В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг




НазваниеВ. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг
страница1/44
Дата конвертации31.05.2013
Размер6.56 Mb.
ТипИсследование
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44
ОЛМА

МЕДИАГРУПП

СЕРИЯ «АРХИВ»

В. А. Козлов

НЕИЗВЕСТНЫЙ СССР ПРОТИВОСТОЯНИЕ НАРОДА И ВЛАСТИ 1953-1985 гг.

Москва ОЛМА-ПРЕСС 2006

УДК 93/94 ББК 63.3 К 592

Исклюнительное право публикации книги В. А. Козлова «Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти 1953Г985 гг.» на русском языке при­надлежит издательству «Олма-Пресс». Выпуск произведения или его части без разрешения издательства считается противоправным и преследуется по закону.

Исследование выполнено автором при поддержке фонда Г. Гуггенхайма (Harry F. Guggenheim Foundation)

Козлов В. А;

К 592 Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти 1953— 1985 гг. - М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2006. - 448 с. - (Архив). ISBN 5-224-05357-9

История массовых беспорядков при социализме всегда была закрытой темой. Талантливый историк В. Козлов дает описание конфликтного проти­востояния народа и власти во времена фальшивого «безмолвия» послесталин-ского общества. Приводятся малоизвестные документальные свидетельства о событиях в лагерях ГУЛАГа, о социальных и этнических конфликтах. Авто­ром вскрыты неоднозначные причины, мотивы, программы и модели пове­дения участников протестных выступлений. Секретный характер событий в советское время"и незавершенность работы по рассекречиванию посвящен­ных этим событиям документов, а также данный автором исторический ана­лиз массовых беспорядков делают это издание особенно актуальным для на­шего времени, когда волна народных волнений прокатилась не только по нашей стране, но и по территориям бывших республик СССР:

УДК 93/94 ББК 63.3

ISBN 5-224-05357-9

© Козлов В. А.

© Издательство «ОЛМА-ПРЕСС», 2006

ПОТАЕННАЯ ИСТОРИЯ НАШЕЙ СТРАНЫ

Книга, которую вы держите в руках, рассказывает о том, что многие не знают и знать-то не желают. Это потаенные страни­цы нашей недавней истории. Это судьбы безумно смелых или абсолютно отчаявшихся людей, посмевших открыто выступить против власти. Это. и описание самых отвратительных черт тол­пы, когда внезапно вспыхивала ненависть к чужим, к другим, к преуспевшим в жизни, ненависть такой силы, что могли убить. И убивали, если толпу никто не останавливал.

Во второй половине XX века в нашей стране случались на­стоящие средневековые погромы. Но все это держалось под большим.секретом. Попытки людей возмутиться и выразить свой протест считались не меньшей тайной, чем военные секреты. Известный историк В. А. Козлов проделал огромную работу, изу­чая лишь недавно рассекреченные документы. Его книга о том, как при Хрущеве и Брежневе люди пытались протестовать про­тив несправедливости, представляет отнюдь не только истори­ческий интерес. Думаю, она более чем актуальна. Особенно сей­час, когда после относительного затишья 2001-2003 годов мы стали свидетелями народных волнений, прокатившихся не толь­ко по России, но и по территориям бывших республик СССР.

Эта книга о том, что происходит в обществе, испытывающем серьезные социальные кризисы и лишенном нормальной воз­можности выражать свою тревогу, недовольство и боль. Это ис­тория общества, которому не дают развиваться, которое обма­нывают и подкупают.

История в определенном смысле повторяется. Эпоха Хруще­ва, время ломки старых устоев, избавления от страха и фанта­стических экспериментов, в чем-то похожа на бурные ельцинские годы. А приход к власти Брежнева, сравнительно молодого, пол­ного сил, спокойного и надежного, вызвал в обществе такие же надежды на стабильность, как и избрание президентом Путина.

Попытка начать новую жизнь после смерти Сталина вызвала разочарование и обиду, так же, как это позже произошло при Ельцине. Прекращение репрессий, определенная свобода, отте­пель не компенсировали ставшего заметным социального рас­слоения. Появилась возможность зарабатывать, улучшать свою жизнь, и в то же время поголовное обнищание породило соци­альную зависть, ностальгию по временам равенства (пусть даже и в бедности!) и откровенное желание некоторых если не убить богатого соседа, то сжечь его дом.

Как только при Хрущеве ослаб страх, дали о себе знать за­давленные системой госбезопасности острейшие проблемы. Миллионы людей были обижены сталинской властью. Ненависть к ней могла вырваться в любой момент, а поводов было предо­статочно. Отсутствие механизма решения любых проблем при­водило к кровопролитию.

Люди инстинктивно стремятся к выражению своих настро­ений. Митинги, собрания, демонстрации — естественные фор­мы выражения этих настроений. Но в Советском Союзе все запрещалось, изначально объявлялось антисоветскими вылаз­ками.

Так 1 августа .1959 года в городе Темир-Тау строители Кара­гандинского металлургического комбината отказались выходить на работу из-за плохих бытовых условий. Бездарное руководство организовало приезд в город со всей страны по комсомольским путевкам большого количества молодых рабочих, которых не смогло по-человечески устроить. Да и работы еще не было. Мо­лодежь не знала чем заняться и сходила с ума от жары. Пятнад-' цать тысяч человек разместили в армейских палатках, плохо кор­мили. В безумную жару в степном климате не хватало .даже пи­тьевой воды.

Вечером 1 августа все началось с того, что группа молодежи, придя с работы, не обнаружив даже воды для питья, разбила замки и выпила квас из стоявшей возле столовой автоцистерны. С этого мелкого эпизода началось то, что потом квалифициро­валось как хулиганство — толпа проникла в столовую, кто-то вскрыл ларек.

Возможно, на этом бы все и закончилось, но милиционеры задержали двоих парней (как потом оказалось, вовсе не прича­стных к хулиганству). И это задержание через несколько часов спровоцировало настоящий погром под лозунгом: «Освободим товарищей!» В городе начались массовые беспорядки, молодые люди, подогревавшие себя алкоголем, грабили и поджигали ма­газины, захватили здание райотдела внутренних дел, напали на

6

милиционеров и солдат, введенных для наведения порядка. Одиннадцать человек погибли, еще пятеро потом умерли от ран. Сорок два человека отдали под суд.

Судили их как уголовников. Но в Москве понимали, что про­изошло -V- люди восстали против власти. На заседании президи­ума ЦК Михаил Суслов сказал: «Уголовное выступление приоб­рело политическую окраску».

Я хочу обратить внимание читателей на одно обстоятельство. Документы, цитируемые в книге, составлялись сотрудниками милиции, прокуратуры, КГБ, партийных .органов. Все они пы­тались представить бунтовщиков рядовыми хулиганами.

В документах арестованные фигурируют как «озлобленные против советской власти» и неизменно выставлены в дурном свете. К сожалению, и по сей день не рассекречены документы КГБ, которые многое бы разъяснили. Стало бы ясно, как след­ствие сознательно выдавало тех, кто возмущался порядками, за «хулиганов» и «алкоголиков». Хотя среди бунтовщиков были фронтовики, отмеченные боевыми наградами, члены партии, вполне благонамеренные граждане, которые в какой-то момент, не выдержав, преступали черту и открыто выступали против власти. Мы бы узнали, как чекисты следили за всеми, кто не только выражал недовольство, но хотя бы проявлял интерес к происходящему. Люди в штатском с фотоаппаратами шныряли в любой толпе. Иногда их разоблачали и били. -

В следственных делах часто встречается упоминание о про­вокаторах и подстрекателях.^ Откуда-то в толпе возникали люди, которые призывали выступить против власти, и исчезали. Как это КГБ мог их упустить? Кто эти провокаторы — не сами ли чекисты и их агентура? Впрочем, может быть, все объясняется полной неспособностью органов госбезопасности к реальной работе. Располагая огромной осведомительной сетью, они не смогли предотвратить ни одного мятежа, описанного в этой книге.

Конфликты, драки на бытовой почве легко обретали этниче­ский характер. О братстве народов, в эти минуты никто не вспо­минал.

В спецпоселениях находились два с лишним миллиона чело­век, из них полтора миллиона — депортированные в годы вой­ны чеченцы, ингуши, балкарцы, калмыки, крымские татары, немцы.

С чеченцев сняли клеймо наказанных, но милиция не отпу­скала их в родные места. Это только усилило их ненависть к власти и к тем, кто занял их земли и дома. Если бы их в конце

концов не пустили на Северный Кавказ, то начались бы конф­ликты и бунты в Казахстане. Оставшиеся там чеченцы и ингу­ши становились жертвами погромов. Причем толпа забивала вы­ходцев с Кавказа камнями, топтала ногами, бросала под колеса машин...

В начале 1957 года восстановили чечено-ингушскую автоно­мию. Но Пригородный район оставили в Северо-Осетинской АССР. Чеченцы и ингуши хотели вернуться в свои родные дома, а там жили другие. Так была заложена мина, которая привела потом к кровавым столкновениям и к войне. -

Ничего не было сделано в армии, где рядовые оставались со­вершенно бесправными. Начались массовые возмущения солдат, для некоторых из них военная служба превратилась в своего рода тюрьму. Использование солдат в качестве дармовой рабо­чей силы превратило военно-строительные части в рассадник преступности, настоящие криминальные организации. Командо­вание пыталось скрыть внутренние проблемы> поэтому вспыш­ка недовольства казарменными порядками заканчивалась насто­ящим бунтом.

Воинские коллективы предстают в документах дикими, посто­янно пьяными бандами, которые никого не щадили. Жестокость была невиданная, солдаты Советской армии забивали друг дру­га до смерти. Остановить их можно было только с помощью ору­жия.

Люди не прощали обмана, а власть постоянно их обманыва­ла. Врали все! В основе многих массовых выступлений — слу­хи, иногда нелепые. Но в отсутствии информации, когда ниче­го нельзя было выяснить, слухи обладали чудовищной силой воздействия.

Например, после XX съезда партии Грузия, до которой донес­лись неясные разговоры о том, что Хрущев на закрытом заседа­нии оскорбил память Сталина, забурлила. Предполагали самое невероятное. При горячем южном темпераменте результат ока­зался кровавым.

5 марта 1*956 года, в третью годовщину смерти вождя, грузин­ская молодежь в Тбилиси, Гори, Кутаиси, Сухуми и Батуми вы­шла на улицы, чтобы защитить имя национального героя. Сту­денты и школьники требовали вывесить в городе флаги и порт­реты Сталина, опубликовать в республиканских газетах материалы о его жизни и деятельности.

В город ввели войска, которым разрешили применить оружие. При разгоне демонстраций погиб двадцать один человек и боль­ше шестидесяти получили ранения. Органы КГБ задержали по­

чти четыреста манифестантов. Из них судили тридцать девять человек — тех, кто выступал на митингах и составлял обраще­ния к правительству.

Это было первое антиправительственное выступление в стра­не после двадцатых годов. Первоначально в Москве намерева­лись квалифицировать демонстрации как контрреволюционный заговор со всеми вытекающими отсюда последствиями. Но по­том сообразили, что это произведет самое неблагоприятное впе­чатление: какая же может быть контрреволюция в стране, где давно победил социализм?

Ситуация в Тбилиси не была исключением. Первый секре­тарь ЦК комсомола Александр Шелепин докладывал Хруще­ву, что в Литве было раскрыто шестнадцать подпольных мо­лодежных организаций. Если молодые грузины вступились за Сталина, то молодые литовцы клялись бороться за «свобод­ную Литву».

Обращает на себя внимание легкость, с которой толпа под­нималась против милиции как инструмента ненавистной власти. В Кремле это чувствовали. Под влиянием Хрущева спецслужбы даже пытались отказаться от использования доносчиков или, иначе говоря, тайных информаторов. В 1956 году министр внут­ренних дел Николай Павлович Дудоров подписал приказ о по­степенном прекращении агентурной работы.

Это объяснялось еще и тем, что в реальности сексоты систе­мы МВД зачастую занимались преступной деятельностью — причем безнаказанно, потому что они были нужны, а куратор спасал их от наказания. Агенты-уголовники, конечно же, дава­ли полезную информацию, но в обмен на информацию они вы­торговывали себе возможность «работать», то есть заниматься преступным бизнесом.

Оперативные работники подпадали под влияние своей аген­туры: утаивали деньги, выделяемые для вознаграждения агенту­ры, использовали конспиративные квартиры для пьянок и ин­тимных встреч с женщинами-информаторами, а то и сами зани­мались преступными делами, прекращая, например, за деньги

уголовные дела.

В отличие от своих предшественников и наследников, Хру­щев спецслужбы не любил и чекистов не обхаживал. Хрущева раздражало обилие генералов в КГБ, он требовал «распогонить» и «разлампасить» госбезопасность.

Еще в пятьдесят третьем году на июльском пленуме ЦК, по­священном делу Берии, Хрущев откровенно выразил свое отно­шение к органам госбезопасности:

Товарищи, я в первый раз увидел жандарма, когда мне было уже, наверное, двадцать четыре года. На рудниках не было жандарма. У нас был. один казак-полицейский, который ходил и пьянствовал. В волости никого, кроме одного урядника; не было. Теперь у нас в'каждом районе начальник МВД, у него большой аппарат, оперуполномоченные. Начальник МВД имеет самую высокую ставку, больше, чем секретарь райкома партии.

Кто-то из членов ЦК подтвердил:

В два раза больше, чем секретарь райкома!

Но если у него такая сеть, — продолжал Хрущев, — то нужно же показывать, что он что-то делает. Некоторые работ­ники начинают фабриковать дела, идут на подлость...

Никита Сергеевич требовал не только от центрального ап­парата, но и от местных органов КГБ докладывать о своей ра­боте партийным комитетам. Обкомы и крайкомы получили право заслушивать своих чекистов, они могли попросить ЦК убрать непонравившегося им руководителя управления госбе­зопасности.

При Хрущеве Верховный Совет СССР принял новые Осно­вы уголовного законодательства, в которых впервые отсутство­вало понятие «враг народа». Уголовная ответственность наступа­ла не с четырнадцати, а с шестнадцати лет. В хрущевские годы страна стала жить лучше. Люди больше ели рыбы, мяса, чем до войны. А вот сельское хозяйство не справлялось. Почему?

Хрущев сделал великое дело — освободил крестьянина от кре­постничества. С февраля 1958 года крестьяне стали получать пас­порта. Этого права они были лишены постановлением ЦЙК и Совнаркома от двадцать седьмого декабря 1932 года. До 1958 го­да крестьяне могли уехать, только получив справку из сельсове­та или от председателя колхоза, которым запрещалось отпускать людей. При Хрущеве колхозникам, желающим^уехать, стали да­вать временные паспорта. Правда, окончательно право на пас­порт крестьяне получили* только когда 28 августа 1974 года по­явилось постановление ЦК и Совмина «О мерах по дальнейше­му совершенствованию паспортной системы в СССР» (инициатором постановления был министр внутренних дел Щелоков).

, Это открыло сельской молодежи дорогу в город, где было комфортнее и интереснее, где можно было учиться, найти ра­боту по вкусу и жить в приличных условиях. По старому зако­ну, все молодые люди, выросшие на селе, автоматически в шес­тнадцать лет зачислялись в члены колхоза, даже если они этого не хотели. Они бежали из деревни под любым предлогом. Обыч­

10

но не возвращались после службы в армии. За четыре последних хрущевских года, с 1960 по 1964 год из деревни в город ушло семь миллионов сельских жителей.

Желание покинуть деревню усиливалось нелепыми хрущев­скими реформами, когда крестьян лишали приусадебного хозяй­ства, вынуждали сдавать домашний скот, когда взялись укруп­нять колхозы и сселять деревни. Идея у Хрущева была хоро­шая— создать современные агрогорода, более комфортные, удобные для жизни, а обернулось все разорением.
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   44

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconКонтрольная работа по курсу «История России в ХХ веке»
В каком ряду названы годы смены партийных и государственных лидеров ссср? а 1949 г. 1956 г. 1977 г б 1953 г. 1964 г. 1985 г

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconАннотация программы учебной дисциплины «История»
Московского государства. Российская империя в XVIII – I пол. XIX вв. Российская империя во II половине XIX – начале XX вв. Россия...

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconУтверждены Постановлением Госстроя СССР от 29 декабря 1985 г. N 263 строительные нормы и правила сооружения промышленных предприятий
Минцветмета СССР (О. В. Зеленский), Южгипронефтепровода Миннефтепрома СССР (М. И. Кальнер), Центрогипрошахта Минуглепрома СССР (Ю....

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconПравила устройства электроустановок в ред. Приказа Минэнерго СССР от 01. 08. 1988 n 376, решений Минтопэнерго РФ
Шестое издание "Правила устройства электроустановок" (пуэ) выходило отдельными тиражами в 1985 1987 гг с учетом дополнений и уточнений,...

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconПравила устройства электроустановок в ред. Приказа Минэнерго СССР от 01. 08. 1988 n 376, решений Минтопэнерго РФ от 24. 07. 1996
Шестое издание "Правила устройства электроустановок" (пуэ) выходило отдельными тиражами в 1985 1987 гг с учетом дополнений и уточнений,...

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconПравила устройства электроустановок в ред. Приказа Минэнерго СССР от 01. 08. 1988 n 376, решений Минтопэнерго РФ от 24. 07. 1996
Шестое издание "Правила устройства электроустановок" (пуэ) выходило отдельными тиражами в 1985 1987 гг с учетом дополнений и уточнений,...

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconНормативы численности рабочих холодильных установок
Ссср по труду и социальным вопросам от 31 января 1985 г. N 31/3-30 и от 16 января 1985 г. N 17/2

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconИздание официальное
СНиП 05. 08. 85. Аэродромы/Госстрой СССР. М.: Цитп госстроя ссср, 1985. 59 с

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconУтв. Главным государственным санитарным врачом СССР и Минпищепромом СССР от 9, 15 апреля 1985 г. N 3244
Главным государственным санитарным врачом СССР и Минпищепромом СССР от 9, 15 апреля 1985 г. N 3244

В. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг iconУтверждены Постановлением Госстроя СССР от 11 декабря 1985 г. N 215 строительные нормы и правила
Ю. А. Рослов, С. Н. Старостин, А. К. Шульжицкий), Оргэнергостроем Минэнерго СССР (Г. Н. Эленбоген, Н. В. Баланов, Н. А. Войнилович,...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница