Исследование подростковой формы эгоцентризма




Скачать 226.17 Kb.
НазваниеИсследование подростковой формы эгоцентризма
Дата конвертации16.11.2012
Размер226.17 Kb.
ТипИсследование

Рябова Т.В.
ИССЛЕДОВАНИЕ ПОДРОСТКОВОЙ ФОРМЫ ЭГОЦЕНТРИЗМА


Отправной точкой исследования послужили представления Жана Пиаже об эгоцентризме и их анализ в современных исследованиях зарубежных и отечественных авторов.

Актуальность темы исследования определяется многозначностью понимания природы и возрастной динамики феномена эгоцентризма в разных психологических направлениях - когнитивной психологии, психоанализе, теории деятельности и др.

В научной психоло-гии ХХв. проблема эгоцентризма была поставлена Ж.Пиаже. Эгоцентризм Ж.Пиаже описы-вал как умственную позицию, которую занимает ребенок в процессе по-знания самого себя и окружающего мира на протяжении ряда стадий ин-теллектуального развития.

С самого своего появления в психологии термин «эгоцентризм» вы-звал ряд недоразумений, связанных с тем, что житейское толкование поня-тия «эгоцентризм» отличается от научного. Впоследствии и в науке «эгоцентризм» стал трактоваться гораздо шире, чем предлагал Ж.Пиаже. В специальной литературе с помощью понятия «эгоцентризм» описывается целый ряд различных по своей природе и динамике явлений.

В исследованиях феномена эгоцентризма (понимаемого в традиции Ж.Пиаже) отмечается, что он проявляется как в интеллектуальной, так и в мотивационно-потребностной сфере личности. Представления о явлениях эгоцентризма в личностно-аффективной сфере, в свою очередь, также не согласованы между собой. В ряде исследований указывается на то, что между эгоцентризмом в познавательной и в личностно-аффективной сфере существуют генетические взаимосвязи, однако теоретически предполагаемые взаимосвязи не обнаруживаются в эмпирических исследованиях (D.Elkind, R.Enright et.al. и др.).

Вместе с тем, изучение взаимосвязей между феноменами центрации в интеллектуальной и аффективной сферах представляется важным, поскольку позволит внести вклад в формирование целостного представления о процессах развития личности и получить новые факты для решения проблемы единства аффекта и интеллекта. Понимание особенностей эгоцентризма и тех механизмов, которые приводят к его формированию, может стать ориентиром для психолого-педагогического воздействия с целью предупреждения дезадаптивных вариантов развития.

Объект исследования - эгоцентризм как феномен возрастно-психологического развития.

Цель исследования заключалась в том, чтобы проследить возрастную динамику феномена, описанного последователями Ж.Пиаже как «подростковая форма эгоцентризма», проявляющегося в личностно-аффективной сфере.

Теоретическое введение в проблему. Ж.Пиаже определил эгоцентризм как проявление субъективной позиции ребенка в познании окружающего мира и себя самого; субъект не учитывает, что его положение среди вещей и людей лишь одно из многих возможных и не умеет соотносить свою точку зрения с точкой зрения других людей (1923 г.). Под влиянием критики, Ж.Пиаже предложил использовать для обозначения этого феномена наряду с термином «эгоцентризм» другой термин - «центрация», а изменение эгоцентрической позиции он предложил описывать с помощью понятия «децентрация» (1962 г.).

Ж.Пиаже описал три формы эгоцентризма в соответствии с тремя основными периодами развития интеллекта. Это эгоцентризм в период становления сенсомоторного интеллекта (от 0 до 2 лет), эгоцентризм на стадии дооперационального мышления (от 2 до 7 лет) и эгоцентризм в период формирования понятийного мышления (от 11 до 15 лет). Приобретаемая в 12-15 лет способность строить умозаключения, следуя правилам комбинаторики и формальной логики, позволяет подростку выдвигать гипотезы, делать из них выводы и экспериментально проверять их истинность. При этом подросток может строить идеализированные представления, которые не всегда поддаются проверке и часто противоречат реальным фактам. Подростковую форму когнитивного эгоцентризма Ж.Пиаже назвал «наивным идеализмом» подростка, стремящегося к переустройству мира, приписывающего своему мышлению неограниченную силу. Интеллектуальная децентрация ведет к тому, что подросток начинает принимать во внимание внешние обстоятельства, становясь реальным и активным деятелем. У взрослых также возможно проявление центрации субъекта на себе в процессе познания. Согласно Ж.Пиаже, эгоцентризм имеет тенденцию усиливаться всякий раз, когда в ходе развития приходится соприкасаться с чем-то новым, незнакомой прежде сферой познавательной деятельности. «Взрыв» эгоцентризма постепенно затухает по мере того, как человек осваивается в новой области.

Ж.Пиаже сосредоточил внимание на интеллектуальном развитии ребенка, оставляя без экспериментального анализа специфику развития аффективной сферы личности. Последователи Ж.Пиаже полагали, что феномен эгоцентризма целесообразно рассматривать не только в связи с развитием когнитивной сферы, но и в связи с аффективным опытом личности (H.Hoffman, R.Selman, Г.Дюпон).

Значительный вклад в создание современной концепции эгоцентризма внес Д.Элкинд. Развивая идеи Ж.Пиаже, Д.Элкинд выявляет новые аспекты подросткового эгоцентризма, в большей степени затрагивающие развитие личности. Он отмечает, что формальные операции наделяют подростка способностью не только создавать умственные конструкции, но и рассуждать о них, что позволяет получить представление не только о собственном мышлении, но и о мышлении других людей. При этом подросток затрудняется в дифференциации между объектами, на которые направлено мышление других, и объектами, на которые направлено его собственное мышление. Подросток из-за тех серьезных психофизиологических изменений, которым он подвергается в этом возрасте, более всего интересуется собой. Соответственно он полагает, что другие люди озабочены его поведением и внешним видом так же, как и он сам. Именно это убеждение Д.Элкинд обозначает термином - «Воображаемая аудитория» ( «Imaginary audience»), и рассматривает этот феномен как один из основных компонентов эгоцентризма в подростковом возрасте. Понятие «Воображаемая аудитория», по мнению Д.Элкинда, способствует объяснению многого из аффективного опыта и поведения подростка. Стремление к уединению и нежелание подростка раскрываться, в некоторой степени, может быть реакцией на ощущение, что он постоянно находится под критическим взором других людей.

В то время, как подростку не удается отличить предмет своего мышления от предмета мыслей других, он очень хорошо дифференцирует собственные чувства. Он оценивает себя и особенно свои чувства как нечто уникальное, особенное: только он может так страдать, любить, ненавидеть. Эта вера в уникальность своих переживаний была названа Д.Элкиндом «Личным мифом» («Рersonal fable»). «Личный миф» составляет второй компонент эгоцентризма в подростковом возрасте.

Согласно предположению Д.Элкинда, поведение и переживания, связанные с наличием «Воображаемой аудитории», имеют тенденцию ослабевать с возрастом. Взрослея, в предвосхищении подросток больше ориентируется на действительно возможные реакции конкретных людей, нежели на свои представления о себе. «Личный миф», вероятно, преодолевается установле-нием подлинных межлич-ностных отношений. Когда возникает доверительный контакт с другим человеком, подросток узнает, что другой испытывает чувства, сходные с его собственными чувства-ми. Феномены эгоцентризма («Воображаемая аудитория» и «Личный миф»), по мнению Д.Элкинда, возникают в связи со вступлением подростка в пору бурного созревания формальных операций.

Для проверки теоретических конструктов Д.Элкинда была разработана методика анкетного типа - «Подростковый эгоцентризм -социоцентризм» (R.Enright et. al.), состоящая из пяти шкал. К двум, уже описанным, личностно-аффективным компонентам эгоцентризма авторы добавили новый - «Сфокусированность на себе» (со-средоточение внимания на самом себе, своих чувствах и мыслях). Выраженность эгоцентризма соотносится с показателем выраженности социоцентризма (ориентация на общественно значимые цели и ценности) и показателем значимости личных интересов. Респонденту предлагается оценить каждое из 45 утверждений по пятибалльной системе оценок от 1- абсолютно не важно до 5 - чрезвычайно важно и выбрать три наиболее важные для него утверждения из представленных на каждой из пяти страниц, подчеркнув их. В настоящее время применяются и другие опросники: «Новая шкала "Личный миф"», «Шкала "Воображаемая аудитория"» (D.Lapsley, L.Walters), которые также построены по принципу ранговой шкалы Лайкерта.

В исследованиях показано, что компоненты эгоцентризма «Личный миф» и «Воображаемая аудитория» уменьшаются от младшего к старшему подростковому возрасту, «Сфокусированность на себе» увеличивается, несоциальная активность теряет свою значимость, а политические интересы по мере взросления становятся более значимыми (R.Enright et.al. и др.). У подростков обнаружены взаимосвязи между уровнем развития самосознания, особенностями самооценки и выраженностью личностно-аффективных компонентов эгоцентризма. (R.Ryan & R.Kuczkovski; G.Adams и др.). Отмечено, что эгоцентризм в личностно-аффективной сфере, играет определенную роль в развитии депрессии и в формировании дезадаптивных вариантов развития (J.Garber et.al.). Если стрессоры, с которыми сталкивается взрослеющий человек, затрагивают области «самоозабоченности», то может быть дан неблагоприятный прогноз относительно развития подростковой депрессии. Несмотря на сознательные попытки исследователей элиминировать в анкете те вопросы, которые могут быть связаны с полом, выявлены различия между мальчиками и девочками (R.Enright et. al. и др.). Наличие половых различий в уровне эгоцентризма ведет к сомнениям относительно происхождения эгоцентризма. Если эгоцентризм развивается как результат абстрактного мышления и формально-операциональных когнитивных структур, то явных половых различий не должно наблюдаться. Если же эгоцентризм - продукт социального развития, то результаты представляются вполне логичными. В культуре среднего класса в американском и европейском обществе существуют ожидания, согласно которым женщине следует искать одобрения окружающих, принимать во внимание мысли и чувства других людей. Такое «давление» социализации, по мнению Р.Энрайта, может внести существенные различия в выраженность компонентов эгоцентризма у юношей и девушек.

Результаты эмпирических исследований либо обнаруживают низкую нелинейную корреляцию между уровнем развития эгоцентризма и сформированностью формальных операций, либо никак не подтверждают тезис о роли интеллекта в появлении подростковой формы эгоцентризма (L.Goosens; W.Gray & L.Hudson и др.). Возникает необходимость выдвижения новых предположений относительно возникновения и развития личностно-аффективных компонентов эгоцентризма, впервые возникающих в подростковом возрасте.

В русле психоаналитической традиции в качестве источника возникновения и развития подростковой формы эгоцентризма, проявляющегося в личностно-аффективной сфере, рассматриваются процессы развития самости (D.Lapsley et al.; T.Riley et al. и др.) и процессы становления идентичности (Э.Эриксон, J.Marcia).

Если родители не предоставляют ребенку возможность в удовлетворении базовых потребностей в зеркализации, идеализации, не удовлетворяют его потребность в «похожести», то подросток будет демонстрировать ярко выраженную «Воображаемую аудиторию». Он будет ожидать, что окружающие настроены к нему критически, неодобрительно. Постоянное прогнозирование подобного отношения к нему периодически будет меняться на предвосхищение противоположных реакций. Конструируя «Воображаемую аудиторию», взрослеющий человек учится распределять свою психическую энергию между самим собой, своими близкими и другими людьми таким образом, чтобы часть энергии оставалась направленной на самого себя; таким образом, «Воображаемая аудитория» играет важную роль в развитии самости.

Чувство эго-идентичности состоит в уверенности человека в том, что его способность сохранять внутреннюю тождественность и целостность согласуется с внутренней оценкой его тождественности и целостности, данной другими людьми. Следовательно, подростки, только еще обретающие свою идентичность, могут быть озабочены тем, что они из себя представляют, соответствуют ли они ожиданиям других, т.е. проявляют ли они свою индивидуальность. По словам Э.Эриксона, формируя собственную идентичность молодые люди иногда болезненно, часто из любопытства проявляют озабоченность тем, как они выглядят в глазах других по сравнению с тем, что они сами о себе думают. Чем дальше подросток от достигнутой идентичности, тем больше ему необходима обратная связь от окружающих, тем больше он склонен мысленно предвосхищать реакции других на себя, чтобы затем сравнивать реальное отношение к нему с прогнозируемым. У человека, демонстрирующего кризис идентичности или ее диффузию, будут ярко проявляться феномены центрации на себе в личностно-аффективной сфере. Транслируемые в культуре требования к формированию идентичности в подростковом возрасте могут ошибочно пониматься субъектом как повышенный интерес окружающих к нему персонально, а не как общие требования ко всем людям данного возраста. Из-за подобного смешения может возникать описанная Д.Элкиндом «Воображаемая аудитория» как один из компонентов эгоцентризма в подростковом возрасте. Новизна ощущений подростка, появляющаяся у него из-за развития идентичности, может приводить к возникновению чувства собственной уникальности и неуязвимости, что характеризует «Личный миф». В эмпирических исследованиях процесса развития идентичности как возможного источника развития таких личностно-аффективных компонентов эгоцентризма как «Воображаемая аудитория» и «Личный миф» показано наличие невысокой, но значимой корреляции между выраженностью личностно-аффективных компонентов эгоцентризма и степенью сформированности идентичности (B. O' Connor & J.Nicolic).

Несмотря на многообразие исследований подростковой формы эгоцентризма, два принципиальных вопроса не получили своего решения. Это вопрос о том, как соотносятся друг с другом эгоцентризм в интеллектуальной сфере и эгоцентризм в личностно-аффективной сфере; и другой - вопрос о том, как изменяются личностно-аффективные компоненты эгоцентризма с возрастом.

Эмпирическое исследование. На первом, «пилотажном», этапе исследования апробирована методика «Подростковый эгоцентризм-социоцентризм» и проанализирована динамика подростковой формы эгоцентризма в разных фазах подросткового возраста. На втором этапе исследования с помощью модифицированной анкеты «Подростковый эгоцентризм-социоцентризм», «Новой шкалы "Личный миф"» и «Шкалы "Воображаемая аудитория"» осуществлено сравнительное исследование структуры и возрастной динамики феномена эгоцентризма в разных фазах подросткового возраста и у взрослых.

Испытуемые. В исследовании принимали участие: младшие подростки (11-12 лет) общеобразовательной школы; младшие подростки, находившиеся на момент исследования в приюте-распределителе и посещавшие коррекционные классы; старшие подростки (16-17 лет) учащиеся общеобразовательной школы; старшие подростки - учащиеся физико-математического интерната им. А.Н.Колмогорова при МГУ им. М.В. Ломоносова; старшие подростки - учащиеся математического класса школы № 91; старшие подростки - учащиеся гуманитарного класса школы № 1596; старшие подростки - учащиеся художественного лицея; студенты колледжа (17-22 года); работающая молодежь (20-25 лет), лица зрелого (26-40; 41-55 лет) и пожилого (56-69 лет) возрастов. Попытка включить в анкетирование младших школьников (9 лет) показала, что форма и объем теста, его содержание трудны и часто непонятны им. Поэтому результаты тестирования младших школьников не были приняты к дальнейшей обработке. Всего в исследовании участвовало 348 человек, было обработано 512 анкет.

Такой подбор испытуемых позволяет ответить на вопросы о возрастной динамике исследуемой формы эгоцентризма, о взаимосвязи между степенью выраженности эгоцентризма и степенью освоенности формальных операций в разных фазах подросткового возраста, о взаимосвязи между степенью самоопределения и степенью выраженности эгоцентризма в подростковом возрасте, о взаимосвязи между особенностями жизненной ситуации респондентов и степенью выраженности эгоцентризма.

Гипотезы. В литературе и в нашем «пилотажном» исследовании показана тенденция к ослаблению выраженности подростковой формы эгоцентризма при переходе от младшего к старшему подростковому возрасту. Поэтому в основной части исследования с целью уточнения и дополнения уже полученных данных проверялись следующие гипотезы.

  1. По мере взросления личностно-аффективные компоненты эгоцентризма («Воображаемая аудитория» и «Личный миф») будут представлены менее ярко, чем у младших подростков. «Сфокусированность на себе» как более устойчивый, менее возрастно-специфичный компонент в структуре личностно-аффективной формы эгоцентризма, проявит себя без значимых различий в разновозрастных группах. Снижение степени выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма будет происходить неравномерно.

  2. Д.Элкинд предполагал, что степень выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма взаимосвязана со степенью освоенности подростком формальных операций. Чем лучше подросток владеет формальными операциями, тем менее ярко проявляются «Воображаемая аудитория» и «Личный миф». Поскольку при эмпирических проверках (L.Goosens; W.Gray & L.Hudson и др.) этого предположения были получены данные, не позволяющие определенно сделать вывод о наличии или отсутствии указанной взаимосвязи, в нашем исследовании проведено сравнение степени выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма у учащихся коррекционных классов (у подростков из приюта), у подростков из общеобразовательной школы, из физико-математического интерната и др. У перечисленных групп подростков уровень освоенности формальных операций различен, поэтому у них можно ожидать разную степень выраженности эгоцентризма.

  3. Основываясь на концепции формирования идентичности как причины возникновения и развития подростковой формы эгоцентризма у подростков, мы предположили, что у подростков с ранней профессиональной ориентацией выраженность «Воображаемой аудитории» и «Личного мифа» будет наблюдаться в меньшей степени, чем у подростков без профессиональной ориентации (учащихся общеобразовательной школы). По выраженности компонента «Сфокусированность на себе» значимых различий между ними наблюдаться не будет.

  4. Опираясь на результаты «пилотажного» исследования, можно ожидать, что группы младших и средних подростков будут демонстрировать большую значимость общественно-политических интересов и общественно-политической активности по сравнению с лицами более старшего возраста. LI>В зрелых возрастах «Воображаемая аудитория» и «Личный миф» также будут представлены, но выражены слабее, чем у подростков. Значимых различий по степени выраженности этих компонентов эгоцентризма между мужчинами и женщинами, между людьми, находящимися в разных жизненных условиях (учащаяся молодежь, работающая молодежь, находящиеся в браке, холостые и т.п.), наблюдаться не будет в силу того, что детерминация возрастной динамики личностно-аффективных компонентов эгоцентризма не может быть приписана ни уровню интеллектуального развития, ни семейному положению, ни профессиональному самоопределению. «Воображаемая аудитория» и «Личный миф» представляют собой переживания личности, которые впервые появляются в подростковом возрасте и сохраняются у человека в той или иной степени на протяжении всей жизни.

Результаты. Для сравнения групп между собой по степени выраженности исследуемых показателей эгоцентризма и значимости «социоцентрических» интересов осуществлялся подсчет средних арифметических и ранжирование для всех групп испытуемых по каждой из исследуемых переменных (IA - «Воображаемая аудитория», PF - «Личный миф», SF - «Сфокусированность на себе», PI - «Личные интересы», SPI - «Общественно-политические интересы», SPA - «Общественно-политическая активность» и др.).

Была обнаружена общая тенденция к снижению степени выраженности исследуемых (личностно-аффективных) компонентов эгоцентризма с возрастом. Наиболее четко эта тенденция проявлена в отношении «Воображаемой аудитории» и «Личного мифа». Наряду с общей тенденцией обнаруживают себя и некоторые «колебания» степени выраженности эгоцентрических показателей. Так, у старших подростков, учащихся гуманитарного класса, компонент «Личный миф» заметно снижается по сравнению с другими группами той же возрастной категории, а в группе «Молодость» возрастает по сравнению с соседними - «Юностью» и «Продуктивным возрастом 1». При этом, в группах «Юность», «Молодость» и «Продуктивный возраст 1» значения по «Воображаемой аудитории» и «Личному мифу» совпадают друг с другом. Компонент «Сфокусированность на себе» при общей тенденции к снижению по мере взросления также обнаруживает увеличение значений в группах «Юность», «Молодость» и «Продуктивный возраст 1».

Показано, что пик выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма приходится на младший подростковый возраст. Уменьшаясь по мере взросления, исследуемые (личностно-аффективные) компоненты эгоцентризма сохраняются вплоть до пожилого возраста и присутствуют во всех группах, главным образом в одном диапазоне, несмотря на различия исследуемых групп. Для получения данных о возрастной динамике изучаемых компонентов эгоцентризма результаты респондентов были обработаны с помощью коэффициента ранговой корреляции Ч. Спирмена. Была показана устойчивая взаимосвязь между возрастом и выраженностью показателей эгоцентризма: с увеличением возраста снижаются показатели эгоцентризма, но не исчезают совсем.

Следующим шагом было уточнение значимости различий между группами по степени выраженности интересующих нас свойств с помощью специальных статистических критериев. Осуществлялось попарное сравнение разных возрастных групп и подгрупп испытуемых по критерию Колмогорова-Смирнова для двух независимых выборок. Сопоставление рангов и значимости различий между группами испытуемых позволяет сделать выводы о том, какие из личностно-аффективных компонентов эгоцентризма и какие интересы наиболее ярко проявляются в изучаемых возрастных группах. Исследуемые возрастные группы с высокой достоверностью можно объединить в возрастные категории по степени выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма. Одну возрастную категорию с большей степенью выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма составят «Младшие подростки», «Средние подростки», «Старшие подростки» и «Юность», другую, с меньшей степенью выраженности, - «Продуктивный возраст 1», «Продуктивный возраст 2» и «Пожилые». Сравнения результатов по шкалам методики «Подростковый эгоцентризм-социоцентризм» позволяет заключить, что тенденции, выраженные в показателях «Воображаемая аудитория», «Личный миф», суммарном показателе эгоцентризма (=IA+PF+SF) похожи, сопоставимы друг с другом. В то же время тенденции, представленные показателем «Сфокусированность на себе» выпадают из общего направления возрастной динамики показателей «Воображаемая аудитория» и «Личный миф».

Вероятно, что в шкале «Сфокусированность на себе» могут быть «собраны» еще не дифференцированные, отличные от «Воображаемой аудитории» и «Личного мифа», компоненты эгоцентризма.

По показателю «Общественно-политические интересы» различий между всеми исследуемыми группами обнаружено не было ни на одном из уровней достоверности. Результаты по показателю «Общественно-политическая активность» позволяют констатировать, что этот показатель у старших подростков выше, чем у младших, но при взрослении, вопреки ожиданиям, значимость общественно-политической активности не увеличивается, а уменьшается.

По «Шкале "Воображаемая аудитория"» ни на одном из уровней достоверности значимых различий между группами обнаружено не было. Возможно, это связано с неточностью используемой анкетной методики, что также отмечали другие исследователи (L.D.Cohn et. al.; K.Greene et. al.). Наиболее информативной остается анкетная методика «Подростковый эгоцентризм-социоцентризм» и ее шкала «Личный миф». Наименее «чувствительна» к обнаружению особенностей эгоцентризма в разных возрастах анкета Л.Уолтерс «Шкала "Воображаемая аудитория"». При использовании методики «Новая шкала "Личного мифа"» обнаружены значимые различия между людьми зрелых возрастов.

При сравнении между собой групп старших подростков с разной профессиональной ориентацией четко прослеживается устойчивая тенденция к различию между общеобразовательным классом, с одной стороны, и учащимися физико-математического интерната, «гуманитариями», «художниками», с другой. Значимых различий по уровню выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма между специализированными классами обнаружено не было. В то же время учащиеся гуманитарного класса показали больший уровень значимости личных интересов по сравнению с подростками из физико-математического интерната.

Для того, чтобы выявить, как изменяются связи между личностно-аффективными компонентами эгоцентризма с изменением возраста, осуществлялось попарное сравнение измеряемых показателей в каждой из исследуемых групп с помощью критерия Уилкоксона для двух зависимых переменных. Значимые различия между степенью выраженности «Воображаемой аудитории» и «Личного мифа» представлены в группе младших и старших подростков, а также в группе «Продуктивный возраст 1». Различия между степенью выраженности «Воображаемой аудитории» и «Сфокусированности на себе», а также между выраженностью «Личного мифа» и «Сфокусированности на себе» выявлены во всех группах основного этапа исследования. Различия между суммарным показателем эгоцентризма и степенью значимости общественно-политических интересов обнаружены только в трех возрастных группах - у младших подростков, в группе «Юность» и у лиц пожилого возраста. В остальных группах степень выраженности этих, на первый взгляд, противопоставляемых друг другу показателей, значимо не различается. С другой стороны, в ряде возрастных групп («Средние подростки», «Юность», «Продуктивные возраста», «Пожилой возраст») выявлены значимые различия между такими, казалось бы, сходными, «однонаправленными», показателями, как суммарный показатель эгоцентризма и показатель значимости личных интересов.

Значимые различия между лицами мужского и женского пола были обнаружены только в группе средних подростков по показателю «Общественно-политические интересы» и в группе старшеклассников физико-математического интерната по «Воображаемой аудитории» и по суммарному показателю эгоцентризма. Наблюдались также различия в гуманитарном классе по «Личному мифу» и «Сфокусированности на себе».

Результаты исследования структуры и возрастной динамики подростковой формы эгоцентризма позволили сформулировать следующие выводы:

  1. Исследована возрастная динамика структурных компонентов подростковой формы эгоцентризма. «Воображаемая аудитория», «Личный миф» впервые появляются в подростковом возрасте и характеризуются яркой выраженностью в этом периоде онтогенеза.

  2. У старших подростков степень выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма детерминирована степенью самоопределения, содержанием обучения, наличием творческих способностей.

  3. Становление формально-операционального мышления у подростков сопутствует проявлениям таких эгоцентрических переживаний, как «Воображаемая аудитория» и «Личный миф»; однако, отношения зависимости между личностно-аффективным аспектом эгоцентризма и уровнем освоенности формальных операций не выявлены.

  4. В зрелых возрастах личностно-аффективные компоненты эгоцентризма не исчезают, но яркость их проявлений ослабевает. Относительно такого личностно-аффективного компонента эгоцентризма как «Сфокусированность на себе» можно отметить, что он представляет собой более устойчивый, менее возрастно-специфичный компонент, чем «Воображаемая аудитория» и «Личный миф»; в этом феномене также могут быть скрыты не дифференцированные на данном этапе исследования компоненты эгоцентризма.

Настоящий этап исследования подростковой формы эгоцентризма завершился тем, что для объяснения природы личностно-аффективных компонентов эгоцентризма была предложена гипотеза в русле культурно-исторической концепции Л.С.Выготского, согласно которой личностно-аффективные компоненты эгоцентризма («Воображаемая аудитория», «Личный миф», «Сфокусированность на себе») могут быть рассмотрены как ключевые переживания подросткового возраста, в которых одновременно в единстве представлены и когнитивные, и аффективные характеристики эгоцентризма. Специфика данных переживаний может быть рассмотрена как производная от взаимодействия, взаимосвязи или «пересечения» аффекта и интеллекта.

Личностно-аффективные компоненты эгоцентризма впервые возникают в подростковом возрасте и определяются общими достижениями этого периода развития. Исходя из концепции Л.С. Выготского, можно сказать, что существуют не только две линии развития, которые он называл линиями развития аффекта и интеллекта, линиями «хочу» и «могу», но и специфическая для каждого возрастного периода система переживаний, которая определяется тем, как эти линии развития соотносятся между собой. В подростковом возрасте линия «хочу» проявляется в новых потребностях подростка, линия «могу» определяется развитием структур интеллекта. Мышление в понятиях, отмечал Л.С. Выготский, приводит подростка к пониманию действительности, пониманию других и себя. В связи с возникновением самосознания для него становится возможным и более глубокое понимание других людей. У подростка впервые появляются и становятся предметом сознания такие потребности, как потребность познать себя как личность, обладающую именно ей присущими качествами, отличающими ее от других людей; а также потребность войти в мир взрослых людей, для удовлетворения которой необходимо обратиться к собственной личности и пройти процесс самопознания.

Личностно-аффективные компоненты эгоцентризма могут быть рассмотрены как составляющие системы значащих переживаний. Они действительно порождаются определенными потребностями, возникающими в конкретных жизненных ситуациях.

Наличие устойчивых личностных интересов и мотивов структурирует всю мотивационно-потребностную сферу подростка По-видимому, новые, ярко выраженные потребности подростка определяют содержание формулируемых им обобщений. Не слабость «неокрепших» пока формальных операций, как полагали Ж.Пиаже и Д.Элкинд, а именно сила возникших у подростка потребностей приводит к тому, что им строятся неверные обобщения о себе и окружающих. Возможно, что именно на этой основе и возникают такие личностно-аффективные компоненты эгоцентризма как «Воображаемая аудитория», «Личный миф» и «Сфокусированность на себе». Постепенное снижение напряжения потребностей в самопознании и самоуважении приводит к корректировке сделанных ранее неверных обобщений, что проявляется в снижении степени выраженности личностно-аффективных компонентов эгоцентризма с возрастом.

Выявленное в исследовании наличие эгоцентрических переживаний у взрослых, по-видимому, можно объяснить тем, что потребности в осознании своего «Я», в сохранении и развитии самоуважения; внимание к тому, как воспринимается собственное «Я» другими людьми; саморефлексия и т.д. (все то, что определяет появление феноменов «Воображаемая аудитория», «Личный миф», «Сфокусированность на себе») возникнув у подростка, не исчезают в дальнейшем, хотя и претерпевают с возрастом некоторые изменения.

Намеченные Л.С.Выготским подходы к проблеме личности и проблеме сознания, его понимание единства аффекта и интеллекта в процессе психического развития ребенка пока не получили должной разработки. Д.Б.Эльконин отмечал: «До настоящего времени существенным недостатком рассмотрения психического развития ребенка является разрыв между процессами умственного развития и развития личности. Развитие личности без достаточных оснований сводится при этом к развитию аффективно-потребностной или мотивационно-потребностной сферы. Еще в 30-е гг. Л.С.Выготский указывал на необходимость рассмотрения развития аффекта и интеллекта в динамическом единстве. Но до сих пор развитие познавательных сил ребенка и развитие аффективно-потребностной сферы рассматриваются как процессы, имеющие свои независимые, взаимно не пересекающиеся линии» (Эльконин Д.Б., 1971,с.9). И в настоящее время отмечается, что введенный Л.С.Выготским термин «переживание» лишь в малой степени оказался разработанным (Василюк Ф.Е., 1984; Кравцов Г.Г., 1996; Поливанова К.Н., 2000). Наше исследование представляет собой попытку рассмотреть развитие линий аффекта и интеллекта в единстве с помощью категории «переживание».

Библиография


  1. Василюк Ф.Е. Психология переживания. - М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1984. - 198 с.

  2. Выготский Л.С. Избранные психологические исследования. Мышление и речь. Проблемы психического развития ребенка - М.: Изд-во АПН РСФСР, 1956. - 519 с.

  3. Выготский Л.С. Проблема умственной отсталости. Опыт построения рабочей гипотезы. //Хрестоматия по патопсихологии / Сост. Б.В. Зейгарник, А.П. Корнилов, В.В. Николаева - М.: Изд-во Моск. Ун-та , 1981. - с.151-157

  4. Выготский Л.С. Лекции по педологии. - Изд-во Удмуртского Ун-та, 1996. - 295 с.

  5. Кравцов Г.Г. Принцип единства аффекта и интеллекта как основа личностного подхода в обучении детей // «Вопросы психологии».- 1996, №6. - с. 64-76.

  6. Обухова Л.Ф. Этапы развития детского мышления. Формирование элементов научного мышления у ребенка. - М.: Изд-во Моск. Ун-та , 1972. - 152 с.

  7. Обухова Л.Ф. Концепция Жана Пиаже: За и против. - М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1981. - 191 с.

  8. Обухова Л.Ф., Рябова Т.В., Гуслова М.Н., Стуре Т.К. Феномен эгоцентризма у подростков - инвалидов // Вопросы психологии. - № 3, 2001. - с.40-49.

  9. Пиаже Ж. Избранные психологические труды. Психология интеллекта. Генезис числа у ребенка. Логика и психология. [Сборник работ разных лет].

  10. Поливанова К.Н. Психология возрастных кризисов - М.: «Academa», 2000 - 180 с.

  11. Ремшмидт Х. Подростковый и юношеский возраст. Проблемы становления

  12. Флейвелл Дж. Генетическая психология Жана Пиаже. - М.: «Просвещение», 1967. - 624 с.

  13. Эльконин Д.Б. К проблеме периодизации психического развития в детском возрасте. // Вопросы психологии. - 1971, № 4. - с.6-20.

  14. Adams G.R. & Jones R.M. Imaginary audience behaviour: A validation study. // Journal Of Early Adolescence.- 1981 ,№1. - p.1-10

  15. Elkind D. Egocentrism in adolescence // Child Development. - 1967, Vol. 38, No. 4.

  16. Elkind D. Children and adolescents: Interpretative essays on Jean Piaget. - Oxford univ. Press, 1981. - 328 p.

  17. Elkind D. Egocentrism redux // Developmental Review. - 1985, № 5. - p. 218-226.

  18. Elkind. D. & Bowen. R. Imaginary audience behavior in children and adolescents // Develop-mental Psychology. - 1979, № 15. - p. 38-56.

  19. Enright R.D., Lapsley D.K. & Shukla D.C. Adolescent egocentrism in early and late adolescence // Adolescence. - 1979, Vol. 56.

  20. Enright R.D., Shukla D.C. & Lapsley D.K. Adolescent egocentrism - sociocentrism and self-conciousness // Journal of Youth and Adolescence. -

  21. Goosens L. Imaginary audience behavior as a function of age, sex, and formal opera-tional thinking. // International. J. Of Behaviourial Development.- 1984, № 7.- p. 77-93.

  22. Greene K., Hale J.L., Rubin D.L. & Walters L. H The utility of understanding adolescent egocentrism in designing health promotion messages // Health communication. - Vol. 8, №2,1996. - p.131-152.

  23. Gray W. & Hudson L. Formal operations and the imaginary audience //. Developmental Psychology. - 1984, № 20.- p. 619-627.

  24. Hoffman H.L. Interaction, affect and cognition in empathy. // Emotions, cognition's and behavior/ Lizard G.E., Kaman J., Zajonc R.B.(Eds). - Cambridge, 1984. - p.103-131.

  25. Jahnke H.C. & Blanchard-Fields F. A test of two models of adolescent egocentrism // Journal of Youth and Adolescence/ - 1993, Vol. 22, No. 3- p. 315-325.

  26. Lapsley D.K. Egocentrism theory and the "new look" at the imaginary audience and personal fable in adolescence./ In R.M. Lemer., A.C. Petersen & J. Brooks-Gunn (Eds.). Encyclopedia of adolescence.- New York: Garland, 1991.- p. 281-286.

  27. Lapsley D.K., Fitzgerald D.P., Rice K. G. & Jackson. S. Sepatation-individuation and the 'new look" al the imaginary audience and personal fable: A test of an inlegrativc model. // Journal of Adolescent Research. - 1989, № 4. - p. 483-505.

  28. Lapsley D.K. Milstead M., Quintana S.M., Flannery D. & Buss R.R. Adolescent egocentrism and formal operations: Tests of a theoretical assumption// Developmental Psychology. - 1986, № 22. - p. 800-807.

  29. Lapsley D. K. & Murphy M. N. Another look at the theoretical assumptions of adolescent еgocentrism. // Dev. Rev.- 1983. - p. 201-217.

  30. Marcia J.E. Development and validation of ego-identity status // Journnal of personality. - 1966

  31. O`Connor B.P. & Nikolic J. Identity development and formal operations as Sources of adolescent egocentrism // Journal of Youth and Adolescence. - 1990, Vol. 19, № 2. - p.149-158.

  32. Pesce R.C. & Harding C.G. Imaginary audience behavior and its relatinship to operational thought and social experience // Journal of Youth and Adolescence. -1986, Vol.6.- p.83-94.

  33. Peterson C. The imaginary audience and age, cognition, and dating // Journal of Genetic Psychology. - 1982, Vol.140. - p. 317-318.

  34. Piaget J. The child's conception of the world.- New Yolk: Harcourt Brace, 1929.

  35. Piaget J. The growth of logical thinking from childhood to adolescence. - New York: Basic Books, 1958.

  36. Piaget J. The relation of affectivity to intelligence in the mental development of the child// Childhood psychopathology / Harrison S., McDermott J. (Eds.). - N.Y., 1979. - p. 167-175.

  37. Riley Т., Adams G. & Nicolsen. E. Adolescent egocentrism: The association among imaginary audience behavior, cognitive development, and parental support and rejection. // Journal of Youth and Adolescence. - 1984 - p. 401-417.

  38. Ryan R. M. & Kuczkowski R. The imaginary audience, self-consciousness, and public individuation in adolescence // Journal of personality. - 1994, Vol. 62, № 2.

  39. Selman R. The growth of interpersonal understanding: developmental and clinical analysis. - N.Y., Acad.Press., 1980. - 343 p.

  40. Walters L. H., McCoy K., Chapmen S., Boyd B., Hollet N. & Beare V. Relationship of perceived peer pressure and imaginary audience ideation. Unpublished manuscript, University of Georgia, Athens, GA.- 1991.

 

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconФуномен эгоцентризма у подростков-инвалидов
Р. Энрайт и др полагали, что феномен эгоцентризма целесообразно рассматривать не только в связи с развитием когнитивной сферы, но...

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconРаботы: Агрессивность в подростковой среде
Цель работы: изучение явления агрессии в подростковой среде, выявление условий и факторов её формирования

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconБердышев Илья Семенович г. Санкт-Петербург, Россия буллинг и моббинг в детской и подростковой среде
В докладе рассматривается история вопроса и настоящее положение дел с буллингом и моббингом в детской и подростковой среде в развитых...

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconЦентр практической психологии предупреждение подростковой и юношеской наркомании самара 2002
Предупреждение подростковой и юношеской наркомании / Под ред. С. В. Березина, К. С. Лисецкого. Самара: Изд-во «Самарский университет»,...

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconЛабораторная работа №10 " Исследование частотного модулятора"
Исследование принципа действия частотного модулятора. Получение характеристик частотного модулятора при воздействии на его вход моногар-монического...

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconИсследование Научное исследование 1 процесс выработки новых знаний
Педагогическое исследование – процесс и результат научной деятельности, направленной на получение новых знаний о закономерностях,...

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconОтчет студентки IV курса 11 группы дневного отделения специальности «Социальная работа»
Данное исследование посвящено проблеме преступности несовершеннолетних в г. Перми и Пермском крае. В россии в целом отмечается рост...

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconКонтрольная работа по дисциплине "Исследование социально-экономических и политических процессов" выполняется студентами 4 курса заочной формы обучения, 3 курса заочной формы обучения (второе высшее).
Приложение Темы контрольной работы по дисциплине «Исследование социально-экономических и политических процессов»

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconК вопросу о профилактике суицидального поведения в подростковой среде: сравнительно-аналитический аспект коконова Е. А., научный руководитель Беспалова Е. Н
К вопросу о профилактике суицидального поведения в подростковой среде: сравнительно-аналитический аспект

Исследование подростковой формы эгоцентризма iconВариант №6 Тема: Разработка и исследование в среде MicroCap 7 формирователя электрического сигнала трапецеидальной формы
Тема: Разработка и исследование в среде MicroCap 7 формирователя электрического сигнала трапецеидальной формы


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница