Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение




НазваниеLegalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение
страница8/33
Дата конвертации27.11.2012
Размер3.43 Mb.
ТипЗакон
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   33

IX


Заковывать сенаторов в цепи, разумеется, никто не собирался. В изданном 28 января 1721 г. именном указе предусматривалось иное. Речь шла о командировании в высшее государственное учреждение подчинявшихся напрямую царю и ежемесячно переменявшихся старших офицеров гвардии.

Согласно подписанной Петром I того же 28 января особой инструкции, задача гвардейцев состояла в надзоре как в целом за “исправлением” Сенатом “должности своей”, так и за претворением в жизнь адресованных Сенату именных указов (“смотреть… дабы указы не толко на писме были зделаны”). За недобросовестное исполнение обязанностей надзиравшему офицеру грозила смертная казнь или шельмованиеxcii. Таким образом, на месте недавнего генерального ревизораxciii возникла служба неких “дежурных контролеров Сената” с еще более четко, нежели у В.Н. Зотова выраженной общенадзорной компетенцией.

С понудителями новоявленных контролеров роднила, во-первых, заведомая временность работы, а во-вторых, весьма значительная дисциплинарная власть: вместо стандартной прерогативы понудителей “ковать” поднадзорных должностных лиц за ноги дежурные гвардейцы получили право ареста сенаторов (в случае нарушения ими порядка на заседаниях). Однако какой бы широты не достигала дисциплинарная власть надзиравших “от гвардии ” офицеров, присутствуя в Сенате единственный месяц, они были объективно не в состоянии вникнуть по существу во все подробности напряженной и многообразной деятельности этого учреждения. Чередой менявшие друг друга ветераны Лесной и Полтавы могли обеспечить лишь чисто внешний, сугубо номинальный контроль за Правительствующим Сенатом.

Неудивительно поэтому, что в составленном позднее “Кратком экстракте о поступках сенатских” удрученно констатировалось, что “в переменных гвардии майорах его величество [Петр I] изволил усмотреть во исполнении его указов недостаток…”xciv Как бы то ни было, служба дежурных контролеров Сената оказалось последним неудачным экспериментом будущего императора по организации надзора за высшей властью. Непосредственным преемником сменного гвардейца-контролера стал уже генерал-прокурор.

Потребность в эффективном контроле за Правительствующим Сенатом явилось существенной, но не исчерпывающей предпосылкой образования прокуратуры. Свою роль сыграли безусловно и нараставший кризис фискальской службы, и все более проступавшая безнадзорность центральных ведомствxcv (безнадзорным оставался и основанный в феврале 1721 г. Святейший Синод – высшее учреждение церковного управления). Наконец, окончательной кристаллизации идеи прокуратуры в России способствовала невиданная прежде интенсификация тогдашнего законодательного процесса.

Поверхностно, но прочно усвоив с годами набор западноевропейских государственно-правовых идей XVII в. (сформулированных, в первую очередь, в трудах Т. Гоббса, Г. де Гроота [Гроция] и С. Пуфендорфа) Петр I задумал утвердить в нашей стране режим salus publica – всеобщего блага. Для осуществления этой цели требовалось два условия: с одной стороны, создать “правильные” законы, исполнение которых неотвратимо привело бы россиян к поголовному процветанию, с другой – “правильные” учреждения, способные обеспечить надлежащее исполнение таких “правильных” законов. Результатом неистребимой веры монарха-реформатора во всесилие “правильного” закона оказался целый поток нормативных актов, зарегламентировавших решительно все стороны частной и государственной жизни.

Достаточно сказать, что если за 47-летие, с февраля 1649 по февраль 1696 г. в нашей стране вышло в свет 1458 законодательных актов (из них 746 именных), то за 6-летие 1713-1718 гг. одних только именных указов появилось 3877xcvi. В итоге, как верно отмечалось, подданный Петра I “не только был обязан нести установленную указами службу государству, он должен был жить не иначе, как в жилище, построенном по указному чертежу, носить указное платье и обувь, предаваться указным увеселениям, указным порядком и в указных местах лечиться, в указных гробах хорониться и указным образом лежать на кладбище, предварительно очистив душу покаянием в указные сроки”xcvii.

Не менее досконально регулировалась и деятельность возникших в ходе административных преобразований 1710-х-начала 1720-х гг. “правильных” государственных учреждений. В знаменитом, составленном при активном личном участии самодержца Регламенте об управлении Адмиралтейства и верфи (Адмиралтейском регламенте) предусматривалась, например, должность профоса. Обязанности этого правительственного служащего формулировались емко: “Должен смотреть, чтоб в Адмиралтействе никто кроме определенных мест не испражнялся. А ежели кто мимо указанных мест будет испражняться, того бить кошками [веревками с узлами] и велеть вычиститьxcviii.

Между тем, гигантский массив указов, инструкций, регламентов, “плакатов”, артикулов и уставов мог так и остаться мертвой буквой, мог так и не привести россиян ко всеобщему благоденствию. Такую перспективу Петр I осознавал вполне отчетливо. Не случайно, в известном указе от 17 апреля 1722 г. император с тревогой подчеркнул, что “всуе законы писать, когда их не хранить, или ими играть, как в карты, прибирая масть к масти…xcix

Итак, чтобы закон “работал”, требовалось, чтобы подобающим образом работали следившие за его воплощением в жизнь учреждения. А чтобы подобающим образом (сами “храня” законы) работали учреждения, требовалось, чтобы они находились под “правильно” организованным контролем. Подобный контроль и предстояло отладить прокуратуре.

Вопреки господствовавшей в те годы тенденции, внешнюю оболочку и само наименование прокуратуры заимствовали не из Швеции (где прокуроров не имелось), а из Франции. С должностными лицами французской прокуратуры Петр I имел возможность соприкоснуться во время известного посещения 19 июля 1717 г. Парижского Парламента, где он некоторое время наблюдал за судебным заседанием. Но помимо собственных не очень давних впечатлений, на финальные размышления Отца Отечества о новом типе правительственного надзора несомненно повлияло обращение контролера Адмиралтейской коллегии К.Н. Зотова.

Младший брат генерального ревизора Василия Зотова, Конон Никитич долгие годы обучался морскому делу в Англии, Голландии, а с 1715 г. по 1719 г. во Франции. Ставший знатоком не только навигации, но и государственного устройства западноевропейских стран Конон Зотов направил в мае 1721 г. будущему императору обширное послание, содержавшее несколько сумбурно изъясненное предложение о создании в России должности “всенародного надзирателя или государственного стряпчего”. Полномочия замышлявшегося “стряпчего” напоминали компетенцию французского генерал-прокурора (о котором не зря упоминалось в заголовке послания)c.

Так или иначе, чьи бы влияния не испытывал и о чем бы не вспоминал первый российский император, конец высочайшим раздумьям наступил 12 января 1722 г. В этот день, находясь в старинной подмосковной резиденции селе Преображенском, Петр I завершил работу над текстом указа о реорганизации Правительствующего Сената. В четвертый пункт указа император собственноручно вписал: “Надлежит быть при Сенате генералу-прокурору и обер-прокурору, также во всякой колегии по прокурору, которые должны будут репортовать генерала-прокурораci.

Глава II. Прокуратура Петра I: нормативная база, организационная структура, кадровое и финансовое обеспечение.


Возникнув 12 января 1722 г., российская прокуратураcii нуждалась, с одной стороны, в личном составе, с другой - в соответствующей духу времени нормативной базе. Наполнение кадрами следовало начинать, понятное дело, с руководства. И вот, 18 января генерал-прокурором Сената Петр I определил П.И. Ягужинского, обер-прокурором – Г.Г.Скорнякова – Писареваciii.

Того же 18 января, отдельным указом, император учредил прокуратуру при надворных судах. Указом вводилось и еще одно примечательное новшество: отныне дела о ложных доношениях фискалов предписывалось направлять генерал-прокуроруciv. Так впервые обозначилось переплетение старой и новой форм государственного общего надзора.

Дальнейшее укомплектование прокуратуры пошло несколько медленнее. 7 февраля из общего списка кандидатов в коллежские прокуроры монарх избрал прокуроров только в Адмиралтейскую и Военную коллегии (И.Ф. Козлова и Е.И. Пашкова). Следующее, более существенное пополнение прокурорских рядов произошло 17 апреля. В этот день, находясь по обыкновению в Преображенском, Петр I назначил прокуроров в семь коллегий и Главный магистрат.

Прокурором Камер-коллегии стал П.Б. Вельяминов, Берг-коллегии – И.Т. Сафонов, Коммерц – коллегии – С.Д. Гурьев, Мануфактур – коллегии – А.Ю. Бибиков, Штатс – контор – коллегии – А.И.Жолобов, Юстиц – коллегии – А.Т.Ржевский, Вотчинной – Л.Щербачев, магистрата – Коробов (последние двое в должность не вступали). Высочайшей отметки “быть” не удостоились лишь внесенные в апрельский список в качестве единственных кандидатов в прокуроры Московского и Петербургского надворных судов Т.К. Кутузов и И.И. Мякининcv. В итоге, к концу апреля 1722 г. важнейшее звено отечественной прокуратуры оказалось сформировано. От кадрового обеспечения не отстала и разработка нормативной базы.

Законодательную основу деятельности тогдашнего прокурорского надзора образовали: (1) нормативные акты, специально посвященные как генерал-прокуратуре Сената, так и прокуратурам других учреждений; (2) акты, посвященные иной тематике, но прямо затрагивавшие отдельные стороны организации, статуса или компетенции прокурорского надзора. К первой группе относились, прежде всего, закон “Должность генерала-прокурора”, почти идентичная с ним Инструкция обер-прокурору Святейшего Синода, именной указ об основании синодальной обер-прокуратуры, глава 2 Адмиралтейского регламента, а также дополнявшие “Должность…” именные указы от 30 января и от 24 октября 1723 г. Вторую группу составили: Табель о рангах от 24 января 1722 г., именной указ от 5 февраля того же года (содержавший в частности предписание Сенату собираться на внеочередные заседания по требованию генерал-прокурора), Инструкция главе Московской конторы Сената от 6 апреля (в п. 6 которой предусматривалась создание при конторе особой прокуратуры), закон “Должность Сената” от 27 апреля 1722 г. (в п. 1 – 3 и 9 которого трактовались в том числе и прерогативы генерал-прокурора) и некоторые другие нормативные акты.

Подготовка основополагающего закона “Должность генерала-прокурора” велась - при личном участии императора – пожалуй, столь же тщательно, как и Адмиралтейского регламента. По ходу этой подготовки возникло, по меньшей мере, шесть редакций [вариантов] законаcvi. Первые два из них имели более не воспроизводившийся пространный заголовок “О генерале-прокуроре, то есть о стряпчем от государя и от государства”. Но не только заголовок серьезно отличал исходные редакции от остальных. Российская прокуратура “образца первых редакций” обладала ярко выраженным французским оттенком. Восходил же такой оттенок прежде всего к упоминавшемуся письму – проекту К.Н. Зотова.

Особенно явственно следы предложений Конона Никитича проступили во втором и пятом пунктах редакцийcvii:
1   ...   4   5   6   7   8   9   10   11   ...   33

Похожие:

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconД. О. Серов Судебная реформа: понятие, предпосылки и цель проведения
Роль суда исстари была значимой. Неслучайно, еще древние римляне веско сформулировали: «Justitia regnorum fundamentum [Правосудие...

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconS no. Name & Address of Firm Control No/Regn Date Regn/ Ass Range of Product/Processess Grading/Category

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение icon1. Фамусов и жизненная философия «отцов»
Книги, как и люди, имеют свою судьбу. Это древнее изречение можно отнести к комедии А. С. Грибоедова «Горе от ума»

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconРабочая программа дисциплины
Профессии юриста принадлежит важная социальная роль. Юристы защищают интересы личности, ее права, свободы, собственность, интересы...

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconПояснительная записка Обоснование актуальности программы
В этом случае избиратель отдает предпочтение тем силам, которые, по его мнению, в наибольшей мере способны обеспечить достойную...

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconГосударство и право важнейшие факторы общественной эволюции, непременные спутники современного общества. Теория государства и права составная часть
Теория государства и права – составная часть обществоведения, идейная основа практической юриспруденции. Деятельность государства,...

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconЭффективные системы жизнеобеспечения мегаполисов – основа устойчивого развития государства

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconОткрытый Всероссийский конкурс культурологических, образовательных, социально-просветительских, информационно-медийных проектов «семья основа государства» Положение о Конкурсе
Второй Открытый Всероссийский конкурс культурологических, образовательных, социально-просветительских, информационно-медийных проектов...

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconПрограмма учебного курса: "Правоведение"
Понятие и социальное назначение государства. Признаки государства. Генезис государства. Сущность и функции государства

Legalitas regn ō rum fundamentum [ Законность основа государства ] Древнее изречение iconТема Аграрная реформа в современной России и коллективные хозяйства крестьян
Производительное сельское хозяйство как основа самостоятельности, независимости, безопасности государства


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница