Кандидат психологических наук




НазваниеКандидат психологических наук
страница6/28
Дата конвертации24.03.2013
Размер3.72 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28
43

занного выше ясно, что соответственно теряет ребенок, растущий вне семьи. Указанные потребности младенца уже не могут быть удовлетворены столь полно, как у ребенка, имеющего близких, и это не может не сказаться на его дальнейшей судьбе.

2. Второй момент, который отмечают многие авторы, касает­ся влияния матери на развитие активной ответной деятельности ребенка. Спонтанно, стихийно младенец совершает массу движе­ний — мимических, движений туловищем и конечностями, вока­лизаций. Все они вначале не имеют какого-либо ясного сигналь­ного значения для ребенка. И вот здесь-то на помощь ему при­ходит мать, которая, по образному выражению Риббл, играет по отно;;_"5нию к младенцу роль мозга, наблюдая, выделяя и под­крепляя нужные движения из стихийного репертуара ребенка. Тут опять-таки большую роль играет акт сосания, как первая ячейка отношений, складывающихся между ребенком и матерью. Фигу-рин и Денисова недаром отмечают, что многие реакции малыш впервые совершает в положении под грудью, так как здесь, оче­видно, он получает наиболее ясное и недвусмысленное подкреп­ление их взрослым. Заметим в скобках, что подкрепление это может быть не только пищевым: совершая интересные для взрос­лого, так сказать, «перспективные» реакции, младенец может удержать возле себя взрослого. Так, внимательное наблюдение матери за реакцией ребенка и сам факт того, что она не покину­ла его в момент, когда он совершал эту реакцию, может явиться эффективным подкреплением для этой реакции. Н. Миллер (по Бродбеку и Ирвину) развивал в этой связи теорию имитации, согласно которой взрослый для младенца — образец для неосо­знанного подражания и одновременно мотивов для действия. Так, взаимоотношения с матерью являются источником развития ак­тивных, «инструментальных» реакций ребенка. Очевидно, при не­достаточности контактов со взрослыми, имеющей место у госпи­тализированных детей, это развитие также должно значительно страдать.

В заключение необходимо отметить следующее.

В той области, которую мы избрали предметом рассмотрения в настоящей статье, фактический материал весьма обширен по объему, но недостаточно систематизирован и проанализирован. Так, остались до сих пор невыясненными или только начинают изучаться многие важнейшие факторы, обусловливающие различ­ное в разных случаях влияние разлуки с матерью на развитие детей; не прослежены механизмы этого влияния; не создано да­же отчетливого и достаточно полного представления о том, в чем именно это влияние выражается. Мы не знаем пока, что по су­ществу означает знаменитое «mothering»* американских и англий­ских авторов. Все эти пробелы необходимо восполнить.

Насколько эта необходимость велика, можно увидеть из сле­дующего примера.

опека.

Mothering (англ.)-материнская забота,

44

Во многих руководствах по детской психологии, в отдельных монографиях и статьях можно встретить ссылки на ставшую, та­ким образом, уже классической работу У. Денниса о развитии двух девочек-близнецов в течение первого года жизни в условиях строгой социальной изоляции и минимальной практики. Основной вывод автора состоит в том, что развитие на первом году жизни совершается спонтанно и потому тесный контакт взрослого с ре­бенком и система постоянных поощрений и наказаний, которые обычно считают необходимыми, в сущности ничего не прибавля­ют к .естественному ходу событий.

Никто из авторов, упоминающих работу Денниса, не подвер­гает сомнению его вывод, но никто и не дает себе труда объяс­нить противоречие между данными Денниса и результатами по­давляющего большинства других исследований.

А между тем такой анализ произвести важно и вполне воз­можно. Что говорит сам Деннис о том «строгом» режиме, кото­рый он создал для своих питомцев?

Эксперимент длился 14 месяцев, начавшись в конце первого и закончившись в конце пятнадцатого месяца жизни детей. За это время двое взрослых — экспериментатор и его жена—входили в комнату не более 12 раз в сутки и только для ухода за детьми; они никогда не улыбались им, не поощряли и не порицали их, не ласкали и не играли с ними. Комната, в которой жили дети, име­ла только необходимую мебель, в открытое окно они могли ви­деть лишь клочок неба и верхушку одного дерева. Ни игрушек, ни картин, ни украшений в комнате не было. Перегородка между кроватями мешала сестрам видеть друг друга.

Несмотря на это, развитие детей шло нормально. Тщательно зарегистрировав появление каждого нового акта у детей (всего их было отмечено 154) и сравнив эти сроки с данными изучения других 20—40 детей, известными по литературе, автор убедился, что отставание у его подопечных касалось только проявления трех реакций: хватания подвешенного качающегося кольца, си­дения без поддержки и твердого уверенного стояния. Однако введение минимального количества упражнений быстро ликвиди­ровало и это отставание. Более того, дети не только хорошо раз­вивались, но и проявляли глубокую эмоциональную привязан­ность к своим воспитателям.

Все это кажется необъяснимым. Однако загадка разрешает­ся, как только мы углубимся в выяснение некоторых деталей «су­рового» режима воспитания Денниса. Эти детали можно легко почерпнуть из текста работ, но это приходится делать самому читателю, так как автор не придает значения следующим, на­пример, моментам: а) кормили детей на руках; как протекал сам акт кормления, к сожалению, не описано; б) находясь за преде­лами детской, экспериментатор легко мог регистрировать вока­лизации детей; но очевидно, что и дети, в свою очередь, постоян­но могли слышать голоса взрослых и маленькой девочки, их до­чери; в) экспериментатор и жена, помогавшая ему в уходе за

45


детьми, привязались к близнецам настолько, что часто им было трудно не ответить на улыбку ребенка, обращенную к ним; но где гарантия, что им действительно удавалось полностью воздержать­ся от выражения своей приязни? г) не описана процедура туале­та ребенка, особенно купанья, а из сказанного ранее очевидно, что это имеет очень большое значение; д) автор пишет, что ни­как не общался с детьми, но оказывается, когда одна из девочек ь возрасте около десяти месяцев увидела свою сестру и толкнула ее в бок головой, та рассмеялась; очевидно, объясняет этот факт Деннис, она вспомнила о том, как мы с женой иногда щекотали ее подобным же образом.

Здесь мы остановимся, хотя можно было бы указать еще на целый ряд подобных же моментов, которые, по нашему мнению, должны были начисто уничтожить «суровый» характер режима воспитания. Тот факт, что ни Деннис, ни ссылающиеся на его работу авторы не занялись анализом этих моментов, убеждает нас в том, что понятие «mothering», его состав и т. д. пока еще совершенно не выяснены.

Об этом же свидетельствуют и работы Дейвиса. В них рас­сказывается о двух детях, проведших на чердаке, в полной изо-л|щ,ии от окружающего мира одна пять, а другая — шесть лет. Первая девочка, Анна, была обнаружена в состоянии крайнего истощения, она не могла даже самостоятельно передвигаться. После своего «освобождения» девочка прожила еще пять лет. К десяти годам полностью сгладились все физические последст­вия ее заключения — она выглядела здоровым, упитанным ребен­ком, хорошо ходила, хотя ее движения казались немного скован­ными. Однако ее умственное развитие оставалось низким. Так, навыки опрятности и речь девочки оставались на уровне, типич­ном для двухлетнего возраста. Некоторые особенности ее поведе­ния и развития позволяли предполагать врожденное слабоумие, но оно не было установлено с полной достоверностью.

Вторая девочка — Изабелла — выросла примерно в тех же ус­ловиях, что и Анна. Единственным существенным отличием было то, что большую часть суток с ней находилась мать — глухонемая женщина. При первом обследовании Изабелла также произвела впечатление слабоумной, хотя и в меньшей степени, чем Анна. Но в дальнейшем ее развитие было стремительным: через неделю она начала вокализировать разрозненные звуки; после двух ме­сяцев систематических упражнений она уже составляла фразы; через 9 месяцев — начала читать и писать; через 16 месяцев в ее активном словаре насчитывалось уже 2 000 слов.

Автора поразила эта резкая разница в развитии двух девочек после включения их в нормальную жизнь. Пытаясь объяснить ее, он указывает на две причины: а) разницу в условиях жизни и в систематичности упражнений после освобождения девочек и б) бо­лее высокие природные данные Изабеллы.

Несомненно, что эти различия не могли не сказаться самым серьезным образом на развитии девочек. Но нельзя не согласить-

$я со Стоуном, который резонно задал вопрос: почему автор оста­вил без всякого внимания и анализа тот факт, что одна из де­вочек росла в полном одиночестве, а вторая постоянно находи­лась с матерью? Возможно, что этот факт также оказал влияние на дальнейшую судьбу детей.

На основе всего вышесказанного выясняется необходимость дальнейшего исследования следующих вопросов:

  1. Влияние материнской заботы на развитие познавательных
    функций в сравнительном исследовании домашних и госпитали­
    зированных детей. К сожалению, до сих пор мы не располагаем
    отчетливыми данными на этот счет.

  2. Особенности генезиса и последующей дегенерации комплек­
    са оживления в таком же сравнительном исследовании.

  3. Анализ понятия «mothering». Гипотетически уже сейчас в
    нем можно выделить следующие компоненты: а) условия кормле­
    ния (на руках или нет, сопровождающие раздражители, постоян­
    ство кормящего лица, длительность кормления и интервалы между
    кормлениями); б) наличие основы для подражания и мотива для
    социального подкрепления; в) источник разнообразных раздра­
    жений.

4) Наконец, чрезвычайно интересно было бы исследовать исто­
рию акта сосания (в широком смысле слова) у детей, растущих
в семье и без нее.

Предположительно можно выделить следующие основные эта­пы этой истории. Первый этап — первые дни жизни ребенка. В это время ребенок овладевает актом пищевого сосания. Совершенст­вуется двигательная сторона этого акта, развивается доминант­ное пищевое сосредоточение. Второй этап — первый — третий ме­сяцы жизни ребенка. Постепенное ослабление доминантного ха­рактера пищевого сосредоточения, появление во время сосания фиксации взором разных объектов (каких и в каком порядке-). Ребенок раскрывается для принятия новых впечатлений. Третий этап — третий — шестой месяцы жизни. Дальнейшее развитие по­знания в процессе пищевого сосания, появление первых активных реакций в положении под грудью (например, ритмичное сжима­ние пальца матери), появление непищевого использования соса­ния, так сказать, для целей ознакомления с окружающим миром, сосание игрушек и других предметов в период между кормления­ми, сопоставление сосательных ощущений со зрительными.

Изучение указанных вопросов, наряду с другими, которые мы уже упоминали по ходу изложения работ разных авторов, как нам думается, поможет яснее представить себе, какое же влия­ние оказывают взаимоотношения с близкими взрослыми на раз­витие ребенка в раннем возрасте.

Вопросы психологии.— 1961.— № 3.—С. 117—124.

47

МЕЩЕРЯКОВА Софья Юрьевна — кандидат психологических наук, сотрудник лаборатории психологии детей раннего и до­школьного возраста НИИ общей и педагогической психологии АПН СССР.

Соч.: Публикации в периодической печати.

С. Ю. Мещерякова

ОСОБЕННОСТИ АФФЕКТИВНО-ЛИЧНОСТНЫХ СВЯЗЕЙ С ВЗРОСЛЫМИ У МЛАДЕНЦЕВ, ВОСПИТЫВАЮЩИХСЯ В СЕМЬЕ И ДОМАХ РЕБЕНКА

Основной особенностью, отличающей условия воспитания в Домах ребенка, являются трудности установления прочных взаимо­отношений ребенка с взрослым. Этот факт, будучи общеизвест­ным, все же не привлекает пока достаточного внимания, хотя он имеет существенное значение для личностного развития детей и требует специального изучения с целью возможной его компен­сации. В нашей работе была предпринят?, попытка изучить осо­бенности аффективно-личностных связей детей, воспитывающихся в Домах ребенка, с персоналом и семейных детей с матерью, а также выявить роль эмоционального общения в установлении этих связей <...>

В экспериментах использовались две эмоциогенные ситуации: отрицательная и положительная. В положительной эмоциогенной Ситуации ребенку презентировался радующий его объект: новая интересная игрушка. В отрицательной — пугающий объект: маска, надетая на лицо человека. В каждой ситуации ребенок находил­ся сначала без близкого взрослого, затем — в его присутствии. При этом подробно регистрировалось поведение ребенка с целью определить изменения, происшедшие под влиянием присутствия близкого взрослого. Для семейных детей близким взрослым яв­лялась-мать, для воспитанников Домов ребенка—ухаживающая за ними медсестра. В опытах участвовало 16 детей в возрасте от 10 до 15 мес., по 8 испытуемых в каждой группе. В результате экспериментов были получены следующие данные. Ситуация с использованием пугающего объекта обнаружила различное влия­ние на поведение двух групп детей присутствия близкого челове­ка. Для семейных детей средством для снятия страха явился ком­плекс действий, позволяющий им ощутить любовь и заботу мате­ри. Дети активно стремились к физическому контакту, обнимали мать, прижимались к ней, заглядывали в глаза, прятали личико у нее на плече. В результате у детей стабилизировалось эмоцио­нальное состояние, страх перед маской сменялся интересом к ней и разворачивалось ориентировочно-исследовательское поведение, окрашенное положительными эмоциями <...>

Воспитанники Дома ребенка таким средством не пользова­лись. С приходом медсестры ребенок переставал плакать, но ос­тавался настороженным, переводил взгляд с взрослого на маску

48

и пытался отвлечься посторонними предметами. При этом часто в качестве такого «предмета» выступала сама медсестра. Ребе-рок теребил ее халат, пристально смотрел в лицо, стараясь отвер-йуться от пугающего предмета. Смены отрицательных эмоций на Положительные и возникновения активного исследовательского поведения в присутствии медсестры у этих детей не наблюдалось.

Ситуация с предъявлением радующего объекта не обнаружи­ла таких ярких различий во влиянии близкого взрослого на по­ведение двух групп детей, как пугающая ситуация. По отноше­нию к объекту в обеих группах примерно одинаково повышался интерес и активность манипулирования. В отношении же к взрос­лому наблюдались некоторые различия.

Семейные дети неизменно встречали мать улыбкой, пытались привлечь ее к совместной деятельности взглядом, протягивали игрушку. Воспитанники Дома ребенка были менее активны по отношению к медсестре, их социальное поведение протекало от­дельно от предметной деятельности, эмоции (если таковые имели место) выражались гораздо скупее.

Обобщая полученные данные, можно сказать, что наличие прочных и глубоких аффективно-личностных связей с матерью у семейных детей выражается в их стремлении разделить с ней свои переживания. При этом отрицательные эмоции снижаются, Я положительные усиливаются. Актуализация аффективно-лично­стных связей приводит к интенсификации познавательной актив­ности детей, что является положительным фактором в. их разви­тии. Менее развитые аффективно-личностные связи с медсестрой у воспитанников Домов ребенка выражались в адресации детей не к «субъектным» ее качествам, а к «объектным». В результате дети не владели средствами, позволяющими преодолевать с по­мощью взрослого страх, не получали стимула к активной позна­вательной деятельности, не умели разделять свои переживания с взрослым и не стремились к этому. Отсюда могут, как следствие, происходить задержки в их личностном и познавательном раз­витии.

Но в конце первого года жизни мы могли наблюдать лишь функционирование аффективно-личностных связей ребенка с взрос­лыми. Чтобы проследить особенности формирования аффективно-личностных связей и установить роль эмоционального общения в этом процессе, мы провели исследование с детьми первого полу­годия жизни, воспитывающимися в Домах ребенка.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   28

Похожие:

Кандидат психологических наук iconПрограмма курса для специальности 020400 Психология
В. К. Шабельников, кандидат психологических наук О. С. Рыбочкина, кандидат психологических наук М. В. Семенихина

Кандидат психологических наук iconМосква
Рецензенты: доктор психологических наук, профессор А. И. Подольский; кандидат психологических наук, доцент Т. Д. Шевеленкова

Кандидат психологических наук iconОсновная образовательная программа подготовки специалиста по специальности 031000 «Педагогика и психология»
Рецензенты: доктор психологических наук, профессор Урунтаева Г. А., кандидат психологических наук, доцент Недосека О. Н

Кандидат психологических наук iconМетодические рекомендации: формирование у дошкольников навыков безопасного поведения
Козловская Елена Анатольевна кандидат педагогических наук Козловский Станислав Александрович кандидат психологических наук

Кандидат психологических наук iconРаботников и специалистов образования, кандидат психологических наук, доцент
С. В. Белохвостова, профессор кафедры общей и коррекционной педагогики Учреждения образования «Гродненский областной институт повышения...

Кандидат психологических наук icon2. Исторические корни гендерных различий 12 Тема Анализ героических мифов Древнего Мира. Современные амплификации 13 Тема Фемининные и маскулинные гендерные стереотипы в осевой и послеосевой период 13
Рецензенты: зав кафедрой общей психологии Восточно-Европейского института психоанализа кандидат психологических наук Е. В. Романова...

Кандидат психологических наук iconОрганизация психологического сопровождения детей с отклонениями в развитии абакарова Э. Г., Корсунский Е. А
Кандидат психологических наук, доцент кафедры коррекционной педагогики и психологии Ставропольского государственного университета,...

Кандидат психологических наук iconПрограмма научно-исследовательского семинара «Психологические проблемы современного бизнеса» для направления 030300. 68 Психология подготовки магистра
Автор программы: доктор психологических наук, профессор Наталья Львовна Иванова, кандидат психологических наук, преподаватель Ольга...

Кандидат психологических наук iconКнига будет интересна не только специалистам в области психологии, но и всем тем, кто хочет усовершенствовать свою способность влиять на окружающих и противостоять их нежелательному влиянию
Рецензенты: доктор психологических наук, профессор Н. В. Гришина, кандидат психологических наук, доцент Н. Ю. Хрящева

Кандидат психологических наук iconНоосферная академия науки и образования международная академия связи
Составители: кандидат психологических наук, советник раен, член-корреспондент Ноосферной академии науки и образования Л. В. Мазурина...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница