Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном




НазваниеРаби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном
страница1/23
Дата конвертации18.04.2013
Размер4.35 Mb.
ТипРассказ
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23
Начало формы

Конец формы

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном


По изд.: Рассказы о необычайном (сипурей маасийот) раби Нахмана из

Браслава с комментариями р. Адина Штейнзальца (Эвен Исраэль). - Институт

изучения иудаизма в СНГ. - 5760-2000


Перевод рассказов с идиш - р. Авигдор Ганц

Перевод комментариев с иврита - Арье Ротман

Литературная обработка - Барух Авни (Камянов)


В память о моих предках из семьи Гиссер, браславских хасидах, чьи

заслуги защищают их потомков и по сей день.


Светлой памяти Зайцева Валентина Шевельевича


СОДЕРЖАНИЕ


Предисловие

О ТОМ, КАК ПРОПАЛА ЦАРСКАЯ ДОЧЬ

Комментарии р. Адина Штейнзальца

МУДРЕЦ И ПРОСТАК

Комментарий р. Адина Штейнзальца

КУПЕЦ И БЕДНЯК

Комментарий р. Адина Штейнзальца

О СЫНЕ ЦАРЯ И СЫНЕ СЛУЖАНКИ

Комментарий р. Адина Штейнзальца

БААЛЬ ТФИЛА

Комментарий р. Адина Штейнзальца

СЕМЬ НИЩИХ

Комментарий р. Адина Штейнзальца

ПРИМЕЧАНИЯ


Приложение:

1. А. Штейнзальц. ХАСИДИЗМ И ПСИХОАНАЛИЗ

2. Список изданий Института изучения иудаизма в СНГ

3. Таблица к рассказу "Бааль Тфила"


ПРЕДИСЛОВИЕ


Неповторимый и удивительный, ни на кого и ни на что не похожий раби

Нахман из Браслава - один из величайших мыслителей хасидизма. Даже на заре

этого движения, когда волна духовного пробуждения подняла из глубин народной

жизни десятки выдающихся людей, в их плеяде мало кто равен раби Нахману по

силе ума, глубине и самобытности. Он прожил недолгую жизнь, полную невзгод и

духовных терзаний, успев, тем не менее, создать неумирающие книги и

приобрести верных учеников. Хасиды раби Нахмана и по сей день, спустя почти

два столетия, всем сердцем преданы своему великому цадику (праведнику) и его

учению, которое он им оставил.

Вопреки всем изменениям, принесенным временем, духовное наследие раби

Нахмана не утратило жизненности. Оно сохранило свое значение для всех

последующих поколений, и для нашего в том числе. Более того: это значение не

уменьшилось. Хасиды раби Нахмана берегут его учение как зеницу ока, из

поколения в поколение передают беседы своего наставника, воспоминания о нем

и его жизни. Тексты, написанные им собственноручно или записанные учениками,

толкования Торы, подхваченные с его уст, сплетаясь, создают чарующую картину

учения такого же необыкновенного и великого, каким был он сам. Вершиной

творчества раби Нахмана - и по оригинальности изложения, и по выразительной

силе, и по глубине заложенных идей - справедливо считаются его "Истории о

необычайном". Эти истории, облаченные в непритязательные одеяния народных

сказок, раби Нахман рассказывал хасидам в последние годы жизни. В них

сплавились поэзия и глубокая мысль. Благодаря своей форме они доступны даже

ребенку, видящему в них занимательные "старинные сказки", как называл их сам

раби Нахман. И в то же время можно вновь и вновь возвращаться к ним, всякий

раз открывая новые пласты мыслей, символов, идей.


ЖИЗНЕОПИСАНИЕ РАБИ НАХМАНА ИЗ БРАСЛАВА.


Он родился в весеннем месяце нисане в 5532 году от сотворения мира

(1772 год по нееврейскому календарю) в украинском местечке Меджибож. Симха,

отец раби Нахмана из Браслава, был сыном раби Нахмана из Городенки, крупного

ученого и проповедника, видного деятеля раннего периода хасидизма, одного из

выдающихся учеников основателя движения раби Исраэля Бааль-Шем-Това (Бешта).

По линии матери Фейги раби Нахман из Браслава приходился Бааль-Шем-Тову

правнуком. Его дядья со стороны матери, раби Эфраим из Седилкова и раби

Барух из Меджибожа, были видными адморами (1), причем благодаря собственным

заслугам, а не в результате династической преемственности.

Еще в раннем детстве раби Нахмана окружающие отмечали его

необыкновенную одаренность. Он обладал выдающимися способностями и уже в

отрочестве отличался незаурядной остротой ума и познаниями в Торе. Мальчик

рос живым и шаловливым, что не мешало ему быть глубоко верующим.

Рассказывают, что когда ему казалось, будто он согрешил, его лицо заливала

краска стыда.

В ту эпоху были приняты ранние браки, и Нахмана женили в четырнадцать

лет. Он поселился в доме тестя, в маленькой деревушке близ местечка

Медведевка. Пять лет, проведенные в деревне, раби Нахман посвятил в основном

занятиям Торой и молитвам. Однако уже тогда вокруг него начали собираться

люди, которых притягивала его необыкновенная личность. Избрав раби Нахмана

своим учителем, они готовы были идти за ним. Когда раби Нахман покинул

Медведевку, ему еще не исполнилось и двадцати, но многим в округе он уже был

известен как хасидский адмор. Тогда и раскрылась самобытность избранного им

пути, отличного от путей большинства лидеров разных направлений в хасидизме.

Кроме того, несмотря на свой юный возраст, раби Нахман отпускал колкие

замечания в адрес уважаемых людей, чем вызывал негодование, которое,

накопившись, становилось причиной яростных споров.

В 1798 году раби Нахман внезапно решил отправиться в Эрец-Исраэль.

Земля Израиля притягивала его все годы жизни. Он попытался осуществить мечту

своего знаменитого прадеда Бааль-Шем-Това и достичь Святой земли. Правнук

Бешта оставил семью чуть ли не на произвол судьбы, поручив ее заботам своего

первого ученика и слуги, который сохранил верность ему на всю жизнь, и

отправился через Одессу и Константинополь в Эрец-Исраэль. Путь туда был

вымощен трудностями, изобиловал приключениями и таинственными

происшествиями. О них рассказывается в маленькой книжечке, где собраны

воспоминания спутников раби Нахмана. Он упорствовал в желании сохранить

инкогнито, тем самым навлекая на себя ложные обвинения. Духовные муки и

колебания раби Нахмана выражались в странных поступках, непонятных и

подозрительных окружающим. В довершение всех бед в Египте высадился

французский генерал Бонапарт и вторгся в Эрец-Исраэль, ведя боевые действия

против турок.

Вопреки всему путники благополучно достигли своей цели. Однако раби

Нахман пробыл здесь считанные месяцы, главным образом в Тверии и Цфате.

Пережив головокружительные приключения (так, он попал в плен к туркам, и

евреи Родоса выкупили его), раби Нахман вернулся домой. Здесь в начале 1799

года он поселился в Златополе, где и прожил следующие два года. Нам

неизвестна причина, вызвавшая враждебность к нему раби Арье-Лейба,

"Шполянского старца", жившего в соседнем местечке. Но это было только

началом. Пожар вражды полыхал все ярче, охватывая новые места и отравляя

жизнь раби Нахмана повсюду до самой его преждевременной смерти. Раби Нахмана

обвиняли в заносчивости, приписывали ему лжемессианские амбиции, чуть ли не

ересь (наподобие той, которую проповедовали Шабтай Цви и Франк), и другие

грехи. Хотя сам раби Нахман по мере сил уклонялся от столкновений, в чем его

энергично поддерживали его дядя раби Барух из Меджибожа, "Люблинский

ясновидец", официально одобривший его книгу, и раби Шнеур-Залман из Ляд,

неприятие его личности и его учения не уменьшалось. Поддерживавшие его

адморы находились далеко, сами были поглощены борьбой против митнагдим (2) и

не могли оказать ему по-настоящему действенную помощь.

В 1810 году раби Нахман перебрался в Умань, зная, что там ему суждено

умереть. Там прошли его последние дни, там в осеннем месяце тишрей он

скончался.


УЧЕНИКИ И КНИГИ.


Раби Нахман писал много. Уже в ранней юности он делал для себя записи и

всегда чем больше писал, тем больше сжигал. Он сжег собственными руками либо

приказал сжечь большую часть написанного им. Из всех рукописей уцелела

только одна: небольшая "Сефер hа-мидот" ("Книга нравственных качеств"). Она

состоит из коротких высказываний, собранных по тематическому принципу и

посвященных молитве, пути праведника, любви, истине и т.п. Эти высказывания

по большей части взяты из классических еврейских источников, от Танаха до

поздней раввинистической литературы. Однако раби Нахман приводил цитаты не

буквально, но изменял их, поясняя, расширяя и обобщая их смысл. Особенно

сложна вторая часть книги, выдержавшая множество изданий. Позже несколько

ученых браславских хасидов (а также раби Цадок hа-Коген из Люблина)

дополнили ее ссылками на источники.

Главный фундаментальный труд раби Нахмана называется "Ликутей-Маhаран"

(первое слово названия означает просто "Сборник", а второе - традиционная

аббревиатура, составленная из первых букв имени и титула автора). Первую

часть своей книги раби Нахман успел увидеть: она вышла в свет 1808 году, а

вторая была издана посмертно. Ее составили выступления раби Нахмана перед

хасидами и его комментарии к Торе, которые собирались в течение нескольких

лет. Книга удостоилась горячего одобрения многих выдающихся адморов и

раввинов того поколения. Часть ее раби Нахман написал собственной рукой,

другая основана на конспектах, которые он сделал, готовясь к выступлениям, а

то, что было записано с его слов слушателями, раби Нахман отредактировал и

исправил. Проповеди и толкования, собранные в книге, отличаются

оригинальностью содержания и формы. Тематически она очень богата и

затрагивает все, что касается еврейской религии и мировоззрения: служение

Всевышнему, отношения между людьми, Израиль и народы мира, и т.д. и т.п.

Толкования Торы и проповеди раби Нахмана часто основываются на цитатах из

Танаха или высказываниях мудрецов древности, однако каждое слово

переосмысливается, и в нем открывается целая череда сокровенных значений.

Невозможно не обратить внимание на совершенство владения раби Нахманом

материалом. С удивительной легкостью он возводит из множества разнородных

тем и источников здание своего учения. "Ликутей-Маhаран" справедливо

считается основополагающей книгой браславского хасидизма. Многие поколения

его последователей - и не только они - продолжают открывать в ней для себя

все новые аспекты мудрости Торы и внимать наставлениям великого ученого и

праведника.

"Сипурей-маасьиот" ("Истории о необычайном") вышли в свет после смерти

автора. Большую часть этих историй, прежде всего, самые пространные, раби

Нахман рассказал хасидам в последний год своей жизни. Он рассказывал их на

идиш, языке простого народа. Раби Натан, его верный ученик, записал

услышанное из уст учителя, добавил пересказанное другими, перевел эти

истории на иврит, и в таком виде они были впервые опубликованы. После этого,

в соответствии с волей самого автора, появилось двуязычное издание, где

параллельно с ивритским текстом был приведен в нижней части страниц

огласованный перевод его на идиш.

Кроме этих двух главных книг существуют еще три, связанные с раби

Нахманом: "Сихот hа-Ран" ("Беседы раби Нахмана"), "Шивхей-hа-Ран"

("Восхваления раби Нахмана") и "Хаей-hа-Ран" ("Жизнь раби Нахмана"). В них

рассказывается о жизни и деятельности мудреца, приводятся его высказывания

на разные темы и важнейшие толкования им Торы. С течением времени появились

десятки других книг, посвященных раби Нахману, но большинство основано на

извлечениях из первых трех и анализируют содержащийся в них материал, хотя

некоторые излагают и новые сведения или высказывания, приписываемые раби

Нахману.

Ученики и последователи раби Нахмана заслуживают особого рассказа. Его

дар привлекать людей обнаружился уже в юности. Хасиды не только учились у

него Торе и добрым делам, но испытывали к учителю глубокую личную

привязанность. Никакие гонения и беды не в силах были разорвать эту связь.

Кто же становился хасидами раби Нахмана? Ученые, известные раввины,

проповедники - и вместе с ними простые евреи, бедняки и нищие. Раби Нахман

умел с каждым найти общий язык. Однако сам он стремился привлечь к себе

прежде всего людей, способных постичь глубину его учения и нести его другим.

Яркой звездой в созвездии учеников и последователей раби Нахмана

блистает раби Натан Штернгарц. Раби Натан происходил из почтенного и

состоятельного семейства. В юности он приобрел известность своими знаниями и

разносторонними способностями. Он женился на дочери раби Давида-Цви, раввина

Шаргорода, знаменитого в своем поколении ученого и праведника. Раби Натан

познакомился с будущим учителем в 1802 году. С первой же встречи между ним и

раби Нахманом установилась удивительная, ни на что не похожая связь. Впервые

увидев раби Натана, раби Нахман сказал: "Мы давным-давно знаем друг друга,

мы только расстались на некоторое время". Именно раби Натану довелось

собрать, упорядочить и опубликовать духовное наследие своего учителя. Эту

работу он начал еще при жизни раби Нахмана, но большая часть ее была

выполнена уже после его кончины. Если бы не раби Натан, едва ли из учения

раби Нахмана что-то уцелело, помимо нескольких разрозненных высказываний.

Все свои силы, способности, энергию, по существу, всю свою жизнь раби Натан

посвятил распространению идей учителя. Все изданные книги самого раби

Нахмана и первые книги о нем - плод усилий раби Натана. Он был не только их

редактором и обработчиком, но также автором, творцом, ибо продолжал и

развивал учение раби Нахмана. Его книга "Ликутей-тфилот" ("Сборник молитв")

- поэтический шедевр. Эта книга написана по просьбе самого раби Нахмана,

который хотел, чтобы его мысли и идеи были воплощены в молитвах. Эти тексты,

составленные раби Натаном, пленяют сердце, они истинно поэтичны и в то же

время весьма содержательны и действительно отражают учение раби Нахмана.

Творческий дар раби Натана проявился в его книге "Ликутей-hалахот" ("Сборник

hалахот"). В ней он не ограничивается интерпретацией идей учителя, но

развивает и совершенствует их. Не случайно именно он возглавил движение

браславских хасидов после смерти раби Нахмана. Однако при этом раби Натан

категорически отказался от титула адмор, предпочтя навсегда остаться

учеником великого учителя. Этот прецедент создал уникальную ситуацию в мире

хасидизма: у браславских хасидов нет ребе во плоти. Они по сей день хранят

верность своему единственному ребе - раби Нахману.

Несмотря на преследования, которым они подвергались, и свою

изолированность, последователи раби Нахмана (и ученики раби Натана, как и

ученики их учеников) продолжали жить по его заветам. Они создали множество

произведений, разъясняющих и развивающих учение раби Нахмана.


  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   23

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconРассказы и повести Фата-Моргана 7
Эти рассказы про жуков и пауков чистая правда. Но они живые существа. А велосипед – нет. Он торжественно посмотрел на Фреда

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconРассказы и повести Фата-Моргана 4
Эти рассказы на смех, но, когда услышал, как об этом запросто рассуждают техники, с грустью понял, что легенда о Марке Рогане сильнее...

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconВладимир бегун рассказы
Ссср, кандидат философских наук, старшин научный сотрудник Института философии и права Академии наук бсср. Автор книг «Ползучая контрреволюция»,...

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconКнига содержит короткие рассказы из истории отечественного флота, о замечательных случаях на море, о мироустройстве. «Московский год поэзии»
Записки художника. В этой книге помещены рассказы Константина Коровина о природе, животных, простых людях – они взяты из большого...

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconТом третий целинная хроника (повесть) Рассказы и очерки Костанай 2008
Собрание сочинений. В 5-ти т. Т. 3: Целинная хроника: Повесть; Рассказы и очерки. – «Костанайский печатный двор», 2008, – 248 с

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconСергей Александрович Снегов Норильские рассказы Сергей Снегов Норильские рассказы
Лишь в редких случаях я разрешал себе писать о том, что мне передавали другие участники событий. Соответственно и фамилии героев...

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconРассказы и повести (1908 1919) : Лаком-книга; 2004 isbn 5-85647-064-8
«Леонид Андреев. Избранное автором. Рассказы и повести (1908 – 1919)»: Лаком-книга; 2004

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconУчебное пособие. Уфа: Изд-во Башкирского гос. Университета, 1998. 164 с
Тургенев, И. С. Отцы и дети. Повести и рассказы. Стихотворения в прозе. Место: 1997. 701p. Isbn 5739003792

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном icon2013-06-10 Mon Jun 10 20: 01: 52 2013 0 Литовкин Сергей На флоте бабочек не ловят (Рассказы соучастника) сергей литовкин на флоте бабочек не ловят рассказы

Раби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном iconАстафьев В. Светопреставление: Рассказы
Белый А. Петербург // Сологуб Ф. Мелкий бес. Белый А. Петербург: Романы. Ставрополь: Кн изд-во, 1988


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница