Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»




НазваниеУчебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
страница1/3
Дата конвертации22.04.2013
Размер0.54 Mb.
ТипУчебно-методическое пособие
  1   2   3


Федеральное агентство морского и речного транспорта

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Волжская государственная академия водного транспорта


Кафедра философии и социальных наук


А.С. Балакшин, И.Н. Борисов




Синергетика


Учебно-методическое пособие

для студентов всех специальностей технического вуза


Нижний Новгород

Издательство ФГОУ ВПО «ВГАВТ»

2008

УДК 1

Б20


Рецензент – доктор философских наук,

профессор Э.Ф. Звездкина.


Балакшин, А.С.

Синергетика : учеб.-метод. пособие / А.С. Балакшин, И.Н. Борисов. – Н. Новгород : Изд-во ФГОУ ВПО «ВГАВТ», 2008. – 44 с.


В данном учебно-методическом пособии по дисциплине «Концепции современного естествознания» рассматриваются специфика становления, функционирования и развития синергетики как ведущего направления современной науки.

Предназначается для студентов высших технических учебных заведений и всех интересующихся проблемами синергетики.


Работа рекомендована к изданию кафедрой философии и социальных наук (протокол № 7 от 26.02.2008 г.).


© ФГОУ ВПО «ВГАВТ», 2008

Введение



Синергетика – многомерный феномен в современном научном знании. Это – особое направление научных исследований сложности, нелинейности и хаоса. Синергетика как наука изучает возникновение новых свойств в сложных нелинейных системах. Развитие нелинейной динамики и синергетики влечет за собой глубокие изменения в концептуальной сетке, посредством которой мы постигаем мир. Возникает новое синергетическое видение мира, которое является эволюционным и нелинейным.

Синергетика может служить в качестве новой нетрадиционной методологии в исследовании будущего. С ее позиций может быть дано научное обоснование современному взгляду на открытое, желаемое и достижимое будущее. Она притязает на развитие такого теоретического подхода, который глубоко проникает в общие закономерности самоорганизации и эволюции систем, имеет мощный эвристический потенциал, широко охватываемые и далеко идущие области применения и важные философские следствия. Синергетика дает нам знание о том, каково поведение сложных нелинейных систем в природе и обществе и каким образом мы должны их изучать, чтобы постигнуть эту сложность, справиться с ней.

Исходя из сказанного рассмотрим основные сущностные черты становления и функционирования феномена «синергетика».

Синергетика



Каждому историческому периоду в развитии науки свойственны свои специфические идеалы научного знания и методологические подходы к осмыслению действительности. Однако концептуальный анализ логики развития научного знания показывает, что реальность более сложна и многоаспектна, чем ее отражение в структуре теоретического знания. Научное знание, даже самое развитое, воспроизводит не объективную реальность саму по себе, а лишь те связи и отношения, которые позволяют познать наличные эмпирические, логические, математические и экспериментальные средства. Наука – сложная, открытая нелинейная система. Эти идеи нашли наиболее полное отражение в новой теории, которую одни исследователи называют синергетикой, другие – теорией диссипативных структур, третьи – теорией катастроф.

До возникновения синергетики человек преимущественно ориентировался на поиск стабильных, устойчивых, равновесных состояний. Эти состояния находили отражение в понятиях «закон», «порядок», «системность» и т.д., которые были целью познавательного процесса. Последнее нашло наиболее полное воплощение в идеале классической науки, стремившейся к построению научной картины мира, основанной на законах линейной механики. Классическая механика формировалась как уточнение макроскопического опыта и здравого смысла. Она исходила из ряда методологических принципов, казалось, непосредственно извлеченных из самой реальности. Это такие принципы, как наличие в мире жесткой причинно-следственной связи, позволяющей предсказывать поведение системы со сколь угодно любой точностью, познаваемость любых, даже самых сложных подсистем мира. Такие идеи стали исходными не только во многих философских учениях, но и в классической механике, и в культуре в целом. Неклассическая наука привела в движение онтологию и категориальный аппарат познания, изменив представления о причинности, закономерности, случайности, реальности. Новая парадигма, основанная на идеях синергетики, идет дальше. Она ставит под сомнение сложившиеся онтологические представления о порядке, системности, беспорядке.

В работах классической позитивистской социологии понимание процесса самоорганизации и ее механизмов было направлено на поиски стабильности, но О. Контом и Г. Спенсером уже отмечались узлы случайностей, меняющих поведение системы. Внимание к процессам самоорганизации заметно усилилось после появления работ Г. Зиммеля, Р. Даррендорфа, К. Боулдинга, для которых изучение поведения социальных систем в состоянии неупорядоченности, стихийности и неустойчивости стало одной центральных тем их исследований. Хотя складывавшееся понимание самоорганизации – это как бы «предвидение» синергетической трактовки самоорганизации, акцентирующей внимание на неравновесном состоянии системы, в отличие от позитивистской социологии, лишь констатирующей состояние нестабильности.

В последнее время все глубже раскрываются исходные положения науки о самоорганизации. Основоположником всеобщей организационной науки является наш соотечественник А.А. Богданов, ученый-энциклопедист, философ, математик, социолог, экономист, врач – по базовому высшему образованию, разработавший всеобщие принципы науки тектологии.

Тектология или всеобщая организационная наука – явление в научной истории уникальное. Уникальна она своим вторжением в мир научной специализации и первой попыткой междисциплинарной организации науки в целом. Уникальна она и тем, что почти за полвека до появления теории систем, кибернетики, синергетики обосновала многие их положения, представленные позднее в неклассических и постнеклассических понятиях.

Организованность и дезорганизованность – ключевые понятия тектологии. Состояние организованности характеризуется, исходя из биологического понимания организма как «целого, которое больше суммы своих частей». В этом положении раскрывается фактически эффект синергии, когда сумма соединенно действующих активностей превышает сумму внутренних (между частями) и внешних (средовых) сопротивлений. Если имеет место обратное соотношение, то есть активности комплекса не преодолевают сумму сопротивлений (противоположных воздействий), то такое образование является дезорганизованным. Если же активности только уравновешивают имеющиеся сопротивления – воздействия, то это – нейтральный комплекс.

Указанные состояния описываются в тектологии также понятиями «ассимиляции» и «дезассимиляция» (буквально – «уподобление – разуподобление»). Первое означает усвоение элементов из внешней среды, при котором они, входя в состав данного комплекса, образуют в нем группировки, «подобные» другим его группировкам, уподобляются им; второе – разусвоение элементов, их потерю в окружающую среду. Для организованного комплекса свойственен перевес ассимиляции над дезассимиляцией, т.е. накопление активностей, что особенно важно для него в условиях неблагоприятно изменяющейся среды. Дезорганизованность будет характеризоваться обратным соотношением – перевесом дезассимиляции над ассимиляцией, что ведет к потере активностей и, соответственно, снижению сопротивляемости к внешним воздействиям. Равенство в соотношении этих процессов характеризует равновесной комплекс, сохраняющийся только при условии неизменности среды, чего в природе не бывает [1, с. 198, 201].

Вопреки бытующему мнению, что тектология – наука о равновесно организованных системах, вполне очевиден ее интерес к организационной динамике. Хотя А.А. Богданов и указывает неоднократно на то, что тектологической практике важно знать условия порядка и способы его сохранения, он в то же время однозначно подчеркивает, что тектология выражает организационно-динами-ческую точку зрения. Эта точка зрения, по утверждению автора, «есть и наиболее общая: равновесие всегда только частный случай движения» [1, с. 124]. Соответственно этому, раскрытие основных положений тектологии идет по указанной выше схеме – от формирования систем, к механизмам динамического равновесия, до кризисов и выхода из них.

Образование комплексов (систем) раскрывается в положениях о конъюгации, ингрессии и дезингрессии. В предельно кратком представлении их смысл заключается в следующем.

Конъюгация (соединение элементов) – первичный момент, порождающий возникновение, изменение, развитие и разрушение организационных форм, то есть по сути – первооснова самоорганизации. Процесс конъюгации обеспечивается связью элементов по принципам однородности, сходства, однонаправленности движения, дополнительности и др., а также в результате их комбинаций, образующих «цепную связь».

Ингрессия (движение внутрь) – способ соединения элементов системы посредством вводных комплексов, когда эти элементы непосредственно соединиться не могут, несмотря на повторяющиеся контакты. Соединение наступает с помощью посредника, способного конъюгировать как с одной, так и с другой стороной. Интересен механизм парного посредничества, когда один посредник соединяем с одной стороной, а напарник – с другой, и оба посредника соединены друг с другом.

Процесс, противоположный по значению ингрессии, тектологией определяется понятием «дезингрессия». С помощью этого понятия описывается процесс дезорганизации, без которого не бывает организационного движения: одно организуется за счет дезорганизации другого. В общем представлении, дезингрессия – это нейтрализация соединений, разрушение связей между частями комплекса (системы). Однако разрыв связей не всегда ведет к дезорганизации. Есть части, которые по разным причинам не нужны целому и даже ослабляют его, снижают его организованность. Разрыв связей с ними и удаление их из комплекса не есть дезорганизация, а соответственно не является и дезингрессией. Дезингрессия – это разрушение таких связей, которые ответственны за эффект целостности – синергию частей. Дезингрессирующая система не дает этого эффекта, в ней «целое меньше суммы своих частей». Это – дезорганизация. Не говоря уже о тотальном разрушении связей, ведущии к полному распаду системы. С явлением дезингрессии связано действие тектологического «закона наименьших сопротивлений». В первую очередь разрушаются ослабленные связи: «где тонко там и рвется».

Процесс формирования систем и поведение (взаимодействие) их частей находятся под организационным контролем. Закономерное сохранение или уничтожение – это есть первая схема универсального регулирующего механизма. В тектологии этот механизм обозначается как «подбор». Универсальность схем подбора определяется тем, что она применима ко всякому комплексу, ко всякой его части во всякий момент, то есть она имманентно включена в процесс организации. Подбор подразделяется на два вида – консервативный и прогрессивный.

Консервативный подбор – это сохранение нужных частей, связей, процессов, необходимых для сохранения целого, удержания его в равновесии. Однако точного сохранения не существует, а сохранение приблизительно означает лишь малые изменения – в сторону перевеса ассимиляции или дезассимиляции. Эта схема действует в условно равновесных или деградирующих системах и ее трудно отнести к развивающимся системам.

Прогрессивный подбор действует в двух направлениях. Одни системы в условиях внешних изменений стремятся к повышению своей устойчивости за счет активизации, т.е. подбора и присоединения дополнительных активностей. Это, по А.А. Богданову, положительный подбор. Другие, наоборот, достигают устойчивости путем освобождения от активностей, которые, дестабилизируют их. Здесь проявляется отрицательный подбор.

В «чистом» виде указанные виды и типы подбора действуют только в конкретных моментах. В целом же и в отношениях систем с внешней средой, и во внутренних регуляциях, они, как правило, включены все в различных соотношениях и комбинациях. На этой основе сформулировано положение о двойном регулировании или принцип бирегулятора. Положение тектологии о положительном и отрицательном подборе явилось исходным для раскрытия в последующем значения обратных положительных и отрицательных связей в теории гомеостазиса и адаптации, широко используемой и в настоящее время в теории систем, кибернетике, информатике и других научных направлениях.

Важное место в раскрытии структурных связей в формирующихся и сложившихся системах занимает положение тектологии об эгрессии и дегрессии. Явление эгрессии связано с концентрацией активности. Дегрессия – процесс фиксации этих активностей, образовании форм, обеспечивающих эту фиксацию. Эгрессивные центры – высокоактивные образования – играют роль факторов, притягивающих к себе, группирующих вокруг себя или «выстраивающих» определенном порядке другие элементы с меньшей способностью к концентрации активностей – (сравните с одним из синергетических понятий аттрактора как фактора, привлекающего множество). При этом единоцентрие обусловливает жесткость, малоподвижность структуры. Многоцентрие – наоборот, придает им пластичность, приспосабливаемость к изменением, но в то же время делает их более уязвимым по отношению к внешним воздействиям. Дегрессию обеспечивают малоактивные, но плотно соединенные образования («скелетные формы»). Их основное значение в защите эгрессивных центров. Они образуют физические границы систем и их жесткие структурные соединения (в организмах – кожа, кости, соединительная ткань).

Вершиной тектологии. поднимающейся в современные постнеклассические высоты общей теории самоорганизации, является учение о кризисах. В этом учении, которому посвящен третий том «Тектологии», завершающий этот труд А.А. Богданова, раскрывается по существу самоорганизационный процесс в существенно неравновесных (далеких от равновесия) условиях. И это не предвосхищение синергетики, а в буквальном смысле – введение в ее предмет.

Основная идея тектологии – всеобщность организации как процесса образования комплексов (систем). Понятие «всеобщность» характеризует единство этих процессов во всем сущем, начиная от неорганического микромира, простейших организмов – до человечества и вселенной. Признать иное – это, по утверждению автора, «внести произвол в мировоззрение» [1, с. 79].

Предметом тектологии является выявление общего в механизмах организационных процессов, на основе которого разрабатываются методы организации в социальной практике. Проблема, актуализирующая этот поиск, связана с неупорядоченностью социальной жизни с осмыслением опыта ее организации.

Тектология решила четыре основные научные задачи: 1) доказала необходимость выхода науки на междисциплинарный уровень и раскрыла доминирующую роль в достижении этой цели организационной науки; 2) заложила основы системного подхода к исследованию состояний организованности и процессов организации; 3) определила универсальные механизмы саморегуляции процессов упорядочения; 4) установила значение предельно неравновесных состояний (кризисов) в трансформациях систем. Решение этих задач определило путь развития общей теории самоорганизации.

Эстафету интеграции разделившихся в результате дифференцирования научных направлений приняла общая теория систем. После опубликования в середине XX века трудов Л. Берталанфи началось бурное развитие этого научного направления практически во всех областях науки.

Второй крупной научной ветвью, питавшейся от тектологических корней и также внесшей существенный вклад в развитие междисциплинарных научных связей и общей теории самоорганизации является кибернетика, основоположником которой признан Н. Винер, обобщивший методы познания сложных динамических высокоорганизованных систем. Ее зарождение связано с кризисом управления сверхсложными техническими системами.

Н. Винер предвидел развитие кибернетики именно в направлении теории самоорганизующихся систем. Он писал, что «реакция нелинейных систем на случайные входы дает нам ключ к способности физиологических процессов организовываться в определенную синергетическую деятельность» [2, с. 19–20]. Необходимо отметить, что понятие «самоорганизующаяся система» ввел в 1947 году кибернетик У. Эшби.

В выработке современной концепции самоорганизации существенное значение имели открытия, полученные при решении специальных проблем в различных областях науки. Важное место в формировании синергетики занимают математическая теория устойчивости, разработанная А. Ляпуновым и А. Пуанкаре; теория нелинейных колебаний, созданная школами Л. Мандельштама и А. Андронова. В 1963 году Э. Лоренцом открыто явление «странного аттрактора», в котором система движется от одной точки к другой детерминированным образом, но траектории движения в конце концов настолько запутываются, что предсказать движения системы в целом становится невозможным, смесь стабильности и нестабильности характеризовала явление, получившее наименование динамического хаоса. Работы Э. Лоренца, Д. Рюэля и Ф. Такенса изменили научное представление об обязательной причинности (детерминизме) изменений в движении и акцентировали значение стохастичности (случайности, вероятности).

Понятие «самоорганизация» выступает фундаментальным понятием современного научного анализа. Обобщая наиболее интересные и глубокие определения данного феномена отечественными исследователями [3, с. 164–165; 4, с. 30; 5, с. 9–19], отметим следующее. Самоорганизация отражает качества, присущие какой-либо одной выделенной единице мирового порядка, не локальному подразделению биологического или социокультурного мира, а множеству явлений и процессов Вселенной, доступных рациональному анализу. Под самоорганизацией понимается совокупный эффект спонтанного взаимодействия огромного числа элементов или элементарных частиц, ведущий к образованию между ними устойчивых связей и появлению в результате этого более сложного единства – новой системы, способной развиваться исходя из своих внутренних потенций, при адекватном реагировании на внешние воздействия.

Использование понятия «самоорганизация» предполагает существование неравновесности системы, т.е. такого её состояния, когда в ней существуют различные полюсы противоречий и разнонаправленных тенденций. Подобные полюсы и тенденции служат источником изменений как внутри системы, так и вне её. Обращение к понятию «самоорганизация» акцентирует внимание исследователя на механизмах внутреннего саморазвития, саморегулирования системы и появления в ней новых свойств и качеств – в этом проявляется креативность системы.

Начиная с 70-х гг. проблемами самоорганизации занимается брюссельская школа И. Пригожина, разработавшая теорию неравновесной термодинамики, которая описывает необратимый процесс перехода от одного неравновесного состояния к другому с понижением энтропии и повышением уровня организации. Образующиеся при этом структуры названы диссипативными. Отсюда наименование нового научного направления, связанного с именем И. Пригожина – «теория диссипативных структур».

Одновременно в Германии Г. Хакеном обращено внимание на то, что при накачке лазера световой энергией в определенный момент хаотические вначале колебания его атомов сменяются более упорядоченными и когерентными (согласованность). Такого рода взаимодействия, приводящие к кооперативному поведению элементов системы, Г. Хакен назвал синергетическими, то есть согласованными, совместными. Итог дальнейших его исследований в этом направлении выразился в науке, которую автор назвал синергетикой (греч. «совместное действие», «согласованно действующий») (6).

Как теория диссипативных структур, так и синергетика исследуют процессы формирования структур «вдали от равновесия» и составляют остов современной общей теории самоорганизации. В связи с тем, что понятие «синергетика» емко выражает сущность самоорганизации, понятия «общая теория самоорганизации» и «синергетика» употребляются как синонимы.

Поскольку теория самоорганизации раскрывает иную картину, по сравнению с той, которая лежала в основаниях классической науки, отличную и от квантово-релятивистской (картины неклассического естествознания первой половины XX века), синергетика все чаще предстает в современных философских работах как новая научная парадигма. Несмотря на то, что синергетика стремительно осваивается в научном пространстве и активно поддерживается научной общественностью, отношение к ней многих ученых остается неоднозначным, нередко – и отторгающим. В этом нет ничего ни необычного (вспомним критику тектологии), ни тревожного. В этом отношении важно еще одно свойство синергетики – она своеобразный катализатор процесса научного поиска. И не будет ничего удивительного в том, что в ускорении этого поиска сформируется иная научная парадигма.

Итак, синергетика исследует процессы самоорганизации. Как же определяется самоорганизация с современных, синергетических оснований?

Сам процесс самоорганизации раскрывают следующие ключевые положения синергетики.

Открытость – исходное условие самоорганизации. Понятие открытости связано с представлением об отношениях системы или элементов системы с внешней средой, которую составляют другие системы или элементы и продукты их взаимодействия. Открытыми отношения считаются тогда, когда имеется свободный многосторонний обмен веществом, энергией и информацией. Системы, не способные к обмену, определяются как закрытые. Абсолютно закрытых систем в природе нет. Каждая система реагирует на внешнее воздействие и что-то отдает среде, хотя бы в виде продуктов своего распада. К условно закрытым системам относятся строго отграниченные образования с жесткими внутренними и внешними связями, ограниченные в поведении и действиях столь же жестким регламентом. Синонимы закрытости – ограниченность, несвобода.

Согласно второму закону термодинамики, в закрытой системе энтропия (мера беспорядка) может только возрастать, то есть порядок со временем уменьшается и, наконец, исчезает. Соответственно, к саморазвитию такая система не способна. Она стремится только к самосохранению, но и эта возможность уменьшается по мере неизбежного разупорядочения.

Неустойчивость – состояние готовности системы к изменениям в момент выбора их направления. В синергетике часто для иллюстрации состояния неустойчивости используется модель маятника. Свободно качающийся маятник постепенно уменьшает амплитуду колебания и останавливается в критической нижней точке (абсолютное равновесие). Если подавать на маятник энергию порциями или установить пределы колебаний, это будет модель закрытой системы, находящейся в подвижном равновесии. Если приток энергии увеличивать (дополнительный груз к тянущей гирьке) и устранить ограничитель, – маятник придет во вращательное движение и при прекращении подачи энергии может остановиться в перевернутом положении, т.е. в верхней точке круга движения (неустойчивое равновесие).

Для выведения маятника из абсолютного равновесия и увеличения амплитуды колебаний около нижней, точки устойчивости требуется достаточно выраженное усилие. В состоянии неустойчивого равновесия он готов упасть вправо или влево при малейшем воздействии или даже случайных тепловых колебаний материала маятника.

В точке неустойчивого равновесия даже замкнутая система (как в нашем примере) действительно открыта и высокочувствительна к малым сигналам. Такие точки неустойчивости и открытости являются и точками выбора (вправо или влево). В синергетике они называются точками бифуркаций (буквально двузубая вилка – по числу альтернатив, которых в других моделях может быть и больше). Таким образом, открытость, неустойчивость и бифуркация характеризуют момент перехода системы в новое качество.

Нелинейность – неэквивалентность прошлого будущему системы. Линейные отношения – это эквивалентность сигнала и ответа на него. Они характерны для линейных систем, в которых действуют принципы суперпозиции, т.е. представление о том, что аддитивность причин приводит к аддитивности следствий или упрощенно – результат пропорционален усилиям. Такие отношения наблюдаются вблизи точки статического равновесия. Чтобы одним движением выкатить шар со дна углубления на его склон и затем на перевал к другому углублению, необходимы значительные усилия, пропорциональные крутизне склона. Если его раскачивать, то при достаточном размахе линейные колебания становятся нелинейными, возвращающая сила начинает убывать и шар выскакивает из углубления на перевал (в точку неустойчивого равновесия). Нелинейность нарушает принцип суперпозиции: результат суммы воздействий не равен сумме их результатов, то есть незначительными усилиями можно осуществить большие преобразования. Отсюда, в отличие от линейной экстраполяции, сложность прогнозирования нелинейного поведения системы.

Динамическая иерархичность (эмерджентность – от английского emergent – внезапно возникающий; от латинского emergo – появляюсь, возникаю) – основной принцип прохождения системой точек бифуркации и формирования нового порядка. Этот принцип описывает возникновение нового качества системы по горизонтали, то есть на одном уровне, когда медленное изменение параметров порядка мегауровня приводит к бифуркации неустойчивости системы на макроуровне и перестройке его структуры. Включение в схему микроуровня позволяет описать процесс исчезновения и рождения в точке бифуркации макроуровня. В этой точке коллективные переменные, параметры порядка макроуровня возвращают свои степени свободы в хаос микроуровня, растворяясь в нем. Затем в непосредственном взаимодействии мега- и микроуровней рождаются новые параметры порядка обновленного макро уровня. Процесс рождения параметров порядка: «управляющие сверхмедленные параметры мегауровня» + «короткоживущие переменные микроуровня» = параметры порядка, структурообразующие «долгоживущие переменные мезо- и макроуровня». Мгновение между прошлым и будущим – точка бифуркации на микроуровне является целой эпохой перемен-трансформаций. Именно здесь происходит выбор альтернатив развития макроуровня [см. 7, с. 82–88].

Необратимость изменений как фактор развития и становления. Возникновение новых параметров порядка – события, которые не имеет обратного движения. Соединившиеся в кооперации элементы обретают новые качества и их разъединение ведет также к новым качественным изменениям, т.е. исходное (до первичного соединения) качество невозвратимо (закон расхождения Богданова). Процесс самоорганизации – это движение только в одном направлении – вперед. Это не значит, что вновь сформировавшаяся система будет в «лучшем» состоянии по сравнению с прежним. Она становится тем, чем она может быть, переживая определенное событие или серию возникающих во времени событий. В этом смысл самоорганизации как процесса становления.

Итак, синергетика – междисциплинарное направление научных исследований, ставящее своей задачей познание общих закономерностей и принципов, лежащих в основе процессов самоорганизации в системах самой разной природы: физических, химических, биологических, природных, технических, социальных [cм. 3, с. 164].

Новое научное направление постепенно становится ядром постнеклассической научной картины мира, с новой онтологией и методологическим инструментарием.

Синергетика, утверждая всеобщность нелинейности, критически пересматривает сложившуюся линейную модель научного и социального прогресса. Она уже привела к расширению наших знаний и также наших незнаний о мире (имеет смысл различать не только типы знания, но и разные типы незнания). В этой связи интересен вопрос о методологических интенциях синергетики, её отношении к прежней социокультурной традиции вообще и системным представлениям в особенности.

Во-первых, синергетика нацелена, по словам И. Пригожина, не на существующее, а на возникающее, например, на моменты возникновения порядка из хаоса. Для этого в ней постулируются несколько типов хаоса: равновесный, динамический, неравномерный, турбулентный и статистический, а также специально вводится термин «бифуркация» – точка ветвления, в которой открываются несколько возможных путей развития и нет ничего предопределенного. Тем самым усиливается отход от классической модели бытия.

Неклассическая картина реальности, выросшая на основе релятивистской и квантовой механики, сузила границы классического детерминизма. Вместе с тем, неклассическая наука утвердила новый тип научности на основе вероятностных представлений. Постнеклассическая наука, опираясь на результаты синергетики, теории диссипативных структур, дает новую интерпретацию детерминизма, поскольку в нестабильном и неравновесном состоянии малые воздействия могут привести к большим следствиям. Это принципиальное положение имеет метафизический подтекст: мир теряет некий выделенный центр. Оказывается, что в мире нет тех универсальных законов, которые делали возможным его познание в классическом и неклассическом смысле. Но именно универсальность причинно-следственных связей служила ведущим представителям эпохи Просвещения онтологическим основанием их убеждения в грядущей победе разума, всеобщей рациональности. Таким образом, идея о том, что мир не имеет центра и универсальных причинных целей, связывающих все сущее, провоцирует радикальную переоценку ряда ценностей не только в науке, но и в области философии.

Во-вторых, в сравнении с предшествующей наукой синергетика позволяет увидеть мир из «другой системы координат», поскольку принимает за исходные открытость, нестабильность, неравновесность, нелинейность. Линейность, стабильность, равновесность оказываются моментами этой нестабильности и неравномерности. Тем самым категориальная сетка, выступающая методологическим основанием нового постнеклассического мира, становится принципиально иной.

Уже одно перечисление базовых, системообразующих понятий данной научной области (нелинейность, самоорганизация, открытость, сложность, бифуркация, когерентность, аттрактор, хаос и другие) свидетельствует о её принципиальном отличии не только от классической, но и от неклассической модели бытия. Ведь новый язык заставляет мыслить по-другому, создает другой, более сложный мир. Вот почему новая междисциплинарная сфера научного знания стала сразу оказывать влияние на философию, и, в первую очередь, на философию постмодернизма.

Актуализация нелинейной методологии связана с особенностями современной эпохи, ведь «нестабильность, изменчивость социального калейдоскопа парадоксальным образом становится чуть ли не наиболее устойчивой характеристикой современности. Происходит интенсивная трансформация общественных институтов, изменение всей социальной, культурной среды обитания человека и параллельно – его взглядов на смысл и цели бытия» [8, с. 119].

Современный, постнеклассический этап развития научного знания характеризуется следующими основными положениями:


– всякая открытая система имеет внутренний (генетический) потенциал саморазвития, который реализуется в условиях взаимодействия системы со средой (обменом веществ, энергией и информацией) путем выбора одного из возможных вариантов развития;

– траектория эволюции системы состоит из двух принципиально различных участков – отрезков устойчивого развития, на которых доминируют причинно-следственные связи (детерминизм), и точек бифуркации, в которых происходит случайный (непредсказуемый) выбор системой одной из возможных линий дальнейшей эволюции;

– если развитие любой системы многовариантно, то можно полагать, что история любой системы – это история нереализованных (отвергнутых) возможностей (путей) ее эволюции;

– эволюция систем имеет циклический характер и протекает от некоего хаотического состояния, в котором постепенно вызревают «центры конденсации» нового порядка, через его становление, стабилизацию, накопление, дестабилизирующего потенциала (противоречий) к новому деструктивному (хаотическому) состоянию, в котором снова вызревают предпосылки нового упорядочивания системы, но уже на более высоком уровне (спираль развития). Речь здесь идет о «детерминированном хаосе», о хаосе как конструктивном, созидательном начале, который может быть различным, обладать разной степенью упорядоченности и различной структурой. Он может содержать зародыши будущих структур, перемежающихся с уже отжившими, уходящими в прошлое, а также зародыши структур, которые станут основными в будущем, что возрождает представления восточной философии о хаосе как субстанции, в которой в непроявленном виде «заложены» всевозможные формы и сущности» [9, с. 67];

– «связанная с разупорядоченностью неустойчивость движения позволяет системе непрерывно прощупывать собственное пространство состояний, создавая тем самым информацию» [10, с. 224]. В таких случаях система действует как своего рода селектор, отбрасывающий большинство случайных состояний и сохраняющий лишь те из них, которые совместимы с законами ее существования. Этот выбор, порождающий информацию, образует процесс эволюции системы, как цепь последовательных событий, в которой можно обнаружить некие тенденции, но нет цели. «Цель эта имеет разветвление, тупиковые ветви, ведущие в никуда, возвраты, петли, но ее общая тенденция – прогресс, т.е. повышение сложности, упорядоченности и разнообразия.

Начало каждого события – создание новой информации – это скачок в развитии; далее следует адаптация – этап повышения ценности информации, сопровождающийся потерей ее новизны и увеличением сложности. Это приводит к обострению чувствительности систем к внутренним и внешним флуктуациям, разрушающим организацию системы, переводящим ее в хаотическое состояние. Затем – снова выход из хаоса, снова событие-информация как случай, запоминаемый системой, вернее, множеством систем, развивающихся по множеству путей» [9, с. 74];

– целенаправленное управление социальными системами возможно только на стационарных участках траектории; в точках бифуркации (развилках истории), когда система выбирает среди равновероятных продолжений единственную траекторию своей дальнейшей эволюции, господствует случайность, которая в человеческой истории всегда персонифицирована, т.е. связана с импульсом, исходящим от некой личности, который (импульс) в конечном счете определил выбор системой своего дальнейшего пути развития. Можно ли прогнозировать направление качественного скачка в состоянии системы, выбор ею в точке бифуркации одной из возможных траекторий дальнейшей эволюции? Очевидно, что сделать это принципиально невозможно, ибо такой выбор – случайный процесс, не поддающийся предсказанию. Но, как об этом уже говорилось, случайность при этом реализуется в рамках определенной закономерности – случайный выбор происходит из некоего набора возможных состояний (траекторий), согласующихся с внутренними законами существования данной системы.

Закономерен и такой вопрос: от чего зависит возникновение на траектории эволюции системы точек бифуркации, провоцирующих качественный скачок в ее развитии? Это может быть обусловлено как неким внешним (со стороны среды) воздействием на систему, так и внутренними причинами. В частности, высказывается предположение, что толчком для появления Homo sapiens стало некое внешнее воздействие, о характере которого трудно делать обоснованные предположения. Примером внутренней причины качественного изменения состояния системы может служить эволюционно возрастающая ее сложность, которая, достигнув некоего порогового значения, вызывает ее коренную перестройку, в результате которой система приобретает новые непредсказуемые особенности.

Синергетическая картина мира, таким образом, несет в себе образ мира, «сотканного из чередований и взаимопереходов хаоса и порядка, организации и дезорганизации, равновесия и неравновесности, необходимости и случайности, динамизма и гомеостаза» [11, с. 71]. Именно включение случайности как важнейшего элемента эволюции систем, одного из фундаментальных начал отличает новый взгляд на мир от традиционных на него воззрений. Включение случайности в структуру эволюции приводит к более глубокому ее пониманию как фактора, придающего черты неповторимости эволюционным процессам. «Если бы исчезла случайность, исчезла бы и необратимость, а значит, направленное развитие (эволюция), и вместе с ними исчез бы феномен информации» [9, с. 66].

Итак, « ...мир нестабилен. Но это не значит, что он не поддается научному изучению, – утверждает нобелевский лауреат И.Р. Пригожин. – Признание нестабильности – не капитуляция, напротив – приглашение к новым экспериментальным и теоретическим исследованиям, принимающим в расчет специфический характер этого мира... Вырисовываются контуры новой рациональности, к которой ведет идея нестабильности... Реальность вообще не контролируема в смысле, который был провозглашен прежней наукой» [12, с. 46].

Несмотря на то, что развитие синергетики в значительной степени связано с разработкой определенных разделов естественных наук (таких, как нелинейный анализ, неравновесная термодинамика, теория хаоса, фрактальная геометрия и т.д.), для философии и социально-гуманитарных наук она открывает новые возможности постижения социальных процессов и проблем, непосредственно связанных с человеком. Это позволяет считать, что основным для синергетики является не предметность как таковая, а фокусирование внимания на проблемах, возникающих в разного рода системах.

Такое понимание синергетики подразумевает необходимость создания коммуникативного канала, активное функционирование которого будет направлено на интеграцию естественнонаучной и гуманитарной культуры. Поэтому синергетическое движение развивается как формирование языка междисциплинарного общения, ориентированного на диалог [см.: 13, с. 33–35]. Его «необходимость продиктована тем, что неопределенность и относительность – и это показало развитие нелинейной динамики – существуют не только в мире физических явлений и химических процессов, но и в живых организмах и социальных системах, проявляются в культурно-историческом развитии человечества. Значит, теория самоорганизации изначально предполагает междисциплинарность и интегративность для их исследования.

Отличие самоорганизации социокультурных систем от самоорганизации природно-биологических систем связано с присутствием человека, а именно, наличием второго искусственного мира, целеориентированных организаций, духовных ценностей, а также рациональной управленческой деятельности. Между миром и человеком, а также между людьми возникает диалог особого типа – синергетический. Подобный диалог характеризуется повышенной креативностью, т.е. он порождает новые смыслы и новые коммуникативные связности, которые до него существовали.

Нельзя забывать, что «человек не просто часть мира, осознающая целое и способное включить в себя это целое на идеальном уровне. Сознание человека, ставшее планетарным фактором, определяет то, что процессу самоорганизации должен быть придан целенаправленный характер и вместо позиции антропоцентризма либо космоцентризма способствовать утверждению синергизма человека и Космоса [14, с. 32]. Для того, чтобы процессу самоорганизации придать целенаправленный характер, человек как вид должен выработать в своей культурной программе развития соответствующие цели, осознать, кто он откуда и куда идет, придать смысл собственному существованию, выработать программу развития и соответствующий образ человечности. Именно поэтому духовно-теоретическая деятельность становится приоритетной, особенно в переломные и кризисные эпохи при осмысливании итогов ушедшего в историю тысячелетия. От того какие, какие культурные нормы и образцы, модели поведения, приоритеты развития будут предложены в качестве ориентиров человеческой деятельности, будет зависеть и дальнейшее становление человека как творческого существа, определяющего и дальнейшую судьбу мира.

  1   2   3

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для бакалавров технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Социально-психологические аспекты формирования и развития личности : учеб метод пособие / С. В. Грибанов, А. Н. Шиндин. – Н. Новгород...

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза
Краткий курс лекций по философии: Учебно-методическое пособие / А. С. Балакшин, А. А. Владимиров. – Н. Новгород: Изд-во фгоу впо...

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для проведения семинарских и практических занятий для студентов 1-го курса юридического факультета дневной формы обучения и отделения заочного обучения Составитель Половинкина Л. М. Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМонография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Системно-типологический анализ культуры : монография / Л. А. Зеленов, А. С. Балакшин, А. А. Владимиров. – Н. Новгород: Изд-во фгоу...

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодическое пособие к выполнению лабораторных работ для студентов очного и заочного обучения технических специальностей Нижний Новгород Издательство фбоу впо «вгавт»
Редакционная коллегия серии «Информационные технологии в системах управления и телекоммуникаций»

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методический комплекс для студентов очного и заочного обучения Составитель Н. В. Чих Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Рецензент – зам министра департамента финансов Нижегородской области канд экон наук С. Л. Донская

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconКраткий словарь терминов и разъяснений по правоведению Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Государство и право : краткий словарь терминов и разъяснений по правоведению / С. Н. Кожевников. – Н. Новгород : Изд-во фгоу впо...

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие Нижний Новгород 2010 министерство образования и науки РФ гоу впо «Волжский государственный инженерно-педагогический университет»
Учебно-методическое пособие предназначено для курсового проектирования по специальности 061000 дисциплине «Основы транспортно-экспедиционного...

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие Нижний Новгород 2010 федеральное агенаство по образованию гоу впо «Волжский государственный инженерно-педагогический университет»
Учебно-методическое пособие предназначено для курсового проектирования по специальности 061000 дисциплине «Основы транспортно-экспедиционного...

Учебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие Нижний Новгород 2010 министерство образования и науки РФ гоу впо «Волжский государственный инженерно-педагогический университет»
Учебно-методическое пособие предназначено для курсового проектирования по специальности 061000 дисциплине «Основы транспортно-экспедиционного...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница