Федеральное агентство по образованию




НазваниеФедеральное агентство по образованию
страница6/14
Дата конвертации11.03.2013
Размер2.12 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Ефимова Л.А., кандидат психологических наук,

доцент кафедры психологии


Благовещенский государственный педагогический университет


Подобно политическому сознанию политическая ментальность представляет собой восприятие и интерпретацию субъектом части реальности, связанной с политикой, с вопросами власти и подчинения. Она является прямым отражением политики и политических отношений. Одновременно с этим политическая ментальность являет собой особую субстанцию, совмещающую в себе как сознательные элементы, так и бессознательные. Заметим, что современная теория российского политического менталитета практически отсутствует. Имеются лишь некоторые идеи и подходы, базирующиеся на взглядах исследователей, работающих в сфере этносоциологии и этнопсихологии.

Определения и сущность политического менталитета и политической ментальности различны, хотя взаимосвязаны и взаимообусловлены. Политическая ментальность являет собой «способ отражения и впитывания объективной политической реальности», между тем как политический менталитет обозначен как «результат «работы» ментальности, как совокупность содержаний, образованных ментальностью той или иной общности»1.

Политический менталитет может быть представлен как система, включающая в себя политическое сознание и социальные представления в их функциональной полноте плюс аффективные компоненты психики, определяющие виды переживания, паттерны реагирования (формы политической активности) и способы репрезентации политического сектора общей картины жизнедеятельности социума. Вместе с тем политический менталитет следует рассматривать как структуру или систему, интегрирующую блоки, образуемые взаимозависимыми комплексами, каждый из которых сам является системой для входящих в него элементов. Это присущие данной культуре (субкультуре) особенности восприятия, способы или стили мышления (когнитивный комплекс), типичные формы эмоционального реагирования, переживания и отношения (эмотивно-оценочный комплекс), характерные интересы, мотивы, ценности (мотивационно-аксиологический комплекс), установки, стереотипы, мнения, убеждения, коммуникативные клише (коммуникативный комплекс), поведенческие паттерны, проявляющиеся в качестве форм политической активности или пассивности (поведенческий комплекс).

Существует ряд версий относительно типов, организационных структур и способов существования политического менталитета. Например, в источнике «Лики ментальности и поле политики»2 предлагается типологическая структура видов политического менталитета: культовый тип, плюралистический, индифферентный, негативный.

Политический менталитет как составляющая часть коллективного бессознательного (или социального бессознательного), его структурированная схема рассматривается подробно в рамках концепции В.В.Крамника о роли и мотиваторах российского политического менталитета3.

С одной стороны, рост информированности людей, ориентирования их в сфере социально-политических реалий способствует расширению их познавательных возможностей, более глубокому и полному постижению индивидами своего общественно-политического бытия, а, следовательно, и более рациональному осмыслению собственных социально-политических устремлений, взглядов, ценностей.

С другой стороны, усложнение социально-политической жизни в сфере политики, усиление противоречивости социально-политической действительности ведет к образованию познавательных барьеров, сохранению и увеличению препятствий, затрудняющих осмысление индивидом общественно-политической жизни и отражение политического процесса в виде единого, системного и сформировавшегося образа. Данный процесс ведет к проявлению бессознательного отношения к общественно-политической действительности. Бессознательный аспект в данном контексте выступает и в смысле непонимания сущности политических явлений, и в виде «исторически и психологически сформировавшегося, развивающегося и модифицирующегося подсознательного культурно-исторического пласта, который определяет гражданскую идентичность личности»4. Вместе с этим происходит процесс ограничения работы политического сознания.

Кроме того, идея Крамника сводится к тому, что успех деятельности политических институтов полностью коррелирует с насаждением в массовом сознании бессознательных политических взглядов, установок вплоть до модификации их в «слепую политическую веру». Еще Юнг постулировал мысль о том, что глубинная бессознательная связь индивида с политической властью – самая прочная идейно-психологическая связь политической власти с гражданами.

Между тем в качестве основной причины превалирования бессознательных ментальных реакций над сознательными позиционируется и жесткий волевой нажим со стороны государства (социально-экономические реформы, насильно насаждающиеся в стране; ценности, навязываемые гражданам; силой внедряющиеся убеждения и взгляды, не присущие российскому ментальному укладу). Все эти насильственные действия вызывают естественную реакцию протеста, в качестве защитной реакции в данном случае выступают иррациональные компоненты сознания и ментальные характеристики.

Итак, специфическими психологическими принадлежностями российской ментальности являются:

  1. повышенная зависимость от лидеров, потребность быть ведомыми (вождистская, авторитарная, популистская, харизматическая психология). На данное обстоятельство указывал Н.А.Бердяев в работе «Судьба России»5. Русский менталитет обладает качеством и способностью возлагать на субъекта, исполняющего роль лидера (паттерна) заботы, ответственность за происходящее, вместе с тем полагаясь на «мудрого рулевого» и связывая с ним, с его патерналистскими качествами собственные политические ценности, установки. Согласно теории Бердяева, в сфере русского менталитета, а, значит, русского коллективного бессознательного, особое место занимает архетип «Отец», получающий воплощение в символах «Батюшка», «Хозяин», отражающихся в понятиях «царь-батюшка», «вождь – отец родной», «президент-хозяин». Кроме того, особо выделяется такая характеристика, как «авторитарность, централизованность» власти, то есть сосредоточение власти в одних руках, превалирование одного лидера, одной партии, одного идеологического течения;

  2. потребность в опоре на власть (проявление этатизма) и руководство (патернализм). Всеобъемлющая роль государства в России привела к глобализации и укоренению в менталитете индивида таких качеств, как пассивность и покорность в отношении государственной власти. Большинство субъектов социально-политического процесса ощущают не потребность власти, а «отдания себя власти, перенесения на власть всего бремени». Вера во всемогущество и непререкаемость государственной власти порождает в индивиде и чувство стабильности, и чувство собственного личностного бессилия перед лицом паттерна;

  3. антикапиталистичность, «антирыночность» ментальности. Частная собственность не возведена в ранг непререкаемых авторитетов, предприимчивость не являет собой доминанту «социального характера»;

  4. эгалитарная и коллективистская доминанта в структуре менталитета, проявляющаяся в «соборности» русского народа, в полной зависимости от мнения и посылов коллективного сознания и коллективного бессознательного. В ситуации смены приоритета личной и социальной парадигмы ценностей индивид, не сумевший «вписаться» в условия, предлагаемые общим состоянием и развитием социума, переживает состояние «экзистенциального вакуума», утраты жизненного смысла, «социальной шизофрении»6. В результате новые формы бытия оказываются непривычными, вызывающими чувство социального одиночества, ненужности, чувство отчуждения от социально-политической действительности.

  5. доверчивость, «крайнее легковерие». Так как категория веры всегда занимала приоритетное, доминантное место в сфере российского менталитета (как в религиозном, так и в светском плане), субъекту российской социально-политической действительности присуще руководствование в собственной социальной деятельности принципами и убеждениями, нежели расчетом;

  6. терпеливость, «сверхтерпеливость». Смирение, самоотверженность, жертвенность, кротость. Эффективность власти измеряется соразмерно мощи «сильной руки» паттерна, опирающегося на принуждение социума;

  7. особая роль идеологии и морали, высокое развитие нравственного опыта, особый интерес к проявлению таких категорий как, «добро» и «зло», и различию между ними, несовершенству поступков, нравов и учреждений; «искание социальной справедливости». Абсолютные идеалы, высокие цели, «великие идеи» являют собой стержень мировоззрения русского человека, основной фактор его лояльного и законопослушного включения в российскую социально-политическую действительность7. В данной на сегодняшний момент социального развития ситуации расшатывание и потеря нравственных ориентиров, идейной идентичности, мобилизующей и интегрирующей силы идеалов и ценностей, вызывают морально-психологическую дезориентацию россиян. Самоанализ, рефлексия индивида оттесняют реалии, в рамках которых он существует, между тем как программы профессиональных политических акторов выступают в качестве абстракций. По мнению И.П.Павлова, «русский ум не привязан к фактам», для него больше значат слова, которыми он оперирует, он «нисколько не проверяет смысла слов, не идет за кулисы слова, не любит смотреть на подлинную действительность, а занимается коллекционированием слов, но не изучением жизни»8;

  8. помимо личного, индивид нуждается и в общественном смысле бытия, в четкой формулировке идеи, объединяющей и мобилизующей, в формуле общественного бытия, в интегрирующей установке на социальную жизнедеятельность;

  9. максимализм, нигилизм. Средняя линия поведения не приемлется вкупе с последовательностью стадий деятельности, ведущих постепенно к намеченной цели.

Таким образом, «в русской политической жизни, в русской государственности скрыто темное иррациональное начало, опрокидывающее все теории политического рационализма и не поддающееся никаким рациональным объяснениям»9. Н.А.Бердяев видел основную причину иррациональности российского социального поведения в «необъятности русского пространства», влекущего за собой необходимость в «страшной централизации» власти, в тотальном подчинении всей собственной жизни этатическим интересам, ценностям и целям, в подавлении свободных личных и общественных сил. Все это привело к появлению защитной формы существования, самосохранения собственного «Я» индивида – к смирению, к уходу в собственный внутренний мир, а отсюда – и в крайнюю, тотальную аполитичность как одну из доминантных черт русского социального характера.

В целом самобытный тип мышления, присущий носителю российского менталитета, эмоционально-чувственное отношение к социально-политической действительности, недифференцированное восприятие реальности, неприятие плюралистической картины мира, приверженность к коммунитарным, патриархально-общинным ценностям обусловили и одновременно усилили тяготение русского менталитета к идеократическим формам государственности, сакрализированному отношению к власти, слитности правовых норм и нравственных ценностей, абсолютному авторитету власти. Причем данный авторитет должен быть воплощен в «едином» лице – одной партии, одном лидере, одном политическом направлении, то есть – в единой, централизованной власти, сосредоточенной в одних руках. Данным феноменом и объясняется, в первую очередь, направленность на однопартийность, влекущую за собой отсутствие партийной идентификации.

В основе любого менталитета лежит сложная система взаимно детерминирующих, не всегда подвергающихся осмыслению ценностей, установок, мотивов, от меры согласованности которых во многом зависит устойчивость и социума, и индивида. Имеются в данном контексте определенные эмпирически выявляемые показатели менталитета – социальные стереотипы, выполняющие, в свою очередь, функцию «экономии мышления» и традиционно внедряемые в массовое сознание институтами социально-политической социализации. Система стереотипов выступает в качестве эмпирического индикатора менталитета и имеет общие черты со структурой специфических психологических принадлежностей (характеристик) российской ментальности, которая рассматривается в свете концепции В.В.Крамника10. Структурированно организованная система стереотипов как показателей менталитета представляет собой совокупность следующих стереотипизированных феноменов:

  1. Эгалитаризм – стереотип предпочтения равенства в бедности неравенству в богатстве.

  2. Патернализм – социальный инфантилизм граждан по отношению к государственному устройству (взаимоотношения социальной личности – «ребенка» и архетипического воплощения государственной мощи – «Отца»). Государство оценивается в данном процессе прежде всего в зависимости от эффективности выполнения «родительских», патерналистских функций.

  3. Этатизм – приоритет ценностной сущности государственного устройства над ценностной сущностью самой личности, государственных интересов над интересами личностными.

  4. Гипертрофия этнической комплементарности, понимаемой в качестве противопоставления социальных индивидов по сугубо этническому признаку.

Данные стереотипные образования имеют двойственную функцию. С одной стороны, они «экономичны» для функционирования сознания и поведения, содействуют сокращению процесса познания и понимания происходящего, ускоряя при этом реакции на основе эмоционального принятия или неприятия информации. Но вместе с тем они ведут к построению примитивного политического сознания на основе многочисленных предубеждений, что редуцирует социально-политическое поведение до набора простейших, неадекватных реакций.

Кроме того, менталитет как особая рационально-иррациональная субстанция мифологична по собственной сути, по собственной природе, поскольку во многом опирается на слухи, мнения, стереотипы и другие подобные феномены. Законченные, окончательно образовавшиеся мифы, особенно такая их форма, как мифы политические, являются продуктом деятельности политической идеологии. Политический миф в данном контексте является выражением коллективного желания (например, желания вождя) и выражен в форме архетипа. Социокультурный миф тесно связан с набором архетипов, превалирующих в системе существующего менталитета. Архетипы, в свою очередь, в трансформированном виде могут существовать продолжительное время, давая о себе знать в рамках определенных социально-политических ситуаций.

По мере нарастания кризисных явлений, осознания и переживания их, они трансформируются в подчас неосознаваемые или не до конца осознаваемые настроения. Мифосознание является неотъемлемым компонентом структуры менталитета, проявляясь на всех его уровнях: коллективном бессознательном, эмоционально-чувственном и смыслосозидающем.

Итак, политическая ментальность представляет собой особую субстанцию, совмещающую в себе как сознательные элементы, так и бессознательные. Российская ментальность обладает собственными характеристиками, рационально и иррационально обусловленными, базирующимися во многом на архетипизации и мифологизации сознания и коллективного бессознательного. Ментальные характеристики, наряду с феноменом социально-политической идентификации, возможно, являются главными детерминантами политического выбора в российском регионе.

__________________________________

1 Мостовая И.В., Скорик А.П. Архетипы и ориентиры российской ментальности // Политические исследования. 1995. № 4. С. 69-76.

2Калина Н.Ф., Черный Е.Б., Шоркин А.Д. Лики ментальности и поле политики. Киев,1999. 310 с.

3Крамник В.В. Власть и мы: ментальность российской власти – традиции и новации // Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций. / Под ред. В.Ю.Большакова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. С. 90 – 143.

4Там же. С.39

5Бердяев Н.А. Судьба России: Опыты по психологии войны и национальности. М.: Изд-во МГУ, 1990. 402 с.

6 Франкл В. Человек в поисках смысла. М.: Прогресс,1998.С.23.

7 Лосский Н.О. Характер русского народа. М.: Ладомир, 1997. С 25.

8 Павлов И.П. О Русском уме // Литературная газета. 1991. № 31. С. 5.

9 Бердяев Н.А. Судьба России: Опыты по психологии войны и национальности. М.: Изд-во МГУ, 1990. С.52.

10 Крамник В.В. Власть и мы: ментальность российской власти – традиции и новации // Общество и политика: Современные исследования, поиск концепций / Под ред. В.Ю.Большакова. СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2000. С. 90 – 143.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Федеральное агентство по образованию iconФедеральная целевая программа "Развитие электронной компонентной базы и радиоэлектроники" на 2008 2015 годы паспор тфедеральной целевой программы
Федеральное агентство по промышленности, Федеральное агентство по атомной энергии, Федеральное космическое агентство, Федеральное...

Федеральное агентство по образованию iconФедеральное агентство по образованию государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Социология и психология управления : учеб метод пособие / Л. Ф. Голубева, Т. А. Труфанова; Федеральное агентство по образованию,...

Федеральное агентство по образованию iconФ едеральное агентство по федеральное агентство по туризму образованию
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Федеральное агентство по образованию iconФедеральное агентство по образованию государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования
Настольный теннис : учеб метод пособие для студ. Ин-та физ культуры и спорта / авт сост.: А. А. Рязанов, А. М. Шпичко; Федеральное...

Федеральное агентство по образованию iconФедеральное агентство по образованию
Учебно-методическое объединение высших учебных заведений РФ по образованию в области материаловедения, технологии материалов и покрытий...

Федеральное агентство по образованию iconБизнес-планирование средствами программы project expert тамбов 2009 федеральное агентство по образованию
Бизнес-планирование средствами программы Project Expert : учеб метод пособие / В. В. Скворцов, В. М. Передков; Федеральное агентство...

Федеральное агентство по образованию iconМенеджмент
Федеральное агентство по образованию Федеральное образовательное учреждение высшего профессионального образования Нижегородский государственный...

Федеральное агентство по образованию iconФедеральное агентство по образованию
Федеральное государственное учреждение государственный научно-исследовательский институт информационных технологий и телекоммуникаций...

Федеральное агентство по образованию iconФедеральное агентство по образованию

Федеральное агентство по образованию iconФедеральное агентство по образованию


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница