Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического




НазваниеДля подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического
страница34/39
Дата конвертации23.04.2013
Размер4.72 Mb.
ТипКнига
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39
зависимость сознания народа от этой власти делает невозможной демократическую форму правления в России. В таком рабском (буквально) состоянии русский народ может быть источником только одной власти: тоталитарной. Хуже того, в этом состоянии русского народа (подавляющее большинство населения) демократическое волеизъявление других народов РФ не имеет никакого смысла.

Не может быть легитимной и контролируемой «снизу» власть, основанная на политической недееспособности русских. Она легитимна настолько, насколько законно мошенничество, даже если все демократические процедуры формально соблюдены. А это далеко не так. Источником «демократической» власти в России вопреки её же Конституции является не народ, а сама эта власть, в руках которой сосредоточен весь аппарат управления сознанием «нации в политическом смысле», включая школу, СМИ, культуру и религию.

Субкультура элиты не имеет ничего общего с большинством населения. Паразитическая элита рассматривает власть и государство как инструмент эксплуатации масс и ресурсов страны ради личного и кланового обогащения. В такой среде коррупция и нравственный развал общества – явления естественные и неустранимые. Пытаться реформировать экономику, осваивать новые технологии, привлекать инвестиции в таких условиях невозможно.

Более того. Всё это является основной предпосылкой реформации русского национального самосознания в фашизм. Т.е. основным источником фашистских тенденций в русском национальном движении является экстремистская и безответственная элита России. Поэтому нам не безразличен, ни национальный состав этой имперской элиты, ни её идеология (субкультура).

Сопротивление становлению самосознания русской нации – действие, экономически и политически целесообразное для имперской власти и элиты, не только антидемократическое и антигосударственное по сути, но преступное, противоречащее праву наций на самоопределение и суверенную (независимую не только от постороннего влияния, но и от «своей» власти) национальную культуру (см. документы ЮНЕСКО).

Действия власти, направленные на истребление и подавление свободы и демократии, русской национальной элиты и интеллекта, русской истории и культуры, – это продолжающийся геноцид в отношении русского народа, и, как отражение этого геноцида, - исключение всякого упоминания о русской нации из Конституции РФ, генетическая русофобия российской элиты

Национальные права, свободы, все федеративные принципы устройства России распространяются на всех, кроме русских. И это естественно, поскольку государство создаётся для защиты интересов элиты, а не «быдла». Продолжение преступной политики подавления русского народа, а также естественная и всё обостряющаяся борьба этого народа за свободу и жизнь, действительно, могут привести к эксцессам фашистского типа в стране с избыточным ядерным потенциалом.

Но не естественное и полезное для развивающегося капитализма и демократии в России стремление русских к самоопределению и независимости национальной культуры от федеральной (имперской) власти, а противодействие национально-освободи-тельному движению с целью защиты этой власти и сложившейся системы отношений в действительности является преступлением и фашизмом.

«Словом «фашизм» у нас кидаются безответственно, как удобным бранным словом, чтобы не дать стать русскому са­мосознанию», – заявил А.И. Солженицын в одном из своих последних интервью. Если власть не слышит даже этот голос совести, то она не услышит ничего и никогда. Впрочем, совесть, разум и власть – понятия несовместимые. Особенно в России.

«Государство, - считает Путин, - обязано защищать интересы большинства», каковым в России является русский народ. Но мировоззрение этого народа формируются властью и в её интересах. При этом попытки обрести собственное и независимое от власти самосознание считаются самым опасным государственным преступлением, подавляются силой, подконтрольными власти СМИ и «административным ресурсом».

Национальное самосознание считается основанием фашизма, хотя и является таковым в той же мере, в какой разум человеческий является основанием сумасшествия. «То, что полезно по своей природе и сущности, нельзя отрицать из-за какого-то зла, наличествующего в нём побочно», – утверждают философы. Поэтому словосочетание «русский фашизм» - полностью характеризует тех, кто это произносит как идиотов или мошенников. Разница между дураком и врагом в политике минимальна.

Понятия «национальное самосознание» и «русские» настолько несовместимы, ничего кроме смеха не вызывают, не говоря уже о том, что русский народ «нажился» на ком-либо, желал чьего-либо уничтожения для «очистки» территории, владел или желал владеть рабами, а тем более – стремился манипулировать сознанием людей.

Для русского фашизма нет культурно-генетических оснований, национально-шовинистической идеологии, и главное, соответствующей элиты, которая, как и фашистская идеология на базе русской генетики и психики может возникнуть только как естественное протестное движение, неорганизованная антитеза экстремизму власти, ведущему страну к развалу. Но вина за эти эксцессы полностью лежит на политическом классе.

Причины межнациональных конфликтов России не в русских. Более того, то, что имеется в виду под национальной неприязнью в России, носит классовый характер, являясь признаком апартеида, а не примитивной национальной нетерпимости. Здесь мы полностью согласны с А.И. Гуровым107, который фактически признал обвинения русских в фашизме и муссирование этого вопроса в СМИ антигосударственной деятельностью.

Коммунистический террор в отношении русского народа и его национальной элиты, геноцид, в результате которого было уничтожено свыше тридцати миллионов108 человек – цвет нации, её будущее, происходивший при молчаливом попустительстве Запада, стал одной из основных причин германского фашизма и Холокоста, обернулся катастрофой для Европы и всего мира, пожаром, гасить который пришлось русской кровью.

Октябрьские события 1917 года не были обычной революцией. Не только «наши политики» - весь «мир никогда не поймёт, что мы с ними сделали», - говорили о русском народе её «интернациональные» идеологи с вполне определённой национальностью, преемниками которых является наша власть. Мир осудил Холокост, но не понял или не захотел понять его причин, поэтому суд над главарями фашисткой Германии стал бессмысленным политическим судилищем, многие документы которого засекречены до сих пор.

Нет смысла осуждать и даже обсуждать сталинский террор. После уничтожения русской национальной элиты, культуры и религии, управлять страной без этого террора было абсолютно невозможно. Это состояние русского народа продолжает быть одной из основных причин, по которой демократическое и экономическое развитие России крайне затруднено.

Перераспределение бывшей общенародной собственности и власти в пользу руководителей силовых структур, чиновничества и «пацанов Путина» стабилизировало внутриполитическую ситуацию настолько, что партия власти задумалась о консерватизме. Но. Для русского народа «авторитет» от спецслужб не лучше Миши Япончика. Все они вне Закона, морали и разума. В КГБ после «перестройки» людей долга и чести практически не осталось. Их вырезали первыми по приказу Госдепа США.

Мы вынуждены сделать небольшое историческое отступление, поскольку никакое осмысленное исследование национального вопроса без сравнения русских с европейцами или eврeями невозможно в принципе.

Разрушительные изменения в самосознании и культуре народа в России начались с Рюрика, усилились с введением православия, определились как государственная политика в ордынский период, обрели идейные рамки в 17 веке вместе с никонианством и «византийской прелестью», т.е. имплантированной извне в интернационально-дегенеративные мозги «наших» правителей идеей реанимации восточно-христианской империи с центром в Константинополе.

В этой новой Византии русские шансов на звание «божьего народа» не имели, и иметь не могли уже потому, что инициатором такого возрождения были греки. Поэтому церковные службы – единственный в России тех лет источник национальной культуры – были заранее отредактированы в интересах будущей империи и её элиты, а русские святые понижены в звании. Они таковыми и остались.

Именно тогда и исключительно в политических целях русский язык в службах был заменён искусственно созданным церковно-славянским, что отнюдь не приблизило источник культуры к народу, а наряду с безграмотными переводами с уже искажённых текстов и неспособности к самостоятельному развитию окончательно лишило эту религию жизненной силы.

Что до самосознания, то оно ни в личном, ни в национальном смысле неприемлемо для «ортодоксального» христианства (в отличие от иудаизма). Кроме прочего, религия, связанная с властью и ставшая инструментом политики, теряет социальный и нравственный смысл. В этом православие отнюдь не ортодоксально. Но. Власть и истина несовместимы.

Нормальных людей и социальных систем без (исторического) самосознания не существует. Каждая «ипостась» Бога имеет своё самосознание и свою волю, которую она сознательно и без принуждения (вспомните Иисуса, который не слишком стремился расстаться с жизнью, которую он же призывал возненавидеть) подчиняет общему замыслу.

Уничтожение самосознания (тем более – принудительно) ведёт к доминанте подсознания и животного инстинкта, к деградации личности и общества. Из разума и воли происходит терпимость (толерантность), но из принудительной толерантности рождается только глупость, трусость и как антитеза глупости и трусости – фашизм.


Основное отличие менталитета европейцев от русских в том, что в европейском сознании сохранена, поддерживается на государственном уровне и частными институтами языческая греко-римская культура, с её протохристианской этикой, литературой, правами и свободами человека. Отнюдь не Библия и не eврeи являются источником Римского права и демократии, западного искусства и культуры. Даже христианство – не eврeйское изобретение и ничего общего с иудаизмом (кроме демагогии и фарисейства) не имеет. Современное христианство вообще имеет мало общего с Иисусом.

Крест, как символ, лежащий в основе этого миропонимания, - наследие арийской и греческой теологии, а само христианство не имело в иудаизме предыстории, в отличие от греко-римской (и арийской) культуры, где его идеологические корни (Аристотель, Филон, Сенека) и символика.

Проблемы с манипуляцией сознанием масс, попытки властей ограничить права и свободы граждан существуют и в западной демократии, хотя не носят там такого катастрофического и всеобъемлющего характера как в России, где отдельной, независимой от власти истории русского народа, религии и культуры (менталитета) не существует, а, следовательно, не существует даже предпосылок демократии, поскольку власть сама себе оппозицию создавать не будет.

Основной оппозиционной силой государству, а следовательно, и подчинённому ему народу в поликультурной среде «автоматически» становится eврeйство (и связанное с ним масонство), но оно идеологически и генетически, от иудаизма не может быть конструктивной оппозицией, хотя и использует убитого ими же пророка (бога христиан) для своей «эмансипации» в христианской среде, что для нормального человека является полным «поликультурным» бредом, таким же, как союз Иисуса и Каиафы.

Россия изначально не могла, не может и не сможет быть нормальным государством. Одна из причин – природные условия, прямо влияющие на себестоимость и конкурентоспособность продукции, – была достаточно подробно исследована А.П. Паршевым в книге «Почему Россия не Америка».

Это важная, но не единственная причина, хотя именно она в сочетании с размерами территории и низкой плотностью населения повлекла за собой следствия в виде военно-мобилизационной экономики и соответствующей идеологии (религии). Государственные и военные расходы, обеспеченные поборами с населения, связаны с размером контролируемой территории, протяжённостью границ и активностью соседей, живущих в более благоприятных климатических условиях.

Грубо говоря, для существования государства, его элиты и армии нужно столько же средств, сколько тратят на это агрессивные соседи. А поскольку производительность труда (в сельском хозяйстве) определялась природными условиями, то русский, вырабатывая продукции (климат определяет производительность труда) меньше того же европейца, обязан был отдавать больше. Поэтому пресловутый лапоть уверенно прописался в русском менталитете.

«Империя пухла, а народ хирел». Он деградировал не только экономически, но культурно и интеллектуально. Средства нужны не только на поддержание жизни. Материальное воспроизводство «рабочей силы», каким оно представлено Марксом и условиями в России, делает эту силу неспособной к развитию и творческому труду. Бессмысленный рабский труд и такое же животное «воспроизводство» вообще античеловечно, поскольку оно не воспроизводит… национальную культуру, программу, сделавшую человека работоспособным и разумным существом. Поэтому элиту и культуру (религию, а заодно и всю систему «бесструктурного управления») приходится импортировать.


Не только капитализм, а любая социально-экономическая система существует за счёт потенциала, накопленного предыдущими поколениями. Потенциала генетического, культурного, интеллектуального. Система не восстанавливает его, она его разрушает, тем эффективнее, чем выше вовлечение человека в материальное «общественное производство» и выше его «специализация».

Человек, вовлечённый в материальное производство, занятый созданием ненужного ему (дополнительного) продукта, деградирует культурно, а, следовательно, и интеллектуально. Он деградирует и абсолютно, и относительно тех, кто имеет больше свободного времени и средств для расширенного воспроизводства… не столько потомства, сколько культуры и интеллекта. Вовлечённый в материальное, общественное производство отвлечён от себя, а всё самое ценное внутри нас.

Паразитическая (она же импортная) элита ускорят процесс деградации, делая его необратимым. Управление человеком, занятым перепроизводством материальных благ, может быть только манипулятивным: не через разум – разуму производство (как и любой неизменный процесс) противопоказано – а через чувства и эмоции. Цивилизация создаёт себя, потребляя человека, и она будет делать это до тех пор, пока не истребит человека полностью.

Восстанавливает человеческий потенциал нация и семья, как ячейка нации, национальная культура и религия, как её составная часть. Но, в основном, - национальная элита. Она является носителем эволюционных признаков, определяют направление и скорость эволюции, оказывает влияние на экономику, на формирование спроса и предложения, определяет цель и смысл жизни.

Как шутили при Советах, «труд создал человека не для того, чтобы превратить его в лошадь». В каждой шутке есть доля шутки. Не случайно в одном из романов А. Платонова присутствует лошадь по кличке «Рабочая сила», намекая на то, что процесс пошёл. Впрочем, для России всегда был характерен труд каторжный, рабский, оглупляющий, бессмысленный и безнадёжный.

«Прибавочный продукт» образуется за счёт замедления развития и деградации человека и целых наций. Цивилизация основана на разрушении человека. Поэтому иммигрант может быть более полезен для экономики и власти, но он разрушает «социальную справедливость», - не его дух, кровь и плоть лежит в основе того, что показалось ему таким привлекательным и необходимым для выживания.

Но и он не выживет в этой мясорубке. Поэтому он стремится заменить чужую для него элиту на свою. Тогда в его жизни и труде появляется смысл. Поэтому исламский террор в европейских странах будет продолжаться до тех пор, пока арабы не будут контролировать власть или пока «старая элита» не развратит… арабскую женщину. Если сможет это сделать.

Международная политическая мафия, закрепляя своё доминирующее положение, ратует за равноправное вовлечение в рабский труд женщин, наравне с мужчинами. А этот труд, действительно, рабский, ибо никакая плата за труд не компенсирует бессмысленно и безмысленно потерянное время.

Если бы Арина Родионовна с утра до вечера трудилась на поле вместе с крепостными, «вовлечёнными в общественное (материальное) производство», был бы в России Пушкин? Не человек по фамилии Пушкин, а «наше всё»?

По отношению к женщине формируется психика мужчины. Женщина является основой культуры нации. Через неё ребёнок приобщается к этой культуре и становится человеком. Всего две заповеди, усвоенные в семье и, в основном, от матери, могут стать основой нормальной психики разумного существа:

- не будь таким, как другие;

- не позволяй заднице (чувствам, инстинктам и даже «сердцу»), управлять тобой.

Русский мужик жил бы на 20 лет больше, если бы слова «надо» и «нельзя» доминировали над словом «хочу». Проблема геронтологии, как и демократии – тоже проблема национальной культуры. А ведь достаточно матери в тот момент, когда ребёнок впервые с ужасом вглядывается в лицо смерти, заметить: «будешь делать то, что ты хочешь, - умрёшь». И это – правда109.

Системе не нужен человек и личность. Ей нужен раб, полуобезьяна, недочеловек с контролируемой психикой и ограниченным интеллектом, легкоуправляемый, точно такой же, как все другие, неотличимые от массы. От него не требуется ничего, кроме умения шагать в строю. Тем более, недопустимо понимание инструментов управления. Поэтому Россия практически всегда (за редчайшими исключениями) давила своих противников массой. Но умения держать строй и строем выражать свою волю недостаточно для инновационной экономики и даже для современной армии.

Eврeи (по «заказу» экономики» приложили свой талант к «эмансипации» женщины от предназначенной природой функции. А женщина, таскающая шпалы наравне с мужчиной и часто вместо него, и есть тот самый идеал, к которому стремились «лучшие» умы человечества? Легко ли тебе девица? Легко ль тебе красавица? Хорошо ль тебе живётся, и как ты умудряешься даже не воспитывать (создавать человека), а хотя бы кормить детей на заработную плату, недостойную нищего оборванца? И это, не говоря уже о том, что всё ускоряющееся бессмысленное производство и потребление материальных благ несовместимо с духовностью и эволюцией разумного существа, каким мнит себя человек.

«Эмансипации» не было никакого дела до «общечеловеческих ценностей». Она носила сугубо экономический характер. Женщину нужно было превратить сначала в потребителя, потом – рабочую скотину. Символом эмансипации в Америке была курящая женщина, поскольку всю пропагандистскую кампанию оплачивали производители сигарет, а руководил ей, естественно, eврeй, как человек (наёмник), не ограниченный моральными нормами в отношении чуждого ему общества и народа. Он относился к американцам так, как американцы – к индейцам. Ничего личного. Только бизнес.

До революции обычный рабочий один мог содержать многодетную семью. Сегодня этого не может себе позволить даже инженер. С развитием спекулятивно-паразитической цивилизации происходит абсолютное и относительное ухудшение положения рабочего класса и целых наций, низведённых до уровня люмпен-пролетариата не только в сфере культуры.

Семья выращивает ребёнка и несёт за ребенка полную ответственность, но родители полностью лишены прав собственности на своё продолжение. Человек – не вещь? Объясните это государству и его «элите», которая относится к человеку хуже, чем к вещи. Именно государство (и элита), заменившая русским нацию и семью, «программирует» наших детей.

«Гражданин», согласно законам России, не имеет права влиять даже на программу школы, а свободного времени для обучения своего ребенка науке жизни у него практически нет. Он не знает и не умеет делать это – его тоже обучало государство и его мировоззрение деформировано паразитической элитой. А зачем в семье чужой человек? Чей род он продолжает? Что ещё нужно для «снижения рождаемости», кроме отсутствия смысла жизни?

Пожалуй, верно, что «не хлебом единым жив человек». Иначе, как объяснить, что, исходя из теории прибавочной стоимости Маркса, в которой экономисты (материалистической школы) не обнаружили серьёзных ошибок, КПД человека оказывается намного выше единицы.

А мы даже не понимаем, насколько он выше. Наша зависимость от материи и исторического момента незначительна, я бы даже сказал – ничтожна настолько, что ей в некоторых случаях следует пренебречь. Как, впрочем, такой «платой» за труд и такой государственностью.

Повторим: материальный продукт создаётся не столько физической силой, сколько «духом» людей, тем, что мы называем национальной культурой и генетикой. Но создаёт и воссоздаёт духовность и саму способность людей трудится не капитал и не государство.

Капитал (и государство) паразитирует на человеке, уничтожая его как человека. Поэтому капитализм (и в той или иной степени любая государственность, как и рабство), перемалывая людей в отходы производства, не может существовать без миграции, без постоянно притока людей с иной, ещё не разрушенной культурой, генетикой и волей к жизни.


Чужая (по происхождению, но не по смыслу) религия, подавившая собственную историю, культуру, самосознание и интеллект народа – это вторая причина, безусловно связанная с первой, т.е. со средой обитания и отсутствием условий для развития собственных социальных групп, живущих за счёт спекуляции и манипуляции психикой людей. А это предопределило третью причину: чужую и чуждую народу элиту, которая практически полностью выродилась в элиту паразитическую.

Окончательную точку в истории народа и государства поставили природные ресурсы, в основном: нефть и газ, которые усилили и закрепили негативные тенденции в экономике, социальном устройстве, власти и политике. Наличие углеводородов требует государственного контроля и защиты, т.е. госсобственности на эти ресурсы, а то, что доходы от нефтегазовой отрасли составляют основу экономики России, делает бессмысленным всё остальное производство: деньги инвестируются туда, где получается максимальная прибыль с минимальными затратами.

Монопольно высокие цены и «лоббируемый» представителями сырьевых отраслей диспаритет цен физически убивают всю остальную экономику, даже если цели такой руководители государства перед собой не ставят. О какой инновационной экономике можно при этом говорить? Впрочем, только говорить о ней и можно. Вода в гору не течёт, а деньги не идут в изначально нерентабельное производство. Поэтому, несмотря на кремлёвскую демагогию, за годы правления Путина экспорт сырья вырос более чем на треть, а доля машин и оборудования в экспорте сократилась более чем вдвое.

Можно стимулировать научные изыскания, но даже приложить их в России не к чему: нет материальной базы, т.е. конкурентоспособной современной промышленности, которой, собственно, все эти инновации необходимы. Поэтому открытия российских учёных (оплаченные народом), уходили, уходят, и будут уходить на Запад. Вместе с остатками национального интеллекта. А такая модная сегодня тема, как «инновации», «научно» прикроет самое глобальное со времен перестройки воровство.

Всё вышеперечисленное делает физически не нужным самодеятельное население, его интеллект и всякую иную экономику, кроме нефтегазовой и военной, необходимой для защиты ресурсов и элиты. Всякая инновация в России возможна только на основе госзаказов, а они могут быть направлены только на поддержание конкурентоспособности армии и силовых структур, необходимых для подавления русской народной самодеятельности.

До тех пор, пока наша элита решает свои проблемы за счёт экспорта углеводородов, ни сам народ, ни его интеллект ей нужны. 100 миллионов населения страны – лишние в сырьевой экономике. Поэтому единственным научным учреждением международного уровня в России остался Санкт-Петербургский государственный горный институт имени Плеханова. Это достаточно ясный намёк на будущее России и народа.

Выход из этой тупиковой ситуации в полном (сначала - частичном) запрете экспорта углеводородов. Только это поможет стране, находящейся в сложных климатических условиях, компенсировать климатическое «неравноправие» и иметь на этой базе возможность создавать конкурентоспособную продукцию, независимо от того, что говорят по поводу «инноваций» наши безумные лидеры. Но. Власть уже вложилась «в трубу», связала себя политически и мысленно уже истратила будущие доходы от экспорта нефти и газа, в том числе, и на удержание власти. Поэтому ничего не изменится.

Так же как об инновационной экономике, можно поговорить о патриотизме, нации в политическом смысле и социальной ответственности бизнеса, которая «должна» развиться на фоне полной социальной безответственности элиты. Весь политический пар наших политиков, не желающих (поскольку это им невыгодно) понимать и видеть очевидное, уходит в свисток, и ничего кроме политических заклинаний из уст наших правителей не исходит.

Хуже того. В инновационно-интеллектуальной экономике русский народ, элита и интеллект (мозг и совесть нации) которого уничтожался буквально тысячелетиями, оказывается в худшем положении, чем самые дикие и нецивилизованные народы мира. Именно такое состояние русских (большинства) даёт элите возможность осуществлять бесконтрольное «управление» ресурсами государства, а борьба за власть в России имеет такой же дикий, преступный вид и смысл, как «золотая лихорадка» в США.

Сосредоточение основных экономических (нефтегазовых) рычагов в руках государственного аппарата и связанных с ним структур делает невозможным либерально-демократическое устройство общества даже в таком формально-либеральном виде, как это характерно для Запада. В основе демократии не политическая концепция, а отсутствие монополизма в экономике и идеологии, чего в России (и в любой мобилизационной экономике вообще) никогда не было, нет, и не будет по естественным причинам, не зависящим от воли и сознания людей, и в значительной мере формирующим эту волю и сознание.

Один из вариантов выхода из политэкономического тупика - перераспределение доходов от природных ресурсов не в пользу государства (которое одновременно «не знает» что делать с лишними деньгами и откуда взять деньги на пенсионное обеспечение), а в пользу малообеспеченных слоёв населения, науки, культуры и сельского хозяйства. Ресурсы должны принадлежать народу, а не кучке международных отморозков. Но. Государство не предпримет ничего в области инноваций и контроля над монополями, пока сидит на нефтегазовой игле и зависит от групп, владеющих нефтью и газом.

Тот, кто желает наглядно представить себе положение и состояние русского народа и России в целом, должен обратить внимание на вымирающую российскую (русскую) деревню, полностью выжатую и изнасилованную государственным, имперским, социалистическим строительством и окончательно добитую последней войной, действительные истоки которой отнюдь не в немецком фашизме. Сегодня можно купить заброшенный посёлок в нескольких часах езды от Москвы за сумму, близкую к 20 тысячам рублей. Кому там нужны нанотехнологии?

Следует отметить усиливающуюся в последнее время встречную миграцию, фактически бегство населения из городов и от цивилизации вообще, которая манит и обещает так много, а даёт меньше чем ничего, отбирая всё, включая здоровье и смысл жизни. Это очень пёстрая публика, включающая разного рода сектантов, «неудачников», не вписавшихся по разным причинам в нашу очень лицемерную и чрезвычайно «взяткоёмкую» цивилизацию, часть действительно разумной интеллигенции и пенсионеров, т.е. людей, имеющих хотя бы небольшой доход вне сельского хозяйства, обеспокоенных экологией города и развращающим действием цивилизации на их детей.

Но. Я кратко опишу еще не совсем разрушенное поселение, чтобы вернуть романтиков на реальную почву. Итак. Река, лес, песчаный берег и сосны. Три источника: с живой, мертвой и святой водой. Буквально. Два десятка домов, в части которых теплится жизнь. Население достаточно разнообразное: старый московский поэт с двумя жёнами и «высокими отношениями», семья бывшего бизнесмена - ныне российского «фермера», потомок польских аристократов и несколько бывших городских жителей без особых социальных примет. Ещё пять домов заняты аборигенами. Остальные строения заброшены, полуразобраны и догнивают, глядя на окружающую их волшебную природу пустыми глазницами выбитых окон.

Источник со «святой водой» - основной источник водоснабжения населения, включая поэта, живописующего прелести местной природы – на фантазии по поводу глубинной и кое-где сохранившейся чистоты еще есть спрос в городе. Обычно над таким источником ставят церковь или часовню. Здесь же размещён коровник. Вода «освящена» отходами жизнедеятельности животных, а потому содержание нитратов в ней близко к предельно допустимому. Хорошо, что поэт этого не знает. Иначе с Музой у него возникли бы серьёзные разногласия.

Река. Водный поток, плавно изгибаясь, выбрасывает на берег часть своей энергии, не замутнённой межчеловеческими отношениями – выше по течению уже нет обитаемых мест. Но это только видимость благополучия. Река катастрофически обмелела от вырубок лесов по её берегам, а дно её устлано топляком - последствия хищной вырубки и лесосплава советского периода. Говорят, что рыба в реке есть. Но где – знают только браконьеры, постоянный лагерь которых в ста метрах от дома поэта. Браконьерство – единственное в этих местах доходное предприятие.

Горожане едут и платят за экологию, а получают последствия советского браконьерства (экологического бандитизма, сходного с Красным террором по отношению к природе), именуемого хозяйствованием. На границе села выше по течению на самом берегу реки красуется белая гора из ещё не смытых в воду удобрений. На пригорке рядом с домами – местный «Чернобыль» - несколько ржавых бочек и цистерн с неиспользованными в своё время ядохимикатами.

Когда-то всё это сработает. Хорошо, что люди, поглощённые творчеством и новизной ощущений, всего этого не замечают. Плохо, что этого не замечает власть, которая по статусу правопреемника власти советской обязана очистить реку и территорию от последствий своего правления. Во всяком случае, такая государственная экологическая программа была бы крайне полезной не только с точки зрения экологии и морали, но и занятости местного населения.

Несмотря на всё это люди возвращаются. Это возвращение к истокам часто сопровождается восстановлением бывшими городскими жителями сельских Церквей. Горожане становятся более эффективными и последовательными крестьянами и христианами, чем те, кто еще гордится своей генетической связью с селом и верой. Эти люди уже ни на кого не рассчитывают и не надеются, понимая, что интересы власти и Церкви в России не совпадают с интересами села, государства и народа.

Закупать сельхозпродукцию за границей экономически и политически выгодно. Как, впрочем, и практически любой товар, включая идеологию и элиту. Кроме нефти, газа и которых природных материалов неглубокой переработки. Интересы именно этих корпораций (в массе – добывающих) преследует власть, втаскивая страну в ВТО, что окончательно уничтожит любого сельхозпроизводителя на большей части территории России. Но этот вопрос никогда не будет широко обсуждаться. Население страны просто поставят перед фактом. Демократически. А тот, кто возмутится, либерально получит по зубам.

Насколько власть неадекватно реагирует на ситуацию и боится народного возмущения показывает жаркое лето 2010 года, когда пожарами было уничтожено несколько тысяч домов в разных регионах России. Путин лично и всенародно объявил о гарантированной государством компенсации погорельцам в размерах, превышающих 3 миллиона рублей на семью. В воздухе сразу запахло керосином, Митрич с бидоном побежал в лес, а в задымлённых и разгорячённых пожарами и экстремальной жарой мозгах заметалась крамольная мысль: «как пожелаем, так и сделаем!»

Сравните 20.000 за посёлок и 3.000.000 за дом! Сравнение не в пользу пожаробезопасности. Вся страна не сгорела только потому, что не поверила премьеру. И, как оказалось, безосновательно. Правительство, хотя и с оговорками, обещание выполнило. И теперь те, кто не сгорел, завидуют погорельцам, ибо сами они такого никогда не построят ввиду полной экономической бессмысленности подобных вложений. Лишних денег на селе (как и у всех, кто работает не языком) нет, не было и не будет.

Стоимость жилья в депрессивных регионах (а это практически вся территория России, кроме Москвы, Московской области, некоторых центральных и курортных районах) намного меньше затрат на строительство (и даже на капитальный ремонт). Это же относится и к производственным площадям. А там, где, говоря языком экономики, капитализация не соответствует затратам, инвестиций, как и трудовых подвигов, ожидать не следует. То, что гибельно для российского села, гибельно и для России в целом.

Поэтому прав тот, кто, получив компенсацию, сменил место жительства. Второго такого случая уже не представится, хотя керосином население запаслось впрок. Следующее лето тоже будет пожароопасным, что ясно даже без синоптиков и МЧС.

Речь здесь идёт не о помощи государства некоторым, а о возврате долга ВСЕМ. Пожар – случай очевидный и понятный. Разрушение основ самосознания (как и экологии) невидимо для глаз, происходит так же естественно, как старение заброшенного дома, хотя и такой простой оценке, как материальный ущерб, не поддаётся.

Вряд ли государство помнит о своих долгах перед населением, или предполагает так или иначе рассчитаться по ним110. Ему проще, экономически и политически целесообразнее уничтожить «кредитора», который уже не верит ни в какие обещания и ни в какие сказки про «светлое будущее», в котором будут жить дети гомосексуалистов и жертвы абортов, свободно перемещаясь за свободным (как сосиска перед носом собаки) и как бы никому не принадлежащим браконьерски-спекулятивным капиталом. Чтобы верить «светлое будущее» села, в которое никакой капитал добровольно не пойдёт, действительно, разум не нужен.

Чтобы выйти из этого социально-политического коллапса, в системе нет ни разума, ни политической воли, ни экономической заинтересованности, ни потенциала, ни соответствующей элиты. Любые попытки изменить ситуацию «снизу» подавляются в зародыше как экстремизм, а «демокра­тия», устанавливаемая по рецептам «из-за бугра», разрушительна и опасна не менее чем её отсутствие.

В свете вышеизложенного даже коммунистическая идеология выглядит достаточно привлекательной, а «народная демократия» оказывается ничем не хуже демократии капиталистической, поскольку ни то, ни другое демократией не является в принципе. Система вообще может оцениваться только по её влиянию на качество человека, а материальные стимулы развития в России не работают по естественным причинам.

Есть ли выход вообще? Найти ответ на этот вопрос можно, только поняв, как мы попали в эту ситуацию, а в этом случае о политкорректности и терпимости к паразиту говорить не приходится. Сама болезнь не лечится. И время эту заразу не лечит. Хотя конец углеводородной цивилизации уже близок. Речь идет даже не о десятилетиях. О годах.


Последний кризис

В кейсианское уравнение экономической активности потребление входит основным элементом. Не ограниченное разумом и нравственными нормами экономическое развитие и неограниченное потребление связаны между собой и прямо пропорциональны развалу национальных культур. Материальное и духовное развитие несовместимы в рамках цивилизации потребления, тем более, в системе, принуждающей к потреблению, поскольку и культура, и духовность это, прежде всего, ограничения. И ограничения сознательные.

Рост китайский экономики и дешевизна товаров (подделок под дорогие бренды) привела к тому, что стимуляция потребления перестала работать на экономику США и Запада в целом, оставив цивилизацию у разбитого корыта национальной культуры и нравственности. Внутри США возник кризис перепроизводства и культуры111 (психики, самосознания и интеллекта), который был отложен развалом СССР. Некоторое время его удавалось маскировать различными финансовыми и политическими махинациями, типа борьбы с «международным терроризмом», войны в Югославии и Ираке, провокациями против России. Но долго это продолжаться не могло. Тем более что Россия формально вышла из-под контроля.

В основе кризиса – снижение потребности в собственной рабочей силы, живущей в кредит, и системное снижение требований к обеспечению кредитов, что является основой инфляции. Не нефть дорожает – доллар обесценивается. И он будет обесцениваться со скоростью «схлопывания» рынка, контролируемого США. В итоге это может заставить США девальвировать свою валюту и ограничить область её применения соседними с ними странами. И только потом, после полного «схлопывания» вновь попытаться расширить сферу своего влияния. Но эта «реформа» без ограничения прав и свобод американцев невозможна. Поэтому изобретён внешний враг и произведены «антитеррористические» поправки в законодательстве, которые, если вдуматься, необходимо применять исключительно и только по отношению к власти США, которая является основным, хотя и не единственным в своем роде всемирным террористом.

Начало системного кризиса было ознаменовано утратой доверия к основным финансовым институтам и носило, скорее, психологический и провокационный характер, поскольку «кризисом» прикрыли не только мыльный пузырь американской экономики, но и попытались ещё раз ударить по России снижением цен на нефть.

При этом оказалось, что очень многое, что составляло «потребительскую корзину» в развитых странах, не является жизненно необходимым. Угроза кризиса и паника, инициируемая политиками и СМИ, заставила ограничить гипертрофированное потребление. Снизились производство и экспорт. Система, доллар и экономика зашатались. Но не рухнули, поскольку значительная часть производств была перенесена в Китай, а кризис заставил ускорить перевод или остановить «неконкурентоспособные» производства в ЕС и США. Поэтому на фоне развала промышленности, экономика в целом и в цифрах стабильна, экономика Китая уверенно растёт, хотя этот рост является «локомотивом», который завозит Запад всё глубже в кризис.

Проблемы возникли у национального капитала и «рабочего класса», к которому теперь можно отнести и значительную часть интеллигенции. Демократия неконкурентоспособна по сравнению с мобилизационными экономиками в области социальных расходов и в оплате рабочей силы, что является весьма существенным довеском к себестоимости «демократических» товаров. Лишние люди и призраки коммунизма и фашизма вновь забродили по Европе. Для их развлечения и нужны вопли о кризисе, и о консолидации для его разрешения. Но консолидировать ушедший в Китай капитал с оставшейся на месте рабочей силой никому не удастся. Восстановить внутренний спрос на прежнем уровне уже невозможно. А это – дальнейшее сокращение производства. И новый виток снижения спроса. Запад попал в ту же ситуацию, в какой давно находится Россия. Поэтому и там наблюдается значительный сдвиг вправо.

Относительно уверенно в кризисной ситуации чувствуют себя отрасли, производящие товары первой жизненной необходимости. Сохранится и разовьётся экономика Китая, поскольку в условиях кризиса люди будут потреблять всё более дешёвые товары, да и внутренний рынок в Китае к роскоши не приучен и недостаточно развит. Там есть потенциал для развития, место для манёвра и разумная элита, полностью лишённая каких бы то ни было христианских иллюзий «общечеловеческого» характера.

Если ранее считалось, что Китай догонит США примерно к 2020 году, то благодаря кризису эту планку можно опустить лет на пять. Это не только укорит кризисные процессы, но и сделает их необратимым, поскольку капитализм, как динамическая система в сочетании с его системой денежной, может существовать только в режиме экстенсивного расширения внешних рынков и интенсификации рынка внутреннего. Поскольку и то, и другое имеет свои пределы, то кризисы неизбежны. А кризис на внешнем рынке разрешается, как правило, войной.

Всё, что США делали для развала СССР и России, оборачивалось в пользу Китая (и Индии) – особенно игры на понижение цен на нефть, от которой зависит экономка Китая. Попытка притормозить Китай повышением этих цен, выпускала из капкана Россию, которую Запад считает более «опасной», поскольку его очень интересуют наши ресурсы и рынок сбыта своего ширпотреба, а не народ, и не демократия. Точнее, и народ и демократия интересуют его постольку, поскольку они защищают его право на наши ресурсы и наш внутренний рынок.

Борьба вокруг так называемых «мировых валют» и стремление вытеснить доллар из его естественной паразитической ниши, предпринимаемые властями Китая, России и некоторых других развивающихся стран, носят антиамериканский, хотя и вполне правовой, а со стороны России – просто наглый (ничём не подтверждённые претензии) характер: всем хочется хотя бы немного валютной «халявы».

Для того чтобы валюта России воспринималась в качестве резервной, необходимо, чтобы стране и её правительству доверяли, чтобы эта страна имела прогнозируемую экономику и мощную армию, как минимум, не уступающую армии США, привлекательную идеологию и культуру, соизмеримые с армией средства массовой дезинформации мирового уровня. Страна должна, как минимум, быть реально независимой, иметь предсказуемое и «светлое» будущее, основанное на «предсказуемом» и достойном нации прошлом.

Но. В одной мировой экономике не может быть несколько эмиссионных центров, поскольку США (т.е. ФРС) кровно заинтересованы в том, чтобы их не было. Для прояснения ситуации можно сравнить США с Центральным банком России, который сам ничего не производит, но существует на процент, который платит ему каждый обладатель рубля, поскольку этот рубль получен обществом в кредит112. Других способов передачи денег в оборот, кроме кредита, прямой скупки золота и других драгоценных металлов, законом не предусмотрено. Нет кредита – нет денег.

В формуле Деньги - Товар - Деньги прибыль капиталиста формируется, в основном, за счет кредитных денег. Кредит - Товар - Кредит. Поэтому возрастание кредитной зависимости населения США (и самого государства) от банков («кредитный крючок») – не изобретение хитроумных американских политиков и банкиров, принуждающих американцев бежать наперегонки с собственной тенью, а естественное состояние развитого капиталистического общества, функционирующего по законам, определённым владельцами ФРС, а не безумным «электоратом» или полностью зависимым от ФРС правительством.

Давайте проведём упрощенный мысленный эксперимент. Представим себе капиталистическое общество с одним предприятием, производящим уникальный товар, удовлетворяющий все потребности человека. Но свободных денег нет ни у кого. Хотя право печатать деньги уже приобретено частным лицом113, к которому капиталист обращается, и под залог предприятия, получает денежный кредит, который используется для производства товара и оплату труда.

Получив эту плату, рабочие приобретают только
1   ...   31   32   33   34   35   36   37   38   39

Похожие:

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconКнига Екклесиаста одна из тех книг‚ понимание которых не приходит сразу. Она требует от читающего ее определенной зрелости и духовного опыта‚ и это не удивительно‚
Моя молитва о тебе‚ читающий эти строки. Я молюсь не о том‚ чтобы ты мог выучить наизусть книгу Екклесиаста‚ но чтобы эта книга перевернула...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconК онтогении минеральных агрегатов пещер: нитевидные кристаллы сульфатов
Вместе с тем, описанные механизмы подачи раствора (фильтрация под воздействием внешнего давления) для большинства наблюдаемых агрегатов...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconУважаемый читатель! Я, как и Вы, была далека от политики, но жизнь втянула меня и нашу огромную общественную организацию в борьбу за свои права. То, что нам
Это – наше настоящее, и я ручаюсь за каждое свое слово. Книга эта документальна. Все факты и люди реальны. Они и сейчас живут и действуют...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconУважаемый читатель! Я, как и Вы, была далека от политики, но жизнь втянула меня и нашу огромную общественную организацию в борьбу за свои права. То, что нам
Это – наше настоящее, и я ручаюсь за каждое свое слово. Книга эта документальна. Все факты и люди реальны. Они и сейчас живут и действуют...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconЭта книга окажется разной для разных людей. Подобной книги еще никогда не было. Недавние законодательные акты в этой стране блокировали пути исследований
...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического icon-
Большинство университетов России (так же, впрочем, как Европы и Америки) укомплектовано посредственными преподавателями. Это естественно,...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconКнига оборотня "Священная книга оборотня"
Большинство экспертов согласны, что интересна не сама эта рукопись, а тот метод

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconСтанции управления
«Южгидромаш», г. Бердянск, «хэмз», г. Херсон, «Молот», г. Севастополь, пат «Насосэнергомаш», г. Сумы и др тк112 применимы для подавляющего...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconГлобальная динамика в эпоху великих потрясений: проблемы концептуализации
...

Для подавляющего большинства читающего населения России эта книга интереса не представляет, поскольку большинство это без внешнего давления и психологического iconКнига эта написана не только для специалистов, но и для рядового интеллигентного читателя, знающего, что такое Февральская революция, кто такие «союзники»
Особый интерес представляет раздел, в котором впервые приведены воспоминания и переписка ведущих политических деятелей России начала...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница