Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal




НазваниеПриказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal
страница8/31
Дата конвертации28.04.2013
Размер4.1 Mb.
ТипДокументы
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31

16


— ..По местным законам им неминуемо грозит смертная казнь, — заканчивала Марта, вышагивая рядом с Артемовым по Воздвиженке в сторону «Ленинки». Пять градусов тепла, однако немка застегнула меховую куртку до самого подбородка и не снимала тонких вязаных перчаток. — Насколько я знаю, адвокаты пленников заявили, что если их не освободят, то они развяжут язык, точно сообщат имя человека, отдавшего приказ на устранение Мохаммеда Эфенди, и имя человека, который стоял за спецоперацией. Пока что русские диверсанты не назвали ни своих имен, ни страны, в которой проживают. Конечно, это деза, — резонно заметила Марта, — однако за ней стоит неприкрытая угроза.

Артемов покивал. Он понял, при чем тут Марта и ее сыскное бюро, точнее, боевое ядро «Ариадны», которое проводило сногсшибательные мероприятия по освобождению заложников по всей Европе, в основном в Косово, Боснии — в общем, на всем пространстве бывшей Югославии. Боевое ядро состояло из настоящих спецов, по сути — диверсантов.

— Борович непрозрачно намекнул, что его руководство хочет убрать «неудачников», причем чужими руками, которые ни по каким соображениям не могут быть российскими — ведь ликвидировали то международного террориста, и зуб на него имели много европейских стран. Решили сделать это руками моих боевиков, — акцентировала Марта, — моей «Ариадны». А при случае свалить сорвавшуюся спецоперацию на третью страну.

Потому и обрабатывают боевиков этой страны — Германии. Боровича изначально не могла устроить команда профессионалов, которая за деньги устранила бы проблему с диверсантами. Ему была нужна подстраховка в лице юридического лица.

— Как они вышли на тебя? — спросил Артемов. Но ответ знал.

— Легко, — ответила Марта. — Они узнали, что «Ариадна» в подходящий для них момент ведет переговоры о выкупе немецкого предпринимателя. Надо отдать им должное, они провели блестящую агентурную работу, взяли в заложники мою дочь и мужа. Я была в Грузии, когда позвонил Карл и сказал, чтобы я срочно приехала, что он будет встречать меня в аэропорту. Но меня встретили другие люди. Посадили сначала в «Мерседес», потом — в джип «Чероки». Потом…

Марта тяжело вздохнула.

— Знаешь, Михаил, обработать человека — дело несложное. А группу людей — наверное, еще проще. Борович знает свое дело, он хороший психолог. Он бил наверняка: мы вполне успешно работали с террористическими группировками, но тягаться с целой системой нам не по силам. Ни физически, ни морально. В общем, нам не оставили ни одного шанса. Нам сказали: вы готовитесь к акции в одной восточной стране на территории нашей страны. Обеспечение — наше, отход — наш, ваша задача — конечная: ликвидировать двух человек. Камеры, в которых они содержатся, подробный план тюрьмы и прочего — известен до мелочей. После акции забираете заложников — мою дочь и мужа. И — можете разевать пасть хоть на всю ширину. Это слова Боровича.

Почему убрать, а не освободить — вопрос закрытый.

Живые они и есть живые. Молчат лишь мертвые. Артемов тоже вздохнул. И подумал, что если бы стояла острая необходимость устранения Мохаммеда Эфенди, то в ГРУ сделали бы это по другому: шмальнули бы по хлипкому бунгало международного террориста ракетой, и все дела. Теперь же не шмальнешь никакой: тюрьма — это крепость, ее ни одна «крылатка» не возьмет. Вообще Борович и компания изначально действовали как бы показательно — с летающим штабом, летающим же руководством, задействовав ненужное количество сил: мол, и мы можем не хуже. И провал не заставил себя ждать.

Теперь никакие ведомства, кроме силовых, эту проблему не решат. Думают ли о том, что будет в случае провала немцев? Стараются не думать. Сейчас главное — действовать.


СПРАВКА


Ожидается, что в ходе весенней сессии, которая продлится до 10 июня, Государственная Дума примет в первом и втором чтении поправки к Закону «Об обороне», которые снижают роль Генерального штаба в руководстве Вооруженными Силами РФ. По имеющимся сведениям, «за» проголосуют подавляющее большинство депутатов.

В действующем законе говорится, что управление Вооруженными Силами РФ осуществляет министр обороны через Минобороны и Генштаб, «являющийся основным органом оперативного управления Вооруженными Силами Российской Федерации». Предполагаемая корректировка соответствующей статьи гласит, что «управление Вооруженными Силами РФ осуществляет министр обороны Российской Федерации через Министерство обороны России». Ни о каком Генштабе, как основном органе оперативного управления, в законе речи более не идет. <По материалам Михаила Ходаренка, «Военно промышленный курьер».>.


Кто то из военных очень грамотно, но удрученно сказал: «Мозг армии лишат извилин». По сути, Генштаб низвели до уровня одного из управлений Министерства обороны.

Передел. За ним всегда стоят большие люди, большие деньги. За каждое кресло бьются насмерть. В открытую. Порой лупят из танков. Настоящая война, которая не прекращается ни на минуту.

Артемов призадумался над тем, при чем тут он, бывший полковник военной разведки? Он был необходим Боровичу для прикрытия, поскольку самостоятельно немецкая группировка не может не то что вести тренировки на территории России, но и вообще находиться. То есть, по конечному раскладу, он их сообщник. Причем «хитрый» сообщник: дабы не навлечь беду на боевое ядро «Ариадны», не раскрыть планы, они проходят подготовку не на немецкой земле, а на российской, где у них есть надежный человек, недавно оставивший службу. И действуют как бы легально: под видом освобождения некоего немца по имени Ян Баник. Плюс официальная договоренность военных ведомств двух стран.

Все так, но с одной существенной поправкой: Артемов нужен Боровичу для подстраховки — если «Ариадна» вдруг провалит операцию. Тогда нелегальная связь Артемов — «Ариадна» вылезет наружу, автоматом прикрывая легальную связь с конторой Боровича. В случае успеха «Ариадны» полковник свободен как ветер.

Все так, но пленные так и останутся пленными. Русскоязычными — что выяснится очень скоро. У Боровича должен быть веский аргумент против этого.

Артемов бросил ломать голову. У него другая головная боль — ему нужно готовиться к командировке в Дагестан, где «Ариадна» проведет несколько тренировок.

Вообще тренировки на аналогичных объектах, часто специально построенных, — для спецназа считается абсолютно необходимым элементом подготовки сложных операций за рубежом.

— Тебе нужно встретиться с Директором, — жестко сказал Артемов.

Марта покачала головой:

— Нет. Я сделаю свою работу. Да и Директор ничем не поможет, он не станет вмешиваться в конфликт, за который с него снимут погоны. Это не его дело. Он наверняка все знает, но останется в стороне. Выйди с ним на контакт, и он подтвердит мои слова. Это политика.

Даже в ГРУ есть политическое управление. Я не права?

— Есть, конечно, — слабо улыбнулся Артемов.

— Я была на выставке в историческом музее, — сказала Марта после непродолжительной паузы. — Экспозиция построена по тематическим блокам: «Старые раны», «Повседневность», «Мифы», «Тревога» Это все про меня, не находишь?

Она не дала полковнику ответить. Выругавшись, она резко закончила:

— Пространство для сравнения двух культур!

И пошла прочь.


17


Москва, 7 апреля 2004 года, среда


От Михаэля ДИРЕКТОРУ Альта сообщает, что немецкая фирма «Фаден Ариаднэ» в лице ее представителя Фредерика Волтерса купила вертолет Ми 8 выпуска 95 года и скоростную лодку с жестким каркасом RIB 36 <Лодка может развивать скорость 39 узлов (72,2 километра в час), экипаж — три человека, десант — восемь с вооружением и снаряжением.>. Вторая сторона, участвовавшая в сделке, — фирма «Альфа Хеликс», зарегистрированная в Нидерландах. Учредители — два российских бизнесмена. Еще одна фирма, которая фигурирует в этом деле, имеет разрешение на экспорт боевой техники из России.

Примечания.

«Альфа Хеликс» работает по следующей схеме: находит покупателя и принимает от него деньги на счета банков офшорных зон, затем военная техника расходится по странам Ближнего Востока. На счета «Рособоронэкспорта» деньги не поступают. В двух фирмах, включая Альфа Хеликс", работает всего шесть человек.

Принимать Ми 8 и RIB 36 будет представитель «Фаден Ариаднэ» Фредерик Волтерс в порту Триполи, Ливан. Сумма сделки, заключенной в Бейруте, неизвестна.


Сумму сделки прикинул сам генерал Ленц. По его расчетам, она колебалась в районе четырех миллионов долларов. Что для немецкого агентства было, конечно, дороговато. «Ариадна» и раньше покупала оружие и вооружение как напрямую, так и через подставные фирмы.

А военную технику — те же вертолеты — для спецопераций арендовала. Нередко на военных базах. И в таких случаях оплачивала работу экипажа.

Теперь ход готовящейся операции просматривался легко. Для перегона вертолета и скоростной лодки из Ливана (например, в Турцию или на Кипр) оформляются на фирму однодневку документы. На побережье Ливана боевая группа садится в вертолет и берет прямой (утвержденный согласно флайт плану) курс на Сирию, проводит операцию, возвращается либо на вертолете, либо садится в лодку и на огромной скорости — ни один патрульный корабль не догонит — мчит к побережью той же Турции, где расположены немецкие военные базы и с которыми у «Ариадны», возможно, есть договоренность.

Официально установить сделку «Ариадны» с «Альфа Хеликс» фактически невозможно Опять же фактически немецкое агентство остается в стороне от диверсии на территории суверенного государства. По сути — классический вариант спецопераций, проводимых наемниками в странах Африки. Потом военная техника снова используется в аналогичных операциях. Только в случае с «Ариадной» все расходы, скорее всего, брал на себя Борович, резонно предположил генерал Ленц.


* * *


Итак, Марта отказалась от встречи с начальником ГРУ. Отказалась по понятным причинам. Артемов делал Марте предложение, больше опираясь на чувства, на жалость к этой женщине. А вот самому пора встретиться со Спрутом. В управлении они часто контактировали, не раз генерал армии лично курировал дела, которые вел старший оперативный офицер Михаил Артемов, помнил его, когда тот носил еще одну майорскую звезду. Теперь вот не носит ни одной.

Встреча генерала и полковника произошла в машине начальника ГРУ — черной «Волге», сделанной по спецзаказу. Спереди и сзади ехали еще две машины сопровождения. В связи с этим полковник припомнил «из архива»:

"На аэродроме меня встречал сам Директор (начальник ГРУ генерал полковник Федор Кузнецов). С большими предосторожностями я достал из за пояса драгоценную ампулу и вручил ее Директору. Он немедленно отправился к черной машине, которая стояла тут же, на аэродроме, и передал ампулу в машину.

— А кто там был? — спросил я потом Директора.

— Это Берия…"

Впору пошарить глазами в поисках хотя бы тени Лаврентия Павловича.

— Рад видеть тебя, — сказал Спрут, пожимая руку полковнику.

— Я тоже, — малость дерзнул Артемов, уловив искренние ноты в суховатом голосе генерала армии.

Ленц улыбнулся: ответ Артемова звучал не иначе как «я тоже рад видеть тебя», — Как прошла беседа с Мартой?

«Вольный» Артемов отважился махнуть рукой: «Не спрашивай». Раньше спохватился бы, сейчас же остался непроницаем. Чуть порадовался: все таки жизнь на вольных хлебах приносит свои удовольствия, вернее, имеет свои преимущества. Хорошо бы и дальше так работать.

Артемов неожиданно пришел к выводу, что этакие «теплые» отношения с бывшим шефом его вполне устраивают. Огорчало одно: они мимолетны, не могут продолжаться сколько нибудь долго. Лишь раз в жизни можно прокатиться с начальником ГРУ в одной машине, лишь раз в жизни можно скрыть глаза за непроницаемыми стеклами очков и лихо оторваться от мнимого преследования. Грустно немного, но от этого никуда не уйти.

— Пробовал склонить Марту на свою сторону? — в утвердительной форме спросил Ленц.

— Ее нельзя склонить ни в какую сторону, — ответил Михаил Васильевич. — При любом раскладе Марта поверит лишь одному человеку, может быть, даже против логики, — тому, кто держит в руках жизнь ее дочери.

— Отговаривать от акции не пробовал?

— Нет. — И не добавил — товарищ генерал или Игорь Александрович. — Не пробовал. — И спросил:

— Что будем делать? Парней то надо вытаскивать из тюрьмы. — Вспомнил слова Марты: «Директор ничем не поможет, он не станет вмешиваться в конфликт, за который с него снимут погоны. Он останется в стороне».

Дальше она сказала: «Выйди с ним на контакт, и он подтвердит мои слова».

Вышел. Пора спросить и получить подтверждение.

— Марта сказала, что в ГРУ есть политическое управление, — непрозрачно намекнул Артемов. И не выдержал пристального взгляда начальника. «Не глаза, а надзорный орган».

Спрут с минуту молчал.

— В Минобороны решают провести спецоперацию — без нашего участия, мы знали о ней и были против. Причем подходят к этому вопросу вполне грамотно, имея веские — о нравственности говорить не будем — основания. Да, они совершили ошибку и, похоже, снова собираются ошибиться. Но это их дело. Я всего лишь глава военной разведки, не министр обороны и не глава государства. Хотя как человека вся эта история меня сильно задевает. У меня есть карты, которыми я разобью любую комбинацию, а что дальше? Теперь я говорю как начальник военной разведки. Ну? Дальше мы сможем встретиться не в моей машине, а у меня на даче. Или в пивной, если хочешь.

— Почему не надавили на Сирию? Дипломатическими, политическими, экономическими, военными рычагами? Можно было освободить диверсантов под угрозой срыва поставки вооружения.

— Контракт подписан сирийским министром обороны, но оплатили его финансисты из других арабских стран, те, кому мы не можем продать даже автоматную гильзу без крупного международного скандала. Наши отношения с арабским миром очень сложные. Задеть одну из них означает нарваться на конфронтацию с остальными.

— Так мы бросим тех парней?

До показа пленного российского спецназовца в прессе прошла мощная волна репортажей о диверсии и поимке двух диверсантов. При них было оружие, которым они убили гостя страны. Девочка, дочь Магомеда, опознала в нем человека, который убил ее отца, но не тронул ее. Она ходила в местную школу, говорила по арабски и хорошо запомнила его слова. Опять же «Аль Джазира» привела сентиментальные выкладки: дочь убитого отца не держит зла на убийцу.

Ленц думал именно об этом, потому не ответил на вопрос Михаила Артемова.

— Допустим, — сказал он, — российские власти признали спецназовцев гражданами своей страны, но отказываются признать саму диверсию. Тем не менее она доказана: диверсантов взяли с поличным. Вести переговоры, точнее, пререкания по этому вопросу долго, утомительно и бесполезно. Даже вредно и недопустимо признание своих граждан причастными к теракту, совершенному на территории суверенного государства.

Мусульманского государства, что важно. Государства, которому мы поставляем оружие, с которым нас связывает договор о дружбе и сотрудничестве. Диверсия же подрывает и без того сложные отношения с Сирией и обостряет отношения с другими арабскими странами, о чем я уже говорил. Еще нужно помнить о том, что есть такой человек — Шейх Хасан Насралла, вождь «Хезболлы», непререкаемый авторитет в среде сирийско ливанской коалиции. Его голос в деле диверсантов, ликвидировавших такого же, как он, борца за свободу, играет далеко не последнюю роль. Так что спецназовцев никогда не признают своими. И сей «допуск» властям дали сами спецы. И у них, похоже, не было другого выхода.

С другой стороны, они дали властям знать о том, что делать: пока они безымянные, бесхозные, но все еще сильные, от них можно и нужно избавиться. Хотя здесь что то не так, что то не состыковывается во всех трех репортажах. Должен быть подтекст, но какого он содержания?..

Ленц даже посмотрел на полковника, словно ожидал от него ответа.

Артемов пожал плечами:

— Не знаю.

— Борович перестраховался, — переключился на конкретное лицо Спрут. — Спецназовцы числятся пропавшими без вести — пропали за два дня до диверсии в Сирии. Что подтверждается документально. Пропали означает перешли на другую сторону, сработали по контракту. Осталось установить заказчика. Но установят лишь среднее звено — «Ариадну», которая по статусу из полувоенной организации превратится в полукриминальную; а связь обеих групп с немецкими спецслужбами повиснет в воздухе. Все это отнюдь не частично снимает с России подозрения в диверсии. Сейчас мы говорим о провале «Ариадны», но даже провал операции на руку Боровичу. Но то крайний, нежелательный для него вариант. Диверсанты же могут говорить что угодно. Если они назовут свои имена, то ответом будет их документально подтвержденное дезертирство и обвинение в измене Родине.

Для Артемова все стало на свои места. Вот он, веский аргумент против пленных русскоязычных спецназовцев. Любое слово можно было обернуть конкретной бумажкой.

Теперь хронология подставы Боровича прорисовалась окончательно. Группу спецназа ВМФ перебрасывают в Чечню, они выходят в рейд и пропадают. Через два дня они совершают диверсию на территории Сирии, двое попадают в тюрьму. Их наниматели — «Ариадна», по сути, относящаяся к так называемым частным военным компаниям, которая могла получить заказ от любого государства, — вынуждены действовать по обстоятельствам: либо ликвидировать их, либо вытащить из тюрьмы. При таком раскладе российские власти вообще могли отрицать, что они есть. Никаких сделок. Попался — виноват. Классика.

Ленц продолжил после непродолжительной паузы:

— Что касается Сирии, руководства этой страны.

Башар Асад, как это ни покажется странным, хочет честных переговоров. Это несмотря на то, что участь спецназовцев решена. Сирийский президент рассчитывает подойти к этому вопросу цивилизованно. И искренне удивляется варварству страны Икс. Хотя давно понял, граждане чьей страны находятся под стражей. Правда, наши запустили — через подставные СМИ, — пояснил Ленц, — мощную информационную бомбу, что диверсия — дело рук израильского «Моссада». Действительно, спецподразделения «Моссада» действуют примерно так же, как сработали наши. Может, даже эта операция намеренно была скопирована с той, в ходе которой был ликвидирован Абу Джихад <Абу Джихада (настоящее имя Халил эль Вазир, «второй человек» в Организации Освобождения Палестины) ликвидировали в результате спецоперации, разработанной в «Моссаде», «Шин Бет» и отчасти «Аманом». В ней принимали участие специальные агенты израильской разведки, спецназ ВМС — «сайрет 13», группы армейского спецназа. Связь и руководство с боевиками осуществлялись с «Боинга 707». В результате Абу Джихад получил 70 огнестрельных ранений.>. При всей масштабности не хватало важных моментов — судов обеспечения, в частности, а отход нашей диверсионной группы был фактически неорганизован. Времена меняются. Теперь нужно действовать тайно и наверняка или открыто и наверняка. Короче, либо ты поднимаешь штангу, показывая свою настоящую силу, либо кривляешься на помосте, демонстрируя накачанные мышцы.

— Так мы бросим тех парней? — повторил Артемов.

— Я этого не сказал. Подумай над следующим:

Марту Зельман отговорить от акции нельзя потому, что эта акция — составная часть другой, подготовленной другим ведомством. Я тебе дам человека, помозгуйте с ним. Я предоставлю точные карты местности, подробнейший план тюрьмы, снимки. А ты должен узнать точное время начала спецоперации, которую готовит Борович. Впрочем, более точная информация будет у меня, я сброшу ее тебе.

— Что то я ничего не понял, — честно признался Артемов.

Спрут рассмеялся и дружески похлопал Артемова по плечу.

— Тебе придется подготовить свою спецгруппу, которая окажется в тюрьме раньше боевиков «Ариадны», — это единственный вариант решения проблемы. Я могу обеспечить и отход, но стоит ли? Я не хочу рисковать, рисковать будешь ты, лицо частное и только частное. На этот путь ты отважился ступить задолго до нашей беседы, согласен?.. Михаил Васильевич, я тебя спрашиваю.

— Да, — запоздало кивнул Артемов.

— Я не дам сорваться этой операции, — продолжил Спрут. — И тут сложный момент: не дам, находясь в стороне. И ты стоишь особняком от меня. Честно предупреждаю тебя, Михаил: найди способ не попасть между молотом ГРУ и наковальней Минобороны. Я в курсе, что ты сказал на суде в последнем слове: нет друзей и нет приятелей. Про врагов и предателей тоже не забывай — их то как раз хватает. Помощь с моей стороны — это люди, вооружение, документы и связь. Связь прямая и через агентов, с которыми ты будешь контактировать в Сирии.

— Хорошо, что так.

— Борович планирует отход? — спросил Ленц, усмехнувшись на сарказм Артемова.

— Это входит в его планы, — ответил полковник.

— Вот твои боевики и воспользуются его транспортом. По моим сведениям, «Ариадна» закупила через подставную фирму вертолет, также наготове скоростной диверсионный катер. Вот тебе обеспечивающая и вспомогательная группа.

— Я снова не врубился. У меня еще нет боевиков, но пускай они будут. Они что, должны будут захватить вертолет и на нем сесть во двор тюрьмы? Освободить пленников?

— Об этом ты и подумаешь с одним человеком. Он участвовал в подобных операциях. Специалист именно по тюрьмам. Тюрьмы — его рок и его конек. Сегодня ты познакомишься с ним. Мрачный тип, но пусть тебя это не тревожит. Один из моих лучших агентов. Пока есть время, взгляни на его досье.

Артемов взглянул…


Марковцев Сергей Максимович, 1959 года рождения. Последняя занимаемая должность в войсках — командир отдельного разведывательного батальона 13 й армии. Окончил факультет спецназа при Рязанском высшем воздушно десантном командном училище и Высшие разведывательно командные курсы усовершенствования офицерского состава. 1981 — 1983 гг. — командир роты спецназа. С 1986 по 1987 год — сотрудник 3 го отдела 2 го управления Московского военного округа.

1988 год — сотрудник 10 го Главного управления Генштаба. 1989 — 1993 гг. — старший инструктор учебного батальона спецназа. 1993 — 1996 гг. — командир батальона специального назначения «Ариадна».

1996 год — возглавил группу особого резерва в криминальной организации "Группа «Щит», специализирующейся на захвате заложников с целью выкупа. В 1997 году осужден на двенадцать лет лишения свободы с отбыванием срока в колонии строгого режима. 2000 год — побег из колонии и работа на контрразведку в качестве секретного агента. В этом же году вернулся в военную разведку под агентурным псевдонимом Марк. Разработал и лично участвовал в двух диверсионных акциях, проведенных на территориях Азербайджана и Грузии.

В марте 2002 года привлечен как специалист к работе в Центре спецопераций ГРУ «Луганск». Попал под правительственный указ (выдержка): «Использование (привлечение), а в случае необходимости — освобождение из мест лишения свободы специалистов по борьбе с терроризмом (…) с наделением их иммунитетом от уголовного преследования, когда они по оперативной необходимости внедряются в террористические группировки и вынуждены участвовать в их деятельности; и (или) участвовать в проведении подобных острых оперативных мероприятий…».


— Это все он? — спросил Артемов, закончив читать. — Тогда его похоронят в нескольких гробах. Это ж сплошные расходы!..

— Не хорони его заранее, — усмехнулся Ленц. — Он хороший человек, не раз опробованный в деле. — Он передал полковнику еще несколько листов бумаги и пояснил:

— Для более детального ознакомления.

— Что это? — спросил Михаил Васильевич, глянув на «шапку»: «Начальнику профильного отдела управления военной контрразведки ФСБ полковнику Эйдинову от Марковцева С.М. Отчет о побеге из колонии строгого режима УР 45/3…»

Честно говоря, такую «шапку» Артемов видел впервые.

— Отчет, — неопределенно ответил Спрут. — Марк больше валял дурака, нежели отчитывался. Таких отчетов он накарябал три Самый первый попал ко мне в руки случайно, остальные писал по распоряжению своих кураторов из военной разведки Прочти на досуге. Занимательные документы. Частичная автобиография, можно сказать.

«Ладно, прочту», — кивнул Артемов, складывая листы по сгибам и пряча во внутренний карман куртки.

Прямо из машины генерал позвонил по телефону и спросил:

— Выясните, возможно ли вызвать Марковцева в ближайшие час два. От моего имени. Пошлите за ним машину.

Артемову тут же припомнилось высказывание президента группы компаний «Феррари Мазерати», которое он вычитал в «Известиях»: мол, наши клиенты не пробуют перед покупкой «Феррари» — иначе какая же это «Феррари»? Вот и Артемов условно покупает, не пробуя, экстремальную «мечту» военного рынка, разгоняющуюся, судя по всему, до сотни за четыре секунды.

Подмывало шепнуть Спруту: "Пошли за ним «Феррари».

На худой конец — «Мазерати».

Генерал рассуждал в том же, наверное, ключе: «Сведу две „Ариадны“. Женщины они толковые, нити свои не перепутают». И подумал, что, наверное, это неспроста.

А еще о том, что свел работу Артемова на нет.

1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   31

Похожие:

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconМалколм Барбер Процесс тамплиеров ocr litPortal
Книга М. Барбера — одно из самых авторитетных исследований в мире и первая публикация па русском языке — восстанавливает реальную...

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal icon«Михаил нестеров. Легионеры»: эксмо; Москва; 2002 isbn 5 699 00881 0
Но с этим решительно не согласен бывший подполковник спецназа гру сергей Марковцев. Ведь из за этих подонков погибли его друзья....

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconСамое главное правило – мастер всегда прав
Если вы обратились к мастеру по любому вопросу ― его решение является окончательным и обсуждению не подлежит

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconВсероссийское совещание по обсуждению итогов апробации комплексного учебного курса "орксэ"
В апкиппро состоялось Всероссийское совещание по обсуждению итогов апробации комплексного учебного курса «Основы религиозных культур...

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconВ апкиппро состоялось Всероссийское совещание по обсуждению итогов апробации комплексного учебного курса «Основы религиозных культур и светской этики»
Всероссийское совещание по обсуждению итогов апробации комплексного учебного курса "орксэ"

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconМеждународный Форум «голоэкспо-2007»
На научно-практической конференции предлагаются к обсуждению следующие основные вопросы

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconИгра проводится как расширенное заседание редакции, посвященное обсуждению материалов очередного выпуска журнала «Химия и энергетические ресурсы». Цели игры
Имитационная модель игры. Игра проводится как расширенное заседание редакции, посвященное обсуждению материалов очередного выпуска...

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconOcr as psychology Unit G542 Core Studies

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconПриказ от 30. 12. 2009г. №624 ) и старому ( приказ от 09. 12. 2008г. №274 ) перечням работ Приказ Минрегионразвития Российской Федерации Примечание
Подготовительные работы на строительной площадке (4510214, 4510215, 4510223, 4510224, 4520106)

Приказ обсуждению не подлежит Марковцев 5 ocr litPortal iconРазведчика: система спецназа гру. Ocr палек, 1998 г


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница