солидный опыт работы с книгой, быстро «схватывают».

Многие литературные шедевры прошлого, которые был обязан прочесть всякий образованный человек, ныне читают лишь специалисты. Более того, появляются высказывания, и даже концепции, оправдывающие низкий престиж чтения, особенно у молодежи. Так, философ А. Кармин задается вопросом, неужели развитие духовной культуры есть «дурная бесконечность» роста числа «текстов»? Новейшие проекты компьютерного создания культурных «текстов» - вроде интернетовской википедии – могут произвести переворот в организации всей культурной жизни общества. Обилие информации и удобства ее электронных носителей влекут за собою изменения, затрагивающие систему образования, изобразительное искусство и архитектуру, театр и музыку, функционирование библиотек и музеев, роль книги в культуре.

Эпоха социальных технологий вытесняет гуманитарность культуры. Только книга как базовая коммуникативная модель обеспечивает самовоспроизводство культуры в контексте распространения массовых информационно-социальных технологий. Человек – единственное живое существо, способное задавать вопросы. По Интернету он получает в основном готовые ответы и суждения. Лауреат Нобелевской премии академик А.Н. Прохоров в одной из предсмертных бесед предупредил: «Интернет несет гибель уму» [9, с. 128].

 Систематическое чтение, подобно школьному образованию, формирует научное знание, вырабатывает картину мира, основанную на классификациях и систематизациях, отношениях общего и частного, причинно-следственных связях, прослеживании неких закономерностей.

Объем знания, производимого в печатной форме, удваивается каждые 8 лет, в то время как средняя продолжительность жизни за 400 лет увеличилась не более чем вдвое. В библиотеках уже сегодня находятся десятки миллиардов книг и каждый год к ним прибавляются еще сотни тысяч. В библиотеке Спинозы насчитывалось около 60 книг, и этого ему было достаточно, чтобы находиться на высоте философской мысли своего времени. В условиях, когда культурное пространство представляется необъятным, проблема выбора становится сверхактуальной. Здесь уместно вспомнить знаменитое высказывание И. Ньютона: «Если я видел дальше, то лишь потому, что я стоял на плечах гигантов». В то же время объем функционирующей информации не равен объему знания, так как существует много сведений, которые не только не несут прироста полезного знания, но и «загрязняют» культурную среду.

Многовековая история чтения учит, что со временем эта практика, требующая одиночества и тишины, все более отдалялась от таких спаянных письменных сообществ, какими долгое время были семья, круг друзей, ученые собрания. В мире, где чтение стало отождествляться с личным, интимным, частным отношением к книге, библиотеки должны предоставлять как можно больше поводов и форм, позволяющих высказывать свое мнение о письменном наследии, об интеллектуальном и эстетическом творчестве. Только они могут способствовать созданию виртуального пространства, совпадающего по масштабам со всем человечеством.

Книга дает возможность не только передавать, но и истолковывать смысл. Как текст, не способный к саморазвитию, книга оставляет оптимальную меру свободы осмысления. Американский библиотековед Дж.-Х. Шира писал, что недостойные книги имеют гибельные последствия для общественного вкуса. Если бы общество точно могло установить, какое действие чтение оказывает на поведение людей, оно с гораздо меньшей терпимостью относилось бы к тем произведениям, которые противоречат представлениям об истине. Чтение вписано в контекст межличностных отношений человека. Интерес к книгам поддерживает и воспроизводит эти отношения, но и сам воспроизводится и поддерживается ими.

Книга, в отличие от продукта массовой культуры не является предметом одноразового пользования, срок ее жизни определяет долговечность исследуемых в произведении проблем. Книга – не интернет, она существует не для подачи информации, а занимается воспитанием чувств, формированием души. Еще в 20-е годы прошлого века Б.Л. Пастернак определял книгу как кубический кусок горячей, дымящейся совести – и больше ничего. Книга – живое существо. Она в памяти и в полном рассудке: картины и сцены – это то, что она вынесла из прошлого, запомнила и не согласна забыть. Человек, который не привил себе любовь к чтению, - человек ущербный. Потому что внутренняя его организация не подверглась влиянию таких великих духовных педагогов, как наши великие писатели, которые воспитали сотни поколений. Жизнь классиков – в перечитывании.

В 1887г. Ги де Мопассан сформулировал мотивы чтения: «В сущности, читающая публика состоит из многих групп и каждая взывает к нам:

- Утешайте меня.

- Развлекайте меня.

- Дайте мне погрустить.

- Растрогайте меня.

- Дайте мне помечтать.

- Рассмешите меня.

- Нагоните на меня страх.

- Заставьте меня плакать.

- Заставьте меня думать».

Многообразные функции чтения потребовали развития различных читательских практик: чтение как технология, чтение как навык, чтение как потребление, чтение как культ, чтение как перформанс (творческое исполнение). Чтобы чтение оказалось плодотворным, читатель должен сам потрудиться, и от этого труда его не мо­жет освободить никакое чудо. Кроме труда, необходи­мого для простого воспроизведения последовательности фраз и слов, из которых состоит произведение, читатель должен затратить особый, сложный и притом действи­тельно творческий труд [12, с.56].

Дальнейшая судьба текстов и чтения, их взаимодействие и/или противостояние электронной культуре пока неизвестна. Вполне возможно, что, подчиняясь диалектике развития носителей информации, алфавитный текст будет заменен интернациональным, потенциально понятным носителям всех языков пиктографическим или идеографическим письмом, а книга может превратиться в папку голосовых или видео файлов. Эпоха визуализации, сформировавшаяся благодаря фонетическому алфавиту и печатным книгам (по М. Маклюэну) может завершиться и вызвать «возрождение» аудиокоммуникации, или даже аудиотактильной электронной коммуникации. И тогда вопросы знания грамматики и умения работы с текстом могут отойти на второй план, как это происходит теперь. Если проблема трансляции сложной информации, которая сейчас передается в виде текстов и печатных книг, найдет адекватное электронное решение, то изменения на системе образования и культуры в целом неизбежны, однако качественная и демократическая сторона этих изменений пока тайна.


Использованные источники

  1. Бородина С.Д., Еманова Ю.Г. Чтение как духовная ценность нации // Библиотечная газета.- 2007.- № 21.-С.5-9.

  2. 2. Кузьмин Е. И., Орлова Э.А. Поддержка и развитие чтения – общенациональная задача //Поддержка и развитие чтения в библиотечном пространстве России: Сборник научно-практических работ/ сост. В. Я. Аскарова. – М.: МЦБС, 2007. – 272 с.

  3. Мелентьева Ю.П. Феномен чтения: поиск сущности // «Чтение как стратегия жизни», международная науч.-практическая конф. (2006; Москва). Международная научно-практическая конференция «Чтение как стратегия жизни», 14 дек. 2006 г.: [материалы]/ сост.: М.А.Ермолаева, Ю.П.Мелентьева, А.Ю.Мамарин; отв. Ред. Б.В.Ленский.- М.: Наука, 2006.- С.7-13.

  4. Дубин Б.В., Зоркая Н.А. Чтение и общество в России // Социс.-2009.-№7.-С.61-77.

  5. Еманова Ю.Г., Яо М.К. Повышение статуса чтения как условие интеллектуализации и гуманизации общества //Публичная библиотека как институт социальной интеграции населения региона: коллектив: моногр.- Казань: изд-во Казан. гос. ун-та культуры и искусств, 2011.- С. 65-91.

  6. 6. Лихтенберг Г.- К. Афоризмы /пер. с нем. Г. С. Слободкина. - Калининград: Янтар. сказ , 2000 - 94с.

  7. Монтескье Ш. Л. де О духе законов.- М.: Мысль, 1999. - 672с.

  8. Роуландс Я. Информационное поведение будущих исследователей //Библиотечное дело XXI век: науч.-практ. сб. /Рос. гос. б-ка. - 2009. - №1 (17). - С.222-248.

  9. Еляков А. Интернет – тотальная угроза обществу? //Библиотека в эпоху перемен: философско-культурологические и информационные аспекты: информ. сб. (дайджест) /Рос. гос. б-ка. - М., 2008. – Вып. № 2 (38). - С.120-129.

  10. Гридчин М. Проблемы влияния информационных технологий на молодежь //Библиотека в эпоху перемен: философско-культурологические и информационные аспекты: информ. сб. (дайджест) /Рос. гос. б-ка. - М., 2008. – Вып. № 2 (38). - С.115—120.

  11. Матлина С.Г. Этот абсолютно свободный доступ //Библиополе. - 2006. - № 4. -С.22-26.
  12. Асмус В.Ф. Чтение как труд и творчество //Вопросы теории и истории эстетики. – М.: Искусство, 1968. – 654с.



Об авторах

Бородина Светлана Дамировна - кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры библиотечно-информационной деятельности Казанского государственного университета культуры и искусств, Россия.

Еманова Юлиана Геннадьевна - кандидат педагогических наук, доцент, доцент кафедры библиотечно-информационной деятельности Казанского государственного университета культуры и искусств, Россия.

Яо Михаил Константинович – кандидат социологических наук, доцент, директор Международного института антиквариата, доцент кафедры мезееведения и искусствоведения Казанского государственного университета культуры и искусств, Россия.

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconКнига и чтение: творческое развитие личности юного читателя 23
Как создаются нации читателей: идеи продвижения чтения в Свердловской областной библиотеке для детей и юношества 35

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconОбщероссийская общественная организация «лига здоровья нации» благотворительный фонд лиги здоровья нации
Москва, ул. Моховая, д. 11, кор. 5, Мгу им. М. В. Ломоносова, факультет психологии, ауд. 310

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconКурсовая работа На тему: «Показатели здоровья населения и здравоохранения в Иссык-Кульской области»
Определение понятия общественное здоровье, показатели общественного здоровья, факторы, определяющие общественное здоровье, уровни...

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconПрограмма "Здоровье" сош 6
Развитие полноценной личности немыслимо без сохранения и поддержания здоровья. Отсутствие здоровья часто лежит в основе отчуждения,...

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconИстина великой россии книга создана на основе подлинных как отечественных, так и зарубежных исторических материалов, а также
Как изменилась за эти годы Российская государственность, ее управление и политика, какова судьба русской нации, куда нынче идем и...

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconРешение вопросов, касающихся здоровья нации и физического воспитания, нашло широкое отражение в государственных документах: в государственном стандарте образования, в Концепции физического воспитания в системе образования
С давних времен проблема сохранения здоровья человека была одной из важнейших и уже в глубокой древности к физической культуре относились...

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconСоциальные показатели здоровья населения
Бестужев-Лада И. В. Социальные показатели здоровья населения // СоцИс, 1984. №4. С. 10-18

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconПрограмма Государственного экзамена по специальности 040101. 65, специализации «Психолого-социальная работа в организации»
Показатели здоровья, индивидуальное и общественное здоровье. Социальные детерминанты здоровья

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconПроект «возрождение россии» Раздел Как возродить здоровье нации. Книга 3, ч. 1
Введение в рацион питания детей и беременных микроводоросли спирулины и нерафинированного подсолнечного масла. Положительный эффект...

Книга, текст и чтение как показатели здоровья нации iconПрограмма Государственного экзамена по специальности 350500, специализации «Психолого-социальная работа в организации» Часть Теоретические вопросы
Показатели здоровья, индивидуальное и общественное здоровье. Социальные детерминанты здоровья


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница