Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура»




НазваниеУчебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура»
страница2/6
Дата конвертации28.04.2013
Размер0.93 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6

2 Запад - Россия – Восток как культурные образования


Смотри, как запад разогрелся

Вечерним заревом лучей,

Восток померкнувший оделся

Холодной сизой чешуей!

В вражде ль они между собою?

Иль солнце не одно для них

И, неподвижною средою

Деля, не съединяет их?

Ф.Тютчев


Россия, расширенный материк…

В.Хлебников


Вопрос соотношения культурно-цивилизационных типов «Восток», «Запад», «Россия», а также места и роли России в мировом пространстве является хрестоматийной и по сути традиционной для истории отечественной мысли. Исторический путь освоения данной темы долог и широк. Он неизменно овеян светлой надеждой, обращенной в будущее, ореолом сомнения и критичности, преодолевающей реальность «настоящего». Его началом явились рассуждения книжников средневековья о великом значении освященной Богом княжеской власти на Руси, предчувствия о великом будущем русской земли. Ярким звучанием отмечена данная тема в период создания централизованного русского государства идеологемой «Москва – Третий Рим» старца Филофея. Апогей философской сосредоточенности над вопросом в течение XVIII-XIX столетий, от А.Н.Радищева до славянофилов и западников, выразился в принципе «узнать и откровенно оценить себя». Он прочно вошел в сознание передовой общественной интеллигенции России XIX века (А.С.Пушкина, П.Я. Чаадаева, Н.В. Гоголя, А.И.Герцена, К.С.Аксакова и др.). Осознание его остроты и жизненно-исторической значимости возникает на гребне волны российской истории XX века, например, в эмигрантской среде, отверженных и блистательных умов, безгранично преданных душой России. Тема судьбы России и степень ее европеизации особенно интересовала в первой половине XX века таких русских философов, как Н.А.Бердяев, Н.О.Лосский, Г.П.Федотов, И.А.Ильин, С.Л.Франк. Связь России с Востоком и ее евразийская стезя были близки Н.С.Трубецкому, П.Н.Савицкому, Г.Ф.Флоровскому, Г.В.Вернадскому, П.П.Сувчинскому. Внимание к вопросу «Восток-Россия-Запад» типично и для отечественной научно-философской, литературной среды современного рубежа веков. Так, журнал «Вопросы философии» в начале XXI века содержит многочисленные публикации на тему «Россия-Запад», «Россия-Восток». На страницах романа Ч.Айтматова «Когда падают горы (Вечная невеста)» (2006г.) наряду с традиционной для писателя темой отношений человека и природы представлена тема столкновения Востока и Запада. На фоне произошедших перемен в общественной жизни и сознании людей в связи с крушением СССР и с утверждением иных, доныне неизвестных и чуждых, подходов к жизни на фоне глобализационных процессов она проявляется как новация, уродующая сознание и губительная для жизни человека восточной культуры.

Памятуя о выражении «между молотом и наковальней», можно сказать, что Россия оказывается в этом вопросе в подобном положении. Мыслители пытаются определить отличительные и схожие черты России с Западом и Востоком. Но каковы особенности восточного и западного типов культур?

Во-первых, «Восток-Запад» представляет собой два географических направления, или географическую дихотомию. В философском смысле, согласно Г.В.Ф.Гегелю (1770-1831), она являет собой «метафизическое обозначение двух сторон любого явления», антитезу (…) тождественна содержанию основных китайских категорий «инь-ян», которые обозначают разнообразие оппозиций «женское-мужское», «правое-левое». Во-вторых, «Запад» и «Восток» - два типа культуры с различными функциями и свойствами, с определенным набором ценностных ориентаций. Типично западноевропейскими, первейшими ценностями являются рациональность, индивидуализм, прагматизм, первенство, активность, уважение к молодежи. Восточному типу культуры присущи такие ценности первостепенной важности, как интуитивность, коллективная ответственность, уважение к старшим, традиционализм, скромность, гостеприимство, сохранение среды, патриотизм.

Для характеристики различий западного и восточного типов культуры возможно использовать: а) психологические типы, выделенные К.Г.Юнгом (1875-1961), в соответствии с которыми западноевропейский тип культуры отличается экстравертностью (выходом вовне), а восточный – интровертностью (обращенностью внутрь); б) учение о функциональной асимметрии мозга, по которой, левополушарное (абстрактное) мышление – достояние западного человека, правополушарное (образное) - восточного. Действительно, утонченность восприятия человека Востока связана с рождением нового дня, с пробуждением природы от освещающих ее прекрасных лучей восходящего солнца. Отсюда, например, праздник цветения сакуры, отмечаемый в Японии, а также национальные виды творчества (икебана, живопись), в которых преобладает тема натуры с ее законами и красками. Любопытны и примечательны так же японский педагогический принцип, заключенный в обращенности к чувствам воспитанника и их «вразумлению», научные исследования, предметом которых становятся «память воды» и «общение растений» и, конечно, искусство человеческого общения. Созерцательность и статичность, принцип «недеяния», наставничество молодежи представителями старшего поколения, иерархичность в целом становятся отличительными чертами восточного и традиционного типа культуры.

Напротив, Запад встречает солнце на его прекрасном закате, вызывающим желание рационально зафиксировать итоги. С этим природным явлением ассоциируется некая исчерпанность, завершенность бытия в дне уходящем, и неизбежная рациональность с ее точностью и конкретностью в планировании дня грядущего как продолжения бытия. Эту особенность фиксируют так называемые «планинги», а точнее, записные книжки-ежедневники, в которых в числе прочих имеется страница «человеческие ресурсы для реализации намеченных планов», поговорка «время – деньги», философия полезности, или утилитаризм (И.Бентам), философская школа «прагматизм» (У.Джеймс, Ч.Пирс, Д.Дьюи). Отсюда и бо́льшая ориентированность в обществе на молодежь, с присущей ей жаждой жизни, непосредственностью, энергичностью и беспамятностью по отношению к прошлому, с активной и требовательной позицией «все здесь и сейчас». Достаточно вспомнить яркие молодежные выступления в конце 60-х годов XX столетия, которые прошли под девизом экзистенциализма «человек таков, каким делает себя сам», а также демонстрации студентов Франции, представителей эмигрантской молодежной среды, относящихся к восточному типу культуры, в начале XXI века. В них молодежь выражает свое несогласие с существующим положением в социальной сфере. Динамика, стремительная изменчивость, интенсивность и результативность человеческой жизни, равенство возможностей самореализации сопровождают западного человека, который как будто стремится успеть прожить многообразные и быстротечные жизненные проявления, а в самотворчестве («made him self») испытать себя. Свободная личность выступает ценностной доминантой западного типа культуры.

Существующее принципиальное отличие Востока и Запада вызывает взаимный культурный интерес. В нем выражается стремление человека в достижении гармонии чувственного и рационального, веры и разума, созерцания и деятельности, терпения и агрессии. Мировая история рубежа XIX-XX вв., которая наполнена событиями, связанными с переделом мира на сферы влияния в условиях империализма, показывает пример противостояния Японии натиску западного капитала. Так же, как и в истории Советского Союза в истории Японии Нового времени, с утверждением сёгуната Токугава, был период «мирового занавеса», который поддерживался страной вплоть до второй половины XIX века. Исследователи и сторонники такого направления в современной исторической науке, как глобальная история, отмечают, что в этих условиях Япония смогла выработать систему экономической самодостаточности, проявив энергию периферии, не говоря уже о сохранении самобытной духовно-нравственной жизни, что, несомненно, является благом. Направление «глобальная история» противопоставляет всеобщей истории, которой присуща европоцентристская, линейная и детерминистская по своему происхождению модель истории, идею полицентрического мира, развитие которого осуществляется через экологические, культурные и политические кризисы с непредсказуемым исходом. Вместо линейной и многолинейной всеобщей истории предлагается многоуровневая сетевая модель глобальной истории, учитывающая взаимность каких-либо воздействий на «мировом поле взаимодействия исторических сил». Перемещение центра мира представляет собой колебательный процесс; первенство Европы не вечно. Современные западноевропейские и японские исследователи, писатели (например, Х.Маруками) показывают, что сегодня в жизни людей присутствуют как тысячелетние порядки и традиции, так и инновации, заимствованные из иной культуры, в форме, например, западноевропейских праздников, ресторанов быстрого питания, музыки. Однако их наличие еще более подчеркивает самобытность японского общества, освященного предками. Точно так же обстоит дело и в современном Китае. Основу столь прогрессивно развивающейся страны составляют торжествующие в обществе идеи конфуцианства, сохранившиеся социалистические идеалы, а также принятые рыночные отношения с их конкурентоспособностью. Иначе говоря, глобальная современность демонстрирует в этом случае самостоятельное и разборчивое внимание восточного общества к западному, удачное воплощение синтеза традиций и новаций. И все же традиции, некогда заведенные былыми поколениями и поддерживаемые из века в век, составляют духовный фундамент восточного общества. Известно, например, что китайская чайная церемония изучается школьниками в качестве учебного предмета, а улицы городов современного Китая пестрят оранжевыми фонариками, символически освящающими преемственный, исторический путь людей.

Взаимное внимание и интерес проявляется ныне в увлечении представителями западноевропейского и российского типа культуры восточной философией (йога, например), восточными языками, искусством (боевые искусства; дизайн интерьера и ландшафта в восточном стиле, организация жилого пространства по законам фэн-шуй; кулинарное искусство), религией (буддизм, индуизм). Носители восточной культуры демонстрируют ее «тонкости» для более широкого числа представителей иной культуры вследствие одной из положительных характеристик глобализации – межкультурного сотрудничества, которое осуществляется через проводимые широкомасштабные акции (например, «Год российской культуры в Китае» равно, как и «Год китайской культуры в России»), программы туристических маршрутов, отдыха, обучения.

В истории России представлены образцы достойного воплощения интереса к Востоку. Так, например, царствование Екатерины Великой (70-80-е гг. XVIII века) отмечено большим вниманием к восточному стилю. Один из залов Екатерининского (Большого) дворца в Царском Селе носит название «китайская голубая гостиная». Екатерининский парк таит в тени дерев чудеса «восточной сказки» («Висячий сад», объединяющий Камеронову галерею, Агатовые комнаты и Пандус; Скрипучая беседка). Он напоен и духом побед русского оружия в русско-турецкой войне 1768-1774гг. (Чесменская и Морейская колонны, Кагульский обелиск, Башня-руина) и начала XIX в. (Турецкая баня). На территории Александровского парка восточная тема воплотилась в комплексе построек, объединенных названием «китайская деревня», а также в китайском театре, китайском мостике. Одновременно с этим, как писал журнал «Русская старина» (1870-1918) о екатерининской эпохе, «по вступлении Екатерины на престол жизнь русского дворянства приняла решительное склонение к обычаям, нравам, вкусам и общественной жизни французов. Давно уж Париж был для Европы образцом утонченного вкуса и обхождения». Кажется, мини-Европа утверждается в жизненном пространстве российской империи: прислуга из французов, швейцарцев и немцев; экипажи изменялись в соответствии с английской и французской модой; преимущественно из немцев были доктора и лекари; в танцах торжествовали французский минуэт и кадриль, в театре – итальянская опера и французский спектакль, играли пьесы немецких и французских трагиков.

Обращаясь к характерным и наиболее общим чертам того или иного типа культуры, невозможно обойти вниманием тот факт, что за свой исторический путь человечество взаимообогатило социально-культурное бытие различных регионов мира. В средневековый период через арабов Сицилии и Испании в повседневную жизнь европейских людей были привнесены такие нововведения, как ношение бороды, устройство горячих бань, частая смена белья, ткань атла́с (по-арабски – красивый); в Новое время Наполеон не обошел Египет, куда был совершен один из завоевательных походов и результатом его стал впоследствии один из залов Лувра (зал древнеегипетского искусства); «пароход философов», покинувший берега России в 1922 году, способствовал интенсивному культурному обогащению и Запада, и Востока, поскольку в их многочисленных городах расположились центры первой волны русской эмиграции (гг. Харбин, Константинополь, Париж, Болгария, Прага и многие другие). Мир, вследствие подобных и других взаимодействий, выражающихся в явлениях расширяющейся деятельности транснациональных корпораций, эмиграции, смешанных браков и т.д., давно уподобился калейдоскопу с его красивыми и причудливыми картинками. И подчас весьма затруднительно проведение четкой грани, определяющей степень превалирования Востока и Запада в культурной жизни человечества. Однако всегда есть и должна быть возможность и необходимость обозначения контуров типического в данных самобытных и равноправных в истории культурных образованиях. В случае их противостояния обнаруживает себя проблема «Восток-Запад».

Даная проблема возникает в новоевропейский период истории, а ее онтологическим основанием является эпоха Возрождения. Обращаясь к теме человека в искусстве, петербургский философ М.С.Каган (1921-2006) отметил, что в это время обозначились кризис традиционализма и начало становления нового исторического типа культуры, личностно-креативного. Неразвитость личностного начала в человеке восточной культуры становится причиной противостояния Востока и Запада. В истории культуры Востока нет Возрождения, поскольку «Восток сохранял верность устоям традиционализма, а значит, и лежащему в его основе мифологическому сознанию, которое делает главным «героем» искусства не человека, а обожествляемую им природу и направляет искусство на идеализацию реальности, что препятствует развитию личностного начала и в бытии общества, и в его сознании, и в художественном творчестве».3

Итак, противопоставление Востока западному мышлению направлено на то, чтобы утвердить в сознании идею о существующих двух равноценных, параллельно существующих ментальных и эстетических структур вместо идеи о двух исторических ступенях развития культуры. Собственно, с этим связано и существующее в современной исторической науке направление глобальной истории. Логика исторического становления человеческой духовности составляет суть культурологической проблемы «Восток-Запад». Как отмечает М.С.Каган, сравнивать данные культурные образования нужно «не как синхронные антитетические структуры, различие которых объясняется то ли «божественным предопределением», то ли мифическими силами «космической пассионарности», то ли генетическими кодами этнического или суперэтнического происхождения, а диахронически – как типологически разновременные ее состояния; иначе говоря, современный Восток есть вариант пережитого Западом его доренессансного состояния».4

Какова же сущность триады «Запад-Россия-Восток»? Исходя изначально из субстанциального различия Востока и Запада, а также, следуя логике Гегеля, российский тип культуры и цивилизации, выступает в качестве синтеза, снимающего противоположности тезиса и антитезиса. Именно в этой связи, в контексте межкультурного диалога, столь необходимого для современного человечества, приходится констатировать ее особую роль, которая поэтически выражается так: «Чтоб на распутьях сказочных дорог/Ты сторожила Запад и Восток» (М.Волошин).

Однако на протяжении XIX-XX вв. отечественные мыслители, в поиске метафизических основ места России в мировом пространстве, обращали свой взор то, собственно, к глубинам «российского», то к ее неразрывной связи с Западом, то к «отголоскам» Востока в ее истории.

На фоне исторических событий первой четверти XIX века, по инициативе П.Я.Чаадаева (1794-1856) в 30-40-е гг. состоялся активный диалог между западниками и славянофилами. Он оказался символическим с точки зрения актуализации вопроса о судьбе России на протяжении века, кроме того, поныне с ним нередко ассоциируется тот или иной вариант пути развития страны, ее геополитического устройства. Однако две позиции, представленные в нем, подобны двуликому Янусу, двум сторонам одной медали. Такова историческая объективность, что географическое положение между Востоком и Западом, исторический путь развития России, на котором встречаются и «восточное», и «западное» в их вторжении, отторжении и влиянии неизбежно отразились на судьбе России.

Позиция ранних (И.В.Киреевский, А.С.Хомяков, К.С.Аксаков) и поздних славянофилов (Н.Я.Данилевский, К.Н.Леонтьев, Н.Н.Страхов, М.Н.Катков, Л.А.Тихомиров), а также «почвенников» (А.А.Григорьев, Ф.М.Достоевский) формировалась под обаянием образа допетровской Руси и связанных с ним черт: общинность→соборность, синтез разума и веры («живознание», цельное знание). Выраженность консервативного начала, инаковость России по отношению к европейской цивилизации, критика западноевропейского рационализма и чужеродность западного мышления русской культуре, религиозность как основа нравственности, «почва» (народ) как воплощение глубины, таинственности и органичности народной жизни и истории - эти тезисы обозначили позицию «самобытного пути» России. Ее укрепление в 70-80-е гг. XIX века осуществлялось в связи с двумя идеями, выраженными Н.Я.Данилевским (1822-1885) в работе «Россия и Европа» (1871) и К.Н.Леонтьевым (1831-1891) в двухтомном сочинении «Восток, Россия и Славянство» (1885-1886). Ими соответственно было предложено:

а) Образование союза славянства с опорой на оригинальность славянского типа культуры, состоящую в «четырехосновности», или «синтезе всех сторон культурной деятельности». Правда, по меткому замечанию мыслителя, существует некое препятствие в виде «болезни русской жизни» - «европейничанья», подражания иноземному. В работе «Судьба России» Н.А.Бердяев также выражал беспокойство этим недугом: «И где же можно найти настоящее обоготворение Западной Европы и западно-европейской культуры, как не в России и не у русских? Отрицание России и идолопоклонство перед Европой явление очень восточное, русское и азиатское явление. Именно крайнее русское западничество и есть явление азиатской души». Примечательно, что роль России как центра объединения славянских племен была выражена поэтом «серебряного века» В.Хлебниковым (1885-1922) в поэмах «Лесная дева», «Шаман и Венера», «И и Э», «Вила и Леший».

б) Следование Россией славяно-азиатским путем. В работе «Византизм и славянство» К.Н.Леонтьев выдвинул теорию циклического развития государств, культур и народностей. Он первым обратил особое внимание на разрушительность народов, вызываемою массовой культурой. Россия не исчерпала возможностей «цветущей сложности» на просторах всемирной истории, посему, по мнению мыслителя, следует «подморозить Россию», то есть спасти национальную культуру, сохранить русский дух и целостность российской государственности. Ее преимущество перед Европой состоит, главным образом, в консервативности государственного строя, заимствованного от Византии. Леонтьев выступал также за взаимосвязь Европы и России.

Любопытен взгляд иностранцев-путешественников на Россию. Например, по воспоминаниям баронессы де Сталь, побывавшей в России в первой четверти XIX века, «русские имеют гораздо больше общего с народами Юга или Востока, нежели Севера. По природе своей они жители Востока. (…) Россия – это преддверие иной, неведомой земли Востока, откуда вышло столько вероисповеданий, где еще сокрыты необъятные сокровища настойчивости и духовных дарований». Побывав в России в 1839 году, маркиз де-Кюстин, французский путешественник и литератор, отмечал, что «своеобразная помесь востока и запада вообще характеризует Российскую империю и дает себя знать решительно на каждом шагу».

Вхождение России в единую семью народов Европы было предложено западниками (А.И.Герцен, Н.В.Станкевич, В.Г.Белинский, К.Д.Кавелин, Т.Н.Грановский, Б.Н.Чичерин), для которых, впрочем, оно не было безоговорочым. Избранный идеал петровской России стал ориентиром для «западноевропейского пути» ее дальнейшего развития. В целом западники внесли большой вклад в развитие опыта научной интерпретации истории (начало сциентистского направления положено А.И.Герценом). В своей философии истории Герцен уделяет внимание вопросу единства исторического процесса, проблеме отношения личности с ее свободоволием и разумными целями и общественных законов истории. Рассматривая этот вопрос, мыслитель приходит к выводу: «человеку необходимо осознавать себя свободным». Конечно, выдвижение идеи свободы личности было обусловлено наличием крепостничества в России, а развитие научного подхода, соответствующего западноевропейскому типу культуры, вызвано внимательным знакомством с ним отечественной интеллигенции. Однако непосредственная близость Герцена к событиям европейской истории середины XIX столетия способствовала его разочарованию в духовной ничтожности Европы и возврату к теме российской деревенской общины и артели. Именно с ними связывались надежды мыслителя на достижение социального идеала (русского социализма), а с крестьянской Русью, «идущей к бессословности», обновление мирового исторического процесса. Вдохновитель диалога славянофилов и западников, участник войны 1812 года П.Я.Чаадаев в своих раздумьях о России также преодолел критику «болевых точек» России (главной из них была несостоятельность ее собственного исторического опыта и участь «преподать великий урок другим народам») и пришел к идее ее светлой, спасительной миссии на правах «молодой страны» в мировом сообществе, а также вследствие прозрения Провидения.

Очевидно, что Россия и Запад испытывали культурное взаимовлияние и взаимообогащение. Начало XIX столетия, например, отмечено глубоким интересом передовой общественной мысли к немецкой классической философии (Шеллинга, Гегеля, Фихте), во второй его половине весьма влиятельно изучение марксистской теории. Серебряный век русской культуры явился первым ее направлением, оказавшим воздействие на зарубежные страны и ставшим частью западноевропейского типа мировой культуры XX столетия. Широкую известность снискали произведения Ф.М.Достоевского, Л.Н.Толстого, А.Блока; популяризировалась русская поэзия в Германии; велико было влияние изобразительного искусства и музыки.

«Срединный путь» России под влиянием славянофильства был обоснован в конце XIX века русским философом В.С.Соловьевым (1853-1900), выражен Н.А.Бердяевым (1874-1948) и приобрел специфическое звучание в условиях первой волны русской эмиграции. В частности в философии евразийства (например, Савицкий П.Н. «Россия - «Европа и Евразия» (1921), «Евразийство» (1925), «Особый географический мир» (1927)), Г.П.Федотова (1886-1951) («Россия, Европа и мы» (1930-1932)).

Упрекая в своих поэтических строках льстецов России, которые твердят «Ты – третий Рим, ты – третий Рим», В.С.Соловьев рассматривает Россию как участницу богочеловеческого процесса, коим является история. Положительное содержание истории, по Соловьеву, обеспечивается наличием трех коренных сил. Они заключены в трех типах культуры: мусульманской, западно-европейской и восточно-европейской, или славянской. В преобладании той или иной силы, стремящейся к своему осуществлению, заключается различие между историческими эпохами. В мусульманском типе культуры заключена «сила исключительного единства», а в западно-европейском – сила самостоятельного и исключительного утверждения всех частных форм и индивидуальных элементов. В работе «Три силы» философ пишет: «И если мусульманский Восток (…) совершенно уничтожает человека и утверждает только бесчеловечного Бога, то западная цивилизация стремится, прежде всего, к исключительному утверждению безбожного человека, то есть человека, взятого в его кажущейся отдельности и действительности…». Восточно-европейский, или славянский тип культуры есть сила, «долженствующая дать человеческому развитию его безусловное содержание». Народ, через который она проявляется, выступает посредником между человеком и божественным миром, а также его сознательным орудием. Все, что требуется от этого народа – «всецелая вера в положительную действительность высшего мира и покорное к нему отношение». Славянство, в особенности национальный характер русского народа, содержит эти свойства. Россия, свободная от власти первой и второй силы, способна стать третьей всецелой силой. Великое историческое призвание России – призвание религиозное. Подобно П.Я.Чаадаеву, В.С.Соловьев выражает чаяния на обнаружение Россией ее исторического призвания. И это вместе с тем, что «в русском обществе не существует почти никакого действительного сознания своей высшей задачи». Предшественником же великих пробуждений общественного сознания выступают внешние события. Синтез трех сил составляет сокровенный смысл истории. Идеал общественного развития – всеединство человечества. На пути к его приближению важнейшая роль принадлежит человечеству и, конечно, человеку. Осуществление, или оправдание добра, которое дано «истинному сознанию и лучшей воле» человека должно произойти его стараниями. Человек «может от себя восхотеть быть как Бог». Н.А.Бердяев, рассуждая об азиатской и европейской душе, также полагал, что Россия, являясь Востоко-Западом, призвана сыграть великую роль в приведении человечества к единству. И это представляется возможным, ибо главными чертами истории русского духа являются идеи коммюнотарности и братства людей и народов. Русский народ менее социализирован, чем народы Запада, но более открыт для общения. Недетерминированность поведения русского народа открывает возможности для творчества.

Россия, сопрягающая Восток и Запад, представлена в творчестве А.Блока, А.Белого, М.Волошина, В.Хлебникова («Россия, расширенный материк,/И голос Запада громадно увеличила,/Как будто бы донесся крик/Чудовища, что больше в тысячи раз», «Ах, мусульмане те же русские,/И русским может быть ислам./Милы глаза немного узкие,/Как чуть раскрытый ставень рам»). Россия как спасительница судеб Европы, выстрадавшая эту роль через собственные испытания, выступает в поэзии С.Есенина («держали щит меж двух враждебных рас»), А.Блока («мессия грядущего дня»). Благотворное смешение культур, обычаев, нравов, религий – излюбленный мотив творчества В.Хлебникова. В русском национальном космосе, в истории и искусстве, подчеркивал поэт, неразрывны два начала – европейское и азиатское.

«Исход к Востоку» был совершен евразийцами в условиях русского зарубежья. В 1921 году вышел сборник статей «Исход к Востоку: Предчувствия и свершения. Утверждение евразийцев», ранее (1920 г.) была опубликована книга Н.С.Трубецкого «Европа и человечество». Эти работы и стали теоретическим истоком историко-философской доктрины евразийства. Взгляд издалека фиксировал «восточные мотивы» русской истории. Однако азиатские черты русской культуры и русского народа были отмечены и в самой России в эпоху исторического раскола в судьбе Отечества: Мильоны – вас. Нас – тьмы и тьмы./Попробуйте, сразитесь с нами!/Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы,/С раскосыми и жадными очами./Для вас – века, для нас – единый час./Мы, как послушные холопы,/Держали щит меж двух враждебных рас/Монголов и Европы (А.Блок, 1918); Нет! Таких не подмять, не рассеять./Бесшабашность им гнилью дана./Ты, Рассея моя…Рас…сея…/Азиатская сторона (С.Есенин, 1922). Согласно евразийству, культурное своеобразие народов обусловлено «месторазвитием», то есть географическими и политическими факторами. Территориальное положение страны, распростершейся от границ Восточной Европы до Тихого океана, стало исходным положением этой доктрины. С ним неразрывно связана идея культурной уникальности территории с общими структурными чертами климата, географии, языков, ментальности народов. В историческом процессе евразийцы отстаивали примат духовных элементов. Россия – это Евразия, особый географический мир. Она возникает вследствие непростого слияния народов «степи» и «леса». Отсюда выступление в пользу историко-культурного единства Византии и Запада, отказ от культурно-исторического «европоцентризма» и универсалистского восприятия культуры, принятие единства «европейских» и «азиатско-азийских», или, как называл Н.С.Трубецкой (1890-1938), «туранского», элементов в русской культуре и дифференцированное рассмотрение культуры. Заимствование чужой культуры ведет к деформации своей, ибо ей навязывается идеал общечеловеческой культуры. Всякая подлинно самобытная культура всегда национальна и выражает истинное самосознание народа.

Современные процессы глобализации с ее положительными и отрицательными характеристиками неотступно влекут дух народа к рассмотрению вопроса места и смысла России, ее истории, культуры и природы в глобальных взаимодействиях. Бурные информационные потоки, стремящиеся через всемирную сеть в сознание людей, распространение массовой культуры, технизация влекут за собой унификацию человеческого бытия. В связи с этим наряду с расширяющимся единым началом в мире активно наращивает свое значение процесс регионализации. Он выражается в том, что национальная культура подпадает под охранительное начало локального общества (развитие туристических и культурно-просветительских маршрутов, пройдя которыми возможно приобщиться к «родному» на фоне «глобального», дабы, согласно В.В.Розанову (1856-1919), не потерять лица собирательным человечеством). Тенденция стирания межгосударственных границ – это преодоление условностей социального, экологического и экономического взаимодействия государств, главным образом, для совместного решения глобальных проблем. Однако историческое и культурное пространство народа остается незыблемым для национальной идентичности и осуществления человечеством межкультурного диалога, реализации идеи равнозначных государств и равноположенных разнообразий, идеи мира без угнетения и неравенства. Именно эти модели глобального развития, в противовес глобализации-вестернизации, выделяются как наиболее предпочтительные мировой гуманитарной интеллигенцией современности.

В отечественной истории и культуре, как мы видели, было создано учение о всеединстве, своеобразном типе глобализации, основу которого должны составлять межкультурное взаимодействие, выражение духовно-нравственных начал, какие содержит в себе российский тип культуры, до своего предельного состояния в истории как богочеловеческом процессе. Невзирая на разноголосицу суждений о путях развития России в мировом пространстве, мыслители XIX-XX вв. в целом проявили единодушие в вопросе целостности, присутствия в ее судьбе «Востока» и «Запада», но при выраженности российского. Современные типы российского геополитического мышления также отражают особенности России как Евразии. И выбор приоритетной модели внешнеполитического развития России сопряжен с выбором стратегий российского освоения постсоветского пространства в евразийском регионе. Если вопрос геополитической идентичности России, преимущественно, является делом политическим, то вопрос национальной идентичности предстает задачей духовной. Исходным положением ее является тезис: свое место в истории человечества и в душе человека занимает любая культура, в которой происходит формирование личности и воплощение духа народа.

1   2   3   4   5   6

Похожие:

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург
Башмаков, В. И. Химия элементов. Часть I. S-элементы [Текст]: учебное пособие / С. А. Симанова, Т. Б. Пахомова, Е. А. Александрова....

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2011 удк 1(075. 8) Селиверстова Н. А. Основы философии: Учебное пособие / Н. А. Селиверстова; под ред проф. В. Н. Дуденкова. Спб.: Спбгти (ТУ), 2011. 188 с. Учебное пособие «Основы философии»
Селиверстова Н. А. Основы философии: Учебное пособие / Н. А. Селиверстова; под ред проф. В. Н. Дуденкова. – Спб.: Спбгти (ТУ), 2011....

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт Петербург 2002 удк 629. 76
Керножицкий В. А., Бызов Л. Н. Надежность. Лабораторный практикум: Учебное пособие. Балт гос тех ун-т, спб., 2002. – с

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие санкт-петербург
Вязкость жидких сред: Учебное пособие / И. В. Степанова, А. В. Тарасов. – Спб.: Петербургский государственный университет путей сообщения,...

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие удк 159. 9(075) Печатается
Зоопсихология и сравнительная психология: Учебное пособие. Ставрополь: скси, 2005. 272 с

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие разработано на основе Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования для студентов высшего учебного заведения по специальности 032101(65) «Физическая культура»
Современные вопросы подготовки в технико-эстетических видах спорта: Учебное пособие / Н. Н. Венгерова, К. В. Гобузева; Национальный...

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под ред. Г. В. Драча. Ростов-н-Д., 1997. Культурология. История мировой культуры: Учебное пособие / Под ред. Г. А. Марковой. М., 1998
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2001 2 удк 532. 517. 4 Б 43 Моделирование турбулентных течений: Учебное пособие / И. А. Белов, С. А
Дан структурный анализ одного из важнейших направлений в исследовании турбулентных те

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2007 Научный редактор: Шипицына Л. М. д б. н., проф., заслуж деят науки рф
Профилактика вич-инфекции у несовершеннолетних в образовательной среде: Учебное пособие / Под ред. Л. М. Шипицыной. – Спб, 2007

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Житомир 2001 удк 33: 007. Основы экономической кибернетики. Учебное пособие. Житомир: ипст. 1998г. (В электронном виде)
Учебное пособие «Основы экономической кибернетики» составлено по материалам книги: Экономическая кибернетика: Учебное пособие; Донецкий...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница