Закат человечества




НазваниеЗакат человечества
страница5/7
Дата конвертации11.03.2013
Размер1.23 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7

Читатель уже понял, что изучение рабства необходимо для предсказания развития нашей «машинной» цивилизации, а не для вздохов по поводу судьбы «бравого парня» Спартака, которому они уже не нужны.

20

Келесирия, расположенная между Селевкидой и Евфратом – аналог Юго-Восточной Азии.

Цивилизация Мари на Евфрате – аналог древнекхмерской. Город Мари, по-видимому, аналог столицы Бапнома – Въядхапуры. Построенный позднее в этой местности македонянами город Дура-Европос - аналог Сайгона.

Пальмира, как важнейший транзитный центр Келесирии, возможно, аналогична Сингапуру, а ее положение как оазиса в пустыне соответствует островному положению последнего.

21

Вавилония – аналог Китая. Как Китай прошел путь от крупной самостоятельной цивилизации (1 в. до н. э.) до части глобальной, так и Вавилония из ранней цивилизации шумеров превратилась в часть Средиземноморской цивилизации. В отличие от Египта, в Вавилонии ирригация действительно сыграла важную роль, так как здесь без регулирования водных потоков плодородные земли оставались залитыми в посевной сезон. Видимо, последнее обстоятельство и определило здесь более раннее, чем в Египте, развитие цивилизации, достигшей максимума в конце 23 в. до н. э., т. е. все с тем же интервалом около 2150 лет, по отношению к Китайской цивилизации.

Следует иметь в виду, что культура Вавилонии влияла лишь на Элам, Ассирию и Сирию, влияние же ее на Анатолию и Египет пренебрежимо мало. Историки раздувают сферу влияния вавилонской культуры по той причине, что не видят относительно низкого развития технологий связи в то время, не позволявших существовать сколько-нибудь постоянным сношениям между такими отдаленными территориями, как, например, ядро империи хеттов и Вавилония.

Вавилония, будучи первоначально наиболее развитой страной Средиземноморья, впоследствии уступила первенство балканско-анатолийским странам, так же, как Китай уступил свое первенство Европе.

Урук, главный центр шумерской цивилизации, аналог Сианя (Чанъаня). По-видимому, в непосредственной близости от Урука находится и Аккаде, столица Саргонидов, так как в Китае во время, аналогичное их правлению, столицей был Чанъань, рядом со старым Сянъяном.

Ур, столица т. н. 3-ей династии Ура, во время правления которой происходило огосударствление экономики и расширение подвластной шумерам территории, аналогичен Лояну и династии Поздняя Хань с теми же характеристиками.

Вавилон, столица страны в «позднее Средневековье», - аналог Пекина. Как Пекин уступил первенство в стране более внешнеориентированному Шанхаю, так и Вавилон уступил относительно новому городу – Селевкии на Тигре. «В настоящее время Селевкия стала больше Вавилона, последний же в значительной части опустел»123. То же будет и с Пекином к сер. 22 в. К этому времени столица Китая будет перенесена в окрестности Шанхая, где вырастет аналог Ктесифона.

Гигантская Селевкия на Тигре, «мировой город» и главные «ворота» страны на Запад, - аналог Шанхая.

Борсиппа, крупный город близ Вавилона «с большими мастерскими по обработке льна»124, - аналог Тяньцзиня, крупного центра хлопковой промышленности близ Пекина.

Относительно аналогий с остальными областями и городами пока можно только догадываться, однако можно предположить, что Ситакена, «обширная и плодородная местность, расположенная между Вавилоном и Сусидой (аналог Тибета), так что весь путь для едущих из Вавилона в Сусы (аналог Лхасы) идет на восток через Ситакену»125, - аналог Сычуани; Эриду, крупный центр льняной промышленности близ Ура, - аналог Чжэнчжоу, одного из крупнейших центров хлопковой промышленности, расположенного близ Лояна; а Кута, один из крупнейших городов Вавилонии, культовый центр бога войны Нергала, тяготеющий к Вавилону, - аналог Тайюаня – культового центра бога войны Гуань-ди.

Отметим, что роль риса в Вавилонии (и на всем средиземноморском Востоке) играл ячмень. «В этой стране произрастает ячменя так много, как нигде в другой местности (говорят, ячмень даже дает урожай сам-триста)»126.

Конечно, греко-македонские правители были в Вавилонии лишь колонизаторами, заинтересованными, прежде всего в использовании богатых местных ресурсов, поэтому нелепо называть Селевкию греческим городом, хотя как и Шанхай, ее можно назвать городом западного типа. Парфяне же, будучи пришельцами из иной цивилизации, никакого влияния на общество Вавилонии не оказали, и их господство Вавилония терпела именно потому, что парфяне не имели здесь особых экономических интересов, вступающих в противоречие с интересами местного населения, в отличие от римлян, которые, не раз завоевывали Вавилонию, но ни разу не смогли ее удержать. Связи Вавилонии с Ираном были ничтожны, тогда как все Средиземноморье было наводнено ее товарами и эмигрантами, так же как современный мир китайскими. Конечно, мидяне и персы также были пришельцами в Средиземноморье, поэтому их державы следует рассматривать как конгломерат из двух частей, принадлежащих разным цивилизациям, причем даже взятые в отдельности эти части были крайне разнородны. Относительное единство проявлялось только в рамках сатрапий, которые и должны служить основными единицами исторического рассмотрения для понимания происходивших в Средиземноморье процессов, на протекание которых иранские народы не оказывали определяющего влияния.

Китай останется одним из немногих государств Земли, не связанных с США ни экономическим, ни военным союзом, т. е. независимым. Он будет в состоянии проводить самостоятельную политику, сводящуюся, правда, к сдерживанию аппетитов США на его собственную территорию и тяготеющие к ней страны: Тибет (с Ладакхом и Сиккимом), Монголию, Туву, Бурятию (в т. ч. Читинскую область) и южную часть российского пока Дальнего Востока, которая не позднее 60-х гг. 21 в. отделится от России и либо непосредственно присоединится к Китаю, либо войдет с ним в военный и экономический союз, постепенно китаизируясь. С этими странами Китай образует военный союз и единое экономическое пространство при самостоятельности отдельных членов (также как мелкие области вокруг Вавилонии управлялись вассальными правителями парфян), создав т. о. свою мини-империю.


22

Аналог Индии, конечно Палестина, а Дели – Иерусалим. Последний, как и Дели, вырос из крепости и стал столицей страны за счет своего стратегического положения как «акрополя» Палестины.

Филистимским областям соответствуют Гуджарат и Раджастхан. Здесь около 6 в. н. э. в результате синтеза автохтонного населения Западной Индии с пришлыми племенами гурджаров образовалась этническая общность под названием раджпуты, создавшая в 8 – 9 вв. могущественное государство Гурджара-Пратихаров, захватившее долину Ганга и часть Центральной Индии. Аналогия раджпутов и филистимлян очевидна. Страбон упоминает 4 народа Палестины: иудеи, идумеи, газеи и азотии127. Газеи и азотии, народы, названные конечно по своим главным городам, аналогичны гуджаратцам и раджастханцам соответственно. Газа, один из крупнейших торговых центров Палестины времен т. н. Нововавилонского и Персидского царств, не побоявшийся оказать сопротивление армии Александра, - аналог Ахмадабада, бывшего одним из крупнейших экономических центров средневековой Индии. Азот – аналог Джайпура.

Яффа (Иоппия) – аналог Бомбея, «это место служит иудеям гаванью, когда они спускаются к морю»128. Она являлась крупнейшим экономическим центром Палестины. Доказательством особого положения Яффы является и то, что перед отправкой на войну с республиканцами в Африку Цезарь издал постановление, в котором Яффа освобождалась от налогов Иерусалиму, в отличие от остальных городов Палестины. Яффа, как и Бомбей, выросла за счет приморского положения и максимальной, по сравнению с другими городами Палестины (кроме Кесарии) географической близости к Западу, что сделало ее главными воротами страны на Запад.

Галилея – аналог Бенгалии и Бихара. «Галилея, разделяющаяся на Верхнюю и Нижнюю (аналогично: Бихар и Бенгалия *), окружена Финикией и Сирией… Несмотря на большое протяжение этих обеих частей страны и на окружающее их со всех сторон иноплеменное население, жители все-таки всегда стойко выдерживали всякое вражеское нападение ибо они от самой ранней молодости подготовляли себя к бою и всегда были многочисленны. Этих бойцов никогда нельзя было упрекнуть в недостатке мужества, а страну – в недостатке людей. Последняя очень плодородна, изобилует пастбищами, богато насаждена разного рода деревьями и своим богатством поощряет на труд самого ленивого пахаря. Немудрено, поэтому, что вся страна сильно заселена; ни одна частица не остается незанятой; скорее она чересчур даже пестрит городами, и население в деревнях, вследствие изумительного плодородия почвы, также везде до того многочисленно, что в самой незначительной деревне числится свыше 15 тыс. жителей…Она вся возделана и имеет вид огромного сплошного сада»129. Аналогия с Бенгалией очевидна, так как последняя также является наиболее плотно заселенной и возделанной областью Индии. Хацор, крупнейший город Галилеи времени расцвета древнепалестинской цивилизации – аналог Паталипутры (совр. Патна).

Самария – аналог Пенджаба. «Природа ее совершенно тождественна с природой Иудеи. Обе эти страны богаты горами и равнинами, легко обрабатываемы, плодородны, засажены деревьями и изобилуют плодами в диком и культурном виде. Естественное орошение здесь хотя не очень богатое, зато бывают обильные дожди. Текучие воды все чрезвычайно пресны, а, благодаря обилию хорошего корма, скот здесь обладает большей молочной производительностью, чем где-либо»130. Аналогия с Пенджабом очевидна. Скот здесь также обладает самой большой молочной производительностью в Индии (в силу тех же причин, что и в Самарии). Столица Самарии, город Самария, аналог Лахора. Религиозная община самарян, отличная от иудейской, аналогична сикхам.

Область у Генисаретского озера, возможно, аналог Кералы. «Вдоль Генисарета тянется страна того же имени изумительной природы и красоты. Земля по тучности своей восприимчива ко всякого рода растительности, и жители действительно насадили ее весьма разнообразно, прекрасный климат также способствует произрастанию самых различных растений. Ореховые деревья, нуждающиеся больше в прохладе, процветают массами в соседстве с пальмами, встречающимися только в жарких странах, радом с ними растут также фиговые и масличные деревья, требующие более умеренного климата»131. Аналогия с Кералой, отличающейся, в силу разнообразия природных условий на небольшой площади, наибольшим разнообразием культур из всех штатов Индии, очевидна. Роль грецких орехов здесь играют орехи кешью, растущие в более прохладных предгорьях, в производстве которых Керала является почти монополистом, главной масличной культурой здесь, как и во всей Индии, является арахис, а фиговым деревьям аналогичны манго.

Палестинцы ( в т. ч. иудеи), конечно, не были монотеистами. Монотеизм был религией верхнего слоя интеллигенции, точно так же как религия Абсолюта (Веданта) в Индии. Основная масса населения Палестины поклонялась коровам, рекам, камням и при этом не считала себя отступающей от «правильной» веры. Еретиками их изобразили фарисеи, создавшие иудаизм, и христиане, а простодушные историки им поверили. Подчеркну: политеизм был нормой религиозной жизни античной Палестины, как и всего Средиземноморья, однако палестинская религия, как и индуизм, предполагала иерархическую множественность религиозной традиции, на верхнем уровне которой стоял Единый Бог, одновременно имманентный и трансцендентный миру, точно так же как в индуизме стоит Веданта с ее Абсолютом-Брахманом, слитым с миром. Правы индуисты-реформаторы (Вивекананда), утверждающие что, говоря «Я и отец одно»,Иисус имел в виду не свою исключительную божественность, но божественность каждого «я». В первом смысле его слова истолковали последователи Иисуса на Западе, взявшие из Палестины единого Бога, но отказавшиеся от чисто палестинского философского принципа, согласно которому в любой мельчайшей частице мира содержится все его богатство и многообразие; аналогично индуистскому: «Атман есть Брахман».

Трем главным направления реформистского индуизма: «Брахмо Самадж», «Арья Самадж» и «Миссия Рамакришны» аналогичны соответственно саддукеи, фарисеи и ессеи. «Саддукеи совершенно отрицают судьбу и считают, что Бог не имеет никакого влияния на человеческие деяния, ни на злые, ни на добрые. Выбор между добром и злом предоставлен вполне свободной воле человека, и каждый по своему собственному усмотрению переходит на ту или иную сторону. Точно также они отрицают бессмертие души и всякое загробное воздаяние»132. «Они не признают никаких других постановлений, кроме постановлений закона… Это учение распространено среди немногих лиц, притом принадлежащих к особенно знатным родам. Впрочем, влияние их настолько ничтожно, что о нем и говорить не стоит»133. Особенности «Брахмо Самадж» идентичны саддукейским: отрицание перевоплощения души, закона кармы – «загробного воздаяния», элитарность и т. д.

«Фарисеи ведут строгий образ жизни и отказываются от всяких удовольствий. Всему тому, что разум признает за благо, они следуют, считая разум лучшим охранителем во всех желаниях»134. «Они ставят все в зависимость от Бога и судьбы, и учат, что хотя человеку предоставлена свобода выбора между честными и бесчестными поступками, но что и в этом участвует предопределение судьбы. Души, по их мнению, все бессмертны; но только души добрых переселяются после их смерти в другие тела, а души злых обречены на вечные муки»135.

Соответствие фарисеев и арьясамаджистов очевидно. Как фарисеи истолковали старый политеизм в смысле единого Бога со многими именами, так и арьясамаджисты рассматривают имена богов, упоминаемые в ведах, как различные названия одного божественного существа (Парамешвара), присутствующего во всем мире. Как фарисеи стали основателями нового, монотеистического иудаизма, по-своему истолковав Ветхий Завет в Мишне (аналогичной Новому Завету христианства), так и арьясамаджисты, по-своему истолковав веды, создадут фактически новую религию, которая станет аналогом иудаизма.

«Ессеи также рожденные иудеи, но еще больше, чем другие, связаны между собой любовью. Чувственных наслаждений они избегают как греха и почитают превыше всего умеренность и поборение страстей. Супружество они презирают…. Они презирают богатство и достойна удивления у них общность имущества, ибо среди них нет ни одного, который был бы богаче другого… Они не имеют своего отдельного города, а живут везде большими общинами»136. У членов «Миссии Рамакришны» точно такие же взгляды и обычаи, как и у ессеев.

Индийская религия Абсолюта с 2180-х гг. станет распространяться по всей Земле, и будет господствовать везде, кроме Индии, так же как христианство утвердилось по всему Средиземноморью, кроме Палестины. Конечно, религию для Нового Средневековья должен основать индийский пророк, аналогичный Христу, которого ученики будут считать за ожидающееся ныне пришествие аватары (воплощения) Вишну – Калки. Как и Христос, этот пророк не откроет ничего нового в философии, и основополагающей для Новой религии станет его жизнь, как и у Иисуса. Конечно, индийцы в большинстве не признают его, так как от Калки ожидается уничтожение всех врагов Индии, чего Новый пророк конечно не может сделать.

Аналогия прочих территорий Средиземноморского мира и Земли пока не ясна.

23

Отметим, что Великобритания, Германия и страны на Дунае не входили в Средиземноморскую цивилизацию. На этих территориях римляне выступали в роли завоевателей- колонизаторов. На востоке граница Средиземноморской цивилизации проходила несколько восточнее современной ирано-иракской. Мидяне, персы и парфяне, по-видимому, составляли единую цивилизацию, отличную от Средиземноморской – назовем ее персидской. По-видимому, ее территория была гораздо меньше Средиземноморской, что конечно связано с отсутствием здесь удобных путей сообщения.

Аналоги территорий Земли, не входящих в Средиземноморскую цивилизацию (цивилизаций древнего Китая, Индии и т. д.), следует искать на планетах вне Солнечной системы. Жители этих планет по уровню развития находятся примерно на одном уровне развития с землянами или ниже, поэтому т. н. НЛО, конечно, не имеют к ним никакого отношения. Земляне установят с ними прямой контакт не позднее 70-х гг. 22 в., так как именно на это время приходится максимум цивилизации, после которого начнется формирование культуры нового Средневековья, в которую уже будут входить планеты вне Солнечной системы. Конечно, формы биологических организмов, развившиеся на этих планетах близки к земным, в т. ч. способны к свободному скрещиванию с ними. Инопланетяне также похожи на людей, как люди разных рас друг на друга. Что касается выдумок о диковинности инопланетных форм жизни, то можно вспомнить, что жители древних цивилизаций сочиняли такие же вымыслы о своих соседях.

24

Мезоамериканская цивилизация идентична анатолийской, т. к. совпадает с ней по уровню и типу развития. Максимум цивилизации приходится здесь приблизительно на 250 г. н. э.+/ - 50 лет.

Майя идентичны хеттам и аналогичны эллинам-немцам. Во время до максимума цивилизации их страна отличалась такой же полицентричностью, как Эллада и Германия. В Мезоамериканской цивилизации майя выделялись научными достижениями, как и их аналоги в своих цивилизациях.

Конечно, территории, относимые к майя, лишь в меньшей своей части являются майяскими. Большая их часть соответствует странам с влиянием эллинского типа в античной цивилизации и немецкого в современной. Пока эти территории недостаточно изучены, мы не можем сказать об их аналогах. Ясно лишь, что север Юкатана соответствует западнославянским землям и их аналогам в античном мире. Аналог Константинополя и близнец Хаттусы – Майяпан или Чичен-Ица. Город Цибильчальтун на Юкатане, расцвет которого приходится на т. н. доклассический период (до начала н. э.), скорее всего аналог Варшавы или Праги.

Неоткрытой еще столице древнеанатолийской цивилизации (которая, как уже было сказано, предположительно должна находится на месте Пессинунта), идентичен Теотихуакан – столица Мезоамериканской империи. Этот город является также аналогом Рима и Нью-Йорка. Отметим, что как античный Рим по численности населения в 10 раз меньше Нью-Йорка, так Теотихуакан в 10 раз меньше Рима. Это подтверждает высказанное выше предположение об уменьшении численности населения аналога в 10 раз при движении в прошлое на один цикл Шпенглера.

Ольмеки – аналог фригийцев- итальянцев, т. к. именно с них началось развитие Мезоамериканской цивилизации, так же как развитие античной началось с фригийского Возрождения, а развитие цивилизации Земли – с итальянского.

Сапотеки – аналог лидийцев и испанцев, а Монте –Альбан – Мадрида. Экономический расцвет сапотеков совпадает с ольмекским. Во второй половине этого периода сапотеки приобрели преобладающее влияние в стране ольмеков, что также подтверждает аналогию.

Андские цивилизации идентичны средиземноморскому Востоку. Цивилизация Мочика (на северо-западе Перу) идентична шумерской и аналогична древнекитайской. Ее жители, между прочим, как и шумеры, имели свою «китайскую» стену.

Инки идентичны ассирийцам и аналогичны монголам. Нужно отметить, что как и ее аналоги, страна инков была расположена в степи (горная степь – т. н. пуна), и хотя инки не имели животных для верховой езды, степные пространства, видимо, приучили их к бегу, что и стало предпосылкой для возникновения их империи. Роль бега подтверждается и введенным инками в своей империи институтом гонцов- бегунов. Точно так же ассирийцы и монголы до крайности развивали конную ямскую службу в покоренных странах, по той же причине – необходимости быстрого подавления очагов восстаний чуждого им населения. Когда в Перу пришли конквистадоры, инки еще не исчерпали возможностей завоевания, и если бы им не помешали, дошли бы до Панамского перешейка, а возможно, и дальше.

Цивилизация Наска, возможно, идентична древнепалестинской (тогда Кауачи=Хацор) и аналогична древнеиндийской.

Цивилизация у оз. Титикака (главный центр – Тиауанако), по-видимому, идентична Эламу и аналогична Тибету.


25

Как уже говорилось, нации возникают в одних точках экстремума (максимумах культур и цивилизаций) и исчезают в следующих. Выше мы рассмотрели соответствие наций при течении времени от культуры к цивилизации. Следует попробовать рассмотреть также соответствие наций при течении времени от цивилизации к культуре.

Если использовать аналогию смены культур цивилизациями и смены времен года, то время максимума культуры следует называть «зимой», т. к. в это время не создается ничего нового, а происходит внутренняя перестройка за счет накопленного ранее (стадия «куколки») – «летом», т. е. во время максимума цивилизации. Тогда промежуточный период при течении времени от культуры к цивилизации назовем «весной», и национальные типы, существующие в это время – «весенними», а период при течении времени от цивилизации к культуре – «осенью», и народы, существующие в это время – «осенними». Естественно предположить, что осеннее время имеет те же национальные типы, что и весеннее.

В качестве рабочей гипотезы можно предложить следующие аналогии. Области Византийской империи у Эгейского моря аналогичны романско-католической Европе. Греция, по-видимому, соответствует Италии, а области у Мраморного моря – Франции. Константинополь, центр последних, возможно, аналог Парижа. Именно Византийская империя до конца 11 в. была центром западного христианства, и ее отделенность от Западной Европы существовала лишь в бытовом и политическом плане. То, что Византия не установила такой церковно-идеологической власти, как впоследствии Рим, видимо, следует объяснять более низким уровнем развития технологий (в т. ч. технологий связи). Что касается отношения светских властителей к духовным, оно аналогично отношению правителей Франции к папам, которые в 14 в., как известно, даже держали их «Авиньонском плену», хотя и не были православными «деспотами». Социальные отношения в Византии (вернее, в ядре ее империи) также аналогичны французским – на территории у Константинополя и прилегающих к нему территорий Миссии, Вифинии и Кизикены. Поэтому все разговоры на тему «Византия между Востоком и Западом» совершенно бесполезны. ВИЗАНТИЯ – ЗАПАД! Точно так же Русь, принявшая христианство из Византии (да и откуда еще его было принимать, как не из самых культурных земель?) до начала 14 в. (начала «проглатывания» Москвой соседей), когда стал выкристаллизовываться русский национальный тип (православный), была страной «католических» национальных типов (до нач. 14 в. еще существовали старые национальные типы – вятичи, кривичи и т. д.). Не существовало ни царей-деспотов, ни раболепных подданных. Именно поэтому, когда крайние славянофилы считали посткиевскую Русь испорченной, они фактически выдавали свое неприятие русского типа как такового, т. е. были скрытыми Чаадаевыми.

Италия аналогична Германии, а арианство – лютеранству. Как и лютеране, ариане не признавали святых и поклонялись только Библии. Арианство отчасти было отголоском античной цивилизации, так же как лютеранство – предшественником современной. Это доказывается и тем, что исчезновение арианства (принятие «варварскими» королями католичества) и возникновение лютеранства отстоят от максимума культуры (конца 11 в.) примерно на 200 лет. Неверно считать арианство религией варваров-германцев. В нем не было ничего варварского.

Столица и крупнейший город лангобардской Италии, Павия – аналог Берлина. Равенна, возможно, - аналог Вены, а Равенннский экзархат – Австрии.

Августинианство (с его верой в предопределение) аналогично кальвинизму. Территория карфагенской Африки, где августинианство было официально признанным, аналогично одной из кальвинистских стран (возможно, Швейцарии).

Германия – аналог США. Роль отделителя от Средиземноморья здесь играли Альпы. Они предохранили Германию на начальных этапах ее развития от конкуренции южан, а так как Германия была ближайшей к Средиземноморью крупной неосвоенной территорией, сюда и устремились люди и технологии. На этом этапе Германия занимала центральное положение в Западной культуре, с отклонением к районам нового освоения, а т. к. ее положение было типологически идентично США и античной Италии, здесь развивался тот же национальный тип. Впоследствии, когда положение Германии начало меняться с центрального с отклонением к районам старого освоения (с конца 11 в.), здесь стал выкристаллизовываться немецкий национальный тип.

Православию аналогично несторианство, которое и было до конца 11 в. «восточным христианством», а вовсе не византийское. Несториане, как и православные, отводили Христу вторичную роль по отношению к Богу-Отцу, считая, что Мария родила не божество, а человека, божество же вселилось в него от Бога-Отца по наитию Святого Духа.

Несторианство было распространено на территории Сирии и Месопотамии. Последняя – аналог православной России. Хотя Месопотамия все время преобладания там несторианства оставалась владением персов, а после арабов, последние были лишь пришельцами, местные же особенности определялись именно подавляющим большинством несторианского населения. Несториане были не маргиналами, они занимали и административные должности, вплоть до высших.

Со времени владычества арабов несториане стали играть в Западной культуре ту же роль, что русские с 18 в. Несторианские ученые (в т. ч. в Багдаде) и создали большую часть того, что обыкновенно приписывается арабам. Арабы были лишь восприемниками их достижений. Национальный тип на основе арабского стал формироваться в Месопотамии лишь с начала 12 в., до этого же арабы сохраняли племенное деление, принесенное из Аравии. Поэтому до начала 12 в. о Месопотамии следует говорить как о несторианской стране.

26

Конечно, типом положения территории в пространстве-времени не исчерпываются причины ее судьбы. Последняя зависит также от сочетаний территорий между собой, которые варьируются в различных циклах Шпенглера. Так, Вавилония создала обширное Нововавилонское царство, тогда как Китай в аналогичное время оставался в своих пределах. Объясняется это тем, что Китай отделен от Индии Тибетом и морями, тогда как Палестина (завоеванная вавилонянами), не была отделена от Вавилонии Эламом, «вынесенным» на окраину Средиземноморской цивилизации. Точно так же то, что ассирийцы на некоторое время превратили Селевкиду сирийскую в данника, а вавилоняне включили в состав своего царства, тогда как Японии удалось отбиться от монголов и сохранить независимость от Китая, объясняется тем, что Япония (в отличие от Селевкиды) была отделена от остальных стран Востока морем. Однако, нельзя, как это делают историки и географы, объяснять судьбу Японии и тип ее общества лишь островным положением, безотносительно к расположению по отношению к другим странам. Япония, как и Селевкида, расположена на окраине Востока, что и делает ее ближайшей к Западу страной, расположенной через океан от него. Такое же окраинное положение по отношению к Востоку характерно для Индии-Палестины, однако, если Селевкиде соседское положение по –отношению к Келесирии и Анатолии компенсировало ее неостровное положение, то Палестина была расположена на окраине цивилизации, т. к. восточнее были расположены не входившие в Средиземноморье арабские полупустыни, а для соседних с Палестиной Египта и Финикии ее роль для транзита была невелика. Точно так же Индия расположена фактически на окраине современной цивилизации, т. к., хотя Земля и круглая, Гималаи, Гиндукуш и полупустыни Белуджистана отрывают Индию от соседних стран. Подобным же образом можно объяснить завоевание Польшей и Литвой Украины и Белоруссии, последующее завоевание Польши и Литвы Россией, завоевание Россией Поволжья, Урали и Сибири и т.д. и т.п.

Теперь читателю должно быть ясно, что существование истории и географии как отдельных наук бессмысленно, т. к. человеческое общество, как и все прочее, не существует отдельно в пространстве, и отдельно – во времени. Человеческое общество существует в едином пространстве-времени, поэтому история и география должны быть интегрированы в «новую науку». Конечно, пошло-прикладная наука США – социология, не подходит для этой цели, т. к. она рассматривает общество вне пространства и времени. С таким же успехом можно изучать диких животных в клетке.

Часть 2

Можно выделить две мировые культуры: Западную («мужскую») и Восточную («женскую»). Западную культуру можно было бы назвать цифровой, а восточную - аналоговой. Если первая стремится «взлетом» достичь Неба, то вторая «строит» с Земли на Небо лестницу, что и проявляется в ступенчатом строении ее храмов.

Западная культура верит в одну жизнь с последующим попаданием в ад или в рай, а Восточная – во множество перерождений в низшие или высшие существа в соответствии с законом кармы. Т. о. Западная культура все время держит человека в напряжении перед лицом смерти, Восточная, наоборот, расслабляет.

Западная культура резко отделяет прошлое от настоящего («живет сегодняшним днем»), Восточная разделяет их плавным переходом. Последнее проявляется и в том, что священные персонажи этой культуры происходят из прошлого до времени максимума цивилизации. Так, если христианство обожествило Христа, а философию взяло от Платона, то Восток сделал философа Будду божеством, а Конфуция – священным учителем. При этом если в Западной культуре на место старых языческих богов встали новые святые, то на Востоке оставили старых богов, переосмыслив их функции и подчинив единому центру, откуда и произошло пресловутое восточное многобожие, на самом деле соответствующее поклонению святым на Западе.

Отсутствие резкого отделения земного от небесного проявляется и в том, что живущие на Земле люди могут почитаться как божества и святые (Бодхисаттвы и т. п.).

Восточная культура вообще стремится к слиянию всего существующего, потому и не отделяет резко человека от животных, животных – от растений, живого (биосферы) от неживого и т. д., отсюда и идеи непричинения вреда всему живому, вегетарианство и т. д.

Запад и Восток содержат по 6 субкультур в каждом, т. о. существует 12 субкультур, соответствующих типам характера человека, которые можно систематизировать в Периодическую таблицу.







Духовные

(«Мягкие»)


Промежуточные


Этические

(«Жесткие»)

Холерик


Иудаизм


Христианство


Ислам


Сангвиник


Манихейство


Зороастризм


Самаряне?


Меланхолик


Даосизм


Джайнизм


Сикхизм


Флегматик


Индуизм


Буддизм


Конфуцианство


Духовные культуры развились прежде всего на основании собственных древних традиций, этические – на основании широкого заимствования из других культур, здесь «своей» являлась только основа, которая и делала их самостоятельными. Ислам многое взял от христианства, а конфуцианская культура от буддизма, который господствовал на территории Китая до его объединения в конце 6 в. империей Суй, сыгравшего ту же роль, что и объединение христианских территорий в халифат арабами. Сикхизм также вырос на широких заимствований из ислама, но на восточной основе, поэтому является самостоятельной культурой.

Духовные культуры отличаются резким разделением общества на отдельные части, расположенные в иерархическом порядке, т. е. кастовой системой, на вершине которой находятся священники (брахманы, раввины, «совершенные» у манихеев). В этических культурах наоборот, общество не делится на отдельные слои, и представляет собой монолит, где все равны (равно ничтожны) перед лицом Аллаха или Неба. Никакого отдельного сословия священников не существует, и служители культа не считаются обладающими особым авторитетом. Монашество (отшельничество) как особый институт в этических культурах отсутствует. Если для духовных культур идеалом служит отшельник, ушедший от мирской суеты и слившийся с божественным, то для этических идеал – правитель (от императора или султана до чиновника), поддерживающий божественный порядок в мире, как полководец-правитель Мухаммед, чиновник-учитель Конфуций и гуру Нанак. Хотя последние и считаются земными людьми, на самом деле они играют ту же роль, что и божества в других культурах. Конфуций почитается китайцами не меньше, чем Будда буддистами, а Мухаммед мусульманами – не меньше чем Христос христианами. В исламе, например, значение пророков показывает и то, что они считаются находящимися выше ангелов в небесной иерархии, так же как выше ангелов стоит Бог-сын в христианстве.

Т. о., на вершине общественной иерархии в духовных культурах стоит священник, выполняющий функции правителя, а в этических – правитель, выполняющий функции священника. Именно в силу приписывания власти самой по себе сакрального характера в этических культурах правитель и правительство довлеет над обществом, поэтому исламское и конфуцианское общества часто называют «восточными деспотиями». В духовных культурах наоборот, общество довлеет над правителем и правительством, именно поэтому Израиль и Индия, парламентские, а не президентские республики. Конечно, здесь, как и везде, общество контролирует правительство не непосредственно, а через интеллигенцию (в т. ч. духовенство). Промежуточные культуры занимают господствующее положение в каждой из своих триад именно потому, что здесь правительство и интеллигенция, исполнительная и законодательная власть уравновешены, и входе конкуренции между собой контролируют друг друга, а не придавливают общество как брахманы и раввины или ученые-чиновники.

Различие духовных и этических культур проявляется и в их разном отношении к женщинам (и спиртному). Если этические культуры рассматривают их почти как неизбежное зло, которое следует терпеть как необходимость для продолжения рода, то духовные, как и все культуры, считая их более низкими существами, чем мужчины, стремятся найти оптимальный способ сосуществования с ними, что в восточных культурах (даосизм, индуизм), стремящихся к слиянию всего существующего, выливается в их значительный эротический компонент.

Этические культуры резко отделяют Бога от Сатаны, Гармонию от Хаоса и т. п. В исламе это проявляется напр., в том, что вражда Бога и Сатаны начинается не по инициативе Сатаны, а по инициативе Аллаха, который приказывает Сатане поклониться сотворенному им человеку и за отказ изгоняет его из сонма ангелов. Духовные культуры, наоборот, всякому действия приписывают двойственность, которую нельзя трактовать однозначно, как плохое или хорошее, поэтому мир рассматривается не как борьба противоположных начал, а как их слияние. Так, в иудаизме злыми духами, как и ангелами, повелевает Бог, первых используя, чтобы наказать человека, а вторых – чтобы помочь или нагадить. Манихеи рассматривают человека как хаотическое смешение «светлых» и «темных» элементов, именно поэтому в их представлении для очищения от зла нужно избавиться от материи. Последнее часто ошибочно трактуется, как особый аскетизм манихеев, однако, на самом деле они не более аскетичны, чем иудаисты или индусы. Аскетизм здесь предписывается только для касты «совершенных», у мирян же «внимающих» любовь к аскетизму проявляется лишь в особом уважении к «совершенным». У даосов мир – слияние мужского (светлого) и женского (темного) начал. В Индии Бог-Отец (Брахма) и Бог-Сын (Вишну) более или менее мирно сосуществуют с Сатаной – повелителем демонов Шивой.

У промежуточных культур название говорит само за себя. Они, хотя и не дробят общество на иерархию каст, все же выделяют несколько неравноценных сословий: священников, воинов, купцов, крестьян, ремесленников. Показательно, что сосуществующая с индуизмом этическая культура - сикхизм, не признает его кастовой системы, тогда как промежуточный джайнизм допускает в этом вопросе компромисс, и часть джайнов даже использует индусов-брахманов для некоторых культовых отправлений. Правительство и духовенство (интеллигенция) в промежуточных культурах пользуются равным авторитетом.Вообще, промежуточные культуры во всем следуют принципу золотой середины.

Холерические культуры отличаются от сангвинических энтузиазмом и напористостью, именно поэтому одна из них – христианство, достигла мирового господства, что явилось результатом ее промежуточного характера между слишком жестким исламом, который в основном лишь навязывал свою веру, и слишком мягким иудаизмом, вообще не интересовавшимся обращением иноверцев, как и все духовные культуры, чуждые прозелитизму.

Меланхолические религии отличаются от флегматических приземленностью, практицизмом, что проявляется здесь и в отсутствии пышной обрядности, и в стремлении рационально обосновать свою веру (например, один из краеугольных принципов джайнов – «правильное познание»). Практицизм даосов очевиден, правда, как у духовной культуры, он проявлялся здесь своеобразно: не только в такой, в общем, приземленной сфере деятельности, как медицина, но и в достижении «бессмертия» химическим путем (сравните с йогой в «непрактичном» индуизме), в особых правилах для совершения полового акта и т. п. чепухе. Практицизм джайнов более рационален, их роль в Индии как торговцев и ростовщиков общеизвестна, а у сикхов ерунды вроде «бессмертия», «слияния инь и ян» и вовсе не встретишь, их религию даже называют религией торговцев и ремесленников. Этические культуры вообще отличаются рационализмом, тогда как духовные – мистичны.

«Непластичность» у джайнов, например, проявляется в том, что, дав монашеский обет, уже нельзя вернуться в мир, в отличие от буддизма, такой же промежуточной культуры.

Таблица позволяет понять и секрет «неизменности» китайской (конфуцианской) культуры. Восточная пассивность здесь сочетается с этической твердостью: Китай существует как бы в панцире, а флегматичность позволяет спокойно воспринимать неизбежные перемены, не порывая вместе с тем с прошлым. Критическую точку максимума цивилизации конфуцианская культура не преодолеет именно в силу своей твердости, тогда как мягкая культура Индии, способная, постепенно трансформируясь, фактически потерять связь с прошлым, превратить его в фантом, как это случилось у иудеев, выживет лишь формально, восточная же суть ее умрет.

Субкультуры, в свою очередь, могут быть разделены на отдельные элементы по тем же критериям, что и культуры. Поскольку такие элементы максимально проявляются в точках максимума национальных типов, их можно назвать сверхнациями.

Духовные, этические и промежуточные сверхнации обладают теми же характерными особенностями, что и одноименные субкультуры, только с меньшими отличиями друг от друга, колеблющимися в пределах, заданных типом субкультуры.




Духовные

Промежуточные

Этические

Христианство

Монофизиты

Католики

Православные

Ислам

Хариджиты

Сунниты

Шииты

Буддизм

Тхеревада

Махаяна

Ламаизм


Монофизиты, как известно, отрицают человеческую природу Христа, признавая только его божественную природу, тождественную с Богом-Отцом. Эта философия является отражением их общественного устройства. Бог-Отец символизирует здесь вышестоящего начальника, а Сын – нижестоящего. Признание равноценности их природы – отражение признание преимущественного авторитета для подчиненных их непосредственного начальника, а не тех, кто находится выше его на иерархической лестнице. Т. о. вышестоящий не вмешивается в решения нижестоящего, и вместо деспотизма верховного начальника в этических сверхнациях здесь существует деспотизм нижних начальников, свободных в своем произволе. Такая система власти является отражением дробной общественной структуры – из всех христианских обществ монофизитские являются наиболее кастовыми.

Православие, наоборот, максимально очеловечивает Христа, утверждая что Святой Дух исходит не непосредственно от него, а через него от Бога-Отца. Учитывая вышеуказанное соответствие мифологических персонажей реальным, ясно, что здесь решения нижестоящего начальника для подчиненных авторитетны не сами по себе, а лишь в той мере, в какой они являются отражением воли вышестоящего. Т. о. здесь верховный начальник общества (царь, император, президент ) или какой- либо его части (губернатор, мэр и т. п.) подавляет собой всех нижестоящих, независимо от их положения на иерархической лестнице. Принцип «вассал моего вассала не мой вассал» здесь совершенно не действует. Эта система власти является отражением монолитной общественной структуры православия, наименее кастовой из всех христианских.

Промежуточная сверхнация – католицизм, придерживается компромиссной точки зрения, признавая в Христе человеческую природу, но считая его таким же самостоятельным источником Святого Духа, как и Бога-Отца. Здесь для подчиненных непосредственный начальник, и те, кто выше него, равно авторитетны. Т. о. начальник ограничен в произволе с подчиненными, а с другой стороны имеет достаточно авторитета для принятия самостоятельных решений. Такая система, придерживающаяся принципа «золотой середины», и позволила западноевропейскому христианству стать мировым лидером. Эта система является отражением общественной структуры католицизма, занимающей по кастовости промежуточное положение между православием и монофизитством. Кстати, именно поэтому в католическом обществе сословия и профессиональные корпорации ремесленников – цехи, были выделены гораздо четче, чем в православной России.

У хариджитов (ибадитов), как и у монофизитов, глава исполнительной власти является лишь уполномоченным общины, который не может вмешиваться в распоряжения своих подчиненных. Правителю не приписывается никаких сакральных свойств, поэтому он может иметь любое происхождение, и при несоответствии его управления интересам общины может быть смещен и даже судим. Такая организация власти является следствием того, что общество хариджитов наиболее кастовое из всех мусульманских.

Противоположно общественное устройство шиитов (имамитов). Глава общины – имам, здесь не избираем, а получает достоинство властителя по наследству, являясь наследником сана пророка и прирожденным носителем божественной манифестации – зухур. Ясно, что необходимость для правителя происходить из рода Али, зятя Мухаммеда, является формальным моментом шиизма. Поэтому зейдитов, признающих необходимость для правителя происходить из рода Али, но и отстаивающих ответственность его перед общиной, и в отличие от остальных шиитов, не признающих имамов прирожденными носителями «божественного света», следует считать скорее суннитами, чем шиитами, точно так же как униаты Галиции скорее католики, чем православные. Организация власти у шиитов является отражением их монолитной общественной структуры, наименее кастовой из всех мусульманских. У шиитов, как и у православных, сильно развит культ мучеников и мученичества, который обычно связывают с угнетением их суннитами. Вряд ли это верно. На самом деле культ мученичества здесь непосредственно связан с культом властителя, т. к. становясь мучениками, имамы-Алиды покорялись судьбе, предначертанной им Аллахом, который и являлся для них непосредственным «начальником», точно так же как в русском православии мученики Борис и Глеб сделаны святыми только за то, что не смогли противостоять брату-деспоту Святополку, и дали зарезать себя, как бараны.

У суннитов правитель-халиф решения законодательного характера должен был принимать только с согласия собрания авторитетных богословов-законоведов (ныне – парламента). Т. о. исполнительная и законодательная власть здесь уравновешены. У суннитов, халиф теоретически был избираем, но происходить должен был из курейшитов. По кастовости суннитское общество занимает промежуточное положение между хариджитским и шиитским, что и отражается в его политической организации.

Буддистов Тхеравады можно назвать монофизитами, т. к. они не признают человеческого начала в Будде, считая его физический облик лишь телесной оболочкой. Такой взгляд на Будду является отражением (и выражением) политической системы тхеревадинов, в которой правитель приобретает авторитет лишь в силу его избрания общиной (на практике – ее влиятельными лицами), и так же, как у монофизитов-христиан и хариджитов может быть смещен. Такая организация власти опять-таки есть следствие наибольшей кастовости обществ Тхеравады из всех буддистских обществ.

Ламаизм, напротив, максимально очеловечивает Будду и максимально развивает культ Бодхисаттв, берущих на себя заботу о спасении человека. Как и все этические общества, ламаизм создает культ правителя, придавая ему сакральный характер. А так как ламаизм является частью Восточной культуры, стремящейся к снятию противоречий везде, где это только возможно, и светские и духовные властители называются ламы. Этим нехитрым приемом Восток ввел в заблуждение некоторых наивных западных ученых, которые объявили ламаистское государство Тибета теократией. Но главами духовенства и государственной власти были разные люди! Первый, панчен-лама, считался высшим авторитетом в чисто религиозных вопросах, хотя и почитался как воплощение самого Будды-Амитабы. Главой же государства являлся далай-лама, хотя он почитался не как Будда, а только как воплощение Бодхисаттвы Авалокитешвары. Так же было и в других ламаистских обществах. Так, в правление Екатерины 2, российское ламаистское духовенство объявило императрицу воплощением популярной богини Цаган-Дара-Эхе. Ее потомки также считались божественными. Т. о., если следовать логике недалеких востоковедов, то правление Романовых – теократия. Абсурдность вывода очевидна. Вообще исследователям следовало бы избегать упрощенных оценок той или иной формы правления. Ясно, что далай-лама в православии имеет своим аналогом царя, а панчэн-лама – патриарха церкви. Как и у российских царей и патриархов, у далай-ламы и панчэн-ламы нередко случались конфликты. Вышеописанная политическая система ламаистов является отражением их общественной структуры, наименее кастовой из всех буддистских обществ.

Махаяна (Япония, Корея, Вьетнам) занимает промежуточное положение между Тхеравадой и ламаизмом. В отличие от Тхеравады Махаяна (как и ламаизм) признает человеческое начало в Будде и развивает учение о трех телах Будды (Трикая), аналогичное христианскому учению о Троице. Роль Бога-Отца здесь играет Самбхогакая («тело блаженства») – Будда-индивидуум, лишенный физической оболочки и способный проникать во все миры, роль Сына – Нирманакая («тело преобразования»), которое махаянисты в отличие от тхеравадинов считают не просто физической оболочкой, а реальным человеком (напр., принцем Гаутамой). Дхармакая («тело закона») аналогична Святому Духу и является безличной сущностью Будды.

Махаянисты, в отличие от ламаистов, не приписывают ламе-наставнику первенство в спасении человека, и сакрализация правителя здесь развита гораздо слабее. Исследователи давно обратили внимание, что общества Японии и Кореи напоминают западноевропейские. Сходность их общественных

структур как раз и отмечает предложенная классификация обществ, в которых и махаяна, и католицизм являются промежуточными сверхнациями промежуточных субкультур.

Сверхнации, в свою очередь, можно разделить на духовные, этические и промежуточные общества. Так, западное христианство обнаруживает следующее деление:

Духовные

Промежуточные

Этические

Протестантизм

Католицизм

Униатство



Эти общества отличаются теми же характерными особенностями, что и соответствующие культуры и субкультуры. Так как они максимально проявляются в точках максимума национальных типов, назовем их сверхнациями 2-го порядка. Эти сверхнации могут быть разделены на сверхнации 3-го порядка. Так, для протестантизма деление выглядит следующим образом:

Духовные

Промежуточные

Этические

Кальвинизм

Англиканство

Лютеранство

Характерные особенности сверхнаций третьего порядка опять таки те же, что и более крупных соответствующих обществ.

В православии сверхнации 2-го порядка отсутствуют, а о делении на сверхнации 3-го порядка можно только догадываться. Так, очевидно, что греческое православие ближе к духовным обществам, а российское – к этическим.

Как уже указывалось выше, этические общества отличаются монолитностью общественной структуры, а духовные – кастовостью. Деспотизм касты в духовных обществах, на своем уровне полностью определяющей жизнь принадлежащего к ней индивида, придает духовным обществам парламентский характер. Однако парламентаризм здесь вовсе не означает свободу, что ясно уже из вышесказанного. В этических же обществах, при отсутствии регламентации жизни индивида на уровне сословий, корпораций и т. п. возникает необходимость в жесткой вертикали власти с единоличным правителем наверху. Т. о., мы видим, что и в этических, и в духовных обществах индивид одинаково несвободен.

Часть 3

1

Выше были кратко охарактеризованы циклы аристократии-демократии для России, и сказано, что они характерны и для мира в целом137. Примерная схема этих циклов для цепи предшественников современной цивилизации (Западная культура, Средиземноморская цивилизация и т. д.) приводится ниже. Все даты приблизительные (+/-5 лет).

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Закат человечества iconТатьяна Сергеевна Сорокина Часть Первобытное общество Глава 1 врачевание в первобытном обществе
История человечества начинается вместе с возникновением человека на Земле. Современная историческая наука определяет в развитии человечества...

Закат человечества iconЛекция общественное становление человечества Исход из Рая Плацента человечества Плацента человечества из тома «Ойкумена»
...

Закат человечества iconЦель развития человечества Эверест познания
Швейцер, ни П. Леру, ни Тейяр де Шарден, ни авторы Библии, Корана или Торы, ни Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций,...

Закат человечества iconВ «Неизвестной истории человечества»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 2001. — 528 с

Закат человечества iconВ «Неизвестной истории человечества»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 1999. — 496 с

Закат человечества iconЗагрязнение окружающей среды и экологические проблемы человечества. Виды загрязнений и их распространение. Пути решения экологических проблем человечества

Закат человечества iconВ «Неизвестной истории человечества»
Неизвестная история человечества/ Пер с англ. В. Филипенко. — М-: Изд-во «Философская Книга», 2001. — 528 с

Закат человечества iconОшибка! Стиль не определен.
Закат Америки. – Спб. – Ростов-на-Дону – Таганрог: Академия гуманитарных наук России, изд-во трту. 1999. – 22,6 а л

Закат человечества icon«Глобальные проблемы человечества»
Учебная – дать понятие о глобальных проблемах человечества, сущности, причинах возникновения и путях решения, региональных географических...

Закат человечества iconЗакат империи янки
...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница