Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства)




НазваниеНасилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства)
страница4/4
Дата конвертации13.04.2013
Размер0.61 Mb.
ТипАвтореферат
1   2   3   4

Основные результаты диссертационного исследования

отражены в 30 публикациях, общий объем – 53,43 п.л.


Монографии


1. К.А. Тарасов. Насилие в зеркале аудиовизуальной культуры. – М.: НИИ киноискусства Российского агентства по культуре и кинематографии, 2005. – 380 с. (24 п.л.).

2. М.И. Жабский, К.А. Тарасов, Ю.У. Фохт-Бабушкин. Кино в современном обществе. – М.: НИИ киноискусства Министерства культуры РФ, 2000. – 376 с. (19,1 п.л.; диссертанту принадлежат 6,3 п.л.).


Разделы в коллективных монографиях


3. К.А. Тарасов. Насилие и эротика в фильмах (зарубежный опыт изучения) / Под знаком вестернизации: кино – публика – воздействие / Отв. ред. М.И. Жабский. – М.: НИИ киноискус­ства РФ, 1996. – С. 94–128 (2,1 п.л.).

4. К.А. Тарасов. Насилие в кино: притяжение и отталкивание / Испытание конкуренцией: отечественное кино и новое поколение зрителей / Отв. ред. М.И. Жабс­кий. – М.: НИИ киноискусства, 1997. – С. 74–97 (1,4 п.л.).

5. К.А. Тарасов. Способствует ли показ насилия популярности фильмов? / Кино: пути от фильма к зрителю / Отв. ред. М.И. Жабский. – М.: НИИ киноискусства, 1998. – С. 187–192 (0,25 п.л.).

6. К.А. Тарасов. Насилие в фильме и предрасположенность юных зрителей к его моделированию в жизни // Кино: реалии и вызовы глобализации / Под общ. ред. М.И. Жабс­ко­го. – М.: НИИ киноискусства Министерства куль­туры РФ, 2002. – С. 122–164 (2,68 п.л.).

7. К.А. Тарасов. Миметическое воздействие экранного насилия: группа рис­ка // Фено­мен массовости кино / Под общ. ред. М.И. Жабского. – М.: НИИ киноискусства Российского агентст­ва по культуре и кинематографии, 2004. – С. 199–255 (3,45 п.л.).

8. К.А  Тарасов. Воздействие кино по образу и подобию зрителя // Феномен массовос­ти кино / Под общ. ред. М.И. Жабского. – М.: НИИ киноискусства Российского агент­ст­ва по культуре и кинематографии, 2004.  – С. 86–91 (0,36 п.л.).

9. М.И. Жабский, К.А. Тарасов. Культура народная, массовая, популярная и элитарная // Феномен массовости кино / Под общ. ред. М.И. Жабского. – М.: НИИ киноискусства Российского агентства по культуре и кинематог­рафии, 2004. – С. 12–35 (1,45 п.л.; диссертанту принадлежат 0,73 п.л.).


Статьи


10. К.А. Тарасов. Насилие на экране: воздействие и проблема противодействия / Молодежь и общество на рубеже веков. – М.: Институт молодежи, 1998. – С. 34–36 (0,15 п.л.).

11. К.А. Тарасов. Проблема насилия в экранных искусствах // Традиционные и новые ценности (ма­­териалы международной конференции) / Отв. ред. С.А. Кравченко и Н.Е. По­кровс­кий. – М.: МГИМО (У) МИД РФ, 2001. – С. 196–200 (0,3 п.л.).

12. К.А. Тарасов. Глобализированное кино как школа насилия // Кино в мире и мир в кино / Отв. ред., Л.М. Будяк. – М.: Материк, 2003. – С. 116–133 (0,98 п.л.).

13. К.А. Тарасов. Аттрагирующее воздействие насилия на "большом экране" // Экранизация истории: политика и поэтика / Отв. ред., Л.М. Будяк. – М.: Материк, 2003. – С. 147–150 (0,23 п.л.).

14. К.А. Тарасов. Воздействие насилия в фильмах: катарсис или мимесис? // Российская наука: "При­родой здесь нам суждено…" Сборник научно-популярных статей / Под. ред. акад. В.П. Ску­лачева. – М.: Изд-во "Октопус", 2003. – С. 312–320 (0,75 п.л.).

15. К.А. Тарасов. Дуализм воздействия кино "по образу и подобию" // История кино: сов­ременный взгляд / Отв. ред., Л.М. Будяк. – М.: Материк, 2004. –С. 94–107 (0,48 п.л.).

16. К.А. Тарасов. Эротика в кино: pro & contra // Социологические иссле­дования. – 1994. – № 4. – С. 64–68 (0,35 п.л.).

17. К.А. Тарасов. Интоксикация экранным насилием? // Новые фильмы (+ Ки­номеханик). – 1995. – №№ 3–7. – с. 2–8; 2–8; 8–12; 2–6; 6–11. (2,0 п.л.).

18.  К.А. Тарасов. От насилия в кино к насилию как в кино? // Социологические исследования. –1996. – № 2. – С. 35–41 (0,45 п.л.).

19. К.А. Тарасов. Насилие на экране как социокультурная проблема // Новые филь­мы (+ Киномеханик). – 1999. – № 12. – С. 8–10; 2000. – № 1. – С. 9–11 (0,5 п.л.).

20. К.А. Тарасов. Концепции воздействия аудиовизуальной культуры // Но­вые филь­мы (+ Киномеханик). – 1999. – №№ 7–10. – С. 9–13; 17–24; 10–13; 15–17 (1,0 п.л.).

21. К.А. Тарасов. К поискам выхода из ловушки экранного насилия // Вестник Московского университета. Серия 18. Социология и политология. – 1999, № 4. – С. 111–118 (0,65 п.л.).

22. К.А. Тарасов. О понятии "насилие в фильме" // Киноведческие записки. – 2000, № 45. – С. 276–287 (1,12 п.л.).

23. К.А. Тарасов. "Агрессивная кинодиета" ТВ и студенчество // Высшее образование в России. – 2002, № 3. – С. 66–76 (0,35 п.л.).

24. К.А. Тарасов. Игра с огнем продолжается! // Киномеханик (+Новые фильмы). – 2005. – № 3. – С. 7–11 (0,4 п.л.).

25. К.А. Тарасов. "Агрессивная кинодиета": правовое регулирование // Менеджер. Ки­­но. – 2005. – № 8. – С. 8–11 (0,37 п.л.).

26. К.А. Тарасов. К вопросу социального регулирования // Менеджер. Кино. – 2005. – № 4. – С. 12–16 (0,47 п.л.).

27. К.А. Тарасов. Миметическое воздействие образов насилия: истина поз­на­ется в сравнении // Культурологические записки. Выпуск 10. – М.: Государственный институт искусствознания, 2005 (0,87 п.л.).

28. К.А. Тарасов. Аудиовизуальная культура и образование // Высшее об­ра­зование в России. – 2005. – № 5. – С. 90–96 (0,5 п.л.).

29. K. Tarasov. The press and society in Russia // The Alumni Update. – 1999. – Vol. 11, Spring. – С. 2–4 (0,1 п.л.).

30. K. Tarasov. Film violence: Attraction and repulsion // News From The International Cle­a­r­ing­­house on Children and Violence on The Screen. – 2000. – № 2. – С. 5–6 (0,15 п.л.).



1 Выборка составлялась по определенной схеме, которая несколько варьировалась в зависимости от специфики объекта и условий проведения опроса. В любом случае учебные учреждения отбирались с таким расчетом, чтобы они представляли основные территориальные зоны и социальные слои города. Экспертами выступали работники Департамента образования администрации города. Так, в Кирове выборку первой ступени составили 7 школ (72 класса, 1896 учеников). Основа выборки второй ступени представляла собой список, в котором последовательно указывались 9-е классы всех семи школ, затем 10-е и 11-е классы. Из каждого слоя (9-е, 10-е и 11-е классы) в выборку включался 3-й, 7-й, 10-й, 14-й, 17-й и т.д. класс. По этой схеме был отобран 21 класс. В Москве объектом отдельного исследования являлись старшеклассники Центрального административного округа. На первой ступени были отобраны 12 школ (101 класс, 2630 учеников). Расслоенный отбор на второй ступени осуществлялся несколько иначе. Каждый слой разбивался на интервалы из 10 классов. В интервале отбирался 2-й, 5-й, 7-й и 10-й по счету класс. В выборке оказалось 40 классов. На третьей ступени в выборку вовлекся каждый второй ученик конкретного класса. Наличие третьей ступени связано с тем, что одновременно проводились два разных опроса. Аналогичным образом составлялась выборка для зондажного опроса в Северо-Восточном административном округе Москвы. Избранная процедура репрезентации объекта, несмотря на небольшой объем выборки, дала хороший результат, в чем читатель может убедиться, обратив внимание при чтении третьей и четвертой глав на высокую степень совпадения итогов опроса в разных городах.

2 В названных городах юным зрителям был задан вопрос: "Во многих фильмах мы видим, как зло (злодей) пытается добиться своих целей с помощью насилия. Но его в конце концов побеждает положительный герой – и тоже с помощью насилия. Как вы думаете, чему учат такие фильмы ваших ровесников?" Респондентам на выбор были даны четыре варианта "урока", которые можно было бы извлечь из подобных фильмов. Первый: "Такие фильмы учат, что в жизни зло своих целей насилием не достигает". С этим нравственным уроком согласился каждый пятый зритель (22%). Остальные три варианта ответа отражали по нарастающей разную степень установки на противление злу насилием: "Перед силой зла не нужно пасовать" (32% поданных "голосов"), "Злу нужно давать отпор его же оружием" (33% ответивших). Последний вариант отражал установку не только на сопротивление злу насилием, но и на овладение искусством насилия: "Такие фильмы учат, что нужно овладевать искусством насилия" (6% "голосов"). Давшие этот ответ косвенно больше остальных заявили о готовности усваивать уроки насилия в фильмах. Поэтому данное множество зрителей нами гипотетически квалифицировалось как некая группа риска. Контрольную группу составили указавшие на первый вариант "урока".

3 На этот раз критерием послужили факты переживания и осмысления увиденных образов насилия после просмотра фильма, т.е. в посткоммуникативной фазе. К тестируемой группе риска были отнесены респонденты, давшие ответы "Очень часто" или "Часто" при постановке вопроса: "Бывает ли так, что после просмотра фильма Вы мысленно обращаетесь к увиденным сценам насилия?" Контрольную группу составили респонденты с ответами: "Время от времени", "Редко".

4 Респондентам задавался вопрос: "Как уже было сказано, отрицательные герои фильмов, пытающиеся добиться успеха в жизни с помощью насилия, в конце картины чаще всего бывают наказаны. Какие чувства обычно вызывает у Вас такая концовка?" Те, кто сожалел по поводу такой концовки, были отнесены к гипотетической группе риска, одобрявшие – к контрольной.


5 Индикаторы, по которым выделены и ранее выделялись сравниваемые группы, имеют серьезное эмпирико-ста­тистическое обоснование. Нормированный коэффициент Пирсона (р ≤ 0,01) в отношении сопряженности между отдельными индикаторами и долей фильмов с насилием в индивидуальном кинорепертуаре, эмоциональной реакцией на них (понравились или нет), частотой идентификации с субъектами насилия в коммуникативной фазе, соответственно, составляет: "уроки", извлекаемые зрителями из фильмов с насилием, – 0,194, 0,273, 0,200; частота мысленного обращения в посткоммуникативной фазе к увиденным сценам насилия – 0,226, 0,264, 0,343; способность сдерживать возникающее желание ударить человека – 0,223, 0,296, 0,259; участие или неучастие хотя бы в одной драке за последние 12 месяцев – 0,253, 0,307, 0,255; частота возникновения желания после просмотра фильмов с насилием быть похожим на их героев – 0,314, 0,433, 0,508; эмоциональная реакция на наказание в финале фильма отрицательных героев, осуществляющих насилие, – 0,207, 0,293, 0,253; чувство восторга (восхищения), испытываемое при восприятии сцен жестокости, – 0,255, 0,509, 0,282.

1   2   3   4

Похожие:

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconГетц О. Конференция Насилие в семье и криминальная эксплуатация // Социальное обеспечение. 2003. N с. 18-19. Действуем сообща // Социальное обеспечение. 2003. N с. 20-21
Защита прав детей подвергшихся насилию, как региональная социальная политика : список литературы

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconПрограмма формирования экологической культуры, здорового и безопасного образа жизни
...

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconСовременная налоговая система Республики Казахстан
Государственное регулирование в любой стране основывается на таких инструментах воздействия, как государственные заказы, предпринимательстве,...

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconУчебно-методический комплекс дисциплины «Защита аудиовизуальной и компьютерной информации» 2008
«Защита аудиовизуальной и компьютерной информации» специальности 100101 «cервис», специализация «cервис электронных систем безопасности...

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconРодительское собрание: "Насилие в семье: виды, формы, последствия"
Подготовительная работа: анкетирование учащихся "Насилие и дети" (см. Приложение)

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconНасилие в семье: его виды и влияние на развитие ребенка
Насилие над детьми достаточно распространенное явление в современном обществе, ведь дети – самая незащищенная социальная группа....

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconСоциальное насилие: сравнительно-исторический взгляд
Хотя последняя тенденция реализовалась нелинейно, драматически и через посредство антропогенных катастроф, она заставляет предположить,...

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconПрограмма по курсу история мирового киноискусства
Учитывая специфику института, курс «История мирового киноискусства» является одним из основных в учебных планах факультета дополнительного...

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconЖестокое обращение. Насилие
Вельтищев Д. Ю. Насилие и здоровье населения России. Статистический обзор. Московский нии психиатрии Министерства здравоохранения...

Насилие в произведениях аудиовизуальной культуры: отображение, воздействие, социальное регулирование (на материале киноискусства) iconIv. Макроэкономическое регулирование
Воздействие инструментов фискальной политики на совокупное предложение. Эффект Лаффера


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница