Мужчина и женщина в книге бытия




НазваниеМужчина и женщина в книге бытия
страница1/4
Дата конвертации24.05.2013
Размер0.55 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4
Диакон АНДРЕЙ КУРАЕВ

МУЖЧИНА И ЖЕНЩИНА В КНИГЕ БЫТИЯ

Познать себя, не зная своего происхождения — невозможно. Что было в начале человеческой истории такого, что и поныне сказывается в обстоятельствах нашей жизни? Первые главы Писания возвращают людям то знание о себе, без которого им было бы тяжелее становиться людьми. Библия представляет не столько хронику жизни первых людей, сколько икону — осмысление изначальных событий человеческой истории. Это не протокольная запись очевидца и современника, это рассказ о том, что должен знать о самом себе каждый человек.

Писание раскрывает метаисторический фон событий, важных для каждого человека. Рождение и смерть, встреча с любимой и рождение детей, поиск Бога и грех, выбор и ответственность за него, труд, радость и отдых, страдание, познание и стыд — вот основные составляющие человеческого пути, знакомые всем людям во все времена. Не о чем-то неслыханно новом, неизвестном и экзотически-оккультном говорят первые страницы Библии, а о том, что всегда присутствует в жизни всякого человека. Но именно потому, что эти события и обстоятельства составляют стержень жизни человека, важнее всего дать объяснение именно им, а не очертаниям созвездий.

Древние священные тексты изучались не в классах и не в библиотеках. Они звучали при совершении богослужения. Первые сборники священных текстов, пришедшие на крестившуюся Русь, были именно богослужебными сборниками (собрания паремийных чтений Ветхого Завета и Апраксосы — последовательность богослужебных чтений из книг Нового Завета). В традиционном религиозном обществе Слово Божие звучит именно и прежде всего в храме. И выбор текста для чтения зависит от того, какая именно служба совершается в храме. Рассказ о мужчине и женщине в Эдемском саду — это венчальное чтение.

Это не лекция, не урок биологии или анатомии. Это рассказ о таинстве семьи. Любой позднейший брак совершается по образу первого; любое историческое событие есть воспроизведение того, что произошло "во время оно". Традиционное мышление оправдывает и освящает в настоящем только то, что имело место в сакрализованном прошлом. Брак нынешних молодых супругов может быть освящен только в том случае, если самый первый брак был освящен Творцом.

Библейский рассказ о первом браке в своем богослужебном, венчальном предназначении должен дать ответы на три вопроса: 1) почему брак освящается; 2) почему, несмотря на освященность брака, плод брака — рождение детей — столь мучительно болезнен; 3) почему именно жена должна находиться в послушании у мужа.

Все три явления, которым дает объяснение библейский рассказ, существовали независимо до него и ранее него. И брак, и сакральное отношение к браку бытовали задолго до Ветхого Завета. Не Библия устанавливает патриархальные отношения: она их объясняет. Не Библия понуждает женщину рождать в муках, но она проясняет это тягостное обстоятельство человеческой жизни.

В первой главе книги Бытия перед читателем и слушателем прошли все космические стихии, и все они истолкованы как творение единственного Бога — Ягве. Вторая глава показывает уже не космическую стихию, но основную стихию человеческих отношений — семью. И сверхцель этого повествования все та же — научить человека смотреть на брак и общество монотеистически. Библия дает монотеистическое истолкование таких сторон человеческой жизни, как разделение на полы, брак и рождение, и это истолкование должно соответствовать Божию замыслу о людях.

Второй рассказ книги Бытия начинается так: "Вот происхождение неба и земли, при сотворении их, в то время, когда Господь Бог создал землю и небо, и всякий полевой кустарник, которого еще не было на земле, и всякую полевую траву, которая еще не росла, ибо Господь Бог не посылал дождя на землю, и не было человека для возделывания земли, но пар поднимался с земли и орошал все лице земли" (Быт 2:4-6).

Странная фраза. Вроде Бог уже создал кустарник и траву — а они на земле не растут. И почему библейский автор утверждает, что на земле не было дождей до тех пор, пока не появился человек?

Отсутствие дождя — это не метеорологическая сводка о погоде на земле до появления человека. Это — религиозное сообщение, религиозный язык, в котором дождь есть сила оплодотворения. Дождь — то, что соединяет небо и землю и дает плодородие. Во многих культах дождь осмысляется как божественное семя, которым небо-отец оплодотворяет матерь-землю. Через дождь устанавливается Божий завет с Ноем (знамение этого завета — радуга). Радуга, возникающая в дожде, становится знаком завета любви между Богом и человеком. Во второй же главе Бытия дождь есть первоначальное знамение этого завета; это жест любви Божией, изливающейся на землю.

И вот этого дождя любви, говорит Писание, не было в начале человеческой истории. Почему? — Потому что "не было человека". Но если не было человека, то Богу некого было любить — и поэтому не было дождя. Не было связи Неба с землей, ибо не с кем было заключать Завет. Не к кому было изливаться Божией любви на землю. Некому было воспринимать дождь благодати, и поэтому просто пар поднимался от земли и орошал ее лицо.

То, что дождей до появления человека не было на земле, и что ничто на земле не росло без человека — дерзкое и совершенно справедливое утверждение: без человека вообще ничего не было бы в мире. Без человека не было бы даже той земли, из которой он сам был создан. Ибо весь остальной мир Творец создал ради человека. Человек — цель творения, а остальное не имеет цены вне человека, помимо него и до него. Аксиологически (1), религиозно, дочеловеческое творение почти и не существует. Оно оправдано своим будущим. Современные ученые это называют "антропным принципом" ("мы можем понять развитие Вселенной только при допущении, что Вселенная изначала имела целью своего развития возникновение человека"). Библия это же сказала на своем языке.

Первый космогонический рассказ Бытописателя многократно подтвердил: мир хорош (Быт 1:8,12,18,25,31). Его вторая космогония начинается с пояснения, в чем же именно добротность мира — в его человечности, в его предрасположенности к человеку. Мир хорош, мир реален и животворящ только если человек возделывает его. Бесчеловечный мир плох, мир очеловеченный — хорош. Мир, где нет человека, нет дождя и нет возделанной земли — это пустыня, мертвый мир. Там, где человек, — там вода, там жизнь, там Бог. На Ближнем Востоке и в Северной Африке (Египте) это весьма понятный язык.

Итак, Бог создает человека на земле, которая давно ждет этого и томится своей бесплодностью: "И создал Господь Бог человека из праха земного, и вдунул в лице его дыхание жизни, и стал человек душею живою" (Быт 2:7).

Человек не изначален в мире, он в него пришел. Я не ставлю вопрос — как? Это понятно: чудом, и чудо есть Бог. Но можно поставить вопрос иначе: откуда был приведен человек? Он создан Божиими руками. Но откуда творческая десница взяла материал для создания человека? Как бы ни была преображена эта предчеловеческая материя, но она все же и поныне есть в нас, и потому понять человека нельзя, не поняв самых первых ступеней созидания человека.

Итак, — что это за "прах", из которого создано тело? То же самое еврейское слово есть в Притч 8:26 — "Когда еще Он не сотворил ни земли, ни полей, ни начальных пылинок вселенной" (2). Эти "начальные пылинки" — то же, что и "прах" в Быт 2:7. Перевод Французского Библейского общества не стесняется говорить о molecules. Создан ли человек из праматерии, из той "безвидной земли" и неосвещенной воды первого Творческого Дня?

К такому выводу склоняется митрополит Антоний Сурожский: "Бог как бы создает Адама из самой сущности творения. В истории Ветхого Завета Адам не является неким завершением всех тварей, которые до него существовали или были созданы. Нет, Бог возвращается к самым основам вещества и из него творит человека, который благодаря этому принадлежит всецело ко всему тварному, к самой последней былинке, к самой малюсенькой песчинке — или к самой лучезарной звезде" (3).

Однако если учесть, что Писание не говорит о "прахе лучезарных звезд", но о "прахе земном", этот библейский стих можно понять и иначе. Да, преображение земли в человеческое тело совершается так, что антропосозидающее изменение проникает до самых начал мироздания: преобразуется не поверхностный слой прачеловеческой материи, но буквально молекулярные основы ее структуры. Но означает ли это, что прежде эти "молекулы" не были никак структурированы и так до исхода шестого дня и пребывали в хаотично-несвязанном "безвидном" состоянии? Или же этот прах уже чем-то был, прежде чем быть превращенным в человека?

Земля (эрец) первого дня первой главы и земля (адамах) в Быт 2:7 — это разные слова.

Адамах — это именно возделанная земля. Это "красная" изнанка земли — земля, уже вспаханная, вывернутая плугом или мотыгой и обнажившая свою плоть. Адамах — это антоним целины и пустыни. Дикая степная земля, стихийно приносящая плод — садэх; земная поверхность — эрец. Значит, Творец создает человека из прежде уже преобразованного, возделанного Им материала. Но если "не было человека для возделывания земли", то кто же превратил га-арец в адамах? Откуда возделанная земля прежде возникновения человека?

Это мог сделать только Бог. Человек создается из "праха возделанной земли", а значит — все же не из праматерии, а из той материи, которую Творец не просто однажды создал, но еще и творчески ее касался, меняя ее. Первая глава ясно показала, что когда Господь Своим Словом касается земли — она рождает жизнь. Значит адамах — возделанная Богом земля — может быть уже живой; живой еще до того, как Бог начал творить из нее тело человека.

На языке Библии землей может называться не только почва или глина, но и сам человек — "земля еси, и в землю отыдеши" (Быт 3:19; церковнославянский перевод) (4). Тем более землей могут быть названы животные.

Независимо от любых теорий эволюции можно истолковать рассказ второй главы Бытия так, что Бог взял то творение, которое возникло ближе всего к минуте появления человека, и тело этого творения пересоздал в тело человека, способное вместить человеческую душу, а затем исполнил "дыханием жизни". Не случайно в Библии бара (то есть собственно творение заново, творение из ничто) говорится лишь о создании человека по образу Бога, когда же речь заходит о создании тела человека, то употребляется глагол йацар, означающий переоформление уже наличного материала.

Можно полагать, что мир сотворен ровно за неделю. Можно верить, что животные появились за три часа до создания Адама. Но даже для тех, кто стоит на позициях строго фундаменталистского креационизма, библейский текст оставляет возможность поразмыслить о том, что животные — не просто соседи человека.

Свт. Феофан Затворник, поясняя тайну антропогенеза, так толкует библейский текст о "земле", из которой был создан человек. "Это тело что было? Глиняная тетерька или живое тело? — Оно было живое тело — было животное в образе человека с душею животною. Потом Бог вдунул в него Дух Свой" (5). Итак, у той земли, из которой создано человеческое тело, уже была душа. Патристика знает различение души животных и души человека. Свт. Феофан, говоря об этом, ссылается на преп. Антония Великого: "По св. Антонию Великому душа наша одного ранга с душею животных. Что нас отличает, это есть ум, что я называю дух" (6). Но не останавливаясь даже на этом, свт. Феофан поясняет — откуда сродство нашей души с жизнью животных. "Творения Божий так расположены, что всякий высший класс совмещает в себе силы низших классов — и кроме них имеет свои силы, его классу присвоенные и характеризующие", — показывает свт. Феофан прекрасное знакомство с диалектикой (7).

При этом свт. Феофан, в отличие от многих современных ему писателей, прекрасно различал антропологию философскую и биологическую. "В происхождении человека, — пояснял он, — надо объяснить не то одно, как происходит его животная жизнь, но то паче, как происходит он, яко духовное лице в животном теле с его животною жизнию и душою" (8).

Это утверждение родства человека с миром животной жизни не только не противоречит Библии, не только позволяет снять ненужные конфронтации богословия с наукой, но и помогает поставить на место претензии "научного редукционизма". Да, человек родственен животным. Но это — не весь человек, и это совсем уж не может быть аргументом в пользу автоматически-случайного развития. В. Н. Ильин вполне резонно отметил, что "вызвал бы всеобщий смех тот исследователь искусства, который, сравнивая, например, Рафаэля и Леонардо да Винчи, обратил бы внимание на то, что и у того и у другого на картинах имеются красный, голубой и зеленый цвета или что человеческие фигуры у того и иного имеют глаза, носы, волосы и т. п. и на этом основании стал бы утверждать, что между обоими художниками существенного различия не имеется" (9).

Итак, мы видели, что Бог "из сотворенного уже вещества взял тело, а от Себя вложил жизнь" (10). Человекообразное, существо становится богообразным через вдыхание духа в адамах.

* * *

О заповедях, которые получил человек, в "Альфе и Омеге" разговор уже был (11). Но стоит добавить нечто — и именно в связи с обсуждением темы "мужчина и женщина".

Вот уже знакомая фраза — "И взял Господь Бог человека <...> и поселил его в саду Едемском, чтобы возделывать его и хранить его" (Быт 2:15). Однако еврейский текст содержит неожиданность — "чтобы хранить ее и возделывать ее". В еврейском языке слово ган 'сад' — также мужского рода. Что же в таком случае должен хранить человек?

Здесь возможны три варианта ответа (причем все три не исключают друг друга). Первый, наиболее близкий к тексту — речь идет о земле. Ситуация, часто встречающаяся в библейских текстах, при которой замещающее местоимение относится к существительному, упоминавшемуся в достаточно удаленных фразах. Это феномен, хорошо знакомый всем по устной речи. Например: "Я видел вчера Ивана Петровича — это тот, который был учеником Виктора Ивановича, а Виктор Иванович, как ты помнишь, это злейший враг Петра Никифоровича. Кстати, он мне сказал". Кто — он? Я-то имел в виду Ивана Петровича, но сказанное мною можно понять и так, что речь уже успела окончательно перейти к Петру Никифоровичу. Итак, можно предположить, что повествователь имел в виду землю (адамах), которую должен возделывать человек (ха-адам), и потому написал "чтобы возделывать ее и хранить ее".

Второй вариант прочтения — под "ней" имеется в виду Тора — закон Божий. Дело в том, что в еврейском сознании первое, что обязать "хранить" иудей — это именно заповеди Божий, закон (12). Это именно первая ассоциация со словом "храни". Хранение Закона есть хранение его двух главных заповедей любви к двум ближним: к Тому ближнему, что приблизился с небес, и к тому, что находится рядом с нами здесь, на земле.

Наконец, "ее" может означать — женщину. И это не фрейдистская проговорка. Дело в том, что сад — это традиционный символ женщины: в православной традиции есть икона Божией Матери "Вертоград заключенный". Человек вводится в Эдемский сад, в тот сад, в котором он получит жену, получит дар любви. И, кстати, человек плохо хранил свою жену, он не уберег ее. Призванный к высшему познанию — к обретению Божественной любви, человек не справился с курсом общеобразовательной школы — он не научился любить и хранить ближнего. Бог говорит Своему первенцу: "Не хорошо человеку быть одному". Интересно, что не сам человек заметил, что ему плохо одному, а Бог. Бог создает женщину, чтобы человек в конце концов научился тосковать по Богу.

Каждый человек, и Адам в том числе, должен пройти школу любви, и любить надо начинать с ближнего, с того, кто рядом с тобой; чтобы пробудить в Адаме жажду диалога любви, ему дается жена. У него самого этой жажды не было, она пробуждается в нем по воле Бога через создание жены. Так человек должен научиться не просто слушаться Творца, но любить Его. Появление другого человека есть средство к осознанию человеческой ограниченности. Если человек один, он в видимом мире — центр всего, и причем единственный центр. Но Бог желает, чтобы человек прошел школу любви и смирения — и поэтому рядом с одним царем мира появляется другой. И появляется у них ощущение, что они нужны друг другу, что человек не может жить один. Создать женщину — значит создать в мужчине желание единения; ведь желание — это ощущение того, что чего-то у меня нет, что-то мне нужно. Это значит создать ощущение собственной предельности. Так человек учится желанию, учится любви. И через любовь к видимому ближнему он призван научиться любить невидимого Бога.

О духовном возрасте первого человека можно строить разные предположения. И вновь это уже обсуждавшаяся богословская проблема: растет ли человек снизу вверх или падает сверху вниз? Не есть ли любовь к жене отвращение от Бога? Можно вслед за преп. Максимом Исповедником считать, что у Адама было полное Богопознание, и потому любой интерес к твари, проявленный им, был отпадением от полноты знания. Но можно вспомнить, что свт. Иоанн Златоуст и преп. Макарий Египетский были не очень высокого мнения о духовных способностях первого человека: "никто не думай о себе, что из-за предков потерпел вред: данное нам гораздо важнее потерянного нами" (13). То есть то, что имел и утратил Адам, меньше того, что имеет христианин, которому дается "не рай, но самое небо" (14). Полнота даров во Христе больше, чем в ветхом Адаме ("ныне Божии человеки стали выше первого Адама. Силою Духа человек становится выше его, потому что делается обоженным" (15)), но эта формула, конечно, обратима: полнота духовного совершенства и радости в Адаме меньше, чем у тех, кто достойно причащается Христу.

Итак, Адаму надо было многому учиться и его уровень Богопознания был далек от христианского. И вновь вопрос —
  1   2   3   4

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Мужчина и женщина в книге бытия iconРуководство по проблемам человеческого общения. Как мы ступили на этот путь
Пиз Аллан и Барбара. Язык взаимоотношений (Мужчина и женщина) Язык взаимоотношений (Мужчина и женщина)

Мужчина и женщина в книге бытия iconКалинаускас Ева Израилевна Весельницкая Мужчина и Женщина. За порогом Рая Тайна Мастера Игры Игоря Калинаускаса
«Мужчина и Женщина. За порогом Рая.»: Ик «Невский проспект»; Санкт-Петербург; 2004

Мужчина и женщина в книге бытия iconНаталья Уварова «Деспотичная богиня»
Танец а н н ы и л е о – на сцене четверо мужчин и четыре женщины. Выделяются двое – мужчина и женщина. Женщине на плечи во время...

Мужчина и женщина в книге бытия iconФеликс Вуль Счастливая женщина и как ею стать
Мужчина рожден для счастья женщины. Женщина рождена для счастья мужчины. Это должна знать не только каждая женщина, но и каждый мужчина,...

Мужчина и женщина в книге бытия iconВиктор Павлович Шейнов Женщина плюс мужчина. Познать и покорить «Шейнов В. П. Женщина плюс мужчина. Познать и покорить»: Харвест; М.; 2002
Книга содержит все, что нужно знать, чтобы найти друг друга, создать и сохранить хорошую семью, сделать ее сексуальные отношения...

Мужчина и женщина в книге бытия iconЮрий Андреев Мужчина и женщина Путь человеческий путь звездный. Эпиграфы ко всей книге
И. Северянин. Земное небо Летит над океаном толстый "Боинг". Движется в проходе меж креслами

Мужчина и женщина в книге бытия iconАлан Пиз Язык взаимоотношений (Мужчина и женщина)

Мужчина и женщина в книге бытия iconН. А. Завершинская гендерные аспекты социокультурной коммуникации
«второго» или «другого» пола. Точнее всего выразила смысл сказанного Д. Флекс: ««женщина» определяется как ущербный мужчина в рамках...

Мужчина и женщина в книге бытия iconО культуризм! Вряд ли найдётся хотя бы один человек, которого этот спорт оставляет равнодушным. Никто, будь то мужчина или женщина, не может сдержать волнение
Кстати, интересно бы знать, откуда взялось у людей желание выглядеть именно так. Мне кажется, что ближе всего к истине слова, сказанные...

Мужчина и женщина в книге бытия iconСвеча горела на столе…
Гадание при свечах : роман / А. А. Берсенева. М.: Эксмо-пресс, 2001. 412 с. (Мужчина и женщина)


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница