Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека




НазваниеИерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека
страница1/4
Дата конвертации12.11.2012
Размер0.6 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4


На правах рукописи







Севостьянов Дмитрий Анатольевич





ИЕРАРХИЧЕСКИЕ И ИНВЕРСИВНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

В СТРУКТУРЕ АКТИВНОСТИ ЧЕЛОВЕКА


Специальность 09.00.13 – философская антропология, философия культуры




АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора философских наук




Омск – 2010

Работа выполнена на кафедре философии

ГОУ ВПО «Новосибирский государственный медицинский университет»




Научный консультант: доктор философских наук, профессор

Барбашина Эвелина Владимировна


Официальные оппоненты: доктор философских наук, доцент

Пушкарева Елена Александровна


доктор философских наук, профессор

Николин Виктор Владимирович

доктор философских наук, профессор

Купарашвили Мзия Джемаловна


Ведущая организация: ГОУ ВПО «Сибирский государственный университет путей сообщения»


Защита состоится «24» марта 2011 года в 14.00 часов на заседании совета по защите докторских и кандидатских диссертаций Д 212.177.03 при Омском государственном педагогическом университете по адресу: 644099, г. Омск, наб. Тухачевского, 14, ауд. 212.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Омского государственного педагогического университета.


Автореферат разослан «___»__________ 2011 года





Ученый секретарь

диссертационного совета Л. А. Максименко


ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ



Актуальность исследования. В современной науке и философском знании сложилась ситуация, при которой плодотворное развитие той или иной научной отрасли зависит от ее способности к образованию междисциплинарных связей. Не составляет исключения и философская антропология. Современное человечество переживает ряд системных кризисов, связанных с технологической, социальной и культурной модернизацией, и данная ситуация предъявляет весьма серьезные требования к нашим познаниям о природе человека. Поведение людей в изменяющемся мире, характер их индивидуальной и социальной активности, прогнозы и планы дальнейшего развития – все это проблемы, изучение которых требует опоры на системные знания структуры активности человека.

Рассматривая активность человека, которая наделена некоторой собственной структурой, приходится оперировать главным образом в предметной области структурной антропологии. Однако следует констатировать, что при нынешнем состоянии этой дисциплины невозможно получить ответы на все интересующие вопросы.

В частности, одной из сравнительно малоизученных областей в антропологии остаются инверсивные отношения в структуре человеческой активности. Активности человека, как и многим другим структурам, присуща иерархическая организация. В данной структуре получил широкое распространение особый тип отношений, в результате которого нижестоящий элемент в иерархии берет на себя главенствующую роль над вышестоящими элементами, не покидая при этом, хотя бы формально, своей подчиненной позиции; именно такие отношения в иерархической системе здесь и далее будут именоваться инверсивными. Представление о такой форме отношений может быть составлено только на междисциплинарной основе, а именно, в рамках взаимодействия философской антропологии, Общей теории систем, а также ряда общественных и естественнонаучных дисциплин. Актуальность данного междисциплинарного подхода обусловлена универсальным характером иерархических отношений, их широкой распространенностью в разнообразных структурных образованиях, важнейшее из которых составляет человеческая активность.

Инверсия, при одностороннем взгляде на нее, выглядит как формальное нарушение законов, на основании которых строится иерархия; однако и эту форму отношений внутри структуры, наряду с традиционно-иерархическими отношениями, также необходимо знать и ориентироваться в ней. Инверсивные отношения дополняют, достраивают подлинный облик структуры человеческой активности, придавая ему ряд важнейших, неотъемлемых черт. В частности, инверсивные отношения, будучи представлены в большей или меньшей мере, образуют важнейший фактор, придающий человеческой активности субъектные, индивидуальные черты.

Иерархические (в целом) и инверсивные (в частности) отношения составляют, в диалектическом плане, своего рода «ритмическую основу» жизненных явлений. Исследование инверсивных отношений раскрывает новую сторону в философском осмыслении реальности, позволяет оценивать как наличное состояние той или иной иерархической системы, так и перспективы ее развития.

Инверсивные отношения в структуре активности человека доступны как субъективному восприятию, так и объективному анализу. Если объективный анализ инверсивных отношений позволяет составлять реалистическую картину активности человека, того или иного явления или процесса в ней, то субъективная оценка инверсий порождает впечатление ряда иррациональных, алогичных действий и поступков. Такими они обыкновенно и считаются до тех пор, пока инверсивные отношения в активности человека остаются вне философского анализа.

Инверсивные отношения реализуются в динамическом развитии системы, в которой они представлены; степень развития этих отношений косвенным образом отражает стадию жизненного цикла системы. Система «человек» не составляет в этом отношении исключения; напротив, именно в ней для развития инверсивных отношений существуют наиболее благоприятные условия. В то же время система «человек» не функционирует автономно; активность человека реализуется в обществе, как социальное действие; а поскольку, как это обосновывается в данной работе, инверсивные отношения представляют собой общее свойство иерархий, они представлены и в социальных иерархических системах.

Отрасли научного знания, на стыке которых возможно исследование инверсивных отношений в активности человека, в настоящее время не просто «созрели» для междисциплинарных обобщений, но и настоятельно нуждаются в них для своего дальнейшего развития. Тем не менее, и поныне инверсивные отношения, как общий тип отношений в иерархических системах в целом и в человеческой активности – в частности, в значительной мере составляют terra incognita для философской науки. С этим связана опасность одностороннего понимания многих поведенческих и социальных феноменов. В частных своих выражениях, инверсивные отношения рассматривались множеством авторов, труды которых анализируются в настоящей работе. Но общего осмысления инверсивных отношений до настоящего времени предпринято не было, и такое положение дел служит существенным препятствием для дальнейшего поступательного развития наук о человеке. Таким образом, исследование и систематизация инверсивных компонентов человеческой активности представляется важнейшей философской задачей, реальной способом обогатить возможности структурной антропологии посредством установления междисциплинарных связей, как с общесистемными исследованиями, так и с естественными науками, изучающими систему «человек».

Степень разработанности проблемы:

Анализ структурных отношений в системе «человек» нашел отражение, в первую очередь, в рамках структурной антропологии. Структурная антропология, как самостоятельное направление в философской антропологии, разработанное К. Леви-Стросом и его последователями, играет во многом определяющую роль в контексте современной антропологической мысли. Благодаря подходу, принятому в рамках структурализма, давно установились междисциплинарные связи между социологией и этнологией, культурологией и семиотикой, антропологией и психоанализом; постструктурализм только углубил эту ситуацию. Многие положения структурной антропологии приобрели уже характер «общих мест» и стали общепризнанными.

Между тем, в системе структурно-антропологического знания сегодня наблюдаются значительные пробелы, связанные с тем, что структурная антропология далеко еще не исчерпала присущий ей ресурс междисциплинарного взаимодействия. Так, исследования структур проводятся сегодня в рамках Общей теории систем (ОТС); причем структура и система выступают как соподчиненные понятия; структура рассматривается как порядок внутреннего устройства системы, и потому является важнейшим объектом системных исследований. Однако по ряду причин междисциплинарные связи между ОТС и структурной антропологией не получили должного развития. В результате эти две дисциплины, оперирующие ключевым понятием «структура», оказались во многом функционально отделенными друг от друга. Ряд возможностей по взаимному обогащению данных дисциплин в результате оказывается упущенным. Не только структурная антропология могла бы получить много полезного от ОТС, но и ОТС заметно усилила бы свой ресурс, если бы активнее использовала достижения структурной антропологии. Более того, существуют целые отрасли знания, освоить которые возможно было бы только совместными усилиями представителей обеих дисциплин. В особой мере это касается исследования инверсивных отношений в структуре активности человека.

С другой стороны, ОТС оказалась во многом отстраненной от исследования системы «человек» – этой важнейшей для нас системы. А между тем, именно в ней некоторые общие свойства систем находят наиболее яркое выражение.

Но не только связи между структурной антропологией и ОТС представляются в настоящее время недостаточно разработанными. Структурная антропология, ввиду того, что ее основатель К. Леви-Стросс обладал вполне определенным, субъективно значимым для него кругом научных интересов, приобрела почти исключительно гуманитарную направленность, оставшись фактически изолированной от достижений естественных наук. Ввиду этого, структурная антропология стала антропологией больше по названию, чем по сути; ее в большей мере стала интересовать текстуальная структура, нежели внутренняя организация системы «человек». А тем временем именно в естественнонаучных исследованиях, в частности, в работах физиологов, получила отражение иерархическая структура человеческой активности (в работах П. К. Анохина, Н. А. Бернштейна и ряда других авторов). Тем самым и активность человека незаслуженно оказалась в значительной мере за пределами предметного поля структурной антропологии. Вместе с тем, очевидно, что преодоление междисциплинарной разобщенности структурной антропологии с естественными науками о человеке и с системными исследованиями позволило бы составлять адекватную модель системы «человек», системы, наделенной активностью и сформированной в результате этой активности. Структурная антропология в том изолированном виде, в котором она в значительной мере пребывает до настоящего времени, оказывается не в состоянии охватить всю сложность проблематики в рамках системы «человек». В частности, именно под влиянием такого междисциплинарного разделения важнейшее понятие – инверсивные отношения в структуре активности человека – как раз и осталось за пределами философско-антропологических исследований. Между тем без понимания этих отношения модель системы «человек» не может считаться ни полной, ни адекватной.

Таким образом, отдавая должное авторам, раскрывающим в своих исследованиях существенные характеристики системы «человек», следует признать, что инверсивные отношения, будучи весьма распространенным явлением в иерархической структуре человеческой активности, почти не получили до настоящего времени специального освещения в философской литературе. Прямых указаний на инверсивные отношения, как на самостоятельное явление, в современной философской литературе фактически нет. Вместе с тем, в работах разных авторов можно встретить более или менее близкие аналоги инверсивных отношений; нередко фиксируются их частные проявления. Так, в обобщенной форме, безотносительно к человеческой активности, инверсивные отношения рассматривались М. К. Мамардашвили и некоторыми другими авторами как особый род детерминизма. В их работах инверсивные отношения фигурируют под наименованием «превращенности действия» или «превращенной формы». В естественнонаучных исследованиях, посвященных физиологии активности, предметный аналог инверсивных отношений выявляется в понятии доминанты А. А. Ухтомского; отдельные аспекты инверсивных отношений обнаруживаются в концепции биологической обратной связи, восходящей к трудам П. К. Анохина и Н. А. Бернштейна. Некоторые частные аспекты инверсивных отношений показаны и в модели нисходящей (top-down) и восходящей (bottom-up) линий переработки информации в когнитивной сфере, которую представили Е. В. Печенкова и М. В. Фаликман.

Системные исследования человеческой активности, бесспорно, представляют собой близкую область знаний по отношению к ОТС, получившей бурное развитие в последние десятилетия. Однако инверсивные механизмы активности человека, как системное явление, в и рамках ОТС практически не изучались, поскольку реальное применение системного подхода было представлено лишь в некоторых, достаточно узких и специфических областях. Так, системных подход оказался главным образом сосредоточен на исследованиях отношений в сфере бизнеса и социального управления – то есть был направлен туда, где эти усилия могли принести немедленную материальную пользу. Тем не менее, следует отметить, что некоторые, достаточно частные проявления инверсивных отношений в иерархических структурах все же нашли отражение в литературе. Это «эффект обмена ролями» в социальном управлении (ЭОР), отмеченный в работах Д. А. Новикова, а также «реверсивные» (reversive) отношения в социальных системах, выявленные Т. Саати и К. Кернсом. Сам термин «инверсия» по существу не нов и широко используется в научном категориальном аппарате; тем не менее, приходится констатировать, что инверсивные отношения в иерархической системе активности человека до сегодняшнего дня не получили должного освещения ни в философской литературе в целом, ни в рамках структурной антропологии в частности.

Проблема исследования: отсутствие релевантной модели инверсивных отношений в действующих моделях активности человека.

Цель исследования – анализ, системное изучение и раскрытие механизмов инверсивных отношений в иерархической структуре человеческой активности, находящихся в контекстуальной взаимосвязи с инверсивными отношениями в иерархических структурах в целом.

Для осуществления поставленной цели в диссертации предполагается решение следующих задач:

  • Проанализировать современные концепции иерархических отношений и роль инверсивных связей в иерархиях.

  • Определить формальные аспекты инверсивных отношений в отвлеченной модели иерархической системы.

  • Установить формы организационных принципов и их сочетаний в иерархической системе, обусловливающие возможность формирования инверсивных отношений в иерархии.

  • Проанализировать изученность инверсивных отношений в философской традиции.

  • Выявить и обосновать наличие инверсивных отношений в физиологической структуре активности, а также общебиологические предпосылки таких отношений.

  • Определить наиболее значимые аспекты инверсивных отношений в структурах человеческой психики, применительно к современным моделям структуры личности, а также мотивационно-потребностной сферы.

  • Осуществить визуализацию инверсивных отношений в человеческой активности на материалах изобразительной деятельности человека, как важнейшего раздела предметной и символической активности.

  • Определить формы активности, в которых инверсивные отношения приобретают заведомо преобладающий характер.

  • Обосновать культурно-историческую значимость инверсивных отношений в иерархической структуре активности индивидуума.

Методологические основания и теоретические источники диссертационного исследования:

В данной работе использовался метод структурного анализа, позволяющий раскрыть инверсивные отношения в иерархической системе человеческой активности. Данный метод основан на исследовании организационных принципов, определяющих характер той или иной иерархической системы. Метод структурного анализа составляет дальнейшее развитие диалектического подхода, применимое как в системных исследованиях в целом, так и в изучении структуры активности человека в частности.

Помимо этого, в настоящей работе применялся метод междисциплинарного анализа результатов исследований, охватывающих различные аспекты иерархических и инверсивных отношений в разнообразных областях человеческой активности. Суть метода состоит в философско-антропологических обобщениях различных аспектов иерархических и инверсивных отношений в структуре активности человека. Поскольку человеческая активность, в нынешнем ее широком понимании, является объектом внимания многих научных направлений, в то время как инверсивные отношения в ее структуре до настоящего времени не подвергались обобщающему анализу, в данном исследовании уделяется значительное внимание трудам авторов из смежных дисциплин – психологии, физиологии высшей нервной деятельности, культурологии, ОТС. Во всех главах настоящей работы представлены варианты эмпирического обоснования теоретических положений диссертации.

Отправной точкой данной работы имели произведения основателей структурной антропологии: Р. Барта, Ж. Бодрийяра, Л. Леви-Брюля, К. Леви-Строса, М. Фуко и других авторов, работавших и работающих сейчас в данной предметной области.

В контексте общих закономерностей функционирования иерархических структур, в данной работе нашел отражение метод анализа иерархий Т. Саати и К. Кернса. Этой же тематике посвятили свои труды И. В. Блауберг, В. Н. Бурков, М. А. Гайдес, Дж. ван Гиг, Д. Клиланд и В. Кинг, Э. Ласло, В.А. Лефевр, Э. Х. Лийв, Д. А. Новиков, В. И. Новосельцев, И. Р. Пригожин, М. В. Фаликман и Е. В. Печенкова, А. В. Цветков, В. Эбелинг, R. Drake, B. Shahbaba, L. Skyttner и множество других авторов, чьи труды использовались в данном исследовании.

Методологической и теоретической базой данной работы послужили также труды отечественных и зарубежных исследователей, изучавших различные аспекты человеческой активности. В частности, основой для понимания иерархической природы активности стала концепция выдающегося отечественного нейрофизиолога и биомеханика Н. А. Бернштейна, в которой вся активность человека (как и животных) представлена в виде строгой иерархической системы. Независимо от Бернштейна, к сходным выводам, хотя и носящим более общий и отвлеченный характер, пришел в свое время А. Гелен. Работы Н. А. Бернштейна также во многом перекликаются с трудами Н. Д. Гордеевой, В. Ф. Турчина, В. И. Федорова, и ряда других исследователей.

Большое значение применительно к тематике этой работы имеют труды ряда других психологов и физиологов, изучающих человеческую активность (как непосредственно эффекторику, так и сенсорное обеспечение моторных актов): Дж. Брунера, В. Д. Глезера, Р. Л. Грегори, В.П. Зинченко, Р. Солсо, Дж. Сомьена, Д. Хьюбела, Chi-Hung Juan, S. Hochstein, S. J. Kiebel, J. M. Wolfe (c соавторами) и многих других.

Помимо этого, в контексте изучения историко-культурной значимости инверсий и истории их познания, в данной работе использовались труды таких разных авторов, как Л. Н. Гумилев, А. Ф. Лосев, Б. В. Марков, И. Л. Маца, Б. Рассел, П. А. Сорокин, Й. Хейзинга, а также ряда других исследователей, затрагивающих в своих работах антропологическую и культурно-историческую тематику.

Следует отметить, что иерархические и инверсивные отношения, в качестве объекта анализа, выступают как высшая степень обобщения по отношению к таким понятиям, как рациональность и иррациональность поведения. Исследования рациональности/иррациональности поведения рассматриваются в рамках данной работы как предвосхищающий этап осознания проблемы иерархических и инверсивных отношений; подтверждения этому показаны на примере трудов Б. Герта, М. С. Кагана, М. К. Мамардашвили, К. Поппера. Использовались также работы таких авторов, как Н. С. Автономова, С. Ф. Денисов, Н. С. Мудрагей, А. Л. Никифоров, К. В. Рутманис, Б. И. Пружинин и многие другие. Помимо этого, в философской традиции инверсивные отношения получили отображение в концепции превращенных форм, которая восходит к трудам К. Маркса; данную концепцию развивали впоследствии В. А. Белокрылова, М. К. Мамардашвили, М. С. Лангштейн и другие исследователи.

Вместе с тем, поскольку иерархические и инверсивные отношения присущи человеческой активности в самых разных ее аспектах, раскрытие всех подобных отношений человека в одной работе – совершенно непосильная задача. Поэтому некоторые сферы активности, в которых, несомненно, представлены иерархические отношения, приходится лишь обозначить, но не подвергать систематическому анализу. Так, например, когнитивная сфера, вне действия которой невозможно представить себе человеческую активность, несомненно, построена по иерархическим принципам и насыщена инверсивными отношениями; однако в данной работе она специально не рассматривается. Инверсивные отношения, которые составляют основу психических расстройств, и психотерапевтические методики, нацеленные на их коррекцию, в данной работе также не анализировались, поскольку это направление включает в себя поистине необозримое количество информации и может стать предметом ряда отдельных исследований. Инверсивные отношения отображаются и в системе взаимодействий человека в обществе, в частности, в конфликтных ситуациях; но этот пример инверсий тоже не представлен в работе. Однако и те предметные области, в которых показаны иерархические и инверсивные отношения в рамках данной работы, позволяют составить достаточное представление о вышеназванных формах отношений в структуре активности человека.

Научная гипотеза исследования состоит в том, что если человеческая активность рассматривается как иерархическая структура, то инверсивные отношения в данной структуре представляют собой системный механизм, формирующий реальную картину активности человека и его отношений с действительностью. Дополняя и преобразуя иерархические связи в человеческой активности, инверсивные отношения проявляют себя как в тех особенностях поведения, которые до настоящего времени описывались как иррациональные и патологические, так и в индивидуально-психологических особенностях в целом, формируя индивидуальную картину активности субъекта. Поскольку инверсивный компонент активности представляет собой не частное, а универсальное явление, он выходит за рамки отдельной личности и оказывает существенное воздействие на характер человеческой культуры.

Научная новизна: Впервые показаны особенности системных инверсивных отношений в иерархических структурах в целом и в структуре активности человека – в частности; раскрыта значимость инверсий как универсального механизма, анализ которого необходим для понимания активности человека. Впервые обозначены условия, при которых в иерархической системе возможно развитие инверсивных отношений. Анализ инверсивных процессов в структуре активности человека, проведенный в данной работе, позволяет отделить инверсивные отношения, как сложный, но все-таки упорядоченный аспект активности, от бесструктурного, хаотического ее варианта. Тем самым стало возможно показать наличие структурных взаимодействий в тех сферах человеческой активности, которые до настоящего момента в когнитивном плане составляли содержимое иррациональной сферы поведения. Таким образом, по результатам данного исследования, бесструктурная (неупорядоченная) сфера активности может быть ограничена теми ее аспектами, для исследования которых в настоящий момент недостает материала.

Новые и выносимые на защиту результаты исследования:

  1. Иерархические отношения – одна из наиболее универсальных форм системной организации. Инверсивные отношения в иерархиях, в том числе и в структуре человеческой активности, представляют собой универсальный механизм. Исследование собственных свойств иерархических структур составляет непременное условие дальнейшего развития структурно-антропологического знания.

  2. Формирование и распространение инверсивных отношений составляет ресурс для развития и усложнения иерархической системы; наличие и характер инверсивных связей выстраивает облик системы в каждый определенный момент времени. Допустимый уровень инверсивных отношений в системе составляет для нее адаптационный и стабилизирующий фактор. В то же время, прогрессирующее развитие инверсивных отношений в системе составляет динамический процесс, отображающий собственную историю системы. В результате преобладания инверсивных отношений система постепенно утрачивает свой первоначальный облик; когда развитие инверсивных связей переходит некоторый, допустимый для данной системы предел, система подвергается глубокой трансформации или полному разрушению.

  3. Иерархическая система всегда строится на основании организационных принципов, которые определяют порядок иерархического расположения соподчиненных элементов. Организационные принципы разнообразны; они сами могут быть представлены в виде иерархически организованной системы. В содержательном отношении, организационные принципы могут быть подразделены на два класса, а именно на сущностные и атрибутивные принципы. Сущностные принципы упорядочивают элементы иерархии в зависимости от наличия и выраженности у этих элементов некоторых имманентных, неотчуждаемых свойств. Атрибутивные принципы формируют иерархический порядок на основании наличия у элементов системы некоторого внешнего, изменяемого, факультативного атрибута, не составляющего их сущности и обладающего той или иной мерой стабильности. Условием развития инверсивных отношений в иерархической системе является одновременное действие как сущностных, так и атрибутивных принципов, или же нескольких атрибутивных принципов, атрибуты которых обладают неравной мерой стабильности. Возможности развития инверсивных отношений зависят от многообразия организационных принципов, представленных в данной иерархической системе.

  4. Противопоставление исходных иерархических отношений, которые в данной работе обозначаются как отношения ордера, и инверсивных отношений в структуре активности человека ранее находило отображение в философской традиции, но эти понятия фигурировали под другими наименованиями, а сама идея инверсивности не получила должного развития. Так, предпосылки иерархических и инверсивных отношений просматриваются уже в системе категорий, представленной в трудах Аристотеля. Другим вариантом такого отображения стало противопоставление рационального и иррационального в поведении индивидуума. Принципиальное различие понятий «инверсивные отношения» и «иррациональность» применительно к оценке активности выражается в том, что иррациональные компоненты поведения обычно рассматриваются как бесструктурные и не подлежащие дискурсивному анализу. Напротив, инверсивные отношения так же присущи иерархической системе, как и отношения ордера, и в той же мере доступны структурно-антропологическому исследованию. Еще одним значимым аналогом инверсивных выражений стала концепция превращенных форм, получившая развитие в философском знании со второй половины XIX столетия. Превращенная форма представляет собой не что иное, как «узаконенную» форму инверсивных отношений. Но и эта концепция не позволила раскрыть роль инверсивных отношений в иерархической структуре активности человека.

  5. В иерархической системе активности человека представлено значительное многообразие организационных принципов, как сущностных, так и атрибутивных; это многообразие порождено естественной историей возникновения человека как вида, а также структурно-функциональными особенностями его соматической организации. Это многообразие организационных принципов и их сочетаний, превосходящее по сложности большинство других реально действующих систем, создает предпосылки для чрезвычайно широкого распространения разнообразных инверсивных связей в данной иерархии. Если поведенческие реакции животных показывают лишь сравнительно примитивные формы инверсивных отношений в системе активности, то в человеческой активности такие отношения достигают подлинного расцвета. Таким образом, хотя инверсивные отношения в иерархических структурах и составляют общий механизм, объединяющий практически все реально существующие иерархические системы, но наибольшую способность к формированию инверсивных отношений демонстрирует именно система «человек».

  6. Инверсивные отношения составляют существенный аспект значительной части структурных моделей в современной психологии. В частности, модели структурной организации личности, представленные в современных персонологических концепциях, могут быть адекватно оценены только посредством анализа инверсивных отношений. Построение структурной модели мотивационно-потребностной сферы человека также требует непременного исследования инверсий в полученных иерархических структурах.

  7. Важнейшим этапом исследования инверсивных отношений в активности человека является их визуализация. В частности, инверсивный характер активности индивидуума находит визуальное выражение в изобразительной деятельности, результатом чего является все многообразие изображений, выполненных рукою человека, как в рамках изобразительного искусства, так и за его пределами. Будучи одним из основополагающих факторов изобразительной деятельности, инверсивные отношения, таким образом, выходят за границы индивидуальной активности человека и представляют собой один из ведущих культурообразующих факторов.

  8. Инверсивные отношения, в большей или меньшей мере, представлены в различных классификационных подразделениях человеческой активности; исходные иерархические отношения при этом сохраняют доминирующий характер. Однако в рамках игровой активности инверсивные отношения приобретают основополагающую роль. В игре происходит инверсивная подмена целей и средств деятельности, в результате чего целеполагание обращается не на результат деятельности, а на ее процесс. Выдающаяся роль игры в общем контексте активности человека одновременно демонстрирует и значимость инверсивных отношений.

  9. Инверсивный компонент активности внутри исторических общностей людей обладает собственной исторической динамикой, выражающейся в цикличности культурно-исторических процессов. В частности, развитие инверсивных отношений в культурно-исторической общности знаменует ее становление, расцвет и упадок, который возникает, когда инверсивные отношения в своем развитии переходят некоторый допустимый предел. Многообразие и широчайшая распространенность теорий цикличности культурно-исторических общностей становится, таким образом, косвенным признанием значимости динамически изменяющихся инверсивных отношений в социальной активности.

Теоретическая и практическая значимость результатов исследования заключается в том, что они составляют основу для переосмысления многих практически важных аспектов человеческой активности. Данная работа позволяет по-новому оценить значимость универсальных механизмов внутрисистемного взаимодействия, внести важнейшие дополнения в систему антропологических взглядов, а также открыть несколько перспективных междисциплинарных направлений в структуре философской антропологии. Речь идет об актуализации междисциплинарных связей философской антропологии и ОТС, а также нейропсихологии, физиологии высшей нервной деятельности и ряда других дисциплин. Адекватная картина многих аспектов активности человека не может быть составлена вне осмысления инверсивных отношений.

Исследование инверсивных отношений по методикам, представленным в данной работе, обещает большие перспективы в областях научного знания, которые были в ней лишь обозначены. Практическое применение выявленных закономерностей развития инверсивных отношений может быть осуществлено в инновационной педагогике, в конфликтологии, в исследованиях когнитивной сферы, в психопатологии и психотерапии и в ряде других предметных областей.

Инверсивные отношения в структуре человеческой активности являются наиболее значимым, но не единственным примером инверсивных отношений в иерархиях. Оценка инверсивных отношений в разнообразных иерархических структурах составляет перспективное направление в методологии научных исследований, так или иначе затрагивающих свойства иерархий. Таким образом, анализ инверсивных отношений можно рассматривать как многообещающий метод исследования, в наибольшей мере отвечающий потребностям философской антропологии, однако применимый и в других предметных областях.

  1   2   3   4

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconСоветские гендерные контракты и их трансформация в современной россии 1
Воспроизводство рассматривается как социально стратифицированное, оно создает и поддерживает иерархические отношения между социальными...

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconМотив и деятельность два компонента в структуре потребности личности
Отсюда потребности, по отношению к человеку, есть фактор, побуждающий его к деятельности, направленной на их удовлетворение и выступают...

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconРеферат на тему: «Значение озонового слоя атмосферы, озоновые дыры. Солнечный спектр на границе атмосферы и земной поверхности. Влияние солнечной активности на биосферу, организм человека, здоровье населения.»
Влияние солнечной активности на биосферу, организм человека, здоровье населения

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconПрограмма вступительных испытаний
Сознательное и бессознательное. Потребности и интересы человека: их классификация. Задатки, способности, талант и гениальность. Деятельность...

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconВлияние спорта на организм человека
Возникнув гораздо позже в плане эволюции, психическая активность контролирует физическую. Влияние физической активности на деятельность...

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconИсточником активности любого живого существа, в том числе человека, являются его потребности. Потребности, вызывая мотивацию ("Я хочу!"), побуждают
Общение взаимодействие между субъектами (*) в форме установления и развития контактов между ними. Во время контактов возникают межличностные...

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconВиталий Николаевич Гребнев Размышления о структуре управления и стратегии принятии решений на примере системы жизнеобеспечения
«…у творческой деятельности человека нет другой конечной цели, кроме человека»

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconА. В. Краев возможно ли прожить
С возрастом у человека появляется много болезней – гипертония, атеросклероз, рак и другие страдания. С момента рождения давление...

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconЗдоровье является основой жизнедеятельности человека, его материального благополучия, трудовой активности, творческих успехов и долголетия. Оно отражает уровень
Выделяют три уровня ценности здоровья: биологический (физический) – здоровье, как саморегулирующаяся адаптирующая система организма;...

Иерархические и инверсивные отношения в структуре активности человека iconОпределить подходы к изучению двигательной активности школьников. Перед собой мы поставили следующие задачи
Как отмечает В. П. Петленко (1996), организм человека – это двигатель. Более 80% веса тела составляет скелет и мышцы, т е аппарат...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница