Рассказы, в которых он




НазваниеРассказы, в которых он
страница5/11
Дата конвертации27.11.2012
Размер1.66 Mb.
ТипРассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11
Часть данного выпуска - рецензия на роман Б.Акунина “Пелагия и белый бульдог”.

Детектив - а я настаиваю, что Б.Акунина только как детектив и надо судить - предполагает две вещи: некую эпистемологию (то есть механизм познания Истины) и некую метафизику Зла. Эпистемология у Акунина традиционная, от Шерлока Холмса идущая: сознание все может постичь. А вот с метафизикой Зла в данном случае получается чуть сложнее…

Вот и получился в результате у Акунина странный гибрид: католический детектив с православной монашкой.

Но читать, повторюсь, все равно интересно”.


http://www.russ.ru/krug/20030801_skuz.html

Сергей Кузнецов

Советский не-трэш

Рецензия на первую книгу, вышедшую в серии “Атлантида” издательства Ad Marginem (“детектив” Л. Самойлова и Б.Скорбина “Прочитанные следы”), в которой автор пытается объяснить, что такое “трэш” и что такое “не-трэш”, тем более “советский не-трэш”. Но граница между ними остается весьма размытой.

Трэш не просто “плохая литература” или “плохое кино”, не просто мусор и отбросы литературного процесса. Нет, трэш это та часть культуры, где ее, культуры, подсознание неожиданно получило свободу и проболталось о том, что скрыто в мэйнстриме: как правило, это секс и насилие, страхи, фобии и обсессии”.

Трэш причудлив, прихотлив и экстравагантен, советский масс-культ предсказуем, стандартизован и страдает стереотипией”.


http://www.russ.ru/krug/20030320_kuz.html

Сергей Кузнецов

Господин Зло

Рецензия на роман Б.Акунина “Пелагия и красный петух”. В связи с монашкой-детективом Пелагией автор рецензии вспоминает о Честертоне и формулирует один из основных мотивов рассказов об отце Брауне:

Главным утверждением Честертона, на котором строится две трети рассказов о патере Брауне, было то, что мы, католики, верим в чудеса, но не верим в суеверия. И чудеса происходят только по Божественной воле, а если убийца прошел невидимкой, то это не колдовство (в колдовство мы, католики, не верим), а просто никто не обращает внимания на почтальонов. Именно тем, что по сути своей рассказы Г.К. оказываются рассказами о ложных чудесах и лжепророках и оправдано то, что герой - священник”.


http://piterbook.spb.ru/2001/05/business/event1.shtml

Лев Куклин

Другая” литература...

Питерbook, N 5, май 2001

Статья о современных тенденциях на рынке детективной и фантастической литературы - отклик на статью А.Мазина “Блеск и нищета детективного жанра”.

Школьные педагоги в своем охранительном консерватизме (а зачастую - и в силу обычной косности) все еще пытаются по старинке внедрить в головы своих учеников образцы классической русской литературы, как бы напрочь не замечая, что игровое поле уже занято - той “другой” литературой?”


http://www.lgz.ru/archives/html_arch/lg392002/Polosy/art7_1.htm

Вячеслав Куприянов

Рыночный реализм

“Литературная газета”, № 39 5894), 25 сентября - 1 октября 2002 г.

Рассуждения о литературе и о ее социальном заказе. Автор считает, что сегодня основной заказчик - криминал (и выполняющее его поручение государство). Два основных типа массовой литературы сообща делают сегодня одно дело: “детектив” приучает к мысли, что бандитизм - норма жизни, а “любовный роман” читают потенциальные жертвы, он призван сделать “простого человека простейшим”. Совместными усилиями они очищают поле культуры от более сложных форм жизни.

“…Минздрав предупреждает: курение опасно для вашего здоровья! …90 процентов массовой литературы надо снабжать подобным же благим пожеланием: чтение этого чтива делает вас дебилом!”


http://zhurnal.lib.ru/k/kushtalow_a/theory.shtml

А. И. Кушталов

Теория и практика детективного дела

Текст, опубликованный в сетевом журнале “Самиздат”, представляет собой большой детективный рассказ, значительную часть которого составляет вмонтированный в сюжет трактат о теории детектива. Излагаемая здесь теория не слишком оригинальна, но довольно подробно описывает некоторые правила построения детективного сюжета. Правда, на практике автор рассказа изложенным правилам вовсе не следует. И напрасно.

“…при написании детективной истории все должно быть перевернуто с ног на голову. Именно это и отличает детективную прозу от обычной. Придумав схему преступления (этап К1), вы обязательно должны тотчас придумать для него и красивую развязку, финал, в котором преступник будет эффектно изобличен и пойман. Преступление и его развязка составляют такую же неразделимую пару, как замок с ключом. …И ключ и замок имеют смысл только тогда, когда они в паре, никому не нужен замок без ключа и ключ неизвестно от какого замка”.


http://lib.ru/INOFANT/LAWKRAFT/sverhestestvennyj_uzhas_v_literature.txt

Говард Ф. Лавкрафт

Сверхъестественный ужас в литературе

Широко известная статья 1927 года, посвященная описанию теории и (главным образом) истории “литературы ужасов” - жанра, тесно соприкасающегося с классическим детективом. Создание атмосферы мрачной тайны, которая не поддается рациональному объяснению и склоняет к мысли о вмешательстве потусторонних сил, - прием, часто используемый для построения детективного сюжета. Непосредственно проблемы теории детективного жанра в статье не затрагиваются.

В настоящей истории о сверхъестественном… должна быть ощутимая атмосфера беспредельного и необъяснимого ужаса перед внешними и неведомыми силами; в ней должен быть намек… на самую ужасную мысль человека -- о страшной и реальной приостановке или полной остановке действия тех непреложных законов Природы, которые являются нашей единственной защитой против хаоса и демонов запредельного пространства”.

Важнее всего атмосфера, ибо конечный критерий достоверности - не подогнанный сюжет, а создание определенного настроения”.


http://old.polit.ru/documents/382924.html

Роман Лейбов

Данетки, детки и черные метки, или Химия и жизнь

В своей колонке на сайте Полит.ру Р.Лейбов вспоминает об интересном жанре, который очень близок к детективу. Вот как он его описывает:

Я вот вспомнил… о чудном жанре, который во времена нашего детства был периферийным в юношеско-подростковом фольклоре, а теперь, кажется, выдвигается вперед. Даже название для него придумали специальное - “данетка”.

Данетка - это описание некоторой ситуации, скрывающее загадку. Загадку предлагается разгадать слушателю (или слушателям), при этом можно задавать любые вопросы, на которые можно дать ответы “да”, “нет” или “не знаю”.

На берегу реки лежит труп лысого человека. Рядом - зеркало и три куска хлеба. Что произошло?

Есть классический фольклорный жанр - загадка. Фольклорная загадка, как известно, не предполагает угадывания, а предполагает знание ответа.

Данетка отличается от классической загадки так же, как детектив - от волшебной сказки. Испытываются не познания угадывающего, а его способности к логическому мышлению. Связь с детективом (в классическом его виде) здесь очевидна. Данетка - маленькая детективная новелла, разыгранная в лицах (загадывающий идентичен автору детектива, разгадывающий - герою/читателю)”.

задачи данеток и загадок прямо противоположны - загадка заставляет увидеть сложное там, где профану видится простое, данетка утверждает с честертоновским пафосом тезис о конечной познаваемости мира, утверждая одновременно отгадавшего в собственной интеллектуальной полноценности”.


http://exlibris.ng.ru/massolit/2004-02-05/7_riddles.html

Евгений Лесин

Убивать должен критик, а не писака

Литературные загадки, поэтические триллеры, веселые детективы

“НГ-Ex libris”, # 18 (268), 20 мая 2004 г.

О четырех переводных книгах (Р.Стаута, П.Хайсмит, Э.Макклой и А.Кросс), вышедших в 2003 году в серии “Сочинитель убийств”, в которую включаются “детективы про писателей и издателей, поэтов и эссеистов, литературных критиков и литературных агентов, убийства и преступления, так или иначе связанные с литературой и искусством”.


proza.ru:8004/texts/2001/07/23-66.html

Loft

Архитектоника детективного жанра

Автор, укрывшийся под псевдонимом Loft, рассуждает о детективном жанре, предполагая, что история детектива уже завершена и что как жанр он уже умер. Статья, как говорит автор, “написана под впечатлением Фуко, Бодрийяра и иже с ними - с их языковыми = знаковыми играми. Очень хотелось поиграть словами - и вот результат. Не слишком-то блестящий...”. Но прочитать ее можно, и даже не без интереса.

...условимся понимать под детективным жанром то, что в литературоведении принято называть классическим детективом. Его история начинается в 40-е гг. XIX в. с имени Э. По, имеет в зените нескольких значительных авторов... и благополучно завершается к началу 40-х гг. XX века активным поиском неформальных лазеек и эффектов коктейля, приведших к изобретению триллера. Ни одна из современных вариаций на тему детектива... не может считаться детективом в первоначальном смысле...”


http://www.art.uralinfo.ru/LITERAT/Int_best/Index_ib5.htm#Akunin

Н. В. Логинова

Явление Бориса Акунина. Секретная миссия постмодерниста.

Небольшая заметка, рекомендующая книги Б.Акунина библиотекарям и читателям.

Сага Акунина про суперсыщика Эраста Петровича Фандорина… и впрямь явление во многих отношениях выдающееся. Во-первых, это действительно детективы, т. е. произведения искусственные, головоломки. В то же время это, безусловно, литература, причем литература современная, постмодернистская”.


http://vivovoco.rsl.ru/VV/PAPERS/LOTMAN/BIOGRAPHY.HTM

Ю.М. Лотман

Биография - живое лицо

“Человек”, 1985, № 2

В статье, посвященной жанру литературной биографии и конкретным книгам, выходившим в серии “ЖЗЛ”, Ю.М.Лотман любопытным образом касается жанра детектива. Он говорит о том, что в ставшем в последнее время весьма популярном жанре “детективного литературоведения”, то есть в произведениях, в которых автор биографии ведет “расследование по делу” своего героя, возникает неизбежное смещение точки зрения автора книги (и читателя) на предмет описания. Логика жанра, избранного писателем, независимо от намерений автора ведет к тому, что описываемый герой “литературной загадки” занимает положение “жертвы” и, следовательно, уходит на второй план повествования, а в центре внимания оказывается сам автор книги, ведущий расследование и композиционно занимающий место Великого Детектива.

Жертва, как правило, в действии не участвует: ей суждено погибнуть, - и именно с этого момента начинается настоящее действие. Если же и участвует в сюжете, то несомненно она наименее интересная фигура: ее роль чисто страдательная - быть объектом преступного действия или намерения. Наибольший же интерес привлекает, бесспорно, детектив: ход его размышлений, самые детали его поведения подаются читателю как достойные пристального внимания.

Эту же расстановку амплуа усвоило и так называемое детективное литературоведение, часто говорящее с читателем от имени всей науки о литературе. Роль жертвы, как правило, отводится какому-либо писателю (например, “Тайна гибели писателя N” или “Кто убил писателя N?”) или литературному произведению (“Загадка таинственной рукописи”). Роль убийцы отводится друзьям, жене или высшему свету. Незадачливые следователи - все предшествующие авторы, занимавшиеся этим вопросом, а обнаруживающий преступление или раскрывающий тайну детектив - сам автор статьи”.

Задача подлинно значительной детективной прозы (например, Честертона) близка к науке”.


www.relga.rsu.ru/n31/cult31_1.htm

Олег Лукьянченко, Александр Хавчин

Диалог о детективе

Авторы, сами грешащие писанием “криминального чтива”, обсуждают современную русскую литературную продукцию, попадающую в такие книгоиздательские рубрики, как “боевик”, “детектив”, “триллер” и т.п.

То, что в нынешнем книжном потоке маркируется как детектив, чаще всего имеет лишь косвенное отношение к этому уважаемому жанру и заслуживает, на мой взгляд, самостоятельного жанрового определения... означенный жанр я определил бы не как детектив, а как уголовный порнобоевик либо боепорновик - в зависимости от преобладания того или иного компонента. Особенностью же нынешнего момента я бы назвал то, что этот жанр паралитературы не только вытеснил, но и заместил собой литературу в истинном смысле слова”.


Лев Лурье

Непредсказуемое прошлое: Борис Акунин как учитель истории

О содержании статьи вполне точно говорит ее название. Проблем детективного жанра автор практически не касается.

Наша классическая литература в отличие от английской не знала своего детектива. Полицейские романы в духе французов были, но герои типа патера Брауна или Огюста Дюпена российской традиции не свойственны”.


В. Львов

Да или нет?

“Литературное обозрение”, 1987, N 5, 34 - 38

Автор - литературный критик - обсуждает, главным образом, проблемы перевода зарубежных детективов. Теория детективного жанра практически не затрагивается.

Сиюминутность детектива находит свое отражение и в обязательной точности бытовых реалий... То, что в произведениях иного содержания может быть заведомо известным для читателя фоном, в детективе несет самостоятельную сюжетную нагрузку...”


magister.msk.ru/library/sf/mazin209.htm

Александр Мазин

Блеск и нищета” детективного жанра. Предмет для дискуссии.

Эта статья - не исследование детективного жанра, как такого. Нижеизложенное - попытка разобраться в состоянии отечественного “детективного” рынка в России и проанализировать причины, которые к этому состоянию привели”.


http://www.magister.msk.ru/library/sf/mazin217.htm

Александр Мазин

Насущные проблемы автора коммерческой литературы

Интересные рассуждения писателя о современном книжном рынке и о том, можно ли сохранить свои положительные писательские качества, работая на этом рынке.

“…в оба эти определения я не включил ни степень таланта, ни уровень владения литературным ремеслом, ни наличие дипломов, свидетельств и т. п. … Тем не менее всё, перечисленное выше и исключенное из определения “рыночного” (то есть востребованного потребителем) писателя, является весьма важным. Я бы сказал - самым важным, если бы самым важным не было то, что современный “книжный рынок эти факторы игнорирует. То есть, отделяет понятие “профессионал” от понятия “профессионализм”. То есть нисколько не заинтересован в качестве производимой продукции”.

“…угасание Божьей искры в человеке зачастую остается незамеченным даже им самим. А эта искра суть жизнь. Если ее нет, то дальнейшие перспективы отсутствуют. Но существует имитация жизни. Зомби. И с точки зрения современной издательской машины зомби даже предпочтительнее”.


http://www.russ.ru/culture/literature/20040322_mar.html

Михаил Майков

Проект умер. Да здравствует проект

Рецензия на роман А.Марининой “Соавторы”.

“…книжный рынок функционирует по общим законам поп-индустрии. А главный из этих законов гласит: был бы брэнд, а человек найдется. …И Марининой это не нравится ”.


http://www.svoboda.org/programs/cicles/hero/17.asp
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   11

Похожие:

Рассказы, в которых он iconРассказы и повести Фата-Моргана 7
Эти рассказы про жуков и пауков чистая правда. Но они живые существа. А велосипед – нет. Он торжественно посмотрел на Фреда

Рассказы, в которых он iconРассказы и повести Фата-Моргана 4
Эти рассказы на смех, но, когда услышал, как об этом запросто рассуждают техники, с грустью понял, что легенда о Марке Рогане сильнее...

Рассказы, в которых он iconРаби Нахман из Браслава. Рассказы о необычайном По изд.: Рассказы о необычайном

Рассказы, в которых он iconВладимир бегун рассказы
Ссср, кандидат философских наук, старшин научный сотрудник Института философии и права Академии наук бсср. Автор книг «Ползучая контрреволюция»,...

Рассказы, в которых он iconКнига содержит короткие рассказы из истории отечественного флота, о замечательных случаях на море, о мироустройстве. «Московский год поэзии»
Записки художника. В этой книге помещены рассказы Константина Коровина о природе, животных, простых людях – они взяты из большого...

Рассказы, в которых он iconТом третий целинная хроника (повесть) Рассказы и очерки Костанай 2008
Собрание сочинений. В 5-ти т. Т. 3: Целинная хроника: Повесть; Рассказы и очерки. – «Костанайский печатный двор», 2008, – 248 с

Рассказы, в которых он iconРассказы, в которых он
Подробнейшее изложение критических откликов на последние (2001 год) романы Б. Акунина. При этом автор статьи признается, что романов...

Рассказы, в которых он iconСергей Александрович Снегов Норильские рассказы Сергей Снегов Норильские рассказы
Лишь в редких случаях я разрешал себе писать о том, что мне передавали другие участники событий. Соответственно и фамилии героев...

Рассказы, в которых он iconРассказы и повести (1908 1919) : Лаком-книга; 2004 isbn 5-85647-064-8
«Леонид Андреев. Избранное автором. Рассказы и повести (1908 – 1919)»: Лаком-книга; 2004

Рассказы, в которых он iconС. Бондаренко, В. Курильский Неизвестные Стругацкие. Письма. Рабочие дневники. 1942-1962 г г
«Письма. Рабочие дневники». Предыдущий цикл, «Черновики. Рукописи. Варианты», состоял из четырех книг, в которых были представлены...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница