Текст представлен группой «Загадочная Япония»




НазваниеТекст представлен группой «Загадочная Япония»
страница9/24
Дата конвертации01.12.2012
Размер4.27 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24
Глава 10

КОЛОКОЛА

Колокол храма Энкакудзи

Японские колокола считаются самыми лучшими в мире, поскольку в их изготовлении, японские колокольных дел мастера достигли очень больших успехов. Самый большой колокол в Японии принадлежит храму Тион-ин школы Дзёдо, который находится в Киото. Он весит семьдесят четыре тонны, и чтобы извлечь из столь огромной массы металла максимально полный звук, требуются усилия семидесяти пяти человек. Колокол храма Энкакудзи – самый большой колокол в Камакуре. Он датируется началом XIII века, его толщина шесть дюймов, диаметр четыре фута семь дюймов, а высота около восьми футов. Этот колокол, в отличие от европейских колоколов, имеет одинаковый диаметр как в основании, так и на вершине (то есть не сужается кверху), что является характерной чертой всех японских колоколов. Звонят в него при помощи огромного бревна, подвешенного к перекладине крыши, с которой свисает веревка.

Когда бревно раскачивается до достаточной амплитуды, оно ударяет в литое изображение лотоса на боку колокола, и тогда раздается звук, «глубокий, как громовой раскат, густой, как бас могучего органа».

Возвращение Оно-но-Кими

Когда Оно-но-Кими умер, он предстал на суд Эмма-О, Судьи Душ. Это внушающее страх божество сказало Оно-но-Кими, что он закончил свою земную жизнь слишком рано и должен тотчас же вернуться обратно. Оно-но-Кими оправдывался, что не может вернуться назад по своим следам, поскольку не знает дороги. Тогда Эмма-О сказал:

– Ты найдешь дорогу обратно в мир живых, если пойдешь на звук колокола храма Энкакудзи.

И Оно-но-Кими пустился в обратный путь прямо с заседания суда, и, ориентируясь на звон колокола, вскоре снова оказался в своем старом доме.

Гигантский монах

Существует предание, что однажды в Японии видели монаха огромного роста. Никто не знал его имени и откуда он родом. Он без устали странствовал по всей стране от деревни к деревне, от города к городу, призывая жителей молиться перед колоколом храма Энкакудзи. В конце концов, выяснилось, что этот гигантский монах – не кто иной, как воплощение самого священного колокола. Эта необычайная весть возымела эффект, и множество людей стали стекаться к колоколу храма Энкакудзи и возносить молитвы, а в ответ многие их желания были исполнены.

Другая история повествует о том, что однажды священный колокол стал глухо звонить сам по себе. Тех, кто смеялся и не поверил в это чудо, постигло несчастье, а те, кто уверовал в чудесную силу священного колокола, были вознаграждены многими благами.

Женщина и колокол храма Миидэра[58]

В древнем монастыре Миидэра висел огромный бронзовый колокол. Каждое утро и каждый вечер слышался его чистый низкий звон, а его поверхность сияла, будто искрящаяся на солнце роса. Монастырские служители не позволяли женщинам бить в колокол, поскольку считали, что это осквернит его, металл потускнеет, а самим монахам это принесет несчастье.

Когда одна красавица, жившая в Киото, услышала об этом, то, снедаемая любопытством, сказала:

– Обязательно пойду и посмотрю на этот чудесный колокол Миидэра. Я тихонько ударю в него, а потом, глядя в его сверкающую поверхность, что больше и чище тысячи зеркал, накрашусь, напудрюсь и причешу волосы.

Эта тщеславная женщина в конце концов добралась-таки до колокольни, где висел огромный колокол, когда все монахи были заняты священными обрядами. Она посмотрелась в блестящий колокол и увидела отражение своих прекрасных глаз, румяных щек с ямочками. Тогда она протянула свои маленькие пальчики, слегка коснулась сверкающего металла и взмолилась, чтобы это огромное и замечательное зеркало принадлежало ей.

Когда колокол почувствовал прикосновение пальцев этой женщины, бронза в том месте, где она коснулась колокола, сморщилась, образовав небольшую впадинку, а сам колокол потерял свой изысканный глянец.

Бэнкэй и колокол

Бэнкэя (см. главу 2), верного слугу Ёсицунэ, можно по праву назвать одним из самых сильных людей Древней Японии. Силу он имел невероятную, о чем и расскажет легенда.

Когда Бэнкэй был монахом, ему очень хотелось украсть колокол храма Миидэра и принести его в свой монастырь. Поэтому он отправился в Миидэра и, дождавшись удобного момента, отвязал огромный колокол. Первой мыслью Бэнкэя было скатить колокол с холма и таким образом избавить себя от хлопот тащить этот гигантский кусок металла, но, подумав, что монахи могут услышать шум, был вынужден признать, что ему все же придется самому отнести колокол вниз по крутому склону холма. Для этого Бэнкэй снял с колокольни перекладину и подвесил на один конец колокол, а на другой ради забавы прикрепил свой бумажный фонарик (отсюда пошла японская поговорка: «Что тяжелей, фонарь или колокол?») и таким образом протащил свою тяжелую ношу почти семь миль.

Когда же Бэнкэй добрался до своего храма, то тут же потребовал еды. Он опустошил содержимое железного супового котла пяти футов в диаметре и, покончив с едой, разрешил нескольким монахам ударить в украденный колокол храма Миидэра. В колокол ударили, но в его затихающем звоне послышался приглушенный ропот:

– Я хочу вернуться в Миидэра! Хочу вернуться в Миидэра!

Услышав это, монахи были поражены. Настоятель, однако, подумал, что, если колокол окропить святой водой, тот смирится со своим новым прибежищем. Но, несмотря на окропление святой водой, колокол продолжал, к досаде монахов, свои горькие жалобы. И никого так не сердили эти звуки, как самого Бэнкэя. Колокол как будто смеялся над ним и его многотрудным подвигом. В конце концов, выведенный из терпения Бэнкэй схватил веревку с привязанным к ней бревном, оттянул ее насколько возможно дальше от колокола и отпустил в надежде, что сила удара расколет этот брюзгливый и несговорчивый колокол. Резко оттянутое бревно с ужасным грохотом ударило о металл, но колокол не раскололся. В воздухе снова зазвучало:

– Я хочу вернуться в Миидэра!

И независимо от того, с какой силой ударяли в колокол, он всегда повторял одни и те же слова.

Наконец, Бэнкэй, придя в неистовую ярость, взвалил колокол с бревном себе на плечи и, взобравшись на вершину горы, опустил свою ношу на землю. Могучим пинком он отправил колокол катиться по склону вниз в долину. Некоторое время спустя монахи монастыря Миидэра нашли свой драгоценный колокол и, обрадованные, повесили его на прежнее место. С того времени колокол храма Миидэра перестал говорить и только звенел, как все обычные храмовые колокола.

Карма

Сила Кармы – это одно из основополагающих в буддизме учений, и с ней связаны очень многие истории, как реальные, так и вошедшие в легенды. Об этом повествует Лафкадио Херн в вызывающем сочувствие рассказе «Кокоро». Это предание о монахе, который имел несчастье привлекать к себе любовь многочисленных женщин. Чтобы не поддаться их назойливым приставаниям, он покончил жизнь самоубийством, встав на колени на железнодорожный путь, и скорый поезд положил конец этим соблазнам.

Легенда о Рубщике Бамбука и Лунной Деве также дает нам представление о силе Кармы. Госпожа Кагуя была изгнана из своего лунного дома в наказание за потворство чувственной страсти. В изгнании, как вы помните, она преодолела свою слабость и научилась противостоять этому греху, пока жила на земле.

Карма никоим образом не представляет собой силу исключительно злых помыслов, хотя обычно закон Кармы применим к человеческим страстям. В более полном смысле Карма означает причинно-следственную связь, все мысли, все поступки, не зависящие от божественного провидения, поскольку, согласно буддийскому учению, мир и все, что в нем есть, изменяется под действием закона Кармы. Желание бытия – это тоже проявление Кармы. Но желание небытия прерывает цепь рождений и перерождений и не дает достичь Нирваны.

Японские влюбленные, которые вследствие каких-то обстоятельств не могли пожениться, не винили в этом обстоятельства. Они считали все свои несчастья результатом ошибок в прежних жизнях, таких как нарушение обещания вступить в брак или жестокое отношение друг к другу. Такие влюбленные верили, что если они привяжут себя друг к другу поясом и прыгнут в реку или в озеро, то в следующем рождении они обязательно соединятся. Такое самоубийство влюбленных называется «дзёсси», или «синдзюку», что означает «любовь-смерть», или «страсть-смерть». Буддизм выступает против саморазрушения и не одобряет подобной любви, поскольку дзёсси не подразумевает стремления к разрушению, а скорее благоприятствует силе Кармы. Такие влюбленные могут соединиться, но, согласно учению великого Будды, союз такого рода – это заблуждение, когда только за Нирвану и стоит бороться. Вот что говорит «Ратана-Сутра»: «Их старая Карма исчерпана, но новая Карма не возникает: их сердца свободны от стремления к будущей жизни. Смысл их существования уничтожен, у них не возникает новых желаний. И тогда они – мудрые – гаснут, как эта лампа».

Колокол и сила Кармы

Существуют различные пути, ведущие к достижению полного счастья (Нирваны). Когда мы оказываемся на неверном пути, наш долг прекратить идти.

Бакин

На берегу реки Хидака на фоне милого пейзажа у холма с названием Драконий Коготь уютно устроился пользующийся широкой популярностью чайный домик. Самой красивой девушкой в этом чайном доме была Киё. Ее можно было сравнить с ароматом белых лилий, который несет ветер, спускаясь с горных вершин навстречу путнику.

На противоположной стороне реки стоял буддийский храм, где настоятель и несколько монахов вели простую и благочестивую жизнь. В храмовой колокольне находился огромный колокол толщиной шесть дюймов, весивший несколько тонн. Монастырские правила запрещали монахам есть рыбу и мясо, а также пить сакэ, но самый суровый запрет был наложен на посещение чайных домов, чтобы не потерять духовную святость и не поддаться греховным плотским наслаждениям.

Однако один из монахов, возвращаясь из другого святилища, случайно заметил красавицу Киё, которая порхала туда-сюда по саду чайного домика, как большая бабочка с яркими крыльями. Монах остановился и некоторое время рассматривал девушку, борясь с сильным желанием войти в сад и заговорить с этим прекрасным созданием, но, помня о своем монашеском призвании, переправился через реку и вошел в свой храм. Тем не менее ту ночь он провел без сна: терзался любовными муками. Монах перебирал четки и повторял отрывки из буддийских сутр, но это не помогло ему обрести ясность мыслей. Обаятельное личико Киё все время мешало монаху погрузиться в благочестивые размышления, ему казалось, будто она зовет его из того прекрасного сада, на другом берегу реки.

Его любовная страсть все сильнее разгоралась, и в скором времени монах подавил свои религиозные чувства, нарушил храмовые запреты и вошел в вожделенный чайный дом. Здесь он совсем позабыл о своей вере, обретя новую религию в поклонении прекрасной Киё, которая приносила ему отдохновение. Ночь за ночью монах тайно перебирался через реку и попадал под чары этой девушки. Она отвечала на его любовь взаимной страстью, так что в какой-то момент заблудшему монаху показалось, что он обрел в женских чарах нечто гораздо более приятное, чем возможность достичь Нирваны.

После того как на протяжении многих ночей монах виделся с Киё, в нем заговорила совесть, призывая к борьбе с этой нечестивой любовью. Сила Кармы и учение Святого Будды боролись в его груди. Это было жестокое противостояние, и в конце концов страсть потерпела поражение, хотя, как мы узнаем, не без ужасных последствий. Монах, растоптав свою плотскую любовь, решил поступить с Киё как можно осмотрительнее, ведь такая внезапная перемена могла вызвать у нее гнев.

Когда Киё встретилась с монахом после его победы над плотью, то увидела взгляд, устремленный куда-то вдаль, и аскетическое спокойствие на лице. Она удвоила свои женские чары, решив либо заставить монаха снова полюбить ее, либо, если ее постигнет неудача, предать его жестокой смерти, прибегнув к колдовству.

Все увещевания Киё не смогли разбудить любовь в сердце монаха, и, думая лишь о мести, она, облачившись в белое платье, отправилась к горе, где находилось святилище бога Фудо[59].

Фудо сидел, окруженный огнем, с мечом в одной руке и со свернутой кольцом веревкой – в другой. Тут Киё стала с пугающей горячностью умолять, чтобы это отвратительное с виду божество показало ей, как убить монаха, который когда-то любил ее.

От Фудо она отправилась к святилищу Компиры[60], божества, владеющего магией и способного обучить колдовству. Киё умоляла, чтобы он наделил ее способностью превращаться по желанию в Дракона-Змею. Много раз ходила девушка в это святилище, пока, наконец, длинноносый дух[61], который прислуживал Компире, не обучил Киё всем тайнам магии и колдовства. Он научил эту некогда неиспорченную девушку превращаться в ужасное чудовище, что было необходимо ей для осуществления жестокой мести.

Монах все еще навещал Киё, но уже перестал быть ее любовником. Своими проповедями и наставлениями он пытался унять страсть некогда любимой им девушки. Но все эти благочестивые беседы только укрепляли решимость Киё одержать победу над его принципами. Она плакала, умоляла, обнимала его, но никакие уловки не помогали и, в конце концов, лишь сильнее отталкивали от нее монаха.

Он уже собрался уходить, как вдруг с ужасом увидел, что глаза девушки стали похожи на змеиные.

Закричав от страха, он бросился через сад, переплыл реку и, оказавшись в храме, спрятался внутри огромного храмового колокола.

Киё взмахнула волшебной палочкой, прочитала заклинание, и в одно мгновение прекрасная девушка начала превращаться в Дракона-Змею, шипящего и из-рыгающего пламя. Глаза ее стали огромными, как луна, и испускали бледное сияние. Она проползла по саду, переплыла на другой берег и направилась к колокольне. Столбы, поддерживавшие крышу, не выдержали огромного веса чудовища и рухнули, а вместе с ними с оглушительным грохотом рухнул и колокол, внутри которого спрятался монах.

Киё, снедаемая нестерпимой жаждой мести, кольцами обвилась вокруг колокола. Ее змеиное тело сжимало колокол, словно тиски, все сильнее и сильнее, пока металл не раскалился докрасна. Пойманный в ловушку монах в ужасе молился, но напрасно. Тщетны были и все искренние мольбы его собратьев, которые умоляли Будду уничтожить этого демона. Все сильнее накалялся колокол, а изнутри неслись жалобные крики несчастного монаха. Наконец его голос умолк, а колокол расплавился, превратившись в лужу жидкого металла. Великая сила Кармы уничтожила колокол вместе с монахом и Драконом-Змеей, который когда-то был красавицей Киё.

Глава 11

ЮКИ-ОННА – СНЕЖНАЯ ДЕВА

Стоит зима, а с облачного неба

На землю падают прекрасные цветы…

Что там, за тучами?

Не наступила ль снова

Весна, идущая на смену холодам?

Киёхара-но Фукаябу

Юки-Онна

Снегопад в Японии всегда был любимой темой японских поэтов и художников. И те и другие, по большей части, подходят к нему с художественной точки зрения, так же как к виду снежных хлопьев, опускающихся на узорные крыши японских буддийских храмов, на сказочные японские мостики, подобные тем, что рисуют на китайских фарфоровых тарелках с трафаретным рисунком, и на изысканной формы каменные светильники, украшающие японские сады. В Японии можно найти совершенные прекрасные снежные пейзажи, но что более поразительно, Юки-Онна, Снежная Дева, – отнюдь не является благожелательным и привлекательным духом. Вся поэтичность и живописность снежных пейзажей исчезает в ее злобном присутствии, ведь она олицетворяет Смерть и имеет некоторые черты, присущие вампиру. Но Япония полна резких и удивительных контрастов, и все изящное и прекрасное уживается с уродливым и ужасным. В белой фигуре Юки-Онны нет обещания весны, рот ее – это пасть Смерти, а холодные как лед губы высасывают, словно кровь, жизнь из ее несчастных жертв.

Снежная Невеста

Мосаку и его ученик-подмастерье Минокити отправились в лес неподалеку от своей деревни. Стояла лютая зимняя ночь, когда они приблизились к месту своего назначения и увидели перед собой изгиб ледяной реки. Они хотели перебраться на другой берег, но перевозчик куда-то отлучился, оставив свою лодку на противоположном берегу. А поскольку погода была слишком холодной, чтобы пересечь реку вплавь, они с радостью нашли укрытие в маленькой хижине перевозчика.

Мосаку почти сразу же уснул, когда оказался под этим скромным, но гостеприимным кровом. Минокити же долго лежал без сна, прислушиваясь к стону ветра и завыванию метели за дверью.

Наконец Минокити заснул, но вскоре его разбудил холодный снег, падавший прямо на лицо. Он обнаружил, что дверь распахнута настежь, а посреди комнаты стоит прекрасная женщина в ослепительно-белых одеждах. Она стояла так некоторое время, затем склонилась над Мосаку, ее дыхание напоминало белый туман.

Несколько минут женщина стояла, наклонившись над стариком, а потом повернулась к Минокити и нависла над ним. Он попытался закричать, ведь дыхание этой женщины было подобно порыву ледяного ветра. Она сказала ему, что намеревалась сделать с ним то же, что и со стариком, но не стала из-за его молодости и красоты. Пригрозив Минокити мгновенной смертью, если он попытается рассказать кому-нибудь об увиденном, она вдруг исчезла.

– Мосаку, Мосаку, проснись! – позвал тогда Минокити своего любимого наставника. – Случилось что-то ужасное!

Но ответа не последовало. Минокити коснулся в темноте руки своего наставника, та была холодной, как кусок льда. Мосаку был мертв!

Следующей зимой, возвращаясь домой, Минокити случайно встретил хорошенькую девушку по имени Юки. Она сказала, что идет в Эдо, где хочет найти место служанки. Минокити был очарован красотой этой девушки и зашел так далеко, что спросил, не обручена ли она. Узнав, что Юки свободна, он привел ее домой и вскоре женился на ней.

Юки подарила мужу десяток красивых и послушных детишек с гораздо более светлой кожей, чем у всех остальных. Когда умирала мать Минокити, ее последними словами были слова похвалы Юки, ее восхищение разделяли и многие жители деревни.

Однажды ночью, когда Юки сидела за шитьем и свет бумажного фонаря освещал ее лицо, Минокити вдруг вспомнилась та странная ночь в хижине перевозчика.

– Юки, – сказал он, – ты сейчас напоминаешь мне одну прекрасную Снежную Деву, которую я видел, когда мне было восемнадцать лет. Она убила моего наставника своим ледяным дыханием. Я уверен, это был какой-то странный дух, но сегодня мне кажется, что она была похожа на тебя!

Юки бросила свое шитье. Ужасная улыбка исказила ее лицо, она подошла к мужу и прошипела:

– Это была я, Юки-Онна. Это я приходила к тебе тогда и тихо убила твоего учителя! Подлый негодник! Ты нарушил свою клятву хранить тайну! И если бы не наши дети, что спят вон там, я бы убила тебя прямо сейчас! Запомни, если они хоть раз пожалуются, я услышу, я узнаю об этом и в ночь, когда выпадет снег, убью тебя!

Затем Юки-Онна, Снежная Дева, превратилась в белый туман и с пронзительным визгом вылетела в отверстие для дыма, чтобы никогда больше не возвращаться.

Призрачная гостья Кудзаэмона[62]

Бедный крестьянин по имени Кудзаэмон всегда на ночь закрывал ставни на окнах своего скромного жилища и отправлялся спать. Однажды незадолго до полуночи его вдруг разбудил громкий стук в дверь. Кудзаэмон подошел к двери и спросил:

– Кто там? Что вам нужно?

Странный ночной посетитель не сделал попытки ответить, но стал настойчиво просить крестьянина дать ему пищу и ночлег. Осторожный Кудзаэмон отказался впустить незнакомца. И, проверив, что его жилище надежно заперто, хотел было уже снова вернуться в постель, как вдруг увидел стоящую рядом женщину со спадающими до плеч волосами, в струящемся белом платье.

– Где вы оставили свои гэта? – спросил перепуганный крестьянин.

Женщина в белом сказала, что это она стучалась к нему в дверь.

– Мне не нужны гэта, – пояснила она, – ведь у меня нет ног. Я летела над заснеженными деревьями, держа путь в соседнюю деревню. Но встречный ветер сегодня слишком силен, и я решила немного отдохнуть здесь.

Крестьянин сказал, что боится духов, после чего женщина спросила, есть ли у хозяина этого дома буцудан[63].

Обнаружив, что есть, она попросила Кудзаэмона открыть буцудан и зажечь фонарь. Когда это было исполнено, женщина стала молиться перед табличками с именами покойных предков, не забыв упомянуть в молитве имя Кудзаэмона, который все никак не мог успокоиться. Отдав дать уважения у алтаря, гостья сказала крестьянину, что ее имя было О-Ясу и раньше она жила вместе с родителями и мужем по имени Исабуро. Когда же О-Ясу умерла, муж бросил ее родителей. И теперь О-Ясу намеревалась найти Исабуро и убедить его вернуться и помогать старикам.

– О-Ясу погибла в снегопад, значит, перед собой я вижу ее дух, – пробормотал про себя Кудзаэмон.

Но, даже поняв, кто стоит перед ним, он все еще чувствовал страх. Нетвердыми шагами Кудзаэмон подошел к алтарю, повторяя снова и снова:

– Наму Амида Буцу! (Слава Будде Амиде!)

Наконец, устав от переживаний, крестьянин улегся и погрузился в сон. В какой-то момент он проснулся, услышав, как белое создание невнятно простилось и исчезло, не дожидаясь ответа.

На следующий день Кудзаэмон пошел в соседнюю деревню и стал расспрашивать, где живет Исабуро. Оказалось, что тот снова живет со своим тестем. Исабуро поведал Кудзаэмону, что дух его жены в образе Юки-Онны много раз навещал его. Старательно обдумав все случившееся, Кудзаэмон пришел к выводу, что Снежная Дева явилась Исабуро сразу после своего таинственного визита к нему, Кудзаэмону. Поэтому Исабуро пообещал исполнить ее просьбу и вернуться к ее родителям. Но ни его, ни Кудзаэмона больше не тревожила та, что странствует в небесах, когда идет сильный снег.

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   24

Похожие:

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconЯпония слывет одной из самых загадочных и экзотических стран мира. Далекая и близкая, простая и загадочная, она захватывает наше воображение своей экзотикой. И
Япония слывет одной из самых загадочных и экзотических стран мира. Далекая и близкая, простая и загадочная, она захватывает наше...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconЗагадочная Япония
По желанию, обзорная экскурсия в район насыпного острова Одайба (отдельно оплачиваются только транспортные расходы на городской транспорт...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconОрганизация объединенных наций
Рабочей группой по железнодорожному транспорту на ее пятьдесят девятой сессии (trans/SC. 2/204, пункт 30). Предлагаемые изменения...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconОбъединенных наций
Рабочей группой sc. 1 вариант (trans/SC. 1/2002/4/Rev. 3), утвердил окончательный текст пересмотренной Сводной резолюции R. E этот...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconОбъединенных наций
Рабочей группой sc. 1 вариант (trans/SC. 1/2002/4/Rev. 3), утвердил окончательный текст пересмотренной Сводной резолюции R. E этот...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconДайсуки Номура Япония Религиозно-исторические корни менталитета японцев
Менталитет, вера, ценности – эти ключевые моменты истории и культуры всегда находят отражение в конституции и законах каждой страны....

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconУрок по географии на тему «Япония»
Да, это Япония. А понять и узнать эту своеобразную страну нам помогут наши 11-классники. Всем классом они побывали в Японии. Каждая...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconД. А. Нестеренко Территориальное планирование градостроительных структур псковской области как фактор экономического развития, социальной стабильности региона и обороноспособности государства
Дыха, при этом отдельные городские поселения располагаются относительно тесной группой и имеют между собой развитые функциональные...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» icon"Географические и природные особенности культуры"
Япония – самая маленькая из стран Дальнего Востока. Её территория всего 372 тысячи квадратных километров. Рядом с такими гигантами...

Текст представлен группой «Загадочная Япония» iconРасслабляющее воздействие микротитановых частиц на деятельность вегетативной нервной системы мышей Ватару Аои
Ватару Аои – Лаборатория медицинских наук, Высшая школа наук о жизни и окружающей среде, Университет Префектуры Киото, Япония; Кафедра...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница