Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий




НазваниеАлександр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий
страница52/60
Дата конвертации29.11.2012
Размер6.4 Mb.
ТипДокументы
1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   ...   60

В годы президентства Фолсома, много спавшего, не блиставшего ни умом, ни провидческим талантом, зато умевшего много и красиво говорить, Совет национальной безопасности превратился по факту в параллельное правительство, не предусмотренное Конституцией и с мало чем ограниченными полномочиями. Тогда вообще творилось много чего грязного и противозаконного – Фолсом предпочитал решать дела в обход закона, и поэтому расплодились всякие незаконные «двойки», «тройки», «специальные комиссии» для решения тех или иных вопросов. По свидетельствам некоторых историков, в последние два года своего президентства Фолсом почти не соображал, что делает, подписывал все, что подсовывала ему на подпись жена и вице-президент. Заседания СНБ превращались в содом и гоморру, на них допускали явных психопатов-кликуш типа Джерри Фолвелла, в Белом доме постоянно находились знахари и предсказатели будущего, расплодились различные религиозные ортодоксальные секты, вмешивающиеся в политику, типа «Морального большинства». Меллон, придя к власти, унял весь этот зверинец, но не до конца. Он же был вынужден менять состав некоторых… органов полностью, но полностью от Совета национальной безопасности не отказался, очень уж удобная структура оказалась.

Так вот – не далее как вчера, после заседания СНБ, где президент понял, что выполнять его поручения никто не горит желанием, к нему напросился Подгурски. Старый, но не потерявший сил поляк, он не попал в администрацию, но злобу на сей факт не затаил, по крайней мере, на словах. Он писал книги, выступал с лекциями, под него был создан какой-то частный фонд… Но власть он имел, и немалую.

Президент посмотрел на зажатый в руках саксофон – он хотел немного поиграть, чтобы развеяться, – но мысли унесли его далеко, очень далеко… Попытался вспомнить, что именно он хотел сыграть, – и не смог. Положил саксофон рядом с собой, откинулся на спинку кресла, закрыл глаза, вспоминая…


Кабинет. Ползущий по стенам луч света. Отвратительный, назойливый, навязчивый, застревающий в носу и оседающий на одежде запах – господи, откуда у этого типа такой парфюм?


Подгурски…


Мелкая, уродливая обезьяна, польский профессор, чьи родители бежали из Польши за принадлежность к организации мятежников-заговорщиков, и теперь лелеющий ненависть к России, к стране, оккупирующей ЕГО Польшу. Господи, с каких пор он стал демократом, это же чистый республиканец, «Моральное большинство» приняло бы его с распростертыми объятьями? И в то же время – виднейший функционер партии, глава одного из ее аналитических центров, специалист по международным делам. Не принять его перед выборами – значит, объявить войну влиятельнейшему клану партии. Это только кажется, что демократы и республиканцы – две партии, борющиеся за власть. На самом деле каждая партия представляет собой причудливый конгломерат политических кланов и группировок по интересам, причем зачастую между какими-то группировками из противоположных партий намного больше общего, чем между своими, между соратниками. Просто удивительно, как эта система работала и до сих пор не развалилась…


– Вы должны посетить Великобританию…


Президенту показалось, что он ослышался.


– Что, простите?


– Вы должны посетить Великобританию! – повторно и настойчиво заявил поляк. Деликатность в списке его достоинств явно не значилась, он шел напролом, когда нужно было идти напролом, и когда не нужно – он тоже шел напролом.


– Э… простите, не напомните, когда в Великобритании состоятся первичные выборы? – решил отделаться шуткой президент.


– Вопрос не в выборах.


– А в чем же? – непонимающе спросил президент.


– Вы, как Президент Североамериканских соединенных штатов, должны посетить Великобританию именно сейчас, показав тем самым, что все инсинуации о «Большой сделке» с Российской империей не имеют под собой никакой почвы, а Трансатлантический союз является для нас по-прежнему магистральным направлением политики. Особенно после того, что произошло буквально на днях.


– Вы… имеете в виду нанесенный британцами ядерный удар в Афганистане?


– Именно его. Вы должны высказать британцам свою поддержку, они должны понимать, что не одиноки, и мы поддержим их против России, как поддерживали всегда…


Сначала президента такой разговор забавлял, теперь же он его начал раздражать.


– Збиг, вы это серьезно? – в шутливо-угрожающем тоне начал президент, но тут поляк его перебил:


– Совершенно серьезно. Не может быть и речи об изменении нашей политики в этом вопросе. Только Трансатлантический союз дает нам возможность противостоять России. Противостоять России, не допустить порабощение ею новых народов – основная миссия всех тех, кто душой за идеалы свободы…


– Збиг, я тоже душой за идеалы свободы. А поскольку я свободный человек и вы тоже свободный человек, я прошу вас покинуть мой кабинет. У меня нет ни единой лишней минуты для того, чтобы вас выслушивать.


Подгурски не двинулся с места. Достав из кармана совмещенный с сотовым телефоном коммуникатор Blackberry

[112]

, он стал набирать номер…


– Господин Подгурски… – официальным тоном начал президент.


Поляк молча протянул ему попискивающий коммуникатор…


Нет, он знал правила игры, знал еще тогда, когда согласился участвовать в президентской гонке… Эти правила знают все. Американская политическая деловая элита ничем не отличается от аристократического класса в любой другой империи мира – кроме разве что отсутствия пышных титулов и причудливых обращений друг к другу. Путь стандартный – один из университетов Лиги Плюща

[113]

, где учатся не столько для того, чтобы чему-то научиться, сколько для того, чтобы обрасти полезными связями и знакомствами. Наконец, завести себе записную книжку – основное богатство политиков и бизнесменов.


Там же – студенческое братство, типа знаменитого Фи-Бета-Каппа, это намного более емкая и нужная вещь, чем считается. Там, в братстве, не только студент заводит знакомства – но и к студенту присматриваются, решают, кто

достоин

идти дальше, наверх. Там же, через причудливые ритуалы вступления и общей обособленности, студентам прививается мысль об их исключительности и отличии от всех остальных. Есть в подобных братствах и сатанинская подоплека.


Потом – юридическая фирма. В Вашингтоне вообще отсутствие юридического образования и опыта работы в юридической фирме считается большим недостатком для политической карьеры. Юрист с юристом всегда найдут общий язык, юрист юриста всегда поддержит и поможет продвинуться наверх. Юристы давно уже стали проклятьем американского народа и американской политической системы – вот только не родился еще смельчак, кто рискнул бы выступить против…


Потом – государственная служба. Трамплином обычно бывает либо прокуратура – с должности атторнея

[114]

легче легкого пересесть в губернаторское кресло или отправиться в Конгресс. Достаточно произнести пару громких речей или добиться смертного приговора по нашумевшему делу – если в багаже это есть, то можно сразу выдвигаться. Почти гарантированно.


Есть и второй путь – начинать с черной работы в должностях помощников известных сенаторов и конгрессменов или в министерствах. В САСШ вообще система госслужбы в корне отличается от российской. Если в Российской империи государев человек пусть медленно, но неуклонно продвигается по службе, и срыв бывает окончательным и бесповоротным – то в САСШ кто-нибудь может уйти с высокого поста и заняться наукой или бизнесом, а потом, даже лет через двадцать, снова вернуться в политику и занять более высокий пост. Нельзя определенно сказать, хорошо это или плохо…

Затем самых достойных продвигают на высшие посты. Но до этого с потенциальным кандидатом долго разговаривают иерархи партии, которая будет его продвигать. И разговоры эти – заключительный этап, к кандидату в кандидаты тщательно присматриваются. Ценится некая агрессивность, настойчивость, честолюбие – и в то же время покорность, умение подчиниться воле партии и ублажить спонсоров, которые дают этой партии деньги за лоббирование своих интересов. Личные взгляды и предпочтения кандидата имеют очень малое значение, он должен проводить линию партии и тех, кто стоит за ней и финансирует процесс. Последним из президентов, проявлявших самостоятельность, был Хьюго Лонг.

Платтен прошел весь этот путь. И юридический университет – большим плюсом было то, что он учился какое-то время в Великобритании. И прокурорская карьера. И губернаторство – губернатором он был очень неплохим, оставил штат в куда лучшем состоянии, чем тот был, когда новый губернатор заступил на должность. И ад первичных выборов. И Белый дом – на поверку после выборов ничего не заканчивается – все только начинается…


«Проверьте и убедитесь…»

Он проверил. И убедился.

Демократическая партия САСШ, в противовес республиканской, проповедовала концепцию так называемой «мягкой силы». Концепция «мягкой силы» означала, что не стоит размахивать большой дубинкой, тем более ядерной, не стоит вести себя подобно подвыпившему ковбою в баре. Американские книги и фильмы. Американские лекции про свободу. Гранты для иностранных студентов, приглашения читать лекции для иностранных преподавателей. Макдоналдс и Голливуд – вот истинная сила Америки…

Президент уже бывал в России по приглашению Его Величества, пробыл там четыре дня во время второго визита. Он еще тогда, до разговора с наследником в Шангри-Ла, задумывался о том, почему в САСШ все больше и больше проблем и нельзя ли что-то с этим сделать. Один день своего последнего визита он посвятил знакомству с городом, причем выбрал не Санкт-Петербург, а нестоличную Москву – и целый день перемещался по ней, побывал на официальных и неофициальных встречах, оставив при себе минимальную охрану. Увиденное его поразило.

Главное, что отмечает североамериканец, попавший в Российскую империю, – это почти полное отсутствие воя сирен на улицах. В любом североамериканском городе они завывают почти постоянно. «Скорая», полиция – в основном полиция. Иногда караваны бело-синих или бело-черных машин с мигалками несутся по улицам за машиной, на которой везут преступника, – это можно увидеть в каждом городе…


В Российской империи этого не было…


Не было – и все. Несколько раз он видел полицейские машины, едущие в транспортном потоке, видел он и людей в форме – их называли «городовыми». Но воя сирен и погонь не было. Просто не было…

Русские жили как-то по-другому. Не так, как его земляки, – хотя и не хуже. Он слишком мало времени пробыл в России, чтобы это понять, – но почувствовать он успел…

– Можно, сэр?

Президент оглянулся…

– Заходите, мадам старший агент. Имеете что-то сказать?

Марианна осторожно закрыла за собой дверь.

– Все в порядке, сэр?

– Можно сказать и так… Если не обращать внимание на некоторые… острые углы… и на то, что предвыборная кампания выпила из меня все соки… да, все нормально…

– Сэр… Администрация настаивает на поездке в Лондон, но разве в предвыборную кампанию можно выделять такое время на зарубежные поездки? Кроме того – в Лондоне далеко небезопасно, я бы рекомендовала…

– Увы… – президент улыбнулся своей знаменитой улыбкой, которая значила все и одновременно ничего не значила, – я тоже до недавнего времени думал, что такое в предвыборную кампанию невозможно. Но, оказывается, – можно…


26 июля 1996 года.


Лондон, Бистон-плэйс, 15.


Отель «Горинг»


Обеспечение визита президента в какую-либо страну, пусть даже дружественную, – задача не из легких…

Первая команда Секретной службы приземлилась на одном из военных аэродромов Великобритании еще восемнадцатого июля. Команда эта была так велика и везла с собой столько оборудования и техники, что ее перевозили по всему миру два самолета С5 «Галакси» ВВС САСШ. Избегая ненужного риска, все необходимое оборудование, технику и даже транспортные средства команда привезла с собой. Часть техники оставили в опечатанном ангаре на базе, часть сразу взяли с собой, в Лондон.

Возглавлял команду агент Донован – на этом настояла Эрнандес, хотя Косгров настойчиво пытался протащить в шефы Чена, одного из своих прихлебателей. И вроде бы повод был заслуживающий понимания – пытается продвинуть наверх своих, любой ценой и при любой возможности, – но Марианна Эрнандес отнеслась к этому очень настороженно. Она вообще с недавних пор относилась ко всему крайне настороженно…

И Донован приступил к работе…

Пока его люди проводили первичную съемку местности, пытались определить возможные снайперские позиции, намечали дороги, по которым будет двигаться президентский кортеж, сам Донован посетил Скотленд-Ярд. Поговорив с новым начальником, убедился, что хоть тот и в состоянии резать, но назвать его самым острым ножиком на кухне было бы преувеличением. Посетив же отдел по борьбе с терроризмом, пришел в совершеннейшее уныние – сотрудники этого отдела, работающие по двадцать пять часов в сутки, пытаясь выловить Лондонского снайпера, были совершенно измотаны и действенной помощи ему оказать не могли. Их нельзя было даже ставить в оцепление – уснут на ходу. Придется просить помощи ФБР, возможно, и армии…

Отель «Дорчестер», который рекламировали британцы в качестве лучшего места для временной резиденции президента, Донован забраковал сразу. Отель находился на запруженной Парк-лейн, а через дорогу была парковая зона, относящаяся к району Бельгравия. Уверения британцев, что это один из самых охраняемых районов Лондона, Донована не убедили – президентский сьют выходил окнами как раз на парковую зону, снайпер мог снять президента, как в тире. Парадный вход, через который придется проходить не раз, тоже находился в зоне обстрела…

В качестве основной резиденции президента на время его визита в Великобританию Донован выбрал отель «Горинг», расположенный чуть ниже Дорчестера, напротив Букингемского дворца. Место тоже опасное – но пока не задержали снайпера, безопасных мест в Лондоне не было вообще. Возникла мысль поселить президента в одном из старинных замков где-нибудь за городом – но, поразмыслив, решили все же остановиться на самом Лондоне. В сельской, малолюдной местности у снайпера больше шансов на выстрел и на удачный отход – все лазейки не перекроешь. Так сказала Марианна, а Донован ей доверял. Она же предупредила, что британцам доверять нельзя ни в коем случае.

Договорившись с хозяевами «Горинга», Донован забронировал два этажа, президентский же сьют, который здесь просто назывался «The best» – лучший, он отверг. Безопаснее селиться ни на нижних этажах, ни на верхнем. Поэтому он решил, что президент будет жить на предпоследнем этаже, а на последнем, в лучшем номере, охрана устроит штаб. Он попросил владельцев отеля о том, чтобы во время визита президента выход они завесили плотной белой тканью, это сделает невозможным выстрел снайпера, и оставив группу «разбирать» по кирпичикам отель, Донован начал присматривать «запасной аэродром» – отель, в котором будет запасное «логово» для президента и запасной штаб Секретной службы. Отель должен быть хорошим, но не слишком известным, и чтобы там не крутились круглые сутки папарацци. Таким отелем стал «Сент Джордж», отель на Лэнгхэм-плейс, недалеко от знаменитой Бейкер-стрит. Там Донован снял целый этаж, расплатившись кредитной карточкой подставной фирмы. Обычная практика – в Секретной службе бюрократическая практика выделения и расходования средств применялась не всегда…

Решив проблему с проживанием, Донован перешел к списку визитов.

Список был большой, и это само по себе затрудняло работу охраны. Шесть суток визитов – это очень много по любым меркам, предельно много. Список визитов не умещался на листе формата А4 – господи, да все эти места сразу и не упомнишь. Лондонская школа экономики, Букингемский дворец – ну там относительно безопасно, какого-то черта Тауэр. Несколько встреч с капитанами бизнеса в различных зданиях лондонского Сити – вот там может быть опасно. Обед с королевой на новой королевской яхте, стоящей на якоре в порту, – господи, а это зачем?
1   ...   48   49   50   51   52   53   54   55   ...   60

Похожие:

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconМолитвагосподн я
Отче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Хлеб...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconОтче наш, Иже еси на небесех! Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и
Да святится имя Твое, да приидет Царствие Твое, да будет воля Твоя яко на небеси и на земли. Хлеб наш насущный даждь нам днесь и...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconКлассный час "какой я?" Цели : открыть учащимся путь к их собственному "
Добрый день! У нас сегодня не совсем обычное занятие в "Школе нравственности" к нам пришло много гостей! Они нечаянная радость для...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconДва чувства дивно близки нам
Родиной мы зовем ее потому, что в ней мы родились, в ней говорят родным нам языком, и все в ней для нас родное, а матерью – потому,...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconРазноцветный расизм: белая раса под прицелом
Белой расы, считая это "богомерзким фашизмом". "Мы Русские, на всех остальных нам наплевать" гордо произносит "среднестатистический...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconТолковый православный молитвослов
Бог есть наш Творец и Отец. Он заботится обо всех нас более всякого чадолюбивого отца и дает нам все блага в жизни, Им мы живем,...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconКристина Гроф Станислав Гроф Неистовый поиск себя
Когда мы предпринимали личные и профессиональные шаги, которые привели к написанию этой книги, на нас оказали глубокое влияние некоторые...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconГлавное управление образования администрации г. Красноярска
Нас зовут Паша и Даша, нам по девять лет. Вообще – то, мы самые обыкновенные дети, но вот вчера с нами приключилась совершенно необыкновенная...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconФормула жизни. Как обрести личную силу. Богине Живе посвящается Предисловие
Окружающий мир заботится о нас всегда, везде и во всём. И эта помощь приходит к нам разными способами. И всегда в соответствии с...

Александр Афанасьев Под прицелом Наш путь не отмечен, Нам нечем, Нам нечем! Но помните нас! Владимир Высоцкий iconВ сосновском Доме культуры шёл капитальный ремонт актового зала. Наш детский театр «Маски» временно занимался в местной школе, в кабинете, что отвёл нам
Наш детский театр «Маски» временно занимался в местной школе, в кабинете, что отвёл нам директор. Мне, руководителю театра, было...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница