Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура»




НазваниеУчебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура»
страница5/6
Дата конвертации28.04.2013
Размер0.93 Mb.
ТипУчебное пособие
1   2   3   4   5   6

4 Традиции и новации: явления и проблемы


Субъекты российской истории на рубеже XIX-XX вв., свершая в очередной раз суд над недавним историческим прошлым, попадают в «лабиринт Минотавра» и оказываются плененными «чудовищем» собственного сознания или, быть может, трагической судьбой, подобной судьбе царя Эдипа. Неотступны вопросы: кто и какие мы? Еще в начале XIX века П.Я.Чаадаев указывает на безнаследственность, на отсутствие выработанной традиции обладания отечественным опытом: «Мы так странно движемся во времени, что с каждым нашим шагом вперед прошедший миг исчезает для нас безвозвратно». 12

Тенденция трансформации современного русского (российского) духа неразрывно связана с активным заимствованием черт западноевропейского типа культуры. Утверждение традиционных ценностных ориентаций в индивидуальном и общественном сознании, экзистенциальное, жизненное овладение традициями является задачей мировоззренческого и социального характера. Передача элементов социального, культурного, исторического наследия из поколения в поколение затруднено сегодня вследствие имеющего место мировоззренческого раскола между поколениями, ибо доминирующими, а в тенденции единственными, в сознании молодежи оказываются ценности «сегодняшнего дня», самостоятельность и самодостаточность онтологического потока молодого поколения в противоположность опыта представителей старшего поколения. Вместе с тем существует неявленная духовная потребность нового поколения в наличии традиций в современной действительности. Как показывают исследования автора, предпринятые в 2006, 2010гг., ответ на вопрос о существовании традиций в жизни студенческой молодежи сопровождается растерянностью респондентов.

Подавляющее большинство студентов (2006г.-82,2%; 2010г.-75%) признают наличие традиций в своей жизни. Названные традиции ранжируются следующим образом: 1. семейные традиции (2006г.-32,3%; 2010г.–35%); 2. 2006г. - традиции в студенческой группе (14,4%), главным образом, «день группы», 2010г. – «свой вариант ответа» (24,5%), например, «встреча школьных друзей», «начать и не закончить что-либо»; «не могу их описать», «не замечал» (первокурсники); «трудно сказать», «не осведомлен», «у меня их много», «встреча с одноклассниками», «чаще всего это традиции, связанные с праздниками», «традиции казачества», «не помню», «все настолько размыто, что трудно увидеть традиции, к сожалению», «существуют, их очень много», «в основном это жизненные принципы или какие-то устои, которые сохранились из прошлого» (второкурсники); 3. 2006г. – «свой вариант ответа» (10%) - «есть и в семье, и в городе, и с друзьями», «традиции всегда есть», «существуют везде, их много», «много республиканских традиций», «взаимопомощь, взаимопонимание» (первокурсники); 2010г.традиции студенческой группы (9%); 4. 2010г. - традиции в городе (5%); 5. 2010г. - традиции в доме (0,6%).

Полученные ответы первокурсников показывают, что существует недостаточно верное представление о традициях и понимание их сути, поскольку в качестве традиций в 2006 году студентами рассматриваются человеческие качества (взаимовыручка, взаимопомощь, взаимопонимание) и принципы организации семьи (совместное времяпрепровождение), а из всего перечисленного респондентами в 2010 году далеко не все следует отнести собственно к традициям (например, «собираться один раз в неделю всей семьей», «ездить по выходным в магазины», «школа – совместные обеды в столовой»). Предпочтения студентов первого курса в 2010 году, в признаваемых ими традициях, относятся к сфере потребления, преимущественно, питания и досуга. Второкурсники своими ответами указали на существование таких проблем современного человеческого бытия как: а) дефицит непосредственного человеческого общения на уровне семьи; б) прерванность традиций. Традиции в основном связаны со сферой досуга, развлечениями, праздниками. В 2010 году второкурсники своими ответами показали бо́льшую разборчивость в вопросе традиций как явления, базового элемента культуры и проблемы в современной действительности. Именно традиция как проблема оказалась в центре их внимания, поскольку, согласно признанию одного из респондентов, «все настолько размыто, что трудно увидеть традиции, к сожалению». Вместе с тем некоторые второкурсники демонстрируют понимание сути традиций, на что указывают ответы об изучении истории рода и семьи, в том числе совместно с родителями, традиций казачества, праздников, соответствующих «корням», о встречах четырех поколений за праздничным столом, об активном отдыхе с друзьями семьи на протяжении четверти века. В целом понимание сути традиций и их роли в жизни современника носит проблематичный характер. Первостепенное значение для респондентов сохраняют семейные, главным образом, праздничные традиции. Имеет место тенденция снижения роли традиций в студенческой группе.

Исследование показало, что существует недопонимание сущности традиций и их роли в жизни человека, отсутствуют знания и представления о традициях в контексте отечественного исторического бытия многочисленных поколений. В 2006 году респонденты выразили уверенность в том, что «конечно» (60%) хотели бы поддерживать или зарождать традиции в своей жизни. Единогласно 29,5% студентов признали, что «это остается на усмотрение каждого человека» и «можно обойтись и без них» (4,5%). Готовность принять традиции от предшествующих поколений и продолжить их выразили как первокурсники («только поддерживать»), так и второкурсники («они очень нужны, но не хочется зарождать их»). К 2010 году сознание студентов содержит больше неопределенности по этому вопросу, поскольку 55% студентов «конечно» желают поддерживать, зарождать традиции, в том числе «поддерживать и зарождать» (8%), а 40% респондентов полагают, что это остается на усмотрение каждого человека. Состояние неопределенности наиболее типично для первокурсников, допускающих реализацию позиции «конечно» (50% против 60% второкурсников, для которых «без традиций обойтись нельзя», «традиции – это здорово») и «это остается на усмотрение каждого человека» (45% против 36% второкурсников). Одновременно первокурсники выражают бо́льшую готовность поддерживать и зарождать традиции (11% против 5% второкурсников), ибо «интересно чувствовать себя организатором всего». В представленной позиции первокурсников сокрыта потребность в присутствии в их жизни традиций, которые все же не столь заметны в своем наличии и транслировании в современной действительности. В сознании вчерашних школьников и абитуриентов нашли свое воплощение коллизии новаций и традиций, присущие современному обществу. Новации, преобладающие и в тенденции вытесняющие традиции на периферию бытия современника, способствуют актуализации идеи преемственности. По сравнению с уверенным желанием поддерживать, зарождать традиции в своей жизни, выраженным респондентами в 2006 году, для состояния молодежного (студенческого) сознания к 2010 году более характерна растерянность.

Как на обыденно-практическом, так и теоретическом уровне познания традиции предстают в современной действительности более в качестве проблемы. Тема традиций, в том числе русского народа актуализируется с конца 90-х годов XX века, главным образом, в историческом аспекте. В течение первого десятилетия XXI века предпринимается социально-философский анализ феномена традиций, рассматриваются духовные традиции русского народа в контексте нравственного, патриотического воспитания молодежи, исторические традиции – в контексте современной социальной практики. Современный статус традиций в общественной и частной жизни носит периферийный характер. Наиболее выражен он, например, в социальных явлениях и процессах мегаполисов. Одновременно существует неявленная духовная потребность традиций. Инновация декларируется в качестве мировоззренческой доминанты, ценностного ориентира. Однако, как отмечено в первом учебном словаре по социальной философии, «…культура всегда включает в себя как опыт, полученный от предшествующих поколений, то есть традиции, так и собственный опыт нового поколения (инновации). Социально значимый опыт, являющийся программой человеческой деятельности, не только передается, но и накапливается. Процесс развития культуры носит кумулятивный характер». 13 В период модернизации обостряются противоречия между двумя обозначенными «гранями» культуры вплоть до абсолютизации значения нового (молодого, индивидуализированного, дерзновенного, творческого, краткосрочного, прерывного и т.д.). Исторический, социальный, жизненный опыт старших поколений воспринимается новым поколением, как малозначимый и незначительный, вследствие чего отрицается, редуцируется, трансформируется в новые стереотипы и псевдопредставления(-знания, понимания) собственного Я, народа и его духа, воплощенного в истории.

В соответствии с обозначенной тенденцией острого противостояния инноваций и традиций, доминирования новизмов в общественном и индивидуальном сознании современные взгляды, вкусы, образ действий, обычаи носят, преимущественно, характер заимствованный и подражательный. Неизбывный в российской исторической действительности вопрос заимствования и подражательства особенно волновал русских мыслителей XIX века. Например, для славянофилов и западников, для их идейного вдохновителя П.Я.Чаадаева было очевидно, что заимствование западноевропейского, равно как и сохранение собственных черт бытия, находится в пределах установленных здравым смыслом, но при выраженности того или иного начала, Н.Я.Данилевский рассматривал заимствование, или «европейничанье» не иначе как «болезнь русской жизни». Социальная реальность модернизирующейся России, как, впрочем, и исторический опыт модернизации петровской поры, демонстрирует и убеждает в актуализирующейся трансформационной силе заимствования и подражательства. Она содержит в себе как положительную способность открытости отечественного сознания для активного и благоговейного восприятия и принятия иного опыта, культурного образца или феномена, так и отрицательную – безрассудное безразличие к отечественному опыту, самобытию, самоуничижение вплоть до сокрушения основания, «почвы», или подражание. Принятие «чужого» социального опыта (заимствование) без крепких традиций в «своем», отеческом пределе истории влечет подражание.

В условиях мультикультурализма носитель иной культуры, как и собственно, культура, привлекательны до тех пор, пока существуют традиции, пока узнаваема душа человека, народа и взрастившая их «почва», пока национальный дух не стал достоянием преданий и легенд, а история - мифов и фальсификаций. Излишне вновь перечислять поражающие сознание современного соотечественника своим трагизмом и бесконечной преданностью России художественные образы, философские очерки и статьи, воспоминания, принадлежащие страницам истории «русского зарубежья», особенно первой его волны, для того, чтобы с очевидностью констатировать онтологический, воспитательный, общественный и экзистенциальный смысл «отеческого» (патриотического) и его роль в стремительно и кардинально изменяющемся мире.

Бережное отношение к национальному языку – одна из составляющих патриотического сознания. С незнанием, невостребованностью национального языка, который, с точки зрения экологии слова, есть геном народа, утрачивается национальный дух. Современные исследования наследственного кода культуры приводят к выводу: «национальная культура и менталитет в большой мере зависят от строя языка, от того, как народ говорит: пластично и свободно строя фразу или жестко закрепляя слова в заранее отведенных им местах». 14

Величие русского духа, представленное в русском культурном наследии всемирного масштаба, его сбивчивость и рассеянность в современных историко-культурных пределах локальной (российской) истории – одна из коллизий российского сознания периода новейшей модернизации. Сторонник самобытного пути России и невозможности повторения ею развития какой-то другой, западной страны, А.М.Панченко, рассуждая о типичных для нее чертах подчеркивал: «Умом мы не можем себя понять. Кроме того, мы не умеем познавать самих себя. В нашей цивилизации этого нет. (…) Ну, что ж поделать?! Одни умеют это, другие нет. Поэтому у нас, у русских, возник комплекс неполноценности насчет самобытности пути. Мы все время где-то ищем учителей. Это началось еще при Петре Первом. Впрочем, было и до Петра, при Алексее Михайловиче. (…) Надо тихо жить, смирно. У нас хватит всего. На одной клюкве проживем. Смотрите, сколько клюквы-то гибнет! Никто ж ее не собирает. Давайте клюкву собирать! Картошку сажать! Хватит нам всего! Только не надо этот комплекс неполноценности развивать: «Мы тоже, как вы!» Нет! Мы, как мы. И это совсем неплохо. Нам есть чем гордиться, слава тебе господи! (…) Мы утописты, русские, утописты. (…) Мы все хотим, чтобы у нас был идеал. Но нам надо, наконец, смириться с тем, что мы построим какую-то более-менее сносную жизнь. Более-менее сносную. Всеобщего счастья не будет. Не будет «неба в алмазах». (…) Не будет! Надо успокоиться, перестать идеализировать, и тогда мы сможем жить более-менее сносно». 15

Очевидно, инновационные потоки современного мира и российского общества должны быть гармонично направлены в русло отечественных, традиционных, а значит и самобытных духовных оснований российского общества в единстве его истории, сведя прошедшее с настоящим и будущим. Это важно для того, чтобы свершилось, наконец, преодоление неведения России, обращение к ней самой, чтобы, как точно сказал Н.В.Гоголь, «увидели мы, что есть действительно в нас лучшего, собственно нашего, и не позабыли бы его вместить в свое построение».16


5 Значение традиций и классики в преодолении духовно-нравственных проблем современного общества


Трудно переоценить значение традиций в жизни человека и общества. Вместе с тем переломное время исторического бытия способствует возникновению вопросов, направленных на постижение сущности и смысла традиций и классики. В начале XXI века актуализируется тема культуры без наследства и значения классики, традиций. Рассматривая вопросы социальной психологии искусства в переходную эпоху, исследователь Н.А.Хренов пишет: «вечная ментальная особенность русского человека, но, в том числе, и русского ученого начинать каждую новую эпоху с чистого листа, забывая о предшествующих состояниях».17 Переходность, с точки зрения современного философа В.К.Кантора, есть перманентное состояние российской истории, при этом русская классика - «четко указанный ориентир исторического прогресса, который предполагает рано или поздно решение проблемы отцов и детей в эволюционной смене поколений, умеющих с достоинством принимать свое культурное наследие, гуманизируя и преумножая его».18 Исследователь вопроса формирования книжной культуры на переломных этапах отечественной истории В.И.Васильев подчеркивает, что последние два десятилетия истории России стали важным и переломным этапом в истории книжной культуры. Первостепенным становится объемно-тематический показатель книжной культуры, массовое переиздание наиболее успешных с экономической точки зрения произведений нормой. При этом коммерциализация книгоиздания привела к деградации ряда важных составляющих книжной культуры, например, формирование редакторско-издательского репертуара, редакторско-издательская подготовка, оформление книг, вследствие чего ухудшилась содержательная составляющая выпускаемых изданий. В связи с данными явлениями возрастает значение центров сохранения традиций книжной культуры, в частности издательско-полиграфического комплекса РАН. И все же в последние годы медленно начинает возрождаться «книжная духовность», на рынке появляется все больше произведений классиков литературы, научных изданий, литературно-художественных произведений; отечественная полиграфия начинает возрождать многие давно утраченные традиции, например, воссоздаются центры художественного (индивидуального) переплета.19 Значение традиций и классики как спасительной духовной силы возрастает. Во второй половине XX века отечественные исследователи древнерусской культуры Д.С.Лихачев и А.М.Панченко именно в этом спасительном значении превознесли классику и традиции в истории, культуре, повседневности на пьедестал непреходящих ценностных ориентаций.

В условиях современности традиции способны предстать в качестве новаций и принципа развития. Так, для развития художественного творчества, подчеркивает И.С.Глазунов, кроме высокого профессионализма, необходима национальная школа. «Традиция – это корни. Борьба с традицией – борьба с культурой».20 Они могут быть призваны из небытия, и в этом смысле стать возрождающимися, в связи с испытываемой потаенной и невыразимой тоской по «привычному», «устойчивому», «своему», становящемуся значимой духовной опорой человека и общества, особенно, в сокрушительные эпохи в доме российской истории. Традиционное, классическое взыскивается тогда наряду с многообразием современных (модернистских или постмодернистских, постнеклассических) тенденций, стилей и направлений. В истории духовной культуры России периодически встречаются классика, с воплощенной в ней традицией образца, с современностью, модернизм с неоклассицизмом. Среди ярчайших образцов в отечественной истории и культуре следует назвать: деятельность художественного объединения «Мир искусства», главной идеей которого явилось обращение к русской древности, к XVI-XVII вв., ее стилизация в театрально-декорационном искусстве (А.Бенуа, Л.Бакста, И.Билибина, А.Головина и др.); звучание темы русской народной жизни, русской сказки в музыкальном творчестве, например, Н.А.Римского-Корсакова («Сказка о царе Салтане», «Кащей Бессмертный», «Сказание о невидимом граде Китеже и деве Февронии, «Золотой петушок»); неорусский стиль в архитектуре; «Общество возрождения художественных традиций Руси», основанное под патронажем императора в начале XX столетия с целью сохранения «русского духа», «русской старины» и консервации идеи самобытности русского типа культуры; «Выставка иконописи и художественных древностей» в Петербурге; в целом народно-художественное творчество, в частности художественные промыслы, фольклор.

И ныне классика вне конкуренции, поскольку она - образец. Новации современной информационной цивилизации, постмодернистский тип культуры, с потерянными в ней критериями художественности и нравственности, в контексте развития российского общества способствуют актуализации вопроса о роли традиционных, классических образцов бытия, обращения к историческим корням Отечества от Руси до России. Примеры такого явления фрагментарно и в качестве одной из модных тенденций обнаруживаются в современной общественной жизни, на различных уровнях человеческого бытия (повседневном, бытовом, практическом, теоретическом). Например, языческая тематика заявляет о себе в мире моды (выставка «Языческая Русь», или «Ночь на Ивана Купала») и молодежной культуры (славянское неоязычество с ценностями дохристианского мира, слияния человека с природой); актуальность темы старины, антикварности, исторического прошлого отражается в области современного искусства, например, в дизайне (стиль винтаж) и кинематографе (историческое, главным образом, документальное кино и параисторическое, преимущественно, художественное) и т.д.

Есть традиции существующие, в том числе зарождающиеся, и прерывающиеся, но они, обязательно есть в различной интерпретации и воплощении, даже в условиях стремительно изменяющегося мира, сбивающегося и ускоряющегося ритма истории. Взыскание традиций характерно для человеческого бытия в экстремальной («пограничной») жизненной ситуации. К таковой следует отнести современные проблемы духовно-нравственной жизни. Согласно данным Левада-центра, в числе проблем, доставляющих наибольшее беспокойство современному российскому человеку, второй, после проблемы роста цен (75%), является проблема кризиса морали, культуры, нравственности (24%).21 Социокультурные проблемы, модернизация социальной действительности, долженствующая в условиях глобализации, осуществления межкультурного диалога, выработать и реализовать принципы конкурентоспособности российского общества, - все это предполагает, прежде всего, знание «самих себя» и сбережение «своего» (исторического и культурного наследия, традиций, самобытных черт народного духа). Согласно замечаниям Козьмы Пруткова, «и при железных дорогах лучше сохранять двуколку», «не в совокупности ищи единства, но более – в единообразии разделения», «степенность есть надежная пружина в механизме общежития», а «принимаясь за дело, соберись с духом».22

Тенденция трансформации современного русского (российского) духа неразрывно связана с активным заимствованием черт западноевропейского типа культуры. Утверждение традиционных ценностных ориентаций в индивидуальном и общественном сознании, экзистенциальное, жизненное овладение традициями является задачей мировоззренческого и социального характера.

Как и в чем проявляется ценность традиций? Очевидно, что все сферы человеческого бытия потенциально и актуально содержат в себе значимость определенных элементов социальной и индивидуальной жизни от поколения к поколению. Однако, с точки зрения значимости микроуровня исторического процесса (истории topos’а и истории «здесь и сейчас») обращает на себя внимание именно повседневность и быт в разнообразии его типов (домашний, общественный, городской и сельский, крестьянский и рабочий, быт интеллигенции, студенчества и т.д.), кроме того, народное искусство, включающее в себя искусство жить. Традиция есть не только один из базовых элементов культуры, но и социокультурное явление, фактор преемственности, устойчивости и упорядоченности жизненного пространства, повседневного мира, быта.

С повседневностью и бытом связаны не только такие известные и стереотипные, по сути, характеристики, как пресловутая рутинность, озабоченность, в известной степени предсказуемость, устроенность и неустроенность, разнообразие и монотонность, но и смысловые константы жизненного мира, к которым принадлежат многочисленные традиции и классика как стиль и направление общественной и индивидуальной жизни. Традиция и классика в этом контексте могут рассматриваться в качестве ценностных социокультурных ориентиров и инвариантов локально-исторического бытия (например, кулинарные, праздничные, трудовые традиции).

Человек рубежа веков, как отмечает А.Белый в своем автобиографическом романе, разрушает быт своих отцов, казавшийся прочным и незыблемым и взрастившим поколение рубежа веков.23 Воспоминания современников о жизни поэта в «русском Берлине» на заре 20-х годов прошлого века указывают на то, что поэт, потеряв корни, обрел крылья творчества и одновременно «пленный дух» (М.Цветаева). Он испытал глубокий психологический надрыв, находясь вдали от столь неоднозначно воспринимаемого им «отеческого».24 Явление ностальгии типично для бытия и быта первой волны русской эмиграции и широко отражено в культуре. Обустроенность и привычность быта потребна человеку именно так, как это выразил А.Аверченко в рассказе «Быт»: «Чем-то чужим, неуютным пахнуло на меня … Будто бы взору моему вместо привычного вида трех рядов столов, покрытых скатертями и украшенных цветами, предстала суровая, чуждая картина голых стен и обнаженного от мягкого ковра пола. И разговор на этот раз не вязался. Мы были выбиты из привычной колеи… Когда нет быта с его знакомым уютом, с его традициями – скучно жить, холодно жить…».25 Повседневность, как пишет петербургский философ Б.В.Марков, есть «ткань человеческих взаимодействий, каждое из которых в отдельности рационально, т.е. запланировано индивидами, но в совокупности своей образует такую структуру и порядок, который никем не планировался и не предусматривался. Разум и чувство выступают сторонами этого повседневного взаимодействия». 26 Повседневность являет собой противоречивое единство сознательного и бессознательного, объективного и субъективного и вместе с тем, она есть сфера, в которой человек приспосабливается к системе общественных отношений и, как справедливо замечает петербургский философ В.Г.Марахов, «постепенно, а, может быть, даже внезапно, под влиянием стрессов и неврозов, рождается историческое сознание».27

Традиции и «традиционное» в эпоху трансформации духа выступают как смысловые скрепы «локально-исторического», или «национально-культурного» и «бытового». Традиции - неотъемлемый компонент исторического сознания, собственно, укореняющего идею культурно-исторической преемственности в жизни человека и общества на всех уровнях исторического бытия. Инвариантами традиций выступают такие формы духовной жизни, как музей и народное искусство. На рубеже XIX-XX вв. данные формы народного духа находятся в центре внимания философов, историков. В философии «общего дела», рассматривая историю в трех ее ипостасях (история как акт, факт и проект), Н.Ф.Федоров придает огромное значение музею, его восприятию, организации и функционированию. На 20-е годы XX столетия приходится расцвет краеведения как специальной области исторической науки, деятельности, в конечном итоге, способа организации, обустройства жизненного и социального пространства.

Итак, значение традиций в условиях модернизирующейся России и в связи с имеющей место тенденцией трансформации российского (русского) духа приобретает характер жизненно-важный. Существует неявленная духовная потребность современника обрести в жизни зримую (духовно и материально) связь с отечественным былым посредством приобщения к его традициям. Это возможно и до́лжно реализовать на уровне повседневном, бытовом, ориентируясь на историю, культуру и традиции топоса. Локально-историческая, национальная идентичность сохранится, если присутствуют в современной действительности традиции во всем многообразии их значений и в соответствии с принципом целостности отечественной истории.

1   2   3   4   5   6

Похожие:

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург
Башмаков, В. И. Химия элементов. Часть I. S-элементы [Текст]: учебное пособие / С. А. Симанова, Т. Б. Пахомова, Е. А. Александрова....

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2011 удк 1(075. 8) Селиверстова Н. А. Основы философии: Учебное пособие / Н. А. Селиверстова; под ред проф. В. Н. Дуденкова. Спб.: Спбгти (ТУ), 2011. 188 с. Учебное пособие «Основы философии»
Селиверстова Н. А. Основы философии: Учебное пособие / Н. А. Селиверстова; под ред проф. В. Н. Дуденкова. – Спб.: Спбгти (ТУ), 2011....

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт Петербург 2002 удк 629. 76
Керножицкий В. А., Бызов Л. Н. Надежность. Лабораторный практикум: Учебное пособие. Балт гос тех ун-т, спб., 2002. – с

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие санкт-петербург
Вязкость жидких сред: Учебное пособие / И. В. Степанова, А. В. Тарасов. – Спб.: Петербургский государственный университет путей сообщения,...

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие удк 159. 9(075) Печатается
Зоопсихология и сравнительная психология: Учебное пособие. Ставрополь: скси, 2005. 272 с

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие разработано на основе Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования для студентов высшего учебного заведения по специальности 032101(65) «Физическая культура»
Современные вопросы подготовки в технико-эстетических видах спорта: Учебное пособие / Н. Н. Венгерова, К. В. Гобузева; Национальный...

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебный курс по культурологии: Многоуровневое учебное пособие / Под ред. Г. В. Драча. Ростов-н-Д., 1997. Культурология. История мировой культуры: Учебное пособие / Под ред. Г. А. Марковой. М., 1998
Основные культурно-исторические этапы. Культура первобытного человека. Шумеро-аккадская культура. Культура Вавилонии и Ассирии. Культура...

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2001 2 удк 532. 517. 4 Б 43 Моделирование турбулентных течений: Учебное пособие / И. А. Белов, С. А
Дан структурный анализ одного из важнейших направлений в исследовании турбулентных те

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Санкт-Петербург 2007 Научный редактор: Шипицына Л. М. д б. н., проф., заслуж деят науки рф
Профилактика вич-инфекции у несовершеннолетних в образовательной среде: Учебное пособие / Под ред. Л. М. Шипицыной. – Спб, 2007

Учебное пособие Санкт-Петербург 2012 удк 316. 722 (075. 8) Кутыкова И. В. Культура и цивилизация в контексте истории [Текст] : учебное пособие / И. В. Кутыкова спб спбгти (ТУ), 2012. 56 с. Учебное пособие знакомит с содержанием понятий «культура» iconУчебное пособие Житомир 2001 удк 33: 007. Основы экономической кибернетики. Учебное пособие. Житомир: ипст. 1998г. (В электронном виде)
Учебное пособие «Основы экономической кибернетики» составлено по материалам книги: Экономическая кибернетика: Учебное пособие; Донецкий...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница