Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки




Скачать 156.22 Kb.
НазваниеСтраны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки
Дата конвертации24.11.2012
Размер156.22 Kb.
ТипРеферат
Содержание





Введение

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки, включая Европейский Союз (ЕС). Им удалось создать уникальную систему многосторонних связей во многих областях экономической, политической, социальной, научно-технической и культурной жизни, обозначаемую общим термином – «северное сотрудничество».

Они входят в лидирующую группу высокоразвитых стран по многим показателям качества жизни и развития человеческого потенциала, состояния окружающей среды, конкурентоспособности национальных экономик, а также по объемам официальной помощи развитию. Хотя их места в мировом табеле о рангах могут год от года меняться, они неизменно остаются по этим показателям в группе государств – мировых лидеров.

Фундамент этим достижениям был во многом заложен солидарными выступлениями северных стран по жизненно важным для их экономического и социального развития вопросам. Развитие интеграционных связей между ними позволяло решать каждой из стран региона широкий круг актуальных внутренних проблем, устранять базу для конфликтов между северными странами, помогать успешно отстаивать их интересы на мировой арене, наконец, давать им возможность быть услышанными в мировом многоголосии.

Теоретическую основу исследования составили труды следующих авторов

Актуальность исследования определила цель работы:

Целью работы является рассмотрение внешней политики стран Северной Европы в отношении России в 1991 - 2011 гг.

Объектом исследования является внешняя политика стран Северной Европы в отношении России.

Предметом исследования являются отношения стран Северной Европы с Россией.

Для достижения цели необходимо решить ряд важных задач:

  1. Изучить научную и учебную литературу по проблеме исследования.

  2. Рассмотреть развитие двухсторонних взаимоотношений России с Финляндией, Швецией и Норвегией в 1990-е годы

  3. Исследовать отношения России со странами Северной Европы на современном этапе.

  4. Систематизировать и обобщить существующие в специальной литературе, научные подходы к данной проблеме.

Для раскрытия поставленной темы определена следующая структура: работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы. Название глав отображает их содержание.

Глава 1. Развитие двухсторонних взаимоотношений России с Финляндией, Швецией и Норвегией в 1990-е годы

1.1. Формирование основ внешнеполитической деятельности России с государствами Скандинавского полуострова в начале 1990-х годов

Процесс вхождения России в мировое сообщество начался с её при­знания. В этом отношении скандинавские страны проявили себя очень ак­тивно. Первым из западных государств 16 декабря 1991 года новую Рос­сию признало Королевство Норвегия, продемонстрировав немедленную готовность к поддержанию дипломатических контактов, и в рамках «Ак­ции помощь соседу» выделило 20 млн. крон для Северо-Запада России. Как независимое государство Россия была признана также Швецией 25 де­кабря 1991 года , чья делегация уже 12-13 января 1992 года во главе с пре­мьером М. аф Угглас посетила Москву с рабочим визитом . 8 января 1992 года состоялась встреча заместителя министра иностранных дел Рос­сийской Федерации Б.Л. Колоколова с послом Финляндии в Москве Т. Халвитие. По просьбе последнего министру иностранных дел РФ А.В. Козыреву было передано письмо финского коллеги П. Вяюрюнена, содержащее подтверждение, что Финляндия рассматривает Россию в каче­стве государства-преемника Советского Союза.

Признание Российской Федерации государствами Скандинавского по­луострова в такие сжатые сроки имело большое положительное значение.

Оно стало не просто юридической формальностью, но и своего рода кре­дитом доверия со стороны европейских государств. Таким образом, ими было продемонстрировано стремление поддержать происходившие в Рос­сии реформы, заверить российское правительство в своей готовности в дальнейшем налаживать и развивать взаимовыгодное сотрудничество1.

Одной из основных движущих сил взаимодействия России со страна­ми Северной Европы в начале 1990-х годов стали экономические реформы. В этот период усилия российского правительства были сосредоточены на установлении экономических связей, на получении доступа к мировым рынкам и финансам, интеграции России в глобальную систему производ­ства, потребления, торговли и труда. Главная задача внешней политики го­сударства была обозначена как построение партнёрских отношений с За­падом, включение России в западные политические и экономические ин­ституты. Партнёрство считалось потенциальным источником поддержки российских реформ. Сущность внешнеполитической активности РФ в на­чале 1990-х годов можно выразить понятием «сотрудничество», а северо­европейские государства занимали в нём особое место. Такой подход рос­сийской державы, конечно, был не случаен.

………

1.2. Взаимоотношения России с Финляндией, Норвегией и Швецией в 1993 – 2000 гг.

Следующий этап российской внешнеполитической деятельности мож­но ограничить примерно 1993/94 - 1999/2000 годами. Эти годы стали вре­менем окончательного избавления от эйфории в восприятии окружающего мира, определения международно-политической идентичности России. Был учтён опыт и уроки начала 1990-х годов. Ситуация конфликта идеалов и реальности, продолжавшаяся в российской внешней политике на протя­жении первых лет, постепенно уступала место более взвешенному пред­ставлению о мире и месте России в нём.

В этот период в государстве активно стало нарастать стремление к об­ретению Россией новой идентичности. Оживилось желание доказывать «русский особый путь», не только не тождественный, но и во многом про­тивостоящий Западу. В характеристике отношений с Европой и США ме­нялась даже терминология: вместо слов о дружбе и стратегическом союзе появились слова о партнёрстве и прагматическом сотрудничестве.

Освобождение от иллюзий проявлялось в понимании нарастающей опасности господства США и НАТО. В российском МИДе появилась идея многополярного мира как антитезы однополярного американского преоб­ладания. Росло стремление активизировать свою политику, в том числе и там, где она приносила дивиденды во времена Советского Союза, и в дан­ном отношении скандинавское направление не было исключением. Об этом свидетельствует частота официальных и неофициальных взаимных визитов и встреч на высшем уровне между руководством России и сканди­навскими странами, прошедших за исследуемый период. Однако стоит подчеркнуть, что стратегия и тактика внешнеполитической деятельности России менялась постепенно в течение нескольких месяцев, чему способ­ствовала и внутриполитическая нестабильность в стране. В это время внешняя политика в России являлась скорее предметом острой внутрипо­литической борьбы, нежели выступала как область государственной дея­тельности, вокруг которой формируется широкое общественное согласие2. Данными обстоятельствами определяется растянутость, некая подвиж­ность временных рамок исследования обозначенного этапа развития внеш­ней политики России в отношении стран Скандинавского полуострова.

В рамках дальнейшего развития контактов и сотрудничества России с Норвегией ещё в апреле 1993 года был подписан протокол по российско-норвежской рабочей программе. В октябре 1994 года в Киркенесе в торже­ственной обстановке в связи с 50-летием освобождения Северной Норве­гии, А.В. Козырев и король Норвегии Харальд V возложили венки к мону­менту в честь советского война. 24 октября состоялась встреча А.В. Козы­рева с премьером Норвегии Г.Х. Брундтланд и проведены российско-норвежские переговоры. Министры иностранных дел, уже в третий раз встречаясь за текущий год, рассмотрели состояние и перспективы развития отношений между Россией и Норвегией, отметив, что в этом взаимодейст­вии за прошедшее время произошли существенные качественные сдвиги на основе принципов добрососедства и взаимовыгодного сотрудничества. Исходя из этого, стороны согласились принять новую рабочую программу дальнейшего развития контактов и сотрудничества между Российской Фе­дерацией и Норвегией3.

В октябре 1995 года состоялся очередной визит А.В. Козырева в Нор­вегию, приуроченный к празднованию девяностолетия установления дипломатических отношений между Россией и Норвегией. Под сопредседательством мини­стров иностранных дел России и Норвегии (Б.Т. Гудала) прошла сессия Межправительственной российско-норвежской комиссии по экономиче­скому, промышленному и научно-техническому сотрудничеству. Рассмот­рен весь комплекс двухсторонних торгово-экономических отношений. Стороны выразили удовлетворение позитивным развитием двухсторонних торговых связей, которые характеризовались значительным ростом торго­вых потоков в обоих направлениях. Только за 1994 год увеличение торго­вого оборота составило 66%. Особое внимание уделено вопросам регио­нального экономического взаимодействия. Норвежская сторона выразила готовность оказывать поддержку России в связи с переходом председательствования в СБЕР к российской стороне. Затем стороны подписали па­кет двухсторонних документов, в том числе соглашения о сотрудничестве при поиске пропавших без вести и спасении терпящих бедствие людей в Баренцевом море, о поощрении и взаимной защите капиталовложений. Всё это подтвердило динамизм, насыщенность двухстороннего сотрудни­чества и взаимное стремление государств к формированию стабильных и долговременных партнёрских отношений.

…….

Визит стал крупнейшим событием в двухсторонних отношениях на­шей страны с Норвегией со времён «перестройки». Переговоры в Осло по­зволили вывести российско-норвежское сотрудничество на новый качест­венный уровень и способствовали его дальнейшему укреплению. Свиде­тельством этому являются и высокая динамика политического диалога ру­ководств сотрудничающих стран в конце 1990-х - в начале XXI века, и поддержание контактов между парламентами, и постоянный рост товаро­оборота (к 1999 году он установился на уровне 1 млрд. рублей), и, безус­ловно, продолжение развития отношений в БЕАР, которые уже перешаг­нули первое десятилетие. Именно в этом направлении, установленном в марте 1996 года, продолжается и настоящее взаимодействие России с Нор­вегией.

Российско-шведские отношения середины и второй половины 1990-х годов развивались менее динамично, но и более уравновешенно, в духе принятой в феврале 1993 года российско-шведской декларации, не только закрепившей и расширившей сферу ранее существовавшего со­трудничества, но и положившей начало взаимодействию в ряде новых об­ластей. Кроме того, тогда же российское правительство признало ряд фак­тов нарушения шведских вод в 1980-е годы, что, конечно, позитивно отра­зилось на атмосфере складывания российско-шведских взаимоотношений в середине и конце 1990-х годов.

Безусловно, особое влияние на российско-шведское взаимодействие оказало вступление Швеции (и Финляндии) в 1995 году в Евросоюз, что максимально приблизило Россию к Западу и расширило потенциал со­трудничества. С другой стороны, несмотря на заявление шведского руко­водства о том, что ЕС не является оборонительным союзом и потому поли­тика свободы от союзов остаётся в силе, тем не менее, российское внешне­политическое ведомство оценило это решение как первый шаг на пути от­хода от политики военного неприсоединения. Позднее это видение под­твердилось тем, что в 1999 году в Европейском Союзе была образована новая структура - Совет по координации внешней политики и безопасно­сти, который возглавил бывший генеральный секретарь НАТО Х. Солана. Кроме того, Швеция стала высказываться в поддержку расширения НАТО, видя в альянсе некий стабилизирующий эффект. В этом отношении небе­зызвестно и стремление достаточно влиятельного меньшинства из круга правых и либеральных политиков, а также профессиональных военных к вступлению в Североатлантический блок. Они обосновывают свой выбор тем, что НАТО после прекращения холодной войны вступила на путь трансформации и изменила свой характер. Безусловно, такие настроения не могли не вызвать беспокойства России.

В середине и конце 1990-х годов российско-шведские двухсторонние встречи на высшем уровне проходили достаточно часто. Двухсторонние отношения, по заявлению министра иностранных дел Швеции Лены Ельм-Валлен перед началом её визита в Москву, были отличными, и она не ви­дела препятствий для их успешного развития4. Хотя эксцессы всё-таки случались - разоблачение агентов шведских спецслужб в России, или, на­пример, гибель боевого самолёта «Вигген» (17 октября 1996 года) при об­лёте российского крейсера, - однако эти «происшествия» не оказали значи­тельного отрицательного эффекта на развитие сотрудничества.

…….

Таким образом, в 1990-е годы оставалась и про­должает оставаться тень военно-политического противостояния, сохраняя частичную преемственность советской эпохи в развитии международных отношений в регионе. Это объясняется наличием объективных противоре­чий при столкновении государственных интересов, не связанных с идеоло­гической сферой. На первый план вышли те же экономические и геополи­тические интересы, стремление к обладанию природными ресурсами, при­чём не только России и стран Северной Европы. Тем не менее, стоит при­знать, что в столь непростых условиях 1990-х годов доминирующей тен­денцией в формировании международных отношений на Европейском Се­вере и во внешнеполитических действиях России с Финляндией, Норвеги­ей и Швецией оставалась логика прагматизма, партнёрства и преодоления прежних противоречий. Это время ярко продемонстрировало стремление Российской Федерации отказаться от политики силового противостояния и желание содействовать развитию взаимовыгодного, плодотворного сотрудничества, как на двухстороннем, так и многостороннем уровнях.


Глава 2. Отношения России со странами Северной Европы на современном этапе 2000-2011гг

2.1. Современное состояние «Северного измерения»

Саммит ЕС в португальском городе Фейра 19–20 июня 2000 года принял «План действий по “Северному измерению” внешней и трансграничной политики Европейского Союза», рассчитанный на 2000–2003 годы. Политика ЕС на европейском Севере превращалась в интегрированную часть его общего курса в области внешних сношений и трансграничных связей. Теперь проблемы, которые стремились решить страны Северной Европы на европейском Севере, стали предметом общей заботы стран-членов Европейского Союза.

Основная ответственность за исполнение Плана оказалась возложенной на Европейскую Комиссию, а в числе его исполнителей, помимо структур «северного сотрудничества», оказались ранее созданные субрегиональные организации европейского Севера – СГБМ, СБЕР и АС. В число партнеров по «Северному измерению» удалось вовлечь не только Россию, а также тогдашние страны-кандидаты в члены ЕС: Латвию, Литву и Эстонию, но и Норвегию с Исландией – активных участников «северного сотрудничества».

На Второй конференции министров иностранных дел по «Северному измерению» в апреле 2001 года в Люксембурге было решено проводить ежегодные совещания по этому вопросу: раз в два года – заседания на министерском уровне, а в промежутках между совещаниями и заседаниями – встречи на уровне должностных лиц. На Третьей конференция по «Северному измерению» в Люксембурге 21 октября 2002 года было принято решение начать подготовку второго Плана действий по «Северному измерению» ЕС на 2004–2006 годы, в котором предлагалось особое внимание уделить Калининградской области и арктическим районам5.

……..

2.2. Участие России в «Северном измерении»

Хотя Россия также является одним из ключевых партнеров ЕС по «Северному измерению», она, в отличие от Норвегии, вольно или невольно воспринимается на Западе как государство, не освободившееся полностью от советского политического и идеологического наследия.

Хотя задача создания единого экономического пространства между Россией и ЕС не снималась с повестки дня, ее практическая реализация пока отложена на неопределенное время. В составе ЕС имеется группа новых государств-членов ЕС из числа бывших союзников СССР и стран Балтии, которые занимают последовательно недоброжелательные позиции в отношении России. Эти «младоевропейцы» пытаются активно воздействовать на позиции ЕС, стремясь использовать возможности и влияние Европейского Союза для решения проблемных или спорных вопросов их двусторонних отношений с Российской Федерацией.

Как для Норвегии, так и для России страны-члены ЕС являются крупнейшими рынками потребления их энергоресурсов. Вместе с тем, при относительно невысокой доле национального потребления природного газа и нефти в Норвегии для нее рынки других северных стран и других государств-членов ЕС являются жизненно важными и на данном этапе по существу безальтернативными, использующими подавляющую часть экспортируемых норвежских углеводородов. Эта ситуация может претерпеть изменения по мере развития производства сжиженного природного газа в Норвегии и формирования его мирового рынка. Однако в среднесрочной перспективе нынешняя ситуация сохранится практически неизменной6.

……..

Включение Норвегии и Исландии в число партнеров ЕС и России по новой концепции «Северного измерения», не говоря об их участии в СГБМ, СБЕР и АС, следует признать прямым следствием приверженности стран Северной Европы «Хельсинкскому соглашению» и результатом их совместных усилий, направленных на сохранение и преумножение достижений «северного сотрудничества» в изменившихся международных условиях.

Теперь страны Северной Европы хотели бы исключить «дублирование» в работе субрегиональных организаций и подчинить их деятельность, а значит и выделяемые ими финансовые ресурсы, решению задач, которым они придают приоритетное значение. Для России сотрудничество в рамках субрегиональных структур на европейском Севере имеет самостоятельную ценность, так как в их деятельность вовлечены различные субъекты федерации. То, что для северных стран может выглядеть дублированием, для российских регионов, вовлеченных в сотрудничество в рамках различных субрегиональных структур на Севере Европы, является решением специфических проблем, с которыми они сталкиваются. Эти структуры, могут найти свои ниши в меняющейся с запуском обновленного «Северного измерения» архитектуре регионального сотрудничества7.

Таким образом, с 2008 года главную роль в области финансирования «Северного измерения» со стороны ЕС играет новый финансовый институт – Европейский инструмент соседства и партнерства. На 2007–2013 годы в его распоряжение выделено 15 млрд евро. Внешнеполитическое руководство России исходит из того, что «основным инструментом реализации проектов в рамках ”Северного измерения” должна стать новая модель финансового сотрудничества России и ЕС, которая создалась после истечения срока действия программы ТАСИС в 2007 году».


Заключение

Подводя итог работы можно сделать следующие выводы:

  1. С момента распада СССР и образования РФ вплоть до начала XXI века в условиях ускорявшейся глобализации вновь активно шёл процесс формирования, становления принципов и приоритетов отечественной внешней политики. Это напрямую относилось и к российскоскандинавскому взаимодействию. Норвегия, Швеция и Финляндия в, свою очередь, также вынуждены были менять свою «восточную» стратегию. При этом нельзя не отметить и того, насколько велика с обеих сторон оказалась сила исторической инерции. Многое было заимствовано и перенесено из советской эпохи и, к сожалению, не только позитивное.

  2. Развитие экономического, экологического, научно-технического, культурного сотрудничества России со странами Скандинавского полуострова сопровождалось процессами трансформации и расширения Североатлантического альянса, его продвижения к границам Российской Федерации. Эта тенденция была усилена практическим отказом Норвегии от самоограничений на военную деятельность с участием войск стран НАТО в сопредельных с Россией районах. Открыто стали демонстрировать своё стремление вступить в блок НАТО некоторые политические круги Швеции и Финляндии. И хотя эта идея не была реализована, она имела поддержку как значительной части населения этих государств, так и со стороны самой организации Североатлантического альянса. Оставались неурегулированными и спорные вопросы между Россией и Норвегией по Шпицбергену и особенно в «серой зоне», которые в 1990-х годах в связи с активным освоением природных ресурсов Арктики, и в частности Баренцева моря, приобрели новый смысл. Таким образом, к проблеме отстаивания военностратегических интересов в регионе, которые вызывали неприятные аналогии с периодом советской эпохи, непонимание и зачастую раздражение России, добавились противоречия экономико-стратегические.

  3. Российскому государству, находящемуся в глубоком кризисе, пришлось считаться и с другой тенденцией стремительно развивающегося мира – процессом расширения ЕС. После вступления в эту организацию Швеции и особенно Финляндии Россия приобрела новые составляющие взаимоотношений, определивших специфику отечественной внешнеполитической деятельности в отношении этих стран. Было выработано общее направление развития российско-шведского и российско-финляндского взаимодействия, в котором основной акцент был сделан на приумножении накопленного потенциала сотрудничества, прежде всего трансграничного, с максимальным использованием «евроизмерения». Финляндией была выдвинута способствующая этому диалогу концепция «Северного измерения».

  4. Последовательная поддержка инициативы Финляндии в отношении «Северного измерения» другими северными странами, а также успешное привлечение ресурсов ЕС к решению приоритетных по значению задач для стран Северной Европы в прилегающих районах говорят в пользу того, что «северное сотрудничество» и в новых исторических условиях продолжает выполнять роль важнейшего общего инструмента политики северных стран в обеспечении их совпадающих интересов. Очевидно, что это направление их согласованного политического курса не утратит своего значения и в среднесрочной перспективе.


Список использованной литературы

  1. Антюшина Н.М. Факторы, принципы и предпосылки североевропейской модели // Арктическая идея. 2009. № 4. С. 46-47.

  2. Белоусова К.А. Страны Северной Европы (Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Исландия) // Новейшая история стран Европы и Америки ХХ век. Ч. 3. М., 2011

  3. Васильев Ю.В. Внешняя политика стран Северной Европы. Учебное пособие. М.: МГИМО, 2009.

  4. Воронков Л. Страны Северной Европы, «Северное измерение» и Россия // Аналитические записки. Вып. 1(41). 2009. № 2. С. 4.

  5. Воронков Л.С. Страны Северной Европы в современных международных отношениях. Серия «Международная». М.: Знание, 2010. № 8

  6. Воронов К. Россия в Североатлантическом регионе: цена сближения // Международная экономика и международные отношения. 2011. № 7. С. 32

  7. Даниельсен Р., Дюрвик С., Грёнли Т., Хелле К., Ховланн Э. История Норвегии. От викингов до наших дней. М., 2010.

…..

1 Кан А.С. История скандинавских стран: (Дания, Норвегия, Швеция). 2-е изд. М., 2010. С. 152

2Иванов И.С. Внешняя политика России на современном этапе // Десять лет внешней политики России. М., 2010. С. 19-25.

3Сухарев М.И. Россия и Норвегия: история добрососедства. Мурманск, 2010. С. 23-29.

4 Кан А.С. История скандинавских стран: (Дания, Норвегия, Швеция). 2-е изд. М., 2010. С. 74

5 Воронков Л. Страны Северной Европы, «Северное измерение» и Россия // Аналитические записки. Вып. 1(41). 2009. № 2. С. 4.

6 Конышев В., Сергунин А. Арктическое направление внешней политики России. Проблемы и перспективы // Обозреватель-Observer № 3. 2011. С. 18.

7 Белоусова К.А. Страны Северной Европы (Финляндия, Швеция, Норвегия, Дания, Исландия) // Новейшая история стран Европы и Америки ХХ век. Ч. 3. М., 2011. С. 142

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconСтраны Северной Европы и дифференциация в ес е вропейский процесс: страны и регионы
Сообществ Любой вариант разноскоростного развития ес предполагает изменение этой философии, поскольку подрывает единое поступательное...

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconРазбивка статей «Современной Европы» иавторов по темам
Бабынина Л. О. Страны Северной Европы и дифференция в ес. // Современная Европа. 2007. №3

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconСистемно-деятельностный подход как методологическая основа фгос второго поколения
Память учеников загружалась многочисленными фактами, именами, понятиями. Именно поэтому выпускники российской школы по уровню фактических...

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconНеобходимым становятся не сами знания, а знания о том, как и где их применять
Память учеников загружалась многочисленными фактами, именами, понятиями. Именно поэтому выпускники российской школы по уровню фактических...

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconЛ. Вардомский, А. Шурубович Постсоветские интеграционные проекты как фактор модернизации России
В основе же действующих интеграционных проектов лежит восстановление торгово-производственных связей сложившихся еще в советское...

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconСлияние и поглощение корпораций
Основные формы мирохозяй­ственных связей, международная торговля, движение капиталов, миграция населения и трудовых ресурсов, транснациональная...

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconПрограмма по дисциплине «Россия и мировые интеграционные группировки»
Программа предназначена для студентов 5 курса факультета внешнеторгового менеджмента (магистратура) вавт

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconКонцепция постиндустриального общества является одной из самых наиболее распространенных и разработанных концепций современной западной философской мысли
Страны, находящиеся на этапе аграрного развития не могут стать постиндустриальными, не выработав у себя индустриальной базы. Говоря...

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconАрхеология, история, нумизматика, этнография восточной европы
Другими словами, цель данной работы — исследовать ключевой элемент в торговле Северной Европы с исламским миром в период ее расцвета...

Страны Северной Европы по уровню и глубине развития интеграционных связей заметно превосходят имеющиеся в мире межгосударственные интеграционные группировки iconОтчет о научно-исследовательской работе «Исследование развития экономической мысли стран Северной Европы в контексте решения на разных этапах аграрных, энергетических, инвестиционных и иных актуальных проблем: ориентация для Республики Беларусь»
«Исследование развития экономической мысли стран Северной Европы в контексте решения на разных этапах аграрных, энергетических, инвестиционных...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница