«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3




Название«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3
страница14/49
Дата конвертации16.11.2012
Размер5.94 Mb.
ТипКнига
1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   49

6


— Здравствуйте, Леонид Сергеевич… — неуверенно сказала Аделина.

Так она теперь обращалась к Кравцову — на «вы» и по имени отчеству. Он досадливо прикусил губу. Надежда оказалась тщетной. За те дни, что они не виделись, никаких сдвигов в памяти Ады не произошло. Дыра, черная дыра… Ничего не помнит ни о пентагононе, ни о Чертовой Плешке, ни о схватке с Сашком на графских руинах…

И — почти ничего о Кравцове. Для нее он случайно встреченный здесь, на летнем отдыхе, писатель — пару книг которого она когда то прочла. Знакомство немного лестное, но чисто шапочное.

Они обменялись несколькими ничего не значащими фразами.

В голове Кравцова по ходу пустого разговора мелькали обрывки мыслей о психотерапевтах, о регрессивном гипнозе, позволяющем якобы вспомнить прочно забытое… Но в этих делах он не был специалистом. А малознакомый человек — каким он стал для девушки — уговаривающий пойти к мозговеду, может натолкнуться на реакцию, мягко говоря, недоуменную…

Внезапно пришла интересная мысль.

— Даниил дома? — быстро спросил Кравцов, оборвав собственное рассуждение о хорошей погоде.

Точно! Даня! Этот молодой человек, пожалуй, единственный, кто в силу возраста не повертит пальцем у виска после рассказа о сегодняшнем происшествии. Да и компания у него боевая, и — опять же в силу возраста — готовая на любые рискованные авантюры. Втягивать ребят во что то опасное не стоит, а вот последить за домом Ворона… К старику Даня испытывает чувства, далекие от дружественных.

Однако — не сложилось.

— Ушел куда то… — ответила Аделина. — Я его вообще в последние дни вижу лишь рано утром да поздно вечером. И мобильник его постоянно отключен — причем врет, что такая уж тут зона приема… Тяжелый ребенок.

Кравцов сказал что то сочувствующее, распрощался, вышел из дома, сел в «ниву»… И что теперь? Куда теперь? Чувство обреченного одиночества усиливалось…

Хорошо бы позвонить седоголовому — узнать, в каком состоянии поиски. Но каналов для связи тот не сообщил. Значит, Сашок остается постоянно маячащей на горизонте угрозой…

Визитка Мельничука под рукой — но кто сказал, что подполковник станет делиться информацией о розыске убийцы Козыря? Сошлется на тайну следствия — и всё. Начальника РУВД интересовало обратное — вытянуть что либо из Кравцова. Не рассказывать же ему о червяке мутанте…

Информации не хватает катастрофически — и делать какие либо выводы невозможно. Черт побери! У десятка человек в руках есть разрозненные нити, наверняка ведущие к разгадке — но попробуй ка, усади их за круглый стол, сведи все факты в одну систему… Хотя, пожалуй, есть человек, который именно этим и занимается… Точно…

Архивариус в штатском!

Без сомнения, продолжить общение с ним необходимо… Только вот… Не было у Кравцова полного доверия к этому человеку. И к выкладываемой им информации — тоже. Впрочем, можно устроить несложную проверку.


7


В царскосельском интернет кафе «Паутина» Кравцов заплатил сразу за два часа общения с Сетью. Не хватило. Пришлось прикупить еще час. Пользователем господин писатель был достаточно неискушенным — приходилось работать со стандартными поисковыми системами, и разные ссылки приводили порой к одним и тем же текстам, лишь размещенным на различных страничках и сайтах.

Но постепенно картина прояснялась. А именно — большая часть информации, якобы собранной Архивариусом для покойного Пинегина и переданной Кравцову, — достоверна. Ни подтасовок, ни искажений, ни смены акцентов. Однако — стоит она недорого. Любой «чайник», недолго повозившись, смог бы раскопать то же самое.

Однако о старинном расследовании хищения огромной суммы в Заемном банке Кравцов не нашел ничего. Или информация оказалось лучше укрыта, или…

Также не нашлось ничего, подтверждающего рассказ Архивариуса об операции против «Умирающего сфинкса» — ничего, кроме краткой информации об Александре Федоровиче Лабзине и созданной им мистической ложе. О таинственном Десятом присутствии Синода — ни единого упоминания.

Значить это могло всё, что угодно. Например, что Архивариус всучил дезинформацию под видом двух малоизвестных историй (особенно — второй) — обернув для пущего правдоподобия легко проверяемыми фактами.

Но зачем, для чего?

Либо — раскопанная им провокация, подорвавшая позиции Лабзина и мартинистов, — действительно ТАЙНА. Но у гэбэшников, даже бывших, делиться тайнами за здорово живешь не принято.

Кончилось тем, что плюнув на анализ разговора состоявшегося, Кравцов решил подготовиться к беседе грядущей. На чем Пашка Козырь оборвал своим звонком рассказ Архивариуса? На истории разрушения дворца, в войну служившего штабом испанской «Голубой дивизии». Вот и посмотрим, что имеется в Сети на сей счет. А потом попросим Архивариуса продолжить — и сравним две версии…

Спустя час Кравцов убедился, что информации об этом событии в Интернете хватает. Но при этом источники отчаянно противоречат друг другу.

Общая канва событий, впрочем, совпадала: дескать, летом 1943 года у испанцев состоялось некое торжественное мероприятие — с раздачей наград и приглашением высших немецких чинов. Вот тут то и был нанесен удар, превративший в руины «Графскую Славянку».

Но в деталях начиналась полнейшая путаница.

Одни источники указывали, что в гостях у испанцев собралось всё немецкое высшее начальство войск, действовавших под Ленинградом: командующий 18 й армией генерал полковник Линдеман, начальник его штаба генерал лейтенант фон Клюффе, еще несколько генералов… Однако другие авторы писали лишь о некоем анонимном «представителе немецкой Ставки» (об одном!).

Но это еще полбеды.

Совершенно разнились описания налета.

По одной версии, удар нанесли дальнобойные корабельные пушки, снятые с одного из балтийских линкоров и установленные на железнодорожных платформах. Их батарея располагалась в районе нынешней станции «Проспект Славы» — однако с места постоянной дислокации не стреляла, каждый раз выезжая для стрельбы на новую позицию.

Кравцов припомнил, что своими глазами видел одну такую пушечку, установленную на платформе, — в музее железнодорожной техники. Действительно, внушительная конструкция. Такие легко могли забросать дворец Самойловой «чемоданами» с двадцатипятикилометровой дистанции.

Однако авторы второй версии уверенно утверждали: по «Графской Славянке» отработали фронтовые 152 миллиметровых гаубицы 73 го армейского артполка.

И, на закуску, третья версия: артиллерия вообще тут ни при делах! Испанский штаб разбомбили самолеты 7 го БАПа ВВС КБФ! 8

Короче говоря, можно выбирать на вкус.

Или не выбирать — а признать, что имели место несколько попыток уничтожить штаб франкистов…

Оценка последствий налета тоже разнилась. Число погибших колебалось от 20 до 100. Одни источники утверждали, что командовавший испанцами генерал Инфантес был убит, другие — что уцелел, а убит неназванный «офицер Генерального штаба». Немецкого? Испанского?

Впрочем, этот пункт разногласий был вполне объясним: очевидно, одни авторы пользовались советскими, а другие — германо испанскими источниками. Противоборствующим же сторонам всегда свойственно искажать цифры своих и чужих потерь в любом боестолкновении.

Кстати — генерал Инфантес остался таки жив. После войны были изданы его мемуары, отнюдь не оборванные на лете 1943 го.

Еще одна странность — разнились даты артиллеристского (авиационного) налета. Называлось их аж три: 18 июня, 18 июля, 19 июля…

При виде первой из них Кравцов помрачнел… Да что же за роковой день такой?

Хотя… июнь — июль… разница в одной букве. Сетевые авторы любят пользоваться чужой информацией, не утруждая себя проверками — и могли растиражировать случайную опечатку.

Впрочем, дату можно было как раз проверить. Одни источники глухо именовали торжественное мероприятие испанцев, оборванное не то бомбами, не то снарядами — «франкистским праздником». Другие конкретизировали: годовщина Освободительной войны. Надо думать, той самой, что у нас именуют «мятежом генерала Франко». Тогда июль, сомнений нет. Насколько помнил Кравцов, сигнал к мятежу — радиосообщение «Над всей Испанией чистое небо» — прозвучал 16 июля 1936 года. Началось всё в Марокко — а собственно на испанскую территорию мятежники высадились не то два, не то три дня спустя.

И все равно: дату 18 июня с порога отвергать не стоило. Больно уж много всевозможных событий происходило в этот день в разные годы… В конце концов, никто не доказал, что артналет был однократным.


8


Взглянув на часы, Кравцов усомнился: стоит ли встречаться с Архивариусом именно сегодня? Дело шло к вечеру, побеседовать надо бы неторопливо и обстоятельно, — а до этого предстояло еще раз хорошенько обдумать собранную информацию. Вчитываться в открываемые интернетовские страницы он перестал — просто перекачивал информацию на дискеты. Не только про войну и «Голубую дивизию» — все файлы, где упоминалась «Графская Славянка» и графиня Самойлова. После почитаем… За три часа не объять необъятное и уж тем более — не проанализировать.

Завтра, решил Кравцов, поговорю с ним завтра, хорошенько подготовившись к разговору, поработав ночью со всем этим мутным морем мутных фактов…

Чуть позже господина писателя посетило второе сомнение: а увидит и откроет ли его электронный раритет 386 й серии пресловутое «мутное море»? Едва ли…

Впрочем, эту проблему он разрешил, не откладывая. Закончив сеанс, поговорил с менеджером интернет кафе, прошел с ним в служебное помещение — где и стал вскоре за разумную сумму обладателем пентиума второго поколения. Пятилетний возраст этого чуда техники делал его, по мнению менеджера, никчемной рухлядью. Но для работы с Интернетом и кодировками, недоступными 386 му, агрегат вполне годился. Загрузив приобретение в «ниву», Кравцов поехал обратно, в Спасовку.

Осторожно опустив на пол коробку, он отодвинул лист обшивки, коснулся рубильничка сигнализации. Опущен! Что за… Точно ведь включал, уезжая!

— Я отключил эту игрушку, Леонид Сергеевич, — прозвучал знакомый голос.


Предания старины — V.


Артналет. 18 июня 1943 года


Позиция у них была аховая, что и говорить. Графская усадьба, где обосновался штаб испанцев, видна как на ладони… Но это первый и единственный их козырь. Все остальные — у фрицев.

Группа под командованием младшего лейтенанта Крапивина засела в негустой осиновой рощице на склоне долины Славянки: с одной стороны кочковатая луговина, с другой — густо поросшая кустарником пустошь. И те кусты, когда начнут прочесывание с собаками, ничем и никому не помогут.

А оцепят район и начнут прочесывать очень быстро. Это был не первый рейд Крапивина — в отдельном батальоне разведчиков корректировщиков он считался долгожителем, дважды вырывался из готовых захлопнуться ловушек— со стрельбой, теряя людей, и носил на груди «Красную Звезду», полученную за результаты корректируемого его группой артналета.

Более того, нынче подполковник Пасько намекнул, провожая: операция, при успехе, тянет на представление к Герою, не больше и не меньше. Политическое дело: можно одним ударом вывести из войны союзника Гитлера — испанского диктатора Франко. Дескать там, в Испании, все больше зреет недовольство трудящихся масс участием в гитлеровской авантюре. А «Голубая дивизия», хоть зовется дивизией, — по личному составу на добрый корпус тянет: сорок тысяч штыков с гаком… Гордись, младший лейтенант, оказанным доверием.

Крапивин гордился…

Но хорошо понимал — Героем Советского Союза сможет стать лишь посмертно. Никаких шансов нет. Совсем рядом — Антропшино, крупная узловая станция. У тамошнего коменданта всегда наготове пара батальонов фельдполиции. Да и испанцы в стороне не останутся.

В общем, едва в эфир выйдет их рация «Север» — у группы смертников начнется обратный отсчет. И отсчет тот пойдет не на часы, на минуты… Именно так — минут сорок у них останется, пока кольцо не сомкнётся. Раздолбать к чертовой бабушке гнездо испанских фашистов успеют…

А дальше будет плохо. Ни леса подходящего рядом, ни хотя бы болота — от погони не оторвешься… Обложат в этих самых кустах, подвезут минометы, и…

Жаль, что из за складок местности графская усадьба не видна с высоченных труб Ижорского завода — именно оттуда, из тыла, корректировались большей частью удары дальнобойной артиллерии на этом участке фронта. Очень жаль… Героем лучше бы стать как нибудь в другой раз.

В общем, к выходу на задание Паша Крапивин готовился с тяжелой душой. Верил бы в бога — молил бы его о чуде. Но кандидату в члены ВКП(б) как то не положено… И Паша попросту надеялся на счастливую, невероятную случайность, которая позволит уцелеть.

И случайность (или чудо?) не подвела. Наверное, все таки случайность, ибо посланцем решившего свершить чудо Господа красноармеец Ворон никак не выглядел…

Ворон — не прозвище, как можно было бы подумать. Такая вот, не самая частая на Руси фамилия. Но самое то главное (что выяснилось уже в рейде): боец Жора Ворон родился и жил в Спасовке — не далее как в полутора верстах от объекта запланированного артналета. И Ворон сам предложил командиру план действий, дающий шанс выполнить задание и спастись.

Единственный, пожалуй, шанс.


* * *


Странная жизнь началась у рядового Ибароса после беседы с оберштурмбанфюрером Кранке, завершившейся прогулкой по кладбищу, — прогулкой, которую Хосе до сих пор не мог вспоминать без нервной дрожи.

Во первых, от всех обязанностей по роте штабной охраны Хосе освободили. Полностью. Даже на развод он не ходил.

Во вторых, в дощатом бараке казарме, где размещалась пресловутая рота, рядовой Ибарос больше не ночевал. Переселился в «замок». Залетела ворона в графские хоромы… Причем жил Хосе в небольшой комнатушке на втором этаже, в левом крыле — судя по низкому потолку и крохотному окошку, в оные времена здесь квартировала графская прислуга (близлежащие помещеньица также не отличались великими размерами и богатством интерьеров).

Соседом по комнате оказался подручный Кранке — унтершарфюрер по имени Отто. Да и не только соседом — взял манеру за Хосе следом таскаться, точно хвост за собакой. Куда парень — туда и эсэсовец. А иногда, если у Отто другие дела случались — всенепременно кто то из его дружков черномундирных рядом с Ибаросом отирался. И не спросишь ведь, отчего такое внимание, — по испански из всей этой братии лишь Кранке и понимал… Ладно хоть, хвала Деве Марии, на прогулки по кладбищу больше не приглашали.

Сам оберштурмбанфюрер еще дважды вызывал парня для бесед. И, как в первый раз, мало что из тех бесед запомнилось. Вроде бы заходил Хосе к эсэсману засветло, и говорили недолго: а когда выходил — темно уже, луна на небе… И о чем спрашивал Кранке — почти и не вспомнить. Одно запомнилось — не один раз на все лады немец странный вопрос задавал: скажи да скажи ему, в какой час родился. Не в год какой, не в день недели или месяца, — а именно в час.

Но Хосе не знал. Надо думать, и сама сеньора Ибарос, его мать, не знала. Когда в семье четырнадцать детей, поди упомни, кто в какой час родился…

О самом же главном — о сути предстоящего «сеньору Ибаросу» задания оберштурмбанфюрер так ни словом и не обмолвился. Или… Или обмолвился… Но как то получалось, что многое из их разговоров Хосе забывал, едва выйдя за порог.

Короче говоря, загадка грядущей операции оставалась загадкой. И тут к ней еще одна тайна прибавилась — не то чтобы Хосе лично касающаяся, но изрядно заинтриговавшая.

А именно: всех обитателей бывших клетушек для прислуги, расположенных в этом крыле «замка», Хосе знал. Если не поименно, то хотя бы в лицо. Всех, кроме одного. Дальняя дверь — в самом конце узенького коридорчика — никогда не открывалась. И тем не менее там кто то жил.

Трижды в день зсэсманы из свиты Кранке (всегда вдвоем, без каких либо исключений!) отпирали ключами дверь, причем один нес прикрытый полотенцем поднос, а другой — деревянную бадью с крышкой. Впрочем, бадья появлялась на сцене не при всех визитах — лишь при утренних. Вечером и днем иногда вместо нее присутствовала большая алюминиевая фляга бидон…

Отперев дверь, эсэсовцы исчезали за ней — минут на пять, не больше. Затем выходили — вновь с накрытым подносом. И с бадьей, если дело происходило утром. Вновь тщательно запирали дверь. Наблюдательный Хосе заметил — и поднос, и бадью выносят уже другую.

Все ясно — неведомый затворник получал еду, питье и санудобства. Непонятно другое: кто он такой и зачем прячется от народа.

Пленник?

Еще один кандидат на вечернюю кладбищенскую прогулку к свежевырытой яме?

Едва ли. Однажды Хосе видел, откуда вынесли пресловутый поднос — прямиком с кухни, где как раз готовился обед для Команданте, Кранке и других важных шишек. Надо понимать, блюда на подносе стояли еще горячие — и потянувшийся от них аромат не позволил усомниться — жилец загадочной комнаты питается отнюдь не остатками объедками. Значит— никак не арестант, стал бы кто для того так стараться…

Понятное дело, никаких шагов для раскрытия тайны Хосе не предпринял. Даже самых простых — попробовать заглянуть, к примеру, в замочную скважину. Спаси и сохрани Дева Мария от такого любопытства! Энрикес, например, совал нос куда не надо — и что?

Что произошло с Энрикесом, Хосе понятия не имел. Был при штабе очкастый фельдфебель переводчик — и не стало. А выспрашивать не хотелось. На фронт отправили, успокаивал себя рядовой Ибарос, в окопы, мозги хорошенько проветрить… Хотя в глубине души предполагал иное. Но отправляться на экскурсию по кладбищу — не добавилось ли свежей могилки без креста и оградки? — не хотелось. Меньше знаешь — крепче спишь.

К тому же недавно Хосе показалось, что загадка таинственной комнаты и ее жильца разрешилась. Сама собой.

Дело в том, что Кранке тоже порой заходил туда, за постоянно запертую дверь. Причем, едва оберштурмбанфюрер появлялся в коридоре, у Отто вдруг возникало желание погулять где нибудь за пределами «замка». И он настойчиво тянул за собой Хосе. Разве такому мордовороту откажешь?

Но пять дней назад Отто куда то отлучился, а Пауль, сменивший его в качестве наперсника рядового Ибароса, не уследил… Вернулись они вдвоем в закуток коридорчик, а из за секретной двери — голоса! Два голоса! Причем один из них принадлежал явно Кранке, а второй…

Пауль быстро потянул Хосе за рукав — шнель, шнель, — на лестницу и дальше, на первый этаж. Но парень успел таки расслышать: второй голос принадлежит женщине! Причем, похоже, молодой женщине!

Вот оно что… Не желает герр оберштурмбанфюрер хранить верность своей фрау, оставленной в фатерлянде. А у него то возможностей куда как поболе, чем у рядового Ибароса — тот свою столь заинтересовавшую Кранке девственность сохранил за год русской эпопеи не по своей воле, просто случай не подворачивался…

А связался эсэсман наверняка с представительницей «низшей расы». Потому и прячет ото всех. У них, поговаривают, с этим куда как строго.

Загадка вроде бы перестала быть загадкой. Но, странное дело, в последние пять дней Хосе еще больше хотелось заглянуть за таинственную дверь. Русская пленница оберштурмбанфюрера, живущая рядом, чуть ли не за стенкой, будоражила воображение. Интересно, какая она? Наверное, очень красивая…

Незнакомка трижды приснилась Ибаросу — и каждый раз в новом обличье. Причем в последнем сновидении они…

В общем, сохраняя девственность на восемнадцатом году жизни, спокойных снов ждать не приходится.

1   ...   10   11   12   13   14   15   16   17   ...   49

Похожие:

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 icon«Точинов В. Аутодафе»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02212 0
Много столетий живут они рядом с нами — морфанты, наполовину люди, наполовину звери. Много столетий охотятся за ними солдаты инквизиции....

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 icon«Капитан Удача»: Лениздат, «Ленинград»; спб.; 2005 isbn 5 289 02260 0
Пилот Фортунат Кермак — человек, чей разум после гибели был переписан в тело киборга, — не желает мириться с ролью машины для убийства...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconСписок новинок
Т, 2009; Санкт-Петербург : Астрель-спб, 2009 (Минск). 411, [2] с.; 20 см. Первая книга цикла "Воздаяние храбрости" "Черный гусар"....

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconІіі халықаралық «Сейтен тағылымдары» ғылыми-практикалық конференциясының материалдары
Кµкшетау, Ресей Федерациясы, Омбы, 2005 жыл, 289 бет. Материалы международной научно-практической конференции «Сейтеновские чтения»,...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconRa bibliotēkas jaunieguvumi 2007. gada septembrī
Музейный климат / Г. Томсон; пер с англ. А. Варсопко. Спб. Скифия, 2005. 288 с ил. Библиогр.: с. 270-280 321 назв. Алфавит указ.:...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconБюллетень новых поступлений за март 2010 года
Концепции современного естествознания : учеб пособие для вузов / Н. М. Кожевников. Изд. 4-е, испр. Спб. [и др.] : Лань, 2009. 382...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 icon«История Казахстана»
Кузембайулы А., доктором исторических наук, профессором Абилем Е., магистром истории, преподавателем Козыбаевой М. М. на основании...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconУченые записки / спбгау; под ред. М. В. Москалева спб спбгау, 2007. 253 с. Isbn 978-5-85983-001-5 : 50-00
Совершенствование экономического образования : аналит докл. / В. С. Автономов, М. Е. Дорошенко, О. О. Замков. М. Логос, 2005. 107с....

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconПравила пожарной безопасности для энергетических предприятий. Спб. Деан, 2005. 157 с. (Безопасность труда России). 3000 экз. Isbn 5-93630-486-8 : Б. ц. Грнти удк
Правила пожарной безопасности для энергетических предприятий. Спб. Деан, 2005. 157 с. (Безопасность труда России). 3000 экз. Isbn...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconСписок литературы
Бхагавадгита : Книга о Бхишме / Введ., пер с санскр и коммент. Б. Л. Смирнова. 3-е изд., доп. Спб. Acad, 1994. 600с. (Философские...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница