«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3




Название«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3
страница19/49
Дата конвертации16.11.2012
Размер5.94 Mb.
ТипКнига
1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   49

* * *


Это была пощечина — другого слова не подобрать.

Пощечина генералу Инфантесу, пощечина самому каудильо Франко, пощечина всей Испании.

Никто из приглашенных высших немецких чинов на празднование седьмой годовщины Освободительной войны не явился. Никто. Ни Линденнман, ни Клюффе, ни кто другой из генералитета. Прислали занюханного оберста из штаба 18 й армии — и всё. Он и в списке то немцев, награждаемых к годовщине испанскими наградами, не значился…

Даже оберштурмбанфюрер Кранке, официальный представитель рейха при «Голубой дивизии», — и тот на прием не явился. Сослался на недомогание после недавнего ранения, — хотя еще утром вышагивал по особняку, на вид живой и здоровый.

Что оставалось делать Команданте? Лишь хорошую мину при плохой игре. Словно бы и не произошло ничего непредвиденного… Вручили награды группе своих солдат и офицеров — коробочки с орденами, предназначенными немцам, отложили, дабы отправить потом с нарочным. Перешли в столовую, где все было готово к банкету (пока Команданте вручал награды, один стол оттуда вынесли, и убрали лишние приборы — дабы отсутствие германских гостей не резало глаз).

Команданте взял бокал, прокашлялся. Голоса смолкли, слушали первый тост генерала стоя.

— Господа… — начал он.

Закончить речь генералу Инфантесу не довелось.


* * *


Хосе пришел в себя от холода. Но веки разомкнуть не спешил. Попытался понять: где он и что с ним происходит? Неужели сон после двух стаканов вина обернулся этаким кошмаром? Ведь не было, не было, не было ничего! Ни пещеры, ни Кранке с ножом, ни струи черной крови, хлещущей из рассеченного горла Марии…

Надежда оказалась тщетной. Койка, на которой спал Хосе в своей клетушке, была жестковата — но сейчас он лежал на чем то куда более твердом и холодном. На камне? Похоже на то… Рот заткнут — ни крикнуть, ни выплюнуть кляп. А еще Хосе показалось, что он полностью обнажен. Осторожно, всё еще не желая этого делать, он приподнял веки… И тут же услышал резкий оклик на немецком.

Кошмар никуда не делся. Та же пещера, тот же тусклый свет факелов… Виделось всё в ином, странном ракурсе. Через пару секунд он понял причину. Хосе лежал на той самой монолитной плите заглушке, перекрывшей напоминающий пушку туннель. Прямо на высеченном в ней пятиугольнике.

Руки и ноги парня оказались широко раскинуты, — ни шевельнуть, ни двинуть. Что то держало конечности, что то прижимало к камню. Взглянуть, что именно, не удалось. Шею тоже неподвижно фиксировал какой то ошейник. И — подозрение полностью подтвердилось— никакой одежды на Ибаросе не было. Ни лоскутка, ни ниточки…

Подошел Кранке, в том же балахоне, капюшон откинут. Сделал знак кому то в темноту. Появились еще эсэсовцы: четверо, потом к ним присоединился пятый. У одного в руке тот самый не то чемоданчик, не то футляр из полированного дерева. Другой тащил сверкающий бронзовый сосуд (Хосе передернулся, вспомнив: ЧТО внутри…). Остальные держали факелы.

— Рад, что вы очнулись, сеньор Ибарос! — сказал оберштурмбанфюрер. — Нашатырь мы прихватить не озаботились. А выполнить свою задачу вы можете, к сожалению, лишь находясь в полном сознании… Очевидно, вы уже догадались, — каким образом. Та а ак… Судя по вашему мычанию и попыткам совершить экспансивные жесты, — умирать за дело фюрера и каудильо вам категорически расхотелось, сеньор Ибарос? Могу успокоить: дело, за которое вам предстоит умереть, к упомянутым двум господам не имеет никакого отношения.

Хосе слушал внимательно. А что ему еще оставалось? Пытался уловить если не в словах, то в тоне эсэсмана хоть что то, дающее надежду… Хоть тень надежды… Наверное, оттого что очень хотелось, парню почудилось: есть в голосе Кранке легкая неуверенность.

Оберштурмбанфюрер принял от своего подчиненного чемоданчик футляр, щелкнул замочком, откинул крышку. Повернул так, чтобы Хосе хорошо разглядел содержимое.

— Оцените инструментарий, сеньор Ибарос! Клинкам более полутысячи лет — а словно вчера сделаны. Умели работать гранадские оружейники, не правда ли?

Оружием предметы, поблескивающие в бархатных гнездах футляра, можно было назвать с натяжкой. В бой с таким не пойдешь: два тонких, похожих на стилеты клинка; жутковатого вида гибрид пилы и кинжала; вообще ни на что не похожее орудие с двумя лезвиями, расставленными как раз на ширине человеческих глаз. А в крайнем углублении лежал широкий нож с искривленным лезвием — нож, убивший Марию.

— Ага, вижу, прониклись, сеньор Ибарос… Сердечко почаще застучало, кровь по жилам быстрее побежала… Что, собственно, от вас и требовалось.

Кранке вновь отдал футляр помощнику. И взялся за сосуд.

Тонкая струйка лилась и лилась — казалось, бронзовая посудина никогда не опустеет. Кровь растекалась по канавкам пятиугольника, постепенно заполняя их. Хосе казалось, что камень, на котором он распят, пронизывает странная вибрация. Но, возможно, то была дрожь его тела…

— Чудненькая кровушка, сеньор Ибарос… — приговаривал оберштурмбанфюрер. — Просто уникальная. Знали бы вы, каких трудов стоило найти эту девственницу сефардку 9, даже не знавшую, кем были ее предки… Не сочтите за оскорбление, сеньор Ибарос, — но ваша кровь, кровь девственника христианина, продукт куда как заурядный…

О, Дева Мария! Хосе понял всё. Наконец то он всё понял. И забился всем телом, и попытался заорать, протолкнуть хрип сквозь кляп, хотя бы носом промычать Кранке: «Нет! Нет!!! Остановись! Это ошибка, страшная ошибка, ведь мы с Марией…»

Крик остался внутри. Оберштурмбанфюрер улыбнулся:

— Правильно, сеньор Ибарос, правильно… Побейтесь, подергайтесь, подготовьте тело к предстоящему… Вы сейчас не человек, но всего лишь ключ. Постарайтесь, чтобы вас не сломали в скважине понапрасну.

Хосе не желал становиться никаким ключом. И бился, изо всех сил стараясь порвать невидимые оковы. Освободить хотя бы одну руку, выдернуть кляп изо рта… И крикнуть про ошибку! Кранке всё равно убьет его, наверняка убьет, как убил того парня на кладбище. Но это лучше, чем стать участником богосквернящего действа. Хосе был хорошим католиком и не сомневался: ему после такого не избежать ада…

Напрасные усилия. Путы держали крепко.

Сосуд наконец опустел. Одновременно Хосе прекратил бесплодные попытки. Лежал, беззвучно молился. Может, Дева Мария, небесная заступница, все же поймет, что никакой его сознательной вины нет — и поможет попасть в царствие небесное?

А с камнем, служившим ему ложем, действительно происходило непонятное — и никакой дрожью собственного тела уже не объясняемое. Спиной, руками, ногами Хосе чувствовал, будто ровная и гладкая поверхность превратилась не то в коротко подстриженный газон, не то попросту в огромную колючую щетку. Жесткие ворсинки тыкались в кожу, отдергивались, тыкались снова, а потом… Потом Хосе понял, что они уже внутри его, проникают все глубже и глубже… Неприятно или больно не было. Было страшно, и — крохотному уголку сознания — было любопытно .

Увлеченный небывалым ощущением, Хосе почти не обратил внимания, как Кранке, держа в руках два извлеченных из футляра стилета, нагнулся над его правым запястьем, потом над левым… Когда эсэсовец выпрямился, клинков в его руках не оказалось. Боль в рассеченных запястьях стала далекой и неважной — а главное происходило внутри . Что то проникало в Хосе, что то сливалось с ним — и становилось им, а он становился этим чем то…

Кранке сжимал в руке новый клинок — тот самый, с двумя расставленными на уровне человеческих глаз лезвиями. В другой руке оберштурмбанфюрера появилась книга — небольшая по формату, но толстая, с потемневшей кожаной обложкой… Эсэсовец нараспев читал из нее — на одном дыхании, без пауз — бесконечную фразу. Порой в произносимой тарабарщине мелькали испанские корни, порой — арабские окончания…

А затем произошло странное — странное даже на фоне прочих загадочно кошмарных событий этой ночи.

Хосе никак не мог видеть страниц книги — но вдруг понял, что ЗНАЕТ: они, страницы, пергаментные, исписаны вручную, — и писец использовал вместо чернил кровь некрещеного младенца, смешанную с желчью животного, не упомянутого ни в едином учебнике по зоологии…

Больше того, Хосе (он все еще считал себя Хосе Ибаросом) — прекрасно знал всё, что написано в книге! А Кранке, читая, допустил уже по меньшей мере три фатальных ошибки! Идиот, которому не помогла бы и сотня сефардок девственниц… И люди в Берлине, пославшие его сюда, — идиоты… занимались бы уж тем, что знают и умеют, не лезли бы в чужие игры…

Сила лилась в него щедрым потоком, переполняла, грозила разорвать на части. Он стиснул челюсти, затем выплюнул остатки резинового кляпа. И попытался сказать смешному человечку в смешной мантии поверх черного мундира, кто тот такой: «И ДИ ОТ!»

Но из глотки вылетело другое:

— Эвханах!!!

Оберштурмбанфюрер отшатнулся. Книга упала. Клинок с двумя лезвиями подрагивал в опущенной руке.

Тот, кто недавно был Хосе Ибаросом, без особого труда взглянул на себя со стороны, глазами эсэсмана. И ничуть не удивился, увидев тварь с юношеским, смуглым, ангельски красивым лицом и телом в виде клубка мерзких щупальцев…

Потом Кранке захрипел. Попытался оторвать от горла захлестнувшийся в три витка отросток. Кто то истошно заорал, — рядом, в темноте. Загрохотала автоматная очередь. Не Хосе усилил хватку, удовлетворённо наблюдая, как полезли из орбит глаза оберштурмбанфюрера, как хлынула кровь из ушей. Другой отросток втискивался в распахнутый немым криком рот эсэсмана — глубже, глубже… Не Хосе мысленно ухмыльнулся — изгадил что мог при жизни — так послужи после смерти!

Одновременно другие щупальца убивали остальных черномундирников — небрежно, как докучливых комаров.

Живые плети хлестали по людям. Кости с хрустом ломались. Факелы падали, стало темнее. Не Хосе мрак не мешал. Автоматная стрельба захлебнулась. Уцелевшие побежали к выходу.

Если он оторвется от плиты, щедро напоенной кровью двух человечков, то вскоре погибнет, — не Хосе знал это точно. Знание не смутило его, как недавно не смущали бьющие в упор автоматные пули. Тварь, сохранившая лицо Хосе Ибароса, страха не ведала.

Клубок извивающихся, во все стороны выстреливающих щупальцев устремился в погоню. Не бежал, не полз, не катился — двигался судорожными толчками рывками, но очень быстро.

Самый кончик отростка дотянулся, ухватил за сапог бегущего человека, дернул… Тут же купавшему метнулись еще два щупальца — хрип, хруст костей — всё кончено. Второй, обхваченный за талию, завопил отчаянно, пронзительно — и закончил булькающим звуком, кровь хлынула из горла… Третий… Четвертый… Надо успеть. Надо убить всех.

Не Хосе чувствовал, как начинает слабеть, как уходит влитая извне сила… И — стали всплывать бессвязные мысли и чувства настоящего Хосе — напуганного, не понимающего ничего…


* * *


Шарфюрер СС Пауль Крайсманн всегда отличался хорошим чутьем на грядущие жизненные неприятности. И затеянное оберштурмбанфюрером Кранке предприятие ему активно не нравилось. Естественно, обсуждать приказы начальника, и тем более пытаться уклониться от их исполнения Пауль не стал. Повидал, что случалось с пытавшимися…

Но в ночной эпопее старался держаться позади, на вторых ролях, — не лез на глаза Кранке и был готов ко всему. Или почти ко всему — не пойми откуда появившийся гибрид сухопутного осьминога и человека заставил таки оцепенеть Пауля. Шарфюрера словно парализовало при виде твари. Ноги, казалось, стали монолитным продолжением каменного пола. Мыслей не осталось — никаких. Того, что видел Пауль, никак не могло быть — и мозг категорически отказался размышлять на эту тему…

Лишь когда загрохотали выстрелы, когда тварь начала убивать — Крайсманна отпустило . И он бросился к выходу, не дожидаясь, чем всё завершится.

Ворвался в туннель — и понял: плохо дело. Не то выстрелы потревожили своды, державшиеся на честном слове, не то произошло еще что то… Сверху сыпались некрупные камни, один обломок чувствительно цепанул по плечу. Сзади, похоже, все кончилось — стрельба смолкла. Камнепад прекратился. Путь загромождали обломки. Пауль медленно, ощупью двигался вдоль стены. Жалел, что не прихватил впопыхах факел.

Потом услышал — тварь сзади! Тварь догоняет! Звук быстро приближался, — в котором сплетались звуки шуршащие, скребующие и влажные, мерзко хлюпающие.

Крайсманн рванул в темноту, напролом, не разбирая дороги. Тут же упал, споткнувшись. Не успел встать на четвереньки — за ногу схватило, поволокло… С отчаянием пойманной крысы он извернулся, надавил на спуск. М 40 загрохотал в руках. Сверху снова посыпались камни. Желтые вспышки осветили нависшую над Паулем чудовищную тушу.

Щупальца стиснули грудь, играючи вышибли автомат. Одна рука сломалась. Кошмарная боль пронзила насквозь. Пауль не смог удержать вопля — но сознание не потерял. Пальцами другой руки нащупал гранату, сорвал кольцо. Детонатор был с шестисекундным замедлением — и шесть секунд растянулись в адскую вечность. Вопящий Крайсманн чувствовал, как ломаются его кости, как разрываются мышцы и связки… Ослепительная вспышка пришла долгожданным освобождением. Пауль умер.

Взрыв разодрал, нашпиговал осколками огромное новое тело Хосе — но не убил. Именно в это мгновение он окончательно стал собой — и беззвучно завопил: за что? За что, Дева Мария?

Темнота не мешала Хосе — он видел, как рушатся сверху многотонные глыбы, потревоженные взрывом, как плющат и сминают его (не его! не его!) громадную тушу. Потом глаза лопнули, взорвавшись изнутри — и в последний свой миг Хосе почувствовал, как колоссальное внутренние давление разрывает его на части… Потом Хосе Ибароса не стало.

Граната Пауля показались детской хлопушкой на фоне второго взрыва, скорчившего судорогой недра Поповой горы…


* * *


Ошарашенные люди метались по графскому парку — и не понимали ничего. Ни бомбы, ни снаряды не взрывались — но земля ходила под ногами, как палуба угодившего в шторм корабля. Перекрытия особняка стали рушиться через пару минут после начала катаклизма; вспыхнул пожар — никто его не тушил…

Команданте — голова торопливо перевязана, на парадном мундире кровь — пытался хоть как то унять панику. Получалось плохо. Немецкий оберст остался внутри, под обломками — и многие испанцы тоже…

Погибших подсчитали утром. Оказалось их немногим менее сотни. Но дольше всего — шепотом, на ухо — толковали о странной смерти оберштурмбанфюрера Кранке. Он вышел из дымящихся руин спустя три часа после рассвета. Механически, как заводная игрушка, отшагал по прямой сотню шагов — ничего не замечая, никому не отвечая — упал и застыл неподвижно. Поспешившие на помощь врачи изумились: по их словам, шейные позвонки эсэсовца были сломаны много часов назад, и даже трупное окоченение успело пройти…

Трупы извлекали из завалов три дня. Нескольких человек недосчитались. О судьбе прикомандированного к оберштурмбанфюреру Кранке рядового Хосе Ибароса никто не вспомнил.

1   ...   15   16   17   18   19   20   21   22   ...   49

Похожие:

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 icon«Точинов В. Аутодафе»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02212 0
Много столетий живут они рядом с нами — морфанты, наполовину люди, наполовину звери. Много столетий охотятся за ними солдаты инквизиции....

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 icon«Капитан Удача»: Лениздат, «Ленинград»; спб.; 2005 isbn 5 289 02260 0
Пилот Фортунат Кермак — человек, чей разум после гибели был переписан в тело киборга, — не желает мириться с ролью машины для убийства...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconСписок новинок
Т, 2009; Санкт-Петербург : Астрель-спб, 2009 (Минск). 411, [2] с.; 20 см. Первая книга цикла "Воздаяние храбрости" "Черный гусар"....

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconІіі халықаралық «Сейтен тағылымдары» ғылыми-практикалық конференциясының материалдары
Кµкшетау, Ресей Федерациясы, Омбы, 2005 жыл, 289 бет. Материалы международной научно-практической конференции «Сейтеновские чтения»,...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconRa bibliotēkas jaunieguvumi 2007. gada septembrī
Музейный климат / Г. Томсон; пер с англ. А. Варсопко. Спб. Скифия, 2005. 288 с ил. Библиогр.: с. 270-280 321 назв. Алфавит указ.:...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconБюллетень новых поступлений за март 2010 года
Концепции современного естествознания : учеб пособие для вузов / Н. М. Кожевников. Изд. 4-е, испр. Спб. [и др.] : Лань, 2009. 382...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 icon«История Казахстана»
Кузембайулы А., доктором исторических наук, профессором Абилем Е., магистром истории, преподавателем Козыбаевой М. М. на основании...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconУченые записки / спбгау; под ред. М. В. Москалева спб спбгау, 2007. 253 с. Isbn 978-5-85983-001-5 : 50-00
Совершенствование экономического образования : аналит докл. / В. С. Автономов, М. Е. Дорошенко, О. О. Замков. М. Логос, 2005. 107с....

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconПравила пожарной безопасности для энергетических предприятий. Спб. Деан, 2005. 157 с. (Безопасность труда России). 3000 экз. Isbn 5-93630-486-8 : Б. ц. Грнти удк
Правила пожарной безопасности для энергетических предприятий. Спб. Деан, 2005. 157 с. (Безопасность труда России). 3000 экз. Isbn...

«Точинов В. П. Тварь Книга Сказки летучего мыша»: Лениздат; спб.; 2005 isbn 5 289 02149 3 iconСписок литературы
Бхагавадгита : Книга о Бхишме / Введ., пер с санскр и коммент. Б. Л. Смирнова. 3-е изд., доп. Спб. Acad, 1994. 600с. (Философские...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница