Европейский суд по правам человека первая секция




Скачать 177.72 Kb.
НазваниеЕвропейский суд по правам человека первая секция
Дата конвертации06.04.2013
Размер177.72 Kb.
ТипДокументы
[неофициальный перевод]


ЕВРОПЕЙСКИЙ СУД ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА


ПЕРВАЯ СЕКЦИЯ


ДЕЛО "КРИВОНОСОВ (KRIVONOSOV) ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ"

(Жалоба N 3023/03)


ПОСТАНОВЛЕНИЕ


(Страсбург, 27 ноября 2008 года)


По делу "Кривоносов против Российской Федерации" Европейский суд по правам человека (Первая секция), заседая Палатой в составе:

Христоса Розакиса, Председателя Палаты,

Анатолия Ковлера,

Элизабет Штейнер,

Дина Шпильманна,

Сверре Эрика Йебенса,

Джорджио Малинверни,

Георга Николау, судей,

а также при участии Серена Нильсена, Секретаря Секции Суда,

заседая за закрытыми дверями 6 ноября 2008 г.,

вынес в тот же день следующее Постановление:


ПРОЦЕДУРА


1. Дело было инициировано жалобой N 3023/03, поданной против Российской Федерации в Европейский суд по правам человека (далее - Европейский суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод (далее - Конвенция) гражданином Российской Федерации Ярославом Яковлевичем Кривоносовым (далее - заявитель) 24 декабря 2002 г.

2. Интересы заявителя представлял А. Пучнин, адвокат, практикующий в г. Москве. Власти Российской Федерации в Европейском суде были представлены бывшим Уполномоченным Российской Федерации при Европейском суде по правам человека В.В. Милинчук.

3. 11 июня 2007 г. председатель Первой секции коммуницировал жалобу властям Российской Федерации. В соответствии с пунктом 3 статьи 29 Конвенции Европейский суд решил рассмотреть данную жалобу одновременно по вопросу приемлемости и по существу.


ФАКТЫ


I. Обстоятельства дела


4. Заявитель родился в 1966 году и проживает в г. Барнауле.

5. Заявитель является бывшим президентом частного коммерческого банка и собственником нескольких фирм в г. Барнауле.

6. 27 ноября 1997 г. против него было возбуждено уголовное дело по подозрению в мошенничестве.

7. 27 ноября 1997 г. заявитель был задержан и заключен под стражу до суда.

8. 5 декабря 1997 г. заявителю были предъявлены обвинения.

9. В 1998 - 1999 годах срок содержания заявителя под стражей несколько раз продлевался.

10. 21 апреля 1999 г. предварительное следствие было окончено, и заявителю была предоставлена возможность ознакомления с материалами уголовного дела, состоявшего из 145 томов, из которых девять томов составляли повестки для потерпевших, шесть томов содержали бухгалтерские документы и 118 томов - показания потерпевших (7036 клиентов банка). Для ознакомления с материалами дела был установлен предельный срок до 8 ноября 1999 г. Так как заявитель не успел прочитать все тома в установленный срок, он был продлен до 12 ноября 1999 г. Дальнейшее продление не было разрешено.

11. 5 января 2000 г. началось судебное разбирательство.

12. Заявитель просил суд направить дело на дополнительное расследование по причине множества предполагаемых процессуальных нарушений и непредоставления достаточного срока для ознакомления с делом. 22 февраля 2000 г. его ходатайство было удовлетворено. Тем не менее 30 марта 2000 г. это решение было отменено, и дело было направлено на новое рассмотрение. Никаких других документов относительно исхода этих разбирательств не было приложено к материалам дела.

13. 15 июня 2001 г. заявитель был освобожден в связи с истечением предельного срока предварительного заключения <*>. К этому времени он находился под стражей уже три с половиной года.

--------------------------------

<*> В прессе сообщалось, что он освобожден под залог 15 тыс. руб. (прим. переводчика).


14. 18 ноября 2002 г. вследствие предполагаемых попыток повлиять на свидетелей заявитель был снова взят под стражу по тому же делу. Он обжаловал постановление о заключении под стражу, и 9 января 2003 г. Алтайский краевой суд принял решение об освобождении.

15. Как утверждают власти Российской Федерации, за период с января 2000 г. по январь 2003 г. заседания откладывались 38 раз по не зависящим от властей причинам, таким как болезнь заявителя и его адвокатов, их ходатайства о дополнительном расследовании, занятость адвокатов и сообвиняемых заявителя в других разбирательствах, несвоевременная явка потерпевших и свидетелей и необходимость рассмотрения ходатайств заявителя о предполагаемых нарушениях, допущенных при проведении экспертиз. Власти Российской Федерации утверждали, что заседания были отложены по вине суда только один раз, по причине того, что с 13 по 20 января 2003 г. председательствующий находился в отпуске.

16. Из объяснений властей Российской Федерации следует, что с 30 марта по 31 июля 2000 г., с 10 сентября 2001 г. по 11 марта 2002 г. и с 30 сентября 2002 г. по 13 января 2003 г. национальные суды не совершали никаких действий <*>.

--------------------------------

<*> Вероятно, по делу заявителя (прим. переводчика).


17. 30 мая 2003 г. Октябрьский районный суд г. Барнаула признал заявителя и трех других обвиняемых виновными в незаконной банковской деятельности, незаконном предпринимательстве, в мошенничестве и нарушении профессиональных правил <*> и приговорил его к 13 годам лишения свободы с конфискацией имущества. Заявитель был взят под стражу в зале суда.

--------------------------------

<*> Непонятно, что имеет в виду Европейский суд. По сведениям СМИ, следивших за процессом Кривоносова, он был признан виновным "в мошенничестве в крупном размере, незаконной банковской деятельности, сопряженной с извлечением дохода в особо крупных размерах, и лжепредпринимательстве. Обвинение еще по одной статье - "Легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенного другими лицами преступным путем" - было снято с банкира по причине недоказанности, а обвинение в заведомо ложной рекламе утратило силу по истечении срока давности (прим. переводчика).


18. 13 ноября 2003 г. началось рассмотрение кассационной жалобы на приговор. Однако заявитель чувствовал себя плохо, и слушание было отложено до 14 ноября 2003 г.

19. Окончательным решением от 14 ноября 2003 г. Алтайский краевой суд уменьшил меру наказания до 12 лет лишения свободы со штрафом и конфискацией имущества. Во время рассмотрения кассационной жалобы заявитель причинил себе телесное повреждение <*> и был удален из зала суда для оказания медицинской помощи. Слушание было приостановлено. После того, как рана была обработана и было установлено, что заявитель достаточно здоров для судебного разбирательства, он отказался вернуться в зал суда. Заседание проходило в присутствии адвоката заявителя.

--------------------------------

<*> Вскрыл вены (прим. переводчика).


20. 6 февраля 2004 г. Рубцовский городской суд привел вынесенный заявителю приговор в соответствие с изменениями, внесенными в российское законодательство в декабре 2003 г. Мера наказания была уменьшена до 10 лет лишения свободы и штрафа.

21. 13 октября 2004 г. Рубцовский городской суд вынес решение об условно-досрочном освобождении заявителя.


ПРАВО


I. Предполагаемое нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции


22. Заявитель жаловался на то, что длительность разбирательства по его делу не соответствовала требованию о рассмотрении дела в "разумный срок", предусмотренному пунктом 1 статьи 6 Конвенции, которая устанавливает следующее:

"1. Каждый в случае спора о его гражданских правах и обязанностях... имеет право на... разбирательство дела в разумный срок... судом".

23. Власти Российской Федерации оспаривали этот довод.

24. Разбирательство началось 27 ноября 1997 г., когда заявитель был арестован. Однако период, который должен быть принят во внимание, начинается не ранее 5 мая 1998 г., когда Россия признала право обращения в Европейский суд. При оценке разумности срока, истекшего после этой даты, следует учитывать состояние разбирательства на тот момент. Рассматриваемый период окончился 14 ноября 2003 г. Он длился почти шесть лет, из которых пять лет, 6 месяцев и 11 дней относятся к юрисдикции Европейского суда. За этот период дело рассматривалось судами двух инстанций.


A. Приемлемость жалобы


25. Европейский суд считает, что жалоба заявителя не является явно необоснованной в значении пункта 3 статьи 35 Конвенции. Он также отмечает, что жалоба не является неприемлемой по каким-либо другим основаниям. Следовательно, жалоба должна быть объявлена приемлемой.


B. Существо жалобы


26. Европейский суд напоминает, что разумность длительности судебных разбирательств подлежит оценке с учетом обстоятельств дела и следующих критериев: сложность дела и поведение заявителя и соответствующих органов власти (см., в частности, Постановление Большой палаты по делу "Пелисье и Сасси против Франции" ({Pelissier} <*> and Sassi v. France), жалоба N 25444/94, § 67, ECHR 1999-II).

--------------------------------

<*> Здесь и далее по тексту слова на национальном языке набраны латинским шрифтом и выделены фигурными скобками.


27. Европейский суд отмечает, что стороны не оспаривали, что дело являлось сложным, так как к участию в нем были привлечены многочисленные свидетели и потерпевшие. Тем не менее, по мнению Европейского суда, сложность дела сама по себе недостаточна, чтобы оправдать длительность судебного разбирательства. Кроме того, тот факт, что заявитель содержался под стражей, требовал особой тщательности со стороны рассматривавших дело судов, обязывая их к безотлагательному отправлению правосудия (см. Постановление Европейского суда от 8 февраля 2005 г. по делу "Панченко против Российской Федерации" (Panchenko v. Russia), жалоба N 45100/98, § 133; и Постановление Европейского суда по делу "Калашников против Российской Федерации" (Kalashnikov v. Russia), жалоба N 47095/99, § 132, ECHR 2002-VI).

28. Что касается действий заявителя, власти Российской Федерации утверждали, что он содействовал затягиванию разбирательства чрезмерно длительным изучением материалов дела и подачей многочисленных ходатайств. Они далее утверждают, что заседания много раз откладывались из-за болезни адвокатов, отпусков, занятости в других уголовных разбирательствах и требований об отложении заседаний в связи с ходатайствами о дополнительном расследовании.

29. Как утверждают власти Российской Федерации, задержки происходили также по вине заявителя, сообвиняемых и их адвокатов, из-за опозданий потерпевших и свидетелей, число которых приближалось к семи тысячам, а также из-за необходимости проведения финансовых и других проверок.

30. Заявитель поддержал свои требования. Он подчеркивал, что, даже если исчислять срок с даты ратификации Конвенции Россией 5 мая 1998 г., разбирательство длилось около пяти с половиной лет, почти четыре из которых он провел в заключении. Национальные власти не исполнили свою обязанность особого отношения к лицам, которые находятся в заключении. Длительность судебного разбирательства была, таким образом, чрезмерной.

31. Европейский суд отмечает, что в течение разбирательства были периоды бездействия, которым власти Российской Федерации не дали удовлетворительного объяснения. С другой стороны, Европейский суд не убежден заявлениями властей Российской Федерации о том, что задержки в рассмотрении были вызваны в первую очередь действиями заявителя и его адвокатов, хотя он принимает во внимание, что некоторые задержки произошли по их вине.

32. Европейский суд далее акцентирует внимание на том, что в течение судебного разбирательства в судах страны заявитель подавал многочисленные ходатайства по его делу, во время заседаний и в период между ними. Европейский суд напоминает, что статья 6 Конвенции не требует от лица, обвиняемого в уголовном преступлении, активного сотрудничества с судебными властями. В частности, заявителям не может ставиться в вину то, что, защищая свои интересы, они в полном объеме извлекали выгоду из средств, предусмотренных национальным законодательством (см. Постановление Европейского суда от 8 июня 1995 г. по делу "Яджи и Саргын против Турции" ({Yagci} and {Sargin} v. Turkey), § 66, Series A, N 319-A).

33. Европейский суд также отмечает, что власти Российской Федерации рассматривали действия заявителя, сообвиняемых, потерпевших и свидетелей как одну из причин задержки разбирательства. Европейский суд напоминает, что за задержки, вызванные неявкой, и за неспособность суда поддерживать порядок несет ответственность государство (см. Постановление Европейского суда от 21 сентября 2004 г. по делу "Кусьмерек против Польши" ({Kusmierek} v. Poland), жалоба N 10675/02, § 65).

34. Европейский суд констатирует, что уголовное дело рассматривалось судами двух инстанций почти шесть лет, из которых пять лет, 6 месяцев и 11 дней относятся к юрисдикции Европейского суда компетенции ratione temporis <*>.

--------------------------------

<*> Ratione temporis (лат.) - "ввиду обстоятельств, связанных с временем", критерий времени, применяемый при оценке приемлемости жалобы Европейским судом (прим. переводчика).


35. Европейский суд часто устанавливал нарушения пункта 1 статьи 6 Конвенции в делах, затрагивавших те же вопросы, что и в данном случае (см. упоминавшееся выше Постановление Большой палаты по делу "Пелисье и Сасси против Франции"). Рассмотрев представленные ему материалы, Европейский суд полагает, что власти Российской Федерации не указали факта или довода, которые могли бы вынудить его прийти в настоящем деле к иным заключениям. Европейский суд, опираясь на свою прецедентную практику, подчеркивает, что в данном деле длительность судебного разбирательства была чрезмерной и не соответствовала требованию "разумного срока".

Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции.


II. Иные предполагаемые нарушения Конвенции


36. Наконец, заявитель жаловался в соответствии с пунктами 1 и 3 статьи 5 Конвенции на то, что его заключение было незаконным и длилось необоснованно долго. Он также жаловался в соответствии с пунктом 1 статьи 6 Конвенции на несправедливость разбирательства против него. Ссылаясь на пункт 1 статьи 7 Конвенции, заявитель утверждал, что некоторые преступления, в которых его обвиняли, не являлись преступлениями в соответствии с национальным законодательством в тот момент, когда они были совершены. Наконец, он жаловался в соответствии со статьей 1 Протокола N 4 к Конвенции на то, что он был лишен свободы только на основании того, что он не мог исполнить договорные обязательства.

37. Однако, принимая во внимание представленные материалы, и поскольку, предмет жалоб находится в его юрисдикции, Европейский суд не усматривает в них признаков нарушения прав и свобод, предусмотренных Конвенцией или Протоколами к ней. Следовательно, жалоба в данной части подлежит отклонению в соответствии с пунктами 3 и 4 статьи 35 Конвенции.


III. Применение статьи 41 Конвенции


38. Статья 41 Конвенции предусматривает:

"Если Европейский суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Европейский суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне".


A. Ущерб


39. Заявитель требовал 3458297 (три миллиона четыреста пятьдесят восемь тысяч двести девяносто семь) долларов США в счет компенсации материального ущерба. Он также требовал 500000 (пятьсот тысяч) долларов США в счет компенсации морального вреда.

40. Власти Российской Федерации утверждали, что заявитель требовал компенсацию ущерба, который был причинен ему в результате уголовного преследования и признания виновным. Тем не менее задачей Европейского суда не является оценка справедливости выдвинутых против него обвинений. Власти Российской Федерации поэтому полагают, что жалоба заявителя подлежит отклонению. По их мнению, установление факта нарушения Конвенции само по себе являлось бы достаточной справедливой компенсацией.

41. Европейский суд не усматривает причинной связи между установленными нарушениями и предполагаемым материальным ущербом; соответственно он отклоняет это требование. С другой стороны, Европейский суд полагает, что заявителю был причинен моральный вред вследствие установленной Европейским судом чрезмерной длительности уголовного расследования против него. На справедливой основе он присуждает ему 2000 евро, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную выше сумму.


B. Судебные расходы и издержки


42. Заявитель требовал также 75291 доллар США в счет возмещения судебных расходов и издержек, понесенных в судах страны и Европейском суде.

43. Власти Российской Федерации оспаривали эти требования.

44. В соответствии с прецедентной практикой Европейского суда заявитель имеет право на возмещение расходов и издержек только в части, в которой они были действительно понесены, являлись необходимыми и разумными по размеру. В настоящем деле заявитель представил на рассмотрение письмо от его жены, в котором сообщалось, что она заплатила указанную сумму адвокатам заявителя. Однако никакие квитанции либо другие документы представлены не были. Принимая во внимание предоставленную информацию и вышеуказанные критерии, Европейский суд отклоняет требование компенсации судебных расходов и издержек.


C. Процентная ставка при просрочке платежей


45. Европейский суд счел, что процентная ставка при просрочке платежей должна быть установлена в размере предельной кредитной ставки Европейского центрального банка плюс три процента.


НА ОСНОВАНИИ ИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО:


1) признал жалобу приемлемой в части чрезмерной длительности судебного разбирательства, а в остальной части неприемлемой;

2) постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции;

3) постановил,

a) что власти государства-ответчика обязаны в течение трех месяцев со дня вступления настоящего Постановления в силу в соответствии с пунктом 2 статьи 44 Конвенции выплатить заявителю 2000 евро (две тысячи евро) в качестве компенсации морального вреда, подлежащие переводу в рубли по курсу, который будет установлен на день выплаты, а также любые налоги, подлежащие начислению на указанную сумму;

b) что с даты истечения указанного трехмесячного срока и до момента выплаты на эти суммы должны начисляться простые проценты, размер которых определяется предельной кредитной ставкой Европейского центрального банка, действующей в период неуплаты, плюс три процента;

4) отклонил оставшуюся часть требований заявителя о справедливой компенсации.


Совершено на английском языке, уведомление о Постановлении направлено в письменном виде 27 ноября 2008 г. в соответствии с пунктами 2 и 3 правила 77 Регламента Суда.


Председатель Палаты Суда

Христос РОЗАКИС


Секретарь Секции Суда

Серен НИЛЬСЕН


EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS


FIRST SECTION


CASE OF KRIVONOSOV v. RUSSIA

(Application No. 3023/03)


JUDGMENT <*>


(Strasbourg, 27.XI.2008)


--------------------------------

<*> This judgment will become final in the circumstances set out in Article 44 § 2 of the Convention. It may be subject to editorial revision.


In the case of Krivonosov v. Russia,

The European Court of Human Rights (First Section), sitting as a Chamber composed of:

Christos Rozakis, President,

Anatoly Kovler,

Elisabeth Steiner,

Dean Spielmann,

Sverre Erik Jebens,

Giorgio Malinverni,

George Nicolaou, judges,

and {Soren} Nielsen, Section Registrar,

Having deliberated in private on 6 November 2008,

Delivers the following judgment, which was adopted on that date:


PROCEDURE


1. The case originated in an application (No. 3023/03) against the Russian Federation lodged with the Court under Article 34 of the Convention for the Protection of Human Rights and Fundamental Freedoms ("the Convention") by a Russian national, Mr Yaroslav Yakovlevich Krivonosov ("the applicant"), on 24 December 2002.

2. The applicant was represented by Mr A. Puchnin, a lawyer practising in Moscow. The Russian Government ("the Government") were represented by Ms V. Milinchuk, former Representative of the Russian Federation at the European Court of Human Rights.

3. On 11 June 2007 the President of the First Section decided to give notice of the application to the Government. It was also decided to rule on the admissibility and merits of the application at the same time (Article 29 § 3).


THE FACTS


The circumstances of the case


4. The applicant was born in 1966 and lives in Barnaul.

5. The applicant is a former President of a private commercial bank and the owner of several businesses in Barnaul.

6. On 27 November 1997 criminal proceedings were opened against him on suspicion of fraud.

7. On 27 November 1997 the applicant was arrested and detained pending trial.

8. On 5 December 1997 charges were brought against the applicant.

9. In 1998 - 1999 the applicant's detention was extended on several occasions.

10. On 21 April 1999 the pre-trial investigation ended and the applicant was allowed to examine the case file which was made up of 145 volumes - 9 of which contained the summons of the victims, 6 volumes contained accounting documents and 118 volumes contained the statements of the victims (seven thousand and thirty-six clients of the bank). A deadline of 8 November 1999 was given for the reading of the file. As the applicant had not managed to read all the volumes by the given deadline, the time was extended to 12 November 1999. No further extensions were granted.

11. On 5 January 2000 the trial commenced.

12. The applicant asked the court to send the case file back to the investigator due to the numerous alleged procedural violations and the lack of sufficient time given for the examination of the file. On 22 February 2000 his request was granted. However, on 30 March 2000 this decision was quashed and the case was remitted for fresh consideration. No further documents concerning the outcome of these proceedings are enclosed in the file.

13. On 15 June 2001 the applicant was released on bail due to the expiration of the time-limits for his pre-trial detention pending court examination. By that time he spent over three and a half years in detention.

14. On 18 November 2002 the applicant was again detained within the same proceedings as a result of his alleged attempts to influence witnesses. He appealed against the detention order, and on 9 January 2003 the Altay Regional Court ordered the applicant's release on bail.

15. According to the Government, during the period from January 2000 to January 2003 the hearings were adjourned on 38 occasions due to reasons outside the authorities' control, such as illnesses of the applicant and his lawyers, their requests for additional examinations, the lawyers of the applicant and his three co-accused being occupied in unrelated proceedings, untimely arrivals of victims and witnesses and the need to examine petitions lodged by the applicant for review of the alleged violations committed during the expert examinations. The Government submitted that the proceedings were adjourned due to the court's actions on one occasion only, i.e. from 13 to 20 January 2003, the presiding judge being on a regular holiday leave.

16. As it appears from the Government's submissions, no actions were taken by the domestic courts during the periods from 30 March to 31 July 2000, from 10 September 2001 to 11 March 2002 and from 30 September 2002 to 13 January 2003.

17. On 30 May 2003 the Oktyabrskiy District Court of Barnaul convicted the applicant, along with three other accused, of unlawful banking transactions, unlawful business undertakings, fraud and breach of professional discretion and sentenced him to thirteen years' imprisonment with forfeiture of property. The applicant was taken into custody direct from the courtroom.

18. On 13 November 2003 the appeal hearing commenced. However, the applicant felt unwell and the hearing was postponed until 14 November 2003.

19. By final judgment of 14 November 2003 the Altay Regional Court reduced the sentence to twelve years with a fine and forfeiture of property. During the appeal hearing the applicant injured himself and was taken out of the court room to receive medical help. The hearing was suspended. After the wound had been treated and it was established that the applicant was fit for trial, he refused to return to the court room. The hearing proceeded in the presence of the applicant's lawyer.

20. On 6 February 2004 the Rubtsovskiy Town Court brought the applicant's sentence into compliance with changes that had been introduced into Russian legislation in December 2003. The sentence was reduced to ten years' imprisonment and a fine.

21. On 13 October 2004 the Rubtsovskiy Town Court ordered the applicant's conditional early release.


THE LAW


I. Alleged violation of Article 6 § 1 of the Convention


22. The applicant complained that the length of the proceedings had been incompatible with the "reasonable time" requirement, laid down in Article 6 § 1 of the Convention, which reads as follows:

"In the determination of... any criminal charge against him, everyone is entitled to a... hearing within a reasonable time by [a]... tribunal..."

23. The Government contested that argument.

24. The proceedings commenced on 27 November 1997 when the applicant was arrested. However, the period to be taken into consideration did not begin until 5 May 1998, when the recognition by Russia of the right of individual petition took effect. In assessing the reasonableness of the time that elapsed after that date, account must nevertheless be taken of the state of proceedings at the time. The period in question ended on 14 November 2003. Thus, it lasted almost six years for two levels of jurisdiction of which five years, six months and eleven days fall within the Court's competence.


A. Admissibility


25. The Court notes that this complaint is not manifestly ill-founded within the meaning of Article 35 § 3 of the Convention. It further notes that it is not inadmissible on any other grounds. It must therefore be declared admissible.


B. Merits


26. The Court reiterates that the reasonableness of the length of proceedings must be assessed in the light of the circumstances of the case and with reference to the following criteria: the complexity of the case, the conduct of the applicant and the relevant authorities (see, among many other authorities, {Pelissier} and Sassi v. France [GC], No. 25444/94, § 67, ECHR 1999-II).

27. The Court observes that the parties agreed that the case had been complex since it involved a considerable number of witnesses and victims. However, in the Court's view, the complexity of the case does not suffice, in itself, to account for the length of the proceedings. Moreover, the fact that the applicant was held in custody required particular diligence on the part of the courts dealing with the case to administer justice expeditiously (see Panchenko v. Russia, No. 45100/98, § 133, 8 February 2005, and Kalashnikov v. Russia, No. 47095/99, § 132, ECHR 2002-VI).

28. As to the applicant's conduct, the Government argued that he had contributed to the length of the proceedings by taking an excessive period of time to study the file and by filing numerous requests to the court. They further argued that the hearings had been adjourned a considerable number of times due to his lawyer's illnesses, holidays, assistance in unrelated criminal proceedings and requests to adjourn the hearing due to requests for additional examinations.

29. According to the Government, the delays were also attributable to the applicant's co-accused and their lawyers, to the late arrival of victims and witnesses, the number of which amounted to seven thousand, and by the need to conduct financial and other examinations.

30. The applicant maintained his complaint. He stressed that, even if calculated from the date of the ratification of the Convention by Russia on 5 May 1998, the proceedings lasted around five and a half years of which almost four years he spent in detention. The domestic authorities failed to discharge the duty of special diligence owed to persons kept in detention pending trial. The length was thus excessive.

31. The Court observes that there were periods of inactivity throughout the proceedings for which the Government have not submitted any satisfactory explanation. On the other hand, the Court is not convinced by the Government's claim that the delays in the proceedings were primarily caused by the applicant and his lawyers, although it accepts that certain delays were attributable to them.

32. The Court further notes that throughout the domestic court proceedings the applicant filed many requests in connection with his case, both during his trial and between hearings. It reiterates that Article 6 does not require a person charged with a criminal offence to co-operate actively with the judicial authorities. In particular, applicants cannot be blamed for taking full advantage of the resources afforded by national law in their defence (see {Yagci} and {Sargin} v. Turkey, 8 June 1995, § 66, Series A No. 319-A,).

33. The Court furthermore notes that the conduct of the applicant's co-accused, the victims and witnesses was one of the reasons named by the Government for the prolongation of the proceedings. The Court reiterates that the delay occasioned by their failure to attend and the court's failure to discipline them is attributable to the State (see {Kusmierek} v. Poland, No. 10675/02, § 65, 21 September 2004).

34. The Court observes that the criminal proceedings against the applicant lasted for almost six years for two levels of jurisdiction, of which five years, six months and eleven days fall within the Court's competence ratione temporis.

35. The Court has frequently found violations of Article 6 § 1 of the Convention in cases raising issues similar to the one in the present case (see {Pelissier} and Sassi, cited above). Having examined all the material submitted to it, the Court considers that the Government have not put forward any fact or argument capable of persuading it to reach a different conclusion in the present case. Having regard to its case-law on the subject, the Court considers that in the instant case the length of the proceedings was excessive and failed to meet the "reasonable time" requirement.

There has accordingly been a breach of Article 6 § 1.


II. Other alleged violations of the Convention


36. Lastly, the applicant complained under Article 5 §§ 1 (c) and 3 of the Convention that his detention had been unlawful and had lasted for an unreasonably long period of time. He further complained under Article 6 § 1 about the unfairness of the proceedings against him. Invoking Article 7 § 1 of the Convention, the applicant complained that some of the offences for which he was charged had not constituted criminal offences under national law at the time when they were committed. Finally, he complained under Article 1 of Protocol No. 4 about having been deprived of his liberty merely on the grounds of his inability to fulfil contractual obligations.

37. However, having regard to all the material in its possession, and in so far as these complaints fall within its competence, the Court finds that there is no appearance of a violation of the rights and freedoms set out in the Convention or its Protocols. It follows that this part of the application must be rejected as being manifestly ill-founded, pursuant to Article 35 §§ 3 and 4 of the Convention.


III. Application of Article 41 of the Convention


38. Article 41 of the Convention provides:

"If the Court finds that there has been a violation of the Convention or the Protocols thereto, and if the internal law of the High Contracting Party concerned allows only partial reparation to be made, the Court shall, if necessary, afford just satisfaction to the injured party."


A. Damage


39. The applicant claimed 3,458297 American dollars (USD) in respect of pecuniary damage. He further claimed USD 500,000 for non-pecuniary damage.

40. The Government submitted that the applicant had claimed compensation for damage incurred as a result of his criminal prosecution and conviction. However, it was not the Court's task to assess the reasonableness of the charges against him. The Government therefore considered that the applicant's claim should be dismissed. In their opinion, the finding of a violation would constitute sufficient just satisfaction.

41. The Court does not discern any causal link between the violation found and the pecuniary damage alleged; it therefore rejects this claim. On the other hand, the Court considers that the applicant must have sustained non-pecuniary damage for the violation found by the Court in respect of the excessive length of the criminal proceedings against him. Ruling on an equitable basis, it awards him EUR 2,000 under that head, plus any tax that may be chargeable on this amount.


B. Costs and expenses


42. The applicant also claimed USD 75,291 for the costs and expenses incurred before the domestic courts and the Court.

43. The Government contested these claims.

44. According to the Court's case-law, an applicant is entitled to the reimbursement of costs and expenses only in so far as it has been shown that these have been actually and necessarily incurred and were reasonable as to quantum. In the present case, the applicant submitted a letter from his wife stating that she had paid the indicated sum to the applicant's lawyers. However, no receipts or other documents were enclosed with the submissions. Regard being had to the information in its possession and the above criteria, the Court rejects the claim for costs and expenses.


C. Default interest


45. The Court considers it appropriate that the default interest should be based on the marginal lending rate of the European Central Bank, to which should be added three percentage points.


FOR THESE REASONS, THE COURT UNANIMOUSLY


1. Declares the complaint concerning the excessive length of the proceedings admissible and the remainder of the application inadmissible;

2. Holds that there has been a violation of Article 6 § 1 of the Convention;

3. Holds

(a) that the respondent State is to pay the applicant, within three months from the date on which the judgment becomes final in accordance with Article 44 § 2 of the Convention, EUR 2,000 (two thousand euros), plus any tax that may be chargeable in respect of non-pecuniary damage, to be converted into Russian roubles at the rate applicable at the date of settlement;

(b) that from the expiry of the above-mentioned three months until settlement simple interest shall be payable on the above amount at a rate equal to the marginal lending rate of the European Central Bank during the default period plus three percentage points;

4. Dismisses the remainder of the applicant's claim for just satisfaction.


Done in English, and notified in writing on 27 November 2008, pursuant to Rule 77 §§ 2 and 3 of the Rules of Court.


Christos ROZAKIS

President


{Soren} NIELSEN

Registrar

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
...

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
По делу "Кононенко против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
По делу "Моисеев против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
По делу "Шуленков против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека первая секция
Европейский суд по правам человека (далее Европейский суд) в соответствии со статьей 34 Конвенции о защите прав человека и основных...

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека четвертая секция
По делу "Гласс против Соединенного Королевства" Европейский суд по правам человека (Четвертая секция), заседая Палатой в составе

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека вторая секция
По делу "Красники против Чехии" Европейский суд по правам человека (Вторая секция), заседая Палатой в составе

Европейский суд по правам человека первая секция icon-
По делу "Андреевский против Российской Федерации" Европейский Суд по правам человека (Первая Секция), заседая Палатой в составе

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека третья секция
Бюллетень Европейского суда по правам человека. Российское издание. 2005. N с. 55, 56 61

Европейский суд по правам человека первая секция iconЕвропейский суд по правам человека правила процедуры суда (регламент)
Европейский Суд по правам человека, учитывая положения Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также Протоколов к ней,...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница