Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка




НазваниеБ. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка
страница1/34
Дата конвертации27.11.2012
Размер7.48 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

УНИВЕРСИТЕТСКАЯ КЛАССИКА


Б. А. Ларин


Лекции по истории русского литературного языка

(Х-середина XVIII в.)


Учебник 2-е издание


Авалон Азбука-классика Санкт-Петербург 2005

ББК 81-923 Л 25


Ларин Б. А.

Л 25 Лекции по истории русского литературного языка (Х-середина XVIII в.)- Учебник для филолог, специальностей ун-тов и пед. ин-тов. Изд. 2-е, испр. — СПб., «Авалон», «Азбука-классика», 2005. — 416 с.

5-94860-025-4 («Авалон») І5ВИ 5-352-01483-5 («Азбука-классика»)


Лекции выдающегося филолога Б. А. Ларина включают анализ таких памятников письменности как «Русская правда», «Слово о полку Игореве», в них говорится о развитии русского языка в опре­деленный период истории («Язык Московского государства»), а так­же о языковом своеобразии основных жанров литературы («Язык летописей», «Проповедническая литература»). Автор рассматри­вает языковые процессы на широком историческом фоне, затраги­вает вопросы исторические, историко-юридические, литературовед­ческие и текстологические.


5-94860-025-4 («Авалон») 5-352-01483-5 («Азбука-классика»)


© Издательство «Авалон», 2005

© Издательство «Азбука-классика, 2005

© Васильев М. К., оформление серии, 2005

От издательства


Выдающийся российский филолог Борис Александрович Ларин, читая в свое время лекции по истории русского литературного язы­ка, предполагал издать их, но, к сожалению, осуществить эту работу ему не удалось, и лекции были подготовлены к печати редакцион­ной коллегией, созданной в Межкафедральном словарном кабинете им. проф. Б. А. Ларина на филологическом факультете Санкт-Пе­тербургского университета.

Лекции были записаны многими учениками Б. А. Ларина, но в основном А. И. Лебедевой и А. И. Молотковым, и редакторы ис­пользовали эти конспекты и стенограммы: за основу брался один из вариантов и дополнялся материалами из других записей с тем, чтобы, не нарушая внутреннего единства лекций, как можно полнее изложить научные взгляды Б. А. Ларина.

Изданная книга имела следующие разделы и главы (после назва­ния темы в скобках указано, кто подготовил ее к изданию).


I. Образование и начальный этап развития литературного языка в эпоху Киевской Руси (ІХ-ХІ вв.).

1. Введение (проф. Б. Л. Богородский).

2.0происхождениирусскоголитературногоязыка(доц.М.И.При-валова, канд. филол. наук А. И. Корнев).


П. Типы литературного языка Киевской Руси (XI—XIII вв.).

1. Договоры русских с греками (проф. Е. М. Иссерлин).

2. «Русская правда» (канд. филол. наук Г. А. Качевская).
' 3. Древнерусские грамоты (доц. А. И. Лебедева).

  1. Проповедническая литература (проф. Н. А. Мещерский).

  2. Сочинения Владимира Мономаха (проф. Н. А. Мещерский).

  3. «Слово о полку Игореве» (проф. Б. Л. Богородский).

  4. «Моление» Даниила Заточника (проф. Е. М. Иссерлин).

  5. Язык летописей (канд. филол. наук А. И. Корнев).

III. Типы литературного языка Московской Руси (ХІѴ-ХѴТІ вв.).

1. Язык Московского государства (доц. А. И. Лебедева).

  1. Язык памятников, отражающих «второе южнославянское вли­яние» (канд. филол. наук А. И. Корнев, доц. О. С. Мжельская).

  2. Литературный язык второй половины XVI в. (доц. О. С. Мжель­ская).

  3. Деловая письменность Московского государства XV-XVII вв. как источник для характеристики московского говора (доц. С С. Вол­ков).

  4. Посадская письменность XVII в. — первая фиксация русского национального языка (канд. филол. наук И. Н. Шмелева).

  5. Литературный язык второй половины XVII в. (канд. филол. наук В. П. Фелицына).


IV. Русский литературный язык первой половины XVIII в.

  1. Развитие литературного языка на национальной основе в Пе­тровскую эпоху (доц. И. С. Воронова).

  2. Значение трудов А. Д. Кантемира, В. Н. Татищева, В. К. Тредиа-ковского в истории литературного языка (проф. Е. М. Иссерлин).

  3. Роль М. В. Ломоносова в развитии русского литературного языка (канд. филол. наук А. И. Корнев).


Глубокие по содержанию, оригинальные по мысли, лекции от­ражают самобытный талант их автора и широту его лингвистиче­ских знаний. Они не потеряли своего научного значения и остаются обязательным учебником для всех, кто изучает историю русского литературного языка.

По нашей просьбе подготовку учебника к этому новому изданию осуществила И. С. Лутовинова, кандидат филологических наук, до­цент кафедры русского языка филологического факультета Санкт-Петербургского университета.

(^р ГЛАВА 1

Образование и начальный этап развития литературного языка в эпоху Киевской Руси (ІХ-ХІ вв.)


Введение

Курс истории русского литературного языка и предшествующий ему курс исторической грамматики должны составлять единое це­лое. Преподавание лингвистических дисциплин в вузах стоит перед исключительными трудностями, так как необходимо создавать но­вые концепции и вновь пересматривать материал.

Недостатки общей истории русского языка (исторической грам­матики) следующие: наблюдения носили эмпирический характер, фонетические и морфологические явления изучались изолирован­но, не было даже попытки вскрыть внутренние законы развития языка, увязать историю языка с историей общества; многие явле­ния оказывались областными, местными, а не общерусскими и т.д. История русского литературного языка рассматривает особенно­сти языка в различные эпохи, в различных жанрах, «стилях» языка. Здесь ставятся вопросы о связи литературного языка с историей со­циально-экономических формаций, с историей общественной мыс­ли, идеологией и т. д.

Но одно в наблюдениях старой школы было верным — это опре­деление элементов общерусского языка, утверждение связи между отдельными диалектами русского языка, т.е. признание единства русского языка. В этом направлении и должны идти дальнейшие разыскания. Значительно труднее перейти от эмпирических наблю­дений к истолкованию и объяснению фактов языка, к исследованию и раскрытию причин смены древнерусского языка новой системой.

Если раньше многие исследователи стремились строго разграни­чить историю русского литературного языка, то теперь для нас ясно, что не только не следует увлекаться выделением периодов, но боль­ше того: нельзя искать прямых соответствий между сменами соци­ально-экономических формаций и изменениями в языке. Однако не надо думать (и это дело дальнейших исследований), что эти смены не оставили никакого следа в языке, особенно в его словарном со­ставе. Радикальные перестройки языка проходили на протяжении длительного времени, когда было несколько смен общественных формаций.

Язык эпохи Киевской Руси разительно отличается по сг-оей си­стеме от современного русского языка. Тогда существовали редуци­рованные, глухие гласные звуки (ъ, ь), что связано с иной, отличной от нашей системой склонения, словообразования. Система склоне­ния также не совпадает с нашей, ибо теперь основным принципом классификации (распределения) имен по типам склонения является принадлежность их к тому или иному грамматическому роду, а в древнерусском языке имел значение конечный звук основы. Резко отлична система спряжения глагола: в древнерусском языке не было современной системы вида, но существовала сложная система соот­носительных временных форм. Имеются отличия и в системе сло­вообразования. Словообразование имен существительных характе­ризовалось преобладанием суффиксов, обозначающих конкретные предметы, орудия, действия, при значительной ограниченности количества суффиксов отвлеченного характера. Малочисленность прилагательных (по сравнению с современным языком) тоже ха­рактеризует древнерусский язык старшей поры. В синтаксисе также имелись свои особенности: меньше были развиты подчинительные конструкции, преобладали сочинительные. Но резко отличается древнерусский язык от современного своим лексическим составом.

Эти два этапа развития русского языка выделяются наиболее от­четливо, но нельзя ограничиться только их констатацией. «Новое учение о языке» акад. Н. Я. Марра строило периодизацию, загля­дывая в отдаленные времена, смело, хотя и фантастично. С точки зрения этой теории, киевская эпоха представлялась чуть ли не вче­рашним днем. Никто теперь не станет увлекаться подобными фан­тастическими построениями, но в то же время невозможно начи­нать историю русского языка лишь с X в.

Сравнительно-исторический метод довольно уверенно рекон­струирует русский язык дописьменного периода на основе совпа­дений в родственных языках, отыскивает общий для них праязык. Обращаясь к сравнительно-историческому методу, мы, однако, должны отказаться от патриархальной праязыковой теории. Тер­мин «праязык» был создан в эпоху господства представления о ге­неалогической филиации языков, в эпоху наивного представления о их биологическом единстве. Большинство исследователей сейчас склонно к употреблению терминов «язык-основа», «основной язык», «основные элементы», считая реальностью не только общеславян­скую, но и индоевропейскую общность.

Но вернемся к вопросу о периодизации. А нельзя ли между ки­евской и современной эпохой выделить еще какие-нибудь этапы в развитии русского языка? Во времена акад. И. И. Срезневского и А. И. Соболевского еще не были достаточно изучены письменные памятники средневековья и не ставился вопрос о промежуточной системе языка. Сейчас памятники исследованы значительно больше. Можно считать, что между состоянием русского языка в киевскую эпоху и русским языком ХѴІ-ХѴІІ вв. и первой половины XVIII в. существуют значительные различия. В языке происходит постепен­ный распад старой системы, который завершается уже в ХІХ-ХХ вв. Может быть, явится возможным установить даже четыре периода в истории русского языка1. Периодизация явлений — это предпосыл­ка для вскрытия внутренних закономерностей развития русского языка. Построение курса исторической грамматики, не учитываю­щее периодизацию, было неправильным.

1 В курсе лекций Б. А. Ларина можно четко выделить эти периоды в истории русского литературного языка: киевский период, московский период, период ста­новления национального языка (приблизительно со второй половины XVII в. до А. С. Пушкина) и современный (от Пушкина до наших дней). Публикуемый курс лекций заканчивается анализом роли М. В. Ломоносова в развитии русского ли­тературного языка. Прим. ред.

История русского литературного языка — самая молодая дисци­плина в языковедении. Едва ли ошибусь, если скажу, что расщепле­ние истории русского языка на две самостоятельные дисциплины (историческая грамматика и история русского литературного, язы­ка) было обусловлено педагогической деятельностью акад. В. В. Ви­ноградова и проф. Г. О. Винокура, много занимавшихся вопросами языка письменных памятников и отдельных писателей. Но и в этом курсе есть пока значительные недостатки. Критикуя программу по истории русского литературного языка, Виноградов указывал на то, что история литературного языка понималась как цепь харак­теристик языка крупнейших произведений древнерусской литера­туры и наиболее известных писателей нового времени. При этом лингвисты старались показать индивидуальные особенности языка памятника или писателя. Это в лучшем случае, а в худшем — весь курс иногда строился на заимствованиях у историков или истори­ков литературы. Второй недостаток курса заключался в стремлении обнаружить классовые различия в языке.

Незыблемым, однако, остается положение о необходимости из­учать историю языка в тесной связи с историей народа.

Литературный язык возникает у нас, как и у многих других ев­ропейских народов, в эпоху феодализма. В последние годы сложи­лось мнение, особенно в связи с изучением языка младописьмен­ных народов, что литературный язык формируется еще до создания письменности. Постепенно термин «литературный» (письменный) заменяется терминами «культурный», «общий», «койне». Язык, соз­данный для нужд всего общества, обычного права, трудовой прак­тики, заклинаний, молитвенных обращений и особенно для фоль­клора, устной словесности, был поистине общенародным языком, понятным всем членам родо-племенного союза (в этом убеждают нас и современные этнографические наблюдения).

В феодальную эпоху, когда возникает письменность, обще­ство уже классово дифференцировано и письменность является в основном привилегией господствующего класса. Нельзя объявлять грамотность всеобщим достоянием народа в первые века письмен­ности. Конечно, кое-кто из торговых и мастеровых людей мог быть грамотен, но утверждать, что грамотность в Киевской Руси была чуть ли не поголовной, неверно. Если озорные надписи на стенах новгородского Софийского собора были сделаны действительно строителями или, скорее, живописцами, то из этого еще не следует, что литературный язык был достоянием всего народа1.

В раннефеодальную эпоху рядом с литературным языком суще­ствовал и продолжал развиваться в устном творчестве язык наро­да. И кто бы ни создавал письменные литературные памятники, он создавал их на основе общенародного языка. И этот язык послужил предпосылкой для развития письменного языка.


' Найденные при раскопках берестяные грамоты свидетельствуют о широком распространении письма среди городского населения Новгорода в ХІ-ХІѴ вв. Прим. ред.
Одна из задач курса истории русского литературного языка — выяснение стилистического использования языковых средств, ибо стилистика является предметом истории литературного языка, в отличие от исторической грамматики. Здесь важно не увлечься со­циальным моментом, но в то же время и не пренебрегать им. В каж­дом памятнике надо выделять и стилистические особенности, и элементы общего языка. Основной недостаток существующих кур­сов истории литературного языка — отсутствие предпосылок, кото­рые дали бы возможность определить путь развития литературного языка в отвлечении от частностей.

История показывает, что развитие литературного языка посто­янно связано с общим разговорным языком, хотя их взаимоотно­шения меняются даже в сравнительно короткие промежутки време­ни. Задача курса: установить взаимодействие типов литературного языка с общенародным языком на различных этапах исторического развития русского общества.


О происхождении русского литературного языка


Противопоставление двух различных взглядов на происхождение русского литературного языка известно нам с начала русской пись­менности. Сейчас установилась традиция противопоставлять две теории происхождения русского литературного языка: «старую» теорию акад. А. А. Шахматова и «новую» теорию акад. С. П. Обнор­ского. Это недопустимое упрощение истории вопроса. Считаю, что можно говорить только о различных приемах аргументации, о ее расширении и уточнении.

1 См.: Срезневский И. И. Мысли об истории русского языка. Спб., 1850, с. 93-99.

2 См.: Обнорский С. П. Очерки по истории русского литературного языка стар­шего периода. М,—Л., 1946, с. 4-5.

Ответ на вопрос о происхождении письменности у восточных славян дает «Повесть временных лет». В летописи говорится о том, что книги (грамота славянская) пришли к нам из Византии через Болгарию. С начала научной разработки истории русского языка акад. И. И. Срезневский и его ученики приняли это летописное со­общение и по-своему аргументировали данное положение. По су­ществу, выводы Срезневского1, о которых Обнорский говорит в своих «Очерках по истории русского литературного языка старшего периода»2, совпадают с версией «Повести временных лет».

Аргументация Срезневского опиралась на данные сравнитель­ной грамматики славянских языков. Устанавливая отличия древ­нерусского языка от церковнославянского, Срезневский исходит из признания приоритета церковнославянского языка как языка, уже обработанного, установившегося, имевшего более чем вековую тра­дицию. Дальнейшая история русского литературного языка пред­ставлялась ему как постепенное проникновение в церковнославян­ский язык элементов русского народного языка.

Акад. А. И. Соболевский по этому вопросу писал: «Русским ли­тературным языком сделался церковнославянский язык русского извода. (...) Церковнославянский язык был для Руси языком литера­туры в течение всего древнего периода русской истории, т.е. до кон­ца XVII в. (...) Русские переводчики и авторы, сами того не замечая, постоянно подновляли церковнославянский язык, но эти поднов­ления были относительно слабы, и в общем он оставался все тот же в своих звуках, формах, словаре». И выше: «Само собою разумеется, в первое время распространения у нас церковнославянских текстов русской оригинальной литературы совсем не существовало, (...) и мы едва ли ошибемся, если скажем, что даже к концу домонгольско­го периода собственно русские труды совершенно терялись в массе перенесенных из Болгарии текстов и по числу и по объему едва ли были более 1/10 этих последних»1.

1 Соболевский А. И. Русский литературный язык. — В кн.: Труды I съезда пре­подавателей русского языка в военно-учебных заведениях. Спб., 1904, с. 364, 365.


' См.: Никольский Н. К. «Повесть временных лет» как источник для истории начального периода русской письменности и культуры. К вопросу о древнейшем русском летописании, вып. 1. Л., 1930, с. 102-104.
Акад. Н. К. Никольский в своей работе «Повесть временных лет» как источник для истории начального периода русской письменно­сти и культуры» убедительно доказал, что известная версия «По­вести временных лет» о возникновении письменности у восточных славян, принадлежащая Сильвестру, была создана в начале XII в. (около 1116 г.) по указаниям и в интересах киевских князей из дома Рюриковичей. Эта запись летописи — результат решительной пере­работки летописного свода Х-ХІ вв.2 Основываясь на мастерском текстологическом исследовании Шахматова, который установил ряд вставок, разрывов и несоответствий в летописи, Никольский занялся вопросом о том, какими идеологическими причинами определялась эта переработка летописного текста.

Уже Шахматов обратил внимание на то, что переработка «Пове­сти временных лет» в своей основе имеет защиту так называемой норманской теории происхождения русского государства1. У Силь­вестра была определенная задача — доказать, что основы русской государственности созданы Рюриком («варягами»), выходцем из скандинавских стран, и что русская церковь — наследница Визан­тии. Эта легенда о призвании варягов понадобилась в XII в. для укрепления власти киевских князей, которая начала колебаться из-за возрастающей феодальной раздробленности.

Никольскому удалось убедительно доказать, что, кроме этой версии о начале «книжного писания» на Руси, была и другая точ­ка зрения, другое толкование вопроса. В основном тексте летописи говорится о крещении Руси князем Владимиром. Крещение Руси представляется как насильственный акт, осуществленный сверху. Однако в других частях летописи сообщается, что восточные сла­вяне получили христианскую веру от апостола Андрея, как морав­ские славяне — от апостола Павла. Таким образом, по этой версии, христианство начало проникать к восточным славянам чуть ли не в первые века нашей эры. Но если оставить это известие в сторо­не как мало правдоподобное, то мы имеем более достоверные сви­детельства о крещении княгини Ольги в 955 г., рассказ о гибели варягов-христиан, наконец, свидетельство трех договоров Руси с греками (911, 944, 971), которые указывают, что часть русских при заключении этих договоров принимали присягу в христианском храме. Следовательно, в летописи имеются указания и на иное, чем официальное утверждение Сильвестра, происхождение христиан­ства у восточных славян.

В своей работе Никольский приводит запись, которую он отно­сит к XI в.:

1 См.: Шахматов А. А. Сказание о призвании варягов. — «Изв. АН. ОРЯС», 1904, т. 9, кн. 4, с. 284-365.

«Се же буди вѣдомо всѣми языкы и всѣми людми, яко русский языкъ ни откуду же прия вѣры сеа святыя, и грамота русскаа ни кым же яв­лена, но токмо самѣмъ богомъ... А грамота русскаа явилася богомъ дана въ Корсуни русину, — отъ нея же научися философ Константинъ, и оттуду сложивъ и написавъ книгы русскымъ языкомъ».

По этому свидетельству, князь Владимир придал христианству на Руси только форму, устав («наряд») византийский. Грамота рус­ская ни от какого народа не была заимствована.

Однако положение о «самобытности» происхождения русского литературного языка столь же мало помогает решению вопроса, как и летописное («богом данная грамота»). Значительно больше сделано для выяснения вопроса Никольским, который говорит, что в древнейшую пору, в эпоху антов, восточные славяне находились в тесном общении с западными славянами. По его мнению, связи с Болгарией и влияние Византии начинаются только с конца Х-нача-ла XI в. Широта культурных связей восточных славян с западными славянами, со Скандинавией, с Кавказом, с Закавказьем и со Сред­ней Азией объясняет высокий уровень развития культуры: реме­сел и промыслов, архитектуры и военного дела, устного народного творчества и древнерусской литературы и т.п. Термин «самобыт­ность» можно принять лишь в одном значении — «независимость древнейшего периода в истории культуры Руси от византийско-болгарского влияния». Но нельзя упрощенно представлять разви­тие русской культуры в полной изолированности ее от внешнего мира.

Период Х-XI вв. — период христианизации Киевской Руси. Хри­стианство стало обязательной, принудительно введенной религией. Язык господствовавшей церкви — церковнославянский язык. Этого никто не мог отрицать. Известно, что Болгария в X в. переживала расцвет культуры, имела богатую литературу, в основном перево­дную с греческого. Не считаю нужным опровергать несостоятель­ную версию о русском происхождении церковнославянского языка. Предки болгар и сербов, ранее всего христианизированные, ранее других и создали церковнославянскую письменность.

Никольский вскрыл и объяснил противоречия в летописи. От­ражение вражды между западной (римской) и восточной (визан­тийской) церковью содержится в поздних частях летописи, так как разделение церквей произошло в 1054 г., следовательно, до второй половины XI в. еще не могло быть враждебного отношения к за­падной церкви. Значит, византийская версия крещения Руси и про­исхождения русской письменности более позднего происхождения, чем другие показания летописи по этому вопросу.

Христианизация наложила своеобразный отпечаток на старую культуру Руси ѴІІІ-Х вв. Культура раннего периода резко отлича­лась от культуры Руси конца Х-начала XI в. В научной литературе этот период освещался по-разному.

Шахматов выдвинул теорию создания русского литературного языка на основе церковнославянского (по происхождению древ-неболгарского) языка. Однако с ранних лет увлекавшийся русской историей, он всегда был больше историком, чем собственно линг­вистом. Занятия историей позволили ему создать концепцию, со­гласно которой русский язык как часть культуры русского народа должен рассматриваться на всей территории, занимаемой русским народом, и во всем богатстве его письменных памятников.

Как все лингвисты прошлого века, Шахматов исследовал языки и других славянских народов, что обогатило его построения много­численными сравнительными материалами. Шахматов последова­тельно развивает идеи Срезневского. Как и Срезневский, он под­держивает основное положение сравнительного индоевропейского языкознания о происхождении русского языка из единого прасла-вянского языка. Однако во времена написания «Мыслей об исто­рии русского языка» Срезневского — в середине XIX в. — история русского языка была изучена еще очень слабо: материалы не позво­ляли отчетливо различить, например, системы древнерусского и старославянского языков, что в известной мере давало аргументы в пользу праязыковой теории. Во времена Шахматова состояние нау­ки изменилось, зато догмат праязыка был аргументирован фактами сравнительной грамматики индоевропейских языков еще сильнее. Шахматов, развивая это положение, отводил любые данные, кото­рые противоречили праязыковой теории. Это привело лишь к тому, что в его теории накопилось много скрытых противоречий, что чрезвычайно показательно для состояния исторического языкозна­ния в начале XX в.

Рассмотрим подробнее учение Шахматова о происхождении рус­ского литературного языка. В нем ярко отразилась противоречивость его воззрений. С одной стороны, Шахматов требует обращаться к диалектным фактам, не ограничиваясь исследованием только пись­менных памятников; с другой стороны, никто так резко, как Шахма­тов, не противопоставляет древнерусский письменный язык языку народному. Это противоречие объективно отражает то положение, что русский литературный язык в древнейшую пору не представлял собой монолитного единства. Правда, Шахматов никогда не говорит об этом прямо, но такой вывод следует из всех его исследований. Чи­тая теперь его работы, мы видим, что именно Шахматов больше чем кто-нибудь другой подготовил следующие положения:

  1. литературный язык феодальной верхушки Киева и народный язык не одно и то же, а резко различные системы («древнеболгарский язык был усвоен образованными слоями Киева уже в X веке»1);

  2. единство русского языка надо объяснять не существованием праязыка, а громадным влиянием Киева как стольного города, т.е. образованием государственного единства («Киев был центром обще­русского племенного союза: смешанное население его, постоянный приток иноземных элементов и в особенности близкое соседство с Переяславщиной, где слышалось уже совершенно иное наречие (се-верское, отразившееся в современном южновеликорусском), — все это содействовало образованию здесь языка, который стал бы обще­русским, если бы Киев сохранил свое общерусское значение»2);

  3. письменный язык сначала развивается обособленно от народ­ного языка, вне связи с живой речью широкой народной среды.

О начале письменности в Киевском государстве Шахматов гово­рит ясно и определенно: «...родоначальником письменного русского языка следует признать церковнославянский, который, вместе с ду­ховенством и священными книгами, был перенесен к нам из Бол­гарии. Но под инославянской оболочкой рано начал пробиваться живой язык народа»3. Вся история русского литературного языка представляется ему в виде борьбы народного языка с чуждым ста­рославянским, как медленный процесс проникновения народных русских элементов в состав старославянского. По его мнению, в со­временном русском языке старославянский слой очень велик, он составляет чуть ли не 50% лексики, некоторую часть грамматиче­ских форм, словообразовательных элементов и т.д.4

1 Шахматов А. А. Введение в курс истории русского языка, ч. 1. Исторический процесс образования русских племен и наречий. Пг., 1916, с. 81-82.

2 Шахматов А. А. Русский язык [в статье «Россия»]. — В кн.: Энциклопедиче­ский словарь Брокгауза и Эфрона, т. 55. Спб., 1899, с. 580.

5 Там же, с. 579-580.

4 См.: Шахматов А. А. Очерк современного русского литературного языка. М., 1941, с. 90.

Однако надо обратить внимание на то, что об этом «импортном» характере языка Шахматов говорит только для объяснения проис­хождения церковно-книжных жанров древнерусской литературы. Когда же речь заходит о таких чуждых церковной литературе жан­рах, как, например, судебник, известный под названием «Русской правды», его мнение меняется. Впрочем, церковная литература признается им истоком всей остальной письменности.

Шахматов убежден в огромном влиянии церкви в феодальную эпоху: на церковном языке, по его мнению, не только писали, но и говорили правящие слои Киевской Руси. Более того, он утверждает, что письменный церковнославянский язык имел огромное влияние и на язык народный («язык Киева в обоих его видах — язык город­ских классов и язык духовенства — переходил отсюда в другие цен­тры Древней Руси, а из этих центров он различными путями про­сачивался и в деревенскую среду, в самую толщу народных масс»1).

Это положение он мотивирует наличием в народном языке та­ких слов, как
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   34

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconТ. А. Джангобекова Несмотря на то что разграничение исторической грамматики и истории русского литературного языка началось еще в конце XIX в., многие проблемы, в том числе предмет и объект изучения указанной научной и
Б. А. Успенский, напротив, полагает, что “история литературного языка должна мыслиться прежде всего как история языка в широком лингвистическом...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconУчебной дисциплины (модуля) Наименование дисциплины (модуля) История русского языка (историческая грамматика русского языка, история русского литературного языка) Рекомендуется для направления подготовки
«Историческая грамматика русского языка» изучается после курсов «Введение в языкознание», «Старославянский язык», «Русская диалектология»,...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconПрактикум по истории русского литературного языка для студентов заочного отделения
Практикум по истории русского литературного языка для студентов заочного отделения филологического факультета Волгоградского государственного...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconКомплекс Новосибирск 2007 Выписка из государственных стандартов
Стили современного русского литературного языка. Языковая норма, ее роль в становлении и функционировании литературного языка

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconМетодическая разработка практического занятия для студентов Дисциплина: «Русский язык и культура речи»
...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconМетодическая разработка практического занятия для учащихся Тема: «Орфоэпические нормы русского литературного языка. Основные правила русского литературного произношения»
Специальность: «ЛД», «СД», «Фармация», «Стоматология», «Стоматология ортопедическая»

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconПрограммы учебных дисциплин для мп кафедры русского языка мп «Фундаментальное изучение русского языка и его истории»
Закономерности развития лексической системы русского языка и методы её исследования 6

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка icon1. Границы понятия «современный русский язык». Русский литературный язык как нормированная и кодифицированная форма существования русского национального языка. Функционально-коммуникативные разновидности русского литературного языка. Нелитературные формы русского языка. Язык
Границы понятия «современный русский язык». Русский литературный язык как нормированная и кодифицированная форма существования русского...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconМетодические рекомендации по использованию рабочей тетради по стилистике русского языка стр. 9
Очень многое переменилось теперь в казалось бы привычных, устоявшихся оценках, связанных с состоянием русского литературного языка,...

Б. А. Ларин Лекции по истории русского литературного языка iconИ рема. Последовательный и параллельный строй текста. Нерасчлененное высказывание. Порядок слов в предложении. Инверсия
Язык как система. Понятие о современном русском литературном языке. Нормы современного русского литературного языка. Типы словарей...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница