Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»




Скачать 336.53 Kb.
НазваниеПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
страница2/3
Дата конвертации31.05.2013
Размер336.53 Kb.
ТипПрограмма
1   2   3

Стр. 78

В особых рамках, характерных для этого вида искусства, становящегося особенно красивым по мере того, как проявляется самое существенное. Несмотря на то, что в телесно-ориентированной терапии мы стремились к тем же целям, там не предполагается никаких эстетических вмешательств.


Примеры из живописи

Мы не можем понять сон, мечту или образ до тех пор, пока не войдем в него. (МакНифф, 1993)


В рисовании или живописи терапевт может вдохновлять других на поиск «правильных» образов, время от времени вмешиваясь таким образом: «Попробуй на большом листе!», «Используй больше воды», «Посмотри внимательно, прежде чем начнешь!», «Сделай еще раз!», «посмотри на это негативное пространство», «Попробуй определить пространство, используя только цвет».

Дополнительное преимущество, которым обладает живопись – возможность из раза в раз работать с материалом, не теряя нить, потому что материал остается неизменным от сессии к сессии. Человек может перерисовывать работу или при желании начать ее с начала. Более того, все проявления можно посмотреть одно за одним, как доказательство прогрессивных изменений. Возможность держать и рассматривать серию рисунков больше похожа на возможность ухватить воплощенную реальность живого существа и свидетельство ее воплощения.


Примеры из писательского искусства

Искусство писать начинается с искусства слушать то, что дает мне возможность видеть.


В своей связи с мыслью писательство позволяет смотреть вперед и назад. В сообщениях возникающих метафор и голосов, мы находим смыслы прошлого и пророчим будущее.


Стр. 79

Поиск смысла обычно возникает после признания того, что существует внутреннее видение и слышание в процессе писания.

В работе с поэтическим языком, эстетическая ответственность будет касаться чтения и писания.


Для сочинительства терапевт может предложить клиенту некоторое время спонтанное и свободное писание, без прерывания писательского потока.


Потом он может предложить пробежать глазами свободно написанный текст, чтобы найти эстетическую реакцию. Потом на отдельном листе бумаги реакции можно будет разделить в соответствии с их качеством. Дальше можно предложить клиенту поиграть с этими несвязными словосочетаниями, добавляя, меняя или выбрасывая конкретные слова, то есть воспринимать слова как частицы мозаики, пока не появится стихотворение.


Представляя свой текст, автору можно предложить говорить громко, отчетливо, повторять, преувеличивать или даже использовать жесты, а то и движение всего тела целиком, чтобы лучше выразить.


Спонтанное, свободное писание помогает автору освободиться от стереотипов. Избежание посредством четких и коротких инструкций «родительского» или «учительского» способа указывать, что нужно делать, может стать могущественным психотерапевтическим вмешательством. Это упрощает отношение автора со своей собственной интуицией, неосознанным ощущением и воображением. Эти методы позволяют автору выстроить отношения с созиданием. Насколько все это его затрагивает, настолько текст и будет служить в качестве терапевтического вмешательства.


Стр. 80

Примеры для музыки


Музыка

Ты королева времени

Ты даешь мне возможность чувствовать бесконечное здесь и сейчас.


(в этой музыкальной сессии терапевт хочет выяснить, если внутреннее намерение клиента больше тяготеет к размеренному или отчетливому такту, применительно к возникающему ритму. Предложение разобраться является техническим, но приводит к открытию того, что и совпадения, и выпадения из ритма приятны и желательны для клиента).


Терапевт.

Хорошо, тогда давайте поработаем с противоположностями. Начнем с хаотических звуков, затем после тишины исследуем простой ритм всего из одной-двух нот.


(Дальше следует напряженная работа в студии. Разница в настроениях двух противоположных ритмических рисунков возбуждает у клиента образы, указывающие на трудности, которые клиент испытывает в жизни. Эти трудности связаны с необходимостью соблюдать баланс даже тогда, когда на работе происходит что-то беспорядочное. Только после более глубокого осознания дилеммы, импровизация приобретает убедительную форму, излучающую красоту.


В сессии групповой музыкальной терапии, может быть использован такой сценарий:


Во время прослушивания записи групповой импровизации терапевт вместе с музыкантами анализирует структуру и форму пьесы. Следуя за анализом, группа приходит к консенсусу по поводу того, как заново интерпретировать пьесу. Они играют до тех пор, пока не достигают эстетического удовлетворения. Многие разногласия групповой динамики разрешаются благодаря импровизации в студии, поскольку группа стремится к такой музыкальной форме, которая будет удовлетворять и сольное исполнение, и исполнение всего оркестра целиком, развитие и исполнение мотивов и тем и т.д.


Стр. 81

То, что эстетическая реакция становится важнее корректирующей, снимает с терапевтических отношений давление, которое может порождать ощущение вины по отношению к психологически сформулированным моральным целям.

Например, в музыкальной сессии мы сталкиваемся со студентом, игра которого на треугольнике полностью поглощается остальным ансамблем. Возможно, вне концепции групповой динамики, в состоянии фрустрации у нас бы появилось искушение испытать по этому поводу стыд, поставив тем самым игрока на треугольнике в затруднительное положение. Мы бы отнесли эту ситуацию к недостатку настойчивости и потребовали бы, чтобы остальные, «доминирующие» игроки, стали тише. На самом деле, проблемы групповой динамики могут быть решены достаточно успешно в том случае, если мы остаемся в процессе создания музыки, не выводя наружу межличностные напряжения. Например, терапевт может предложить группе послушать запись сессии, пригласить людей обсудить то, что они услышали. В результате обсуждения обратить внимание на отсутствие звука треугольника и предложить перезаписать сессию так, чтобы на этот раз звук треугольника был эстетически более сбалансирован и привлекателен.

Что происходит, когда подобное улучшение действительной реальности может быть отнесено к психологическому вмешательству в эстетический критерий? В этом случае эффективная реальность получает доступ к глубинам души, откуда происходят Эрос и Психея. Поэтому улучшение эффективной реальности с помощью Красоты является эмоциональным и проникновенным, проявляя себя психически и психологически.


Стр.82

Эстетическая реакция как неожиданное вмешательство (intervention).

До этого мы рассматривали терапевтические вмешательство в процесс шеринга (sharing, озвучивания собственных переживаний и ощущений по поводу происходящего), основанное на эстетической реакции и сфокусированное на эстетической ответственности.

Помимо этого в терапии выразительными искусствами место для терапевтического вмешательства можно также создать и в момент встречи с продуктом, с завершенными работами: картинами, историями, стихотворениями, песнями, танцами, театральными представлениями, музыкой.

Многие терапевты чувствуют себя более уверенно и спокойно при приближении столкновения с работой, если встреча протекает так, чтобы итоговый выход получился согласно хорошо известной теории. Однако подобный подход может пропустить «лодочное» путешествие по волнам проблем из известной пословицы. В попытке «установить», «исправить» настоящее на этом берегу, терапевт может потерять точку зрения на постоянно расширяющиеся действительные реальности, в то время как это видение должно сохраняться, если мы хотим достичь противоположного берега. Более многообещающий подход к «встрече с работой» с терапевтической установкой берет свое начало в эстетической традиции, основанной на эстетической реакции.

Даже при достаточной подготовке, для такой интенсивной работы необходимые для терапевта выразительными искусствами ясность и внимательность требуют гигантской стойкости. В обстановке такой интимности, один постоянно должен быть на чеку к материалу контрпереноса.


Размышления о контрпереносе

Ты заставляешь меня двигаться вперед

Но неожиданно появляешься сзади –

Все неясно, непонятно

До тех пор, пока я не вижу ТЕБЯ


Чего мы должны достичь, так это именно то, что мы описывали выше как «очистительное» отношение – заботливая бдительность, гарантирующая что мы не испортим эстетическую реакцию невротическими потребностями или контрпереносом.


Стр. 83

Мы должны будем постоянно проверять стимул, побудивший нашу реакцию, и наше притяжение к работе такими вопросами:

  1. Это именно то «Аах-переживание» красоты (то переживание, которое приятно ощущать и легко полюбить), которое привлекает меня? С другой стороны, есть ли у меня желание или стойкость вынести отвратительный или болезненный материал?

  2. Что меня привлекает больше: вид того, что подтверждает психотерапевтические размышления, или красота? Получаю ли я наибольшее удовольствия от игры в Шерлока Холмса: подтверждая мои собственные гипотезы, а вслед за ними и образ успешного терапевта?

  3. Я по-настоящему удивлен проявившимся материалом или я просто удивлен тому, что я предполагал встретить? Другими словами, я сейчас гордо удивлен тому, что я был «прав»?

  4. Присутствует ли у меня по-настоящему проницательное любопытство к материалу? Действительно ли именно глубокое и нежное чувство, сопровождаемое радостью, благоговением и уважительным страхом вызывают эстетическую реакцию? Или я продолжаю искать какую-то знакомую игру, претворяясь заинтересованным, чтобы вытащить наружу что-то сенсационное? Достаточно ли я храбр, чтобы показать интерес, несмотря на мои истинные опасения?

  5. Готов ли я столкнуться с неизвестными эстетическими намеками и работать с ними до тех пор, пока они не будут освоены и поняты? Или же я влияю своей собственной реакцией на развертывание произведения искусства так, как это удовлетворяет мой формальный эстетический критерий для подборки клиентских произведений?


Стр. 84

  1. Могу ли я быть честен по поводу недостатка эстетической реакции, понимая, насколько она важна для клиента, и всё же просить перейти в другую художественную форму, чтобы выяснить значение? Или же я симулирую эстетическую реакцию для того, чтобы получить «хорошее чувство» или чтобы постепенно завершить сессию?


Безусловно, можно придумать еще множество подобных вопросов. Каждый из них касается дилеммы, связанной с контрпереносом. Сомнение в мотивации терапевта существенно для анализа контрпереноса. Мы также должны исследовать эстетическую мотивацию, которая втягивает нас в активность, раскрывающую болезненное, безобразное, отталкивающее и шокирующее. Что именно стимулирует нашу мотивацию: погоня за сенсацией (недостаток, возникающий вслед за помогающим синдромом) или храбрость, восполняющая тревогу? Может быть это чувственное открытие, пробужденное глубокой сердечной привязанностью к проявляющемуся; обязательное внимание и проникание, переданное в определенной форме, похожей на то же в художественной дисциплине, как было заявлено выше? Не является ли испытанное притяжение собственническим? Достаточно ли пространства для отделения, процесса похожего то, как художник отпускает свое произведение? Могут ли сострадание и преданность болезненному перенести блеск эстетической реакции – реакции «Аах» и «Ага» при осознании. Мы называем эту мотивацию «аналогичной художественному исследованию».

В соответствии с нашими предыдущими обсуждениями, аналитик Мюллер-Брауншвейг определил работу психотерапии как «аналогичную» работе искусства (художественной работе). Здесь нужно прояснить, что мы не сравниваем клиента с произведением искусства, скорее это ситуация двоих, клиента и терапевта в их встрече, что аналогично развертыванию (формированию) искусства (Сальбер, 1980, стр. 19). Мы уже заметили, что присутствие красоты и любви необязательно зависит от содержимого работы.


Стр. 85

Это присутствие - последствие эстетической ответственности во время процесса постепенного появления и эстетической реакции во время встречи с тем, что возникает. Упомянутый ранее миф о Красавице и Чудовище символизирует этот феномен и может рассматриваться с точки зрения расспрашивания (осведомления – inquiry), аналогичного искусству.

Во время симпозиума, проходившего в Гарвардском университете в 1986 году, филологи предприняли исследование «расспрашивания, аналогичного искусству». На симпозиуме дискуссия затрагивала психотерапию с жертвами пыток во время войны в Камбодже. Должны ли мы вынуждать клиентов говорить о пережитой травме или наоборот, - помогать им забыть ее, в надежде, что они смогут освободиться от ночных кошмаров? Отчасти опираясь на знания, полученные из опыта психотерапии ветеранов Второй мировой войны, некоторые предупреждали о возможных психических расстройствах, вызванных освоением материала. Другие предупреждали, что усилия, предпринятые для того, чтобы клиент забыл ночные кошмары, могут привести к тяжелой депрессии. В обоих случаях материал для исследования был неубедительным, и чтобы пролить больше света на проблему, дискуссия обратилась к проверке контрепереноса. Большинство участников согласились, что этическая проблема, связанная с вопросом, не может быть решена раз и навсегда, выбором одного из предложенных методов.

В этическую сферу подобной проблемы art analogue inquiry (модель художественного вопрошания) всегда будет сомневаться в любых внешних вмешательствах, которые ускорят открытие информации (вне мотивации погони за сенсацией), или тщательно прикроют ее (в попытке придерживаться моральной эстетики). Модель художественного вопрошания также ставит под сомнение механистические методы, которые буквально повторяют переживание боли, вместо того, чтобы терпеливо создавать безопасное и открытое вместилище, где боль сможет принять форму, когда это понадобится, до тех пор, пока не найдет импульсивный способ трансформироваться.

Присутствие любви и красоты в терапии аналогично тому, как оно присутствует в искусствах, независимо от объекта или указанной темы


Стр. 86

Тем не менее, это должно исходить из самой работы или от терапевтических отношений, если они будут успешны. Как мы уже отмечали, это зависит от эстетической ответственности внутри процесса раскрытия и эстетической реакции при встрече того, что появляется. Процесс работы с болезненным, безобразным, шокирующим и отталкивающим можно вынести благодаря сочувствию и состраданию. Поскольку образы существуют отдельно от морального суждения и являются прекрасными сами по себе.

Как именно это работает, можно показать на примере. Во время гарвардского симпозиума психиатр представил дело женщины, которая находилась в концлагере в Камбодже. Она рассказала свою ужасающую историю в терапевтической группе только после продвинутой личной терапии. Спонтанно, группа ответила на ее историю разыгрыванием традиционной церемонии их коренной местности. В рамках этого ритуала, один из «старейшин» рассказал историю о пугающем «черном» сказании их родины. С помощью искусства рассказа травматическое переживание клиента было принято в архетипический цикл древнего мифа этих людей. Он был способен выдерживать невероятные болезненные истории их культуры. Этот опыт не мог поправить изначальную ситуацию или улучшить ее; тем не менее, он всё же создал безопасную емкость (вместилище) для страсти и открытости клиента, позволивших боли принять необходимую форму и найти сияние архетипической красоты. Воспитывая сильную ориентацию на красоту, терапевт выразительными искусствами служит проявляющемуся воображению. Страсть, Эрос и агрессия, способная к преобразованию, будут необходимы и использованы в почтительном служении тому смыслу, который проявляется. Эго должно уйти с дороги, иначе терапевт будет не способен принять неожиданное. Терапевты, как и художники, нуждаются в навыках высочайшей дисциплины и терпении, чтобы оставаться в состоянии беспомощности, - задании, которое можно выполнить только в состоянии глубочайшей веры. Профессия арт-терапевта требует религиозного состояния открытости любому душевному проявлению света и тьмы.

1   2   3

Похожие:

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Использование символов в искусстве и в психотерапии

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Основные представления о травме и возможностях ее проработки в арт-терапии

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
В данной работе мы рассмотрим историю возникновения, становления и современное состояние одной из форм психотерапии искусствами –...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
«Специфические возможности использования техники песочной анимации в контексте арт-терапии»

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Эволюция понятия «арт-терапия»отображает процессы обособления трех самостоятельных направлений: медицинского, социального, педагогического....

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Арт-терапия является одной из форм терапии искусством. В данной работе будет рассмотрена тема групповой арт-терапии. Но, прежде чем...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Вместе с тем процессы и психотерапевтическое воздействие групповой арт-терапии отличаются как от групповой вербальной психотерапии,...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Здесь непосредственнее всего выражена опора на символический язык «коллективного бессознательного». Склонный к символизации, человек...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
В эпистолярном наследии многих художников есть описание попыток, часто почти бессознательных, расширить сферу эстетического воздействия...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
«вычитываются», когда кукла становится частью произведения современного искусства. В работе не затрагиваются проблемы, связанные...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница