Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры




Скачать 342.49 Kb.
НазваниеВклад М. В. Ломоносова в развитие культуры
Дата конвертации14.12.2012
Размер342.49 Kb.
ТипДокументы
Тема

Вклад М.В.Ломоносова в развитие культуры

Содержание

1.Краткие биографические сведения

2.Достижения Ломоносова в области химии, физики и других науках

3.Учение о русском красноречии

4.О сочинении «О пользе книг церковных в российском языке»

5. «Российская грамматика» М.В.Ломоносова

6. Поэзия Ломоносова

7. Заключение


Среди славных имён прошлого России есть имя- Михаил Васильевич Ломоносов. Михаил Васильевич Ломоносов (1711-1765) – не просто один из замечательных представителей русской культуры, ещё при жизни М. В. Ломоносова образ его засиял для русских современников светом осуществившейся надежды на силу национального гения.


1.Краткие биографические сведения.

Михаил Васильевич Ломоносов родился 8 ноября (по старому стилю) 1711 года в деревне Мишанинской, приблизительно в 80 км от Архангельска. Как многие жители Поморья, отец Ломоносова занимался морским промыслом. Сын пошел в отца. Огромный рост, физическая сила, бесстрашие сделали из юноши отличного рыбака и дельного помощника. В зимние месяцы, когда работы было меньше, Ломоносов научился грамоте и пристрастился к чтению церковных книг. У одного из своих односельчан четырнадцатилетний Ломоносов увидел две светские книги — "Грамматику" М. Смотрицкого и "Арифметику" Л. Магницкого. В "Грамматике" объяснялись не только правила письма, но и излагались основные приемы стихосложения. А "Арифметика" Магницкого, изданная "повелением благочестивого государя нашего царя Петра I Алексеевича, всея Великия, Малыя и Белыя России самодержца, ради обучения мудролюбивых российских отроков и всякого чина и возраста людей", содержала сведения по математике и физике, по географии и астрономии. Эти две книги потрясли юношу. Он выучил их наизусть, с благодарностью помнил всю жизнь и называл "вратами своей учености».Любовь к знаниям и привела юношу к решению идти учиться в Москву. И вот тайком от отца, пристав к одному из обозов, он добирается до Москвы и, скрыв крестьянское происхождение и выдав себя за холмогорского дворянина,в 1730 году поступает в Славяно-греко-латинскую академию. В академии изучали старославянский, латинский и греческий языки, географию, историю, математику, философию и богословие. В библиотеке имелись книги Платона, Плутарха, Цицерона, Цезаря, Гомера, Овидия и даже труды Галилея и Декарта. Сначала Ломоносов выделялся среди учеников ростом и возрастом, а потом успехами в учении. Обнаруживая блестящие способности, невероятную настойчивость и трудолюбие, он за один год проходит сразу три курса.

Жить приходилось трудно - студенты академии получали десять рублей в год. Позже Ломоносов писал: "Имея один алтын в день жалованья, нельзя было иметь на пропитание в день больше как на денежку хлеба и на денежку кваса, прочее на бумагу, на обувь и другие нужды. Таким образом жил я пять лет, но наук не оставил»

Когда по решению Сената в Петербурге организовали при академии наук "семинарию" для самых способных к учению дворян, Ломоносов попал в список тридцати избранных. При оформлении документов обнаружилось, что он не дворянин. За обман Ломоносова могли наказать - в Холмогорах он числился как беглый крестьянин, не плативший в казну налога. Но архимандрит Феофан Прокопович, кода-то близкий сподвижник Петра I, ценивший людей не за происхождение, а за заслуги и талант, поддержал крестьянского сына. Ломоносов оправдал эту поддержку. Он продолжал удивлять учителей усердием и успехами. Изменились и условия. При Академии наук каждый студент только на питание получал по пять рублей в месяц — половину того, что в Москве выдавали на год. Осенью 1736 года наиболее способных студентов направили в Германию в Марбургский университет для изучения химии и горного дела. Ломоносов вошел в их число. За границей Ломоносов изучает точные науки, философию, иностранные языки и овладевает всеми достижениями современной ему мировой науки.

В 1741 г. Ломоносов вернулся на родину в Петербург. Его зачислили в штат Академии наук адъюнктом, младшим научным сотрудником. Он публикует одну за другой научные работы, делает важнейшие открытия в химии и физике, создает первый в России химический кабинет, проводит уникальные наблюдения прохождения планеты Венера через диск солнца, исследует электрические явления, разрабатывает план северного морского пути. В 1745 г. он становится профессором химии, академиком и, несмотря на противодействие засекших в академии немецких администраторов - «неприятелей наук российских», ведет неутомимую, блестящую по своим результатам научную и литературную деятельность. Ломоносов безгранично любил свою родину и свой народ, неустанно боролся за их интересы. Всю свою жизнь он стремился быть полезным отечеству. Его слова: «На пользу общества коль радостно трудиться» -являются подлинным девизом жизни. Он не занимался надуманными, оторванными от жизни проблемами, а стремился связать науку с нуждами развивающейся отечественной промышленности и всего хозяйства России. Его энциклопедизм поразителен.

Двадцать два года работал он в Академии, закладывая основы передовой отечественной науки.

Имя Ломоносова становится известным. Его первым из русских ученых избирают почетным членом иностранных академий наук. Русская наука в его лице получает европейское признание.


2.Достижения Ломоносова в области химии, физики и других наук


Основным направлением в своей научной работе Ломоносов избрал химию. Значение этой дисциплины в связи с развитием промышленного производства возрастало с каждым годом. Но для внедрения химических опытов нужна была экспериментальная база, лаборатория. Михаил Васильевич разработал проект лаборатории и в январе 1742 года передал его на рассмотрение в академию. И только через шесть лет, после его неоднократных просьб и протестов, руководство Петербургской академии согласилось на постройку химической лаборатории. Она была построена и открыта благодаря усилиям Ломоносова в 1748 году.

Химическая лаборатория стала местом, где Михаил Васильевич в 50-ых годах с громадным увлечением занялся совсем новым и очень своеобразным делом – мозаикой. Задача эта вполне подходила характеру и вкусам Ломоносова: в ней переплеталось изобразительное искусство с химией цветного стекла, оптикой и техникой. Ему пришлось выполнить многие тысячи пробных плавок по изготовлению разных сортов цветного стекла. Ломоносов сам разработал способ получения разноцветных кусочков непрозрачного стекла и из них сделал свыше 40 своих мозаичных работ. Наиболее известны портрет Петра I и «Полтавская баталия» (битва).

Очень печально, что не сохранилось до нашего времени ни химической лаборатории, ни дома на Мойке, где размещалась домашняя лаборатория, ни многочисленных приборов, изготовленных собственноручно Ломоносовым. Остался только замечательный лабораторный дневник “Химические и оптические записи”, который раскрывает огромную экспериментальную работу, охватывающую самые разнообразные научные, инструментальные и технические задачи.

Как гениальный ученый, Ломоносов страстно верил в силу человеческого разума, в познаваемость мира. При этом он определял и верные пути достижения истины. Ломоносов рекомендовал в изучении действительности опираться на опыт, выводить из опыта мысленное рассуждение. “Из наблюдений устанавливать теорию, через теорию исправлять наблюдения – есть лучший всех способ к изысканию правды”, - писал он. Данное высказывание свидетельствует о том, что Ломоносов выступал за союз, как мы бы сказали теперь, теории и практики. И в этом источник многих его успехов в сфере научных исследований.

На первый план здесь надо поставить, вероятно, химические исследования. Михаил Васильевич Ломоносов был самым выдающимся химиком своего времени. Он и официально значился в академии как профессор химии. Химия была его любимицей, страстью, потому что химия, показывающая, как “из нескольких взятых тел порождаются новые”, вела к познанию внутренней структуры веществ, что было (и остается теперь) заветной целью многих наук о неживой материи.Но как подступиться к тому, что сокрыто от человеческого глаза за “семью печатями” владычицей-природой? Нужны эксперименты. Эпоха Ломоносова требовала видимых результатов, годных для практического использования в производстве. Этим объясняется настойчивость, с которой Ломоносов добивался открытия при академии химической лаборатории, без которой невозможно проведение даже элементарных химических анализов.

Еще до постройки лаборатории Михаил Васильевич предложил ряд новых химических решений. Так, он разработал более совершенные способы весового анализа. В диссертации “О действии химических растворителей вообще” (1744) Ломоносов пришел к выводу о том, что растворение металлов в кислоте осуществляется посредством давления воздуха. Получив в свое распоряжение химическую лабораторию, ученый смог подтвердить прежние свои научные догадки и высказать новые.

В особенности большое значение имеет открытый им закон о сохранении материи, точнее – веса и движения. Обоснование этого закона впервые дано Ломоносовым в письме к Л.Эйлеру. Там он писал: “Но все встречающиеся в природе изменения происходят так, что если к чему-либо нечто прибавилось, то это отнимается у чего-то другого. Так, сколько материи прибавляется к какому-либо телу, столько же теряется у другого, сколько часов я затрачиваю на сон, столько же отнимаю у бодрствования и т.д. Так как это всеобщий закон природы, то он распространяется и на правила движения: тело, которое своим толчком возбуждает другое к движению, столько же теряет от своего движения, сколько сообщает другому им двинутому”. В работе “Об отношении количества материи и веса” (1758) и в “Рассуждении о твердости и жидкости тел” (1760) открытый Ломоносовым “всеобщий естественный закон” получил полное обоснование. Обе работы были опубликованы на латинском языке, следовательно, были известны и за пределами России. Но осознать значение сделанного Ломоносовым многие ученые тех лет так и не смогли.

Не менее ценными были исследования Ломоносова в области физики. Собственно физика и химия в опытах, в теоретических анализах ученого дополняли друг друга. В этом также сказывалось его новаторство как ученого, который не оставлял без внимания никакие стороны эксперимента. В итоге он стал родоначальником новой науки – физической химии.

До наших дней дошел перечень того, что Михаил Васильевич Ломоносов сам считал наиболее важным среди своих результатов в области естественных наук. На втором месте в этом списке стоят исследования по физической химии и, в особенности, по теории растворов.В теории растворов важное значение имеет разделение растворов на такие, при образовании которых теплота выделяется, и на такие, для составления которых нужно затратить тепло. Ломоносов исследовал явления кристаллизации из растворов, зависимость растворимости от температуры и другие явления.

В основе всех его теоретических заключений были законы постоянства материи и движения.

Мнение свое о неизменности вещества ученый доказывал химическими опытами. В 1756 году он делает такую запись: “Делал опыты в заплавленных накрепко стеклянных сосудах, чтобы исследовать, прибывает ли вес металлов от чистого жару. Оными опытами нашлось, что … без пропущения внешнего воздуха вес отожженного металла остается в одной мере”. Увеличение веса металла при обжигании он приписывал соединению его с воздухом.

Ломоносов вплотную подошел к понятию абсолютного нуля. Он утверждал: «...невозможна высшая и последняя степень теплоты как движения. Наоборот, то же самое движение может настолько уменьшиться, что тело достигает, наконец, состояния совершенного покоя и никакое дальнейшее уменьшение движения невозможно. Следовательно, по необходимости должна существовать наибольшая и последняя ступень холода, которая должна состоять в полном прекращении... движения частиц».

В ХVIII веке в России, как и в Европе, начинается активное изучение электрических явлений. М.В.Ломоносов занимается (совместно с Г.В.Рихманом) исследованиями атмосферного электри­чества, сконструировав для этих целей установку, названную громовой машиной.
Громовая машина представляла собой заостренный железный шест, установленный на крыше дома. От железного шеста в дом шла проволока. Конец этой проволоки был соединен с электриче­ским указателем, т.е. с простейшим электрометром, изобретенным Рихманом.
С громовой машиной и Рихман и Ломоносов проделали много опытов. Ломоносов открыл, что электрические заряды в атмосфере появляются не только во время грозы, но и без нее. На основе своих опытов Ломоносов создал первую научную теорию образования электричества в атмосфере.

Большое внимание М.В.Ломоносов уделял развитию научных исследований в области строения земной коры. Михаил Васильевич Ломоносов является основоположником русской геологии.В молодости Ломоносов посетил в Германии много рудников. Осматривая в них разрезы земной коры и изучая образцы горных пород, он приобрел большие геологические познания. По возвращении на родину, заботясь о развитии горного дела, Ломоносов стал изучать образцы руд и минералов, которые присылали ему со всех концов России. Накопленные геологические знания он изложил в сочинении «О слоях земных». Ломоносов интересовался вопросом происхождения материков. Он полагал, что одни части земной коры медленно поднимались и образовали материки; другие же постепенно опускались, на них скапливались атмосферные осадки и возникали океаны. Какие же силы поднимали или опускали отдельные участки земной коры? Ломоносов приписывал эти явления действию внутренних. сил Земли. Он писал, что «сила, поднявшая таковую тяжесть, ничему приписана быть не может, как господствующему жару в земной утробе».Но Ломоносов не упускал из виду и действия внешних сил природы: ветра, текучих вод и смены температур. «Известно,— писал он,— сколько у нас в России перемен делают по весне великие реки... во всем свете рудокопы не перероют столько земли, не опровергнут камней во сто лет, сколько одной весной разрушают оных льды и быстрины беспримерных вод российских». Все эти мысли великого русского ученого оказались справедливыми. С ними согласна и современная наука.

Михаил Васильевич Ломоносов писал о важности исследований Арктики, о том, что русским мореходам надлежит проторить путь через северные моря в Тихий океан.

Глубоким убеждением, что Северный морской путь будет открыт русскими мореходами, проникнуты поэтические строки Ломоносова:

Напрасно строгая природа

От нас скрывает место входа

С брегов вечерних на восток.

Я вижу умными очами,

Колумб Российский между льдами

Спешит и презирает рок.

Ему принадлежит специальная работа, в которой он обосновал возможность плавания из Северного Ледовитого океана в Тихий. Она называется «Краткое описание разных путешествий по северным морям и показание возможного проходу Сибирским океаном в Восточную Индию». Эта работа далеко опередила свое время. В ней Ломоносов впервые научно разработал идею открытия и освоения Северного морского пути. Он сделал выдающиеся по своему значению для науки выводы о свойствах и происхождении полярных льдов и о других особенностях арктической природы.

Многолетняя и целенаправленная работа с историческими источниками и исторической литературой превратила Ломоносова к 1749 г. в высокопрофессионального историка. Об уровне квалификации Ломоносова в этой области знаний свидетельствует его отношение к источникам, и этот уровень диктовался как предыдущими занятиями историей, так и всем кругом научных интересов Ломоносова, в котором он показал себя уже выдающимся ученым, в совершенстве владеющим методами научного познания.В 1865 г. П.А. Лавровский, справедливо сказав, что Ломоносов для России "был и есть беспримерным явлением, недосягаемым великаном", констатировал, что он в обработке русской истории, как и на "не открытой прежде почве" русского языка, натолкнулся "также на неподготовленную еще почву и вынужден был сам и удобрять, и вспахивать, и засевать и боронить ее", совершив тем самым "многотрудный подвиг".

Ломоносов – первый отечественный ученый, который начал читать лекции на русском языке. Это было очень важно для просвещения народа, так как многие не знали иностранных языков, а тем более латыни. Столичная газета «Санкт-Петербургские ведомости» сообщала 24 июня 1746 г.: «Сего июня 20 дня... той же Академии профессор Ломоносов начал о физике экспериментальной на российском языке публичные лекции читать».

Чтобы способствовать развитию отечественной науки, Ломоносов добился создания пер­вого в стране Московского университета, носящего теперь его имя.


3.Учение о русском красноречии.

Проблемы языковой стилистики и красноречия интересовали М. В. Ломоносова еще со студенческих лет. Первую краткую Риторику он написал, когда ему было 32 года; рукопись датируется, предположительно, 1743 годом. Ее полное название: «Краткое руководство к риторике на пользу любителей сладкоречия». История этой рукописи весьма примечательна.

Известно, что научная деятельность молодого русского ученого принималась в штыки академической средой того времени, в которой царило засилье чужеземных ученых, особенно много было немцев. Так, академик Г. Ф. Миллер (историограф, конференц- секретарь Академии наук) на заседании Конференции 16 марта 1744 года при рассмотрении русской Риторики высказал такое мнение: «...Я полагаю, что следует написать автору свою книгу на латинском языке, расширить и украсить ее материалом из учения новых риторов и, присоединив русский перевод, представить ее Академии» (Ломоносов М. В. Поли. собр. соч. Т. 7. Приложения. М.~ Л., 1952, с. 792). Этот, первый, вариант русской Риторики был единодушно отвергнут академиками-немцами. Однако Ломоносов «ослушался» и свою вторую, «пространную», Риторику написал так

же по-русски, простым, доходчивым и образным языком. Ее первое издание появилось в 1748 году под названием «Краткое руководство к красноречию. Книга первая, в которой содержится риторика, показующая общие правила обоего красноречия, то есть оратории и поэзии, сочиненная в пользу любящих словесные науки».

Смелое новаторство проявилось прежде всего в том, что обе риторики представляли собой первые русские и общедоступные руководства по красноречию. Все доломоносовские риторики, написанные на латинском или на трудном для понимания церковнославянском языке, были рассчитаны на узкий круг читателей. Кроме того, впервые за всю историю создания риторик на Руси ее автором был не представитель духовенства, а ученый. Справедливо поэтому высказывание о том, что «появление Риторики Ломоносова освобождало тем самым теорию словесного искусства от церковной опеки, тяготевшей над ней в течение многих веков и тормозившей ее развитие» (Ломоносов М. В. Полн. собр. соч. Т, 7, с. 793).

Множество противников, с которыми Ломоносову приходилось скрещивать копья, не могли помешать блестящему успеху Риторики. Книга была одной из самых популярных; в канцелярии Академии сохранился рапорт о том, что «купцы [книготорговцы] беспрестанно спрашивают» Риторику Ломоносова. Первое издание книги не удовлетворило спроса; неоднократно поднимался вопрос о её переизданиях: в XVIII веке она выдержала семь изданий (последнее- 1797); в начале XIX века -два (1805 и 1810).

Это сочинение стало настольной книгой всех образованных читателей XVIII века и принесло ученому громкую славу. Особенно ценили Риторику просвещенные мыслители того времени. В. Н. Татищев в своей «Истории Российской» назвал ее «особливо изрядной, хвалы достойной». Этому немало способствовала общая патриотическая направленность сочинения. В издании 1759 года, например, Ломоносов писал о могуществе русского языка: «Язык, которым Российская держава великой части света повелевает, по ея могуществу имеет природное изобилие, красоту и силу, чем ни единому европейскому языку не уступает. И для того нет сумнения, чтобы российское слово не могло приведено быть в такое совершенство, какому в других удивляемся» (Ломоносов М. В. Полн, собр. соч. Т. 7, с. 92).

Учение о красноречии, по мнению Ломоносова, должно состоять из трех крупных разделов: I - риторика как общее учение о красноречии, относящееся к прозе и поэзии; II - оратория (собрание наставлений к сочинению речей в прозе, например как следует сочинять цроповеди, истории, учебные книги); III - учение о стихотворстве или поэтика, в котором должно быть показано, как сочиняются гимны, оды, комедии, сатиры и стихотворения. Из этого плана Ломоносовым был осуществлен только первый раздел; второй и третий, если и были написаны, до нас не дошли. Однако и в первой книге (названной выше) учение о красноречии выраже­но в четком и относительно завершенном виде.

Излагая свои взгляды на «материю риторическую» («все, о чем говорить можно»), автор использовал как письменные, так в произнесенные (а затем записанные) образцы речи. Вместе с тем само определение ориентировано только на искусство ораторской речи: «Красноречие есть искусство о всякой данной материи красно говорить и тем преклонять других к своему об оной мнению». Однако в иллюстрациях к основным положениям риторики Ломо­носов обращается к самым разным жанрам не только устной, ораторской, но а письменной, особенно часто к художественной (прозаической и стихотворной) речи.

Создавая учение о красноречии, Ломоносов опирался на опыт, накопленный в истории науки. Он критически обозревал сделанное, оставлял лучшее, что было до него написано, и отбрасывал все, что не соответствовало его замыслу и представлениям о нормализации русского литературного языка. Был использован опыт античных теоретиков красноречия — Аристотеля, Горация, Квинтилиана и др., а также авторитетные риторики прошлого столетия и различные современные ему труды. Но прежде всего он стремился к утверждению национально-исторического начала в отечественной культуре. Вобрав в себя богатство идей предшественников, учение о красноречии, ориентированное на русский литературный язык, было поднято Ломоносовым на новую, более высокую ступень.

В «пространной» Риторике «Краткое руководство к красноречию. Книга первая...» выделены три основные (традиционные) части: О изобретении; О украшении; О расположении. Первая часть книги посвящена искусству сочинения речей: «Изобретение риторическое есть собрание разных идей, пристойных предлагаемой материи, Идеями называются представления вещей или действий в уме пашем...» (§ 3); «...правила... предложены больше для того, чтобы всяк, читая исторические и другие описаниями и повествованиями богатые книги, примечая в них то, что их особливо украшает. Кто сие наблюдать будет, тот много найдет, чего ни в каких риторических правилах нет, и для того правила для себя по найденным примерам составить или одна примеры в свою пользу употреблять может» (§ 314).Вся эта часть дает образец многостороннего освещения темы. В ней перекрещиваются и сливаются в единое целое идеи логики, социальной психологии и собственно лингвистики. Логика и грамматика здесь идут рука об руку, причем берут верх собственно лингвистические характеристики, относящиеся к нормам русского литературного языка. Работая над Риторикой, Ломоносов в то же время собирал материал для будущей «Российской грамматики».

Ломоносов говорит о том, что выступление должно быть логично построено, грамотно написано и излагаться хорошим литературным языком. Он подчеркивает необходимость тщательного отбора материала, правильного его расположения. Примеры должны быть не случайными, а подтверждающими мысль выступающего. Их надо подбирать и готовить заранее.

При публичном выступлении («распространении слова») «наблюдать надлежит: 1) чтобы в подробном описании частей, свойств и обстоятельств употреблять слова избранные и убегать (избегать) весьма подлых, ибо оне отнимают много важности и силы и в самых лучших распространениях; 2) идеи должно хорошие полагать напереди (ежели натуральный порядок к тому допустит), которые получше, те в середине, а самые лучшие на конце так, чтобы сила и важность распространения вначале была уже чувствительна, а после того отчасу возрастала».

Далее Ломоносов пишет о том, как пробудить в слушателях любовь и ненависть, радость и страх, благодушие и гнев, справедливо полагая, что эмоциональное воздействие часто может оказаться сильнее холодных логических построений.

«Хотя доводы и довольны бывают к удовлетворению о справедливости предлагаемыя материи, однако сочинитель слова должен сверх того слушателей учинить страстными к оной. Самые лучшие доказательства иногда столько силы не имеют, чтобы упрямого преклонить на свою сторону, когда другое мнение в уме его вкоренилось... Итак, что пособит ритору, хотя он свое мнение и основательно докажет, ежели не употребит способов к возбуждению страстей на свою сторону?..

А чтобы сие с добрым успехом производить в дело, то надлежит обстоятельно знать нравы человеческие... от каких представлений и идей каждая страсть возбуждается, и изведать чрез нравоучение всю глубину сердец человеческих...Страстию называется сильная чувственная охота или неохота... В возбуждении и утолении страстей, во-первых, три вещи наблюдать должно: 1) состояние самого ритора, 2) состояние слушателей, 3) самое к возбуждению служащее действие и сила красноречия.

Что до состояния самого ритора надлежит, то много способствует к возбуждению и утолению страстей: 1) когда слушатели знают, что он добросердечный и совестный человек, а не легкомысленный ласкатель и лукавец; 2) ежели его народ любит за его заслуги; 3) ежели он сам ту же страсть имеет, которую в слушателях возбудить хочет, а не притворно их страстными учинить намерен».Чтобы воздействовать на аудиторию, лектор должен учитывать возраст слушателей, их пол, воспитание, образование и множество других факторов.«При всех сих надлежит наблюдать время, место и обстоятельства. Итак, разумный ритор при возбуждении страстей должен поступать как искусный боец: умечать в то место, где не прикрыто».

Произнося слово, надо сообразовываться с темой выступления, подчеркивает Ломоносов. В соответствии с содержанием лекции необходимо модулировать голос, повышая или понижая его, так, чтобы «радостную материю веселым, печальную плачевным, просительную умильным, высокую великолепным и гордым, сердитую произносить гневным тоном... Ненадобно очень спешить или излишнюю протяженность употреблять, для того, что от первого слова бывает слушателям невнятно, а от другого скучно».

Как отмечали современники, Риторика была также первой отечественной хрестоматией, содержавшей лучшие образцы античной, европейской и отечественной литературы. Для иллюстраций теоретических положений Ломоносов сделал ряд прекрасных переводов в прозе и в стихах, опубликовал оду «Вечернее размышление о божием величестве при случае великого северного сияния» и придавал этой публикации большое значение, так как первым высказался о научной природе северных сияний. Переводы и оригинальные произведения были сами по себе столь блистательны по пышности и великолепию слога, что производили па читателей неизгладимое впечатление. В этом отношении любопытен один эпизод из истории литературы. Художественные описания соловья и павлина, приведенные Ломоносовым в § 58, вдохновили Державина, который сочинил под влиянием этих текстов две «пиесы» — «Соловей» и «Павлин».

Вторая часть книги - «О украшении» содержит положения, наиболее известные и традиционные для риторик и поэтик. Центральное определение вводит в круг понятий и представлений о том. что составляет суть темы: «Украшение есть изобретенных идей пристойными и избранными речениями изображение. Состоит в чистоте штиля, в течении слова, в великолепии и силе оного» (§ 164). Первое зависит от основательного знания языка, от частого чтения хороших книг и от обхождения с людьми, которые говорят чисто».Рассматривая плавность течения слова, Ломоносов обращает внимание на продолжительность словесных периодов, чередование ударений, воздействие на слух каждой буквы и их сочетаний. Украшению речи способствует включение в нее аллегорий и метафор, метонимий и гипербол, пословиц и поговорок, крылатых выражений и отрывков из известных сочинений. Причем все это надо употреблять в меру, добавляет ученый. Автор пропагандирует нормы яркого, лаконичного, эмоционального стиля, восходящего к истокам русской народной речи.

Книга по риторике была новаторской во многих отношениях. До этой работы русские грамматисты не занимались ни теорией предложения, ни проблемой деления речи на периоды, ни стилистической композицией и компоновкой текста или устного выступления. Впервые эти вопросы стали объектом изучения и рассмотрения ученым в третьей части — «О расположении». Давая весьма общее определение: «Расположение есть изобретенных идей соединение в пристойный порядок», автор излагает эту тему детально и всесторонне, повествует о том, как надо размещать материал, чтобы он произвел наилучшее, наисильнейшее впечатление на слушателей. «Что пользы есть в великом множестве разных идей, ежели они не расположены надлежащим образом? Храброго вождя искусство состоит не в одном выборе добрых и мужественных воинов, но не меньше зависит и от приличного установления полков».Ломоносов в этой части Риторики делает детальный стилистический анализ образцов разных типов речей, что было весьма актуальным для того времени. И далее автор на многочисленных примерах поясняет сказанное.

Важно отметить, что Ломоносов не только систематизировал приемы и средства ораторской речи. Он дал острые социально-речевые характеристики разных жанров современных ему публичных выступлений, в частности «разговоров» и диалогов, весьма распространенных в то время в нравоучительной европейской литературе Я. М. Карамзин назвал Ломоносова «отцом российского красноречия». Действительно, будучи признанным главой первой русской филологической школы, Ломоносов сыграл огромную роль в развитии учения о красноречии в России.

Сам Ломоносов, как свидетельствуют современники, был выдающимся ритором. Это признавали даже его недруги. Враг ученого Шумахер писал одному из своих корреспондентов: «Очень бы я желал, чтобы кто-нибудь другой, а не господин Ломоносов произнес речь в будущее торжественное заседание, но не знаю такого между нашими академиками. Оратор должен быть смел и некоторым образом нахален. Разве у нас есть кто-либо другой в Академии, который бы превзошел его в этом качестве». Здесь сквозь явное недоброжелательство просматривается невольное признание риторических способностей. Выступления ученого всегда привлекали множество слушателей и проходили с неизменным успехом. Известный русский просветитель Н.И. Новиков вспоминал, что слог Ломоносова «был великолепен, чист, тверд, громок и приятен», а «нрав он имел веселый, говорил коротко и остроумно и любил в разговорах употреблять острые шутки».В качестве иллюстраций ораторского искусства Ломоносова, его умения образно и интересно рассказывать об успехах и достижениях науки, понятно объяснять дотоле неизвестное рассмотрим два примера. Первый – «Слово о пользе химии, в публичном собрании императорской Академии наук сентября 6 дня 1751 года говоренное Михаилом Ломоносовым». Начинается оно так: «Рассуждая о благополучии жития человеческого, слушатели, не нахожу того совершеннее, как ежели кто приятными и беспорочными трудами пользу приносит... Приятное и полезное упражнение, где способнее, как в учении, сыскать можно? В нем открывается красота многообразных вещей и удивительная различность действий и свойств... Им обогащающийся никого не обидит затем, что неистощимое и всем общее предлежащее сокровище себе приобретает».

Говоря о пользе учения, о необходимости приобретения знаний, ученый показывает, насколько образованный человек отличается в лучшую сторону от невежественного. И призывает учиться, познавать новое. «Представьте, что один человек немногие нужнейшие в жизни вещи, всегда перед ним обращающиеся, только назвать умеет, другой не токмо всего, что земля, воздух и воды рождают, не токмо всего, что искусство произвело чрез многие веки, имена, свойства и достоинства языком изъясняет, но и чувствам нашим отнюдь не подверженные понятия ясно и живо словом изображает. Один выше числа перстов своих в счете производить не умеет, другой не токмо... величину без меры познавает, не токмо на земли неприступных вещей расстояние издалека показать может, но и небесных светил ужасные отдаления, обширную огромность, быстротекущее движение и на всякое мгновение ока переменное положение определяет... Не ясно ли видите, что один почти выше смертных жребия поставлен, другой едва только от бессловесных животных разнится; один ясного познания приятным сиянием увеселяется, другой в мрачной ночи невежества едва бытие свое видит?»

Учение о красноречии Ломоносова было огромным шагом вперед в развитии науки о языке. Оно открывало новые перспективы в нескольких направлениях. Именно на страницах «пространной» Риторики поднимались те кардинальные проблемы, к которым впоследствии обращались современники Ломоносова, его преемники и последователи, так же, как и его противники. Это прежде всего вопросы о взаимоотношениях русского и церковнославянского языков; о трихотомии (тройственном делении) стилей и закономерностях употребления стилистических единиц речи и, наконец, о языковом мастерстве оратора или писателя. В Риторике были высказаны основные мысли, которые в дальнейшем составили программу всей филологической деятельности Ломоносова.

4.О сочинении «О пользе книг церковных в российском языке»

Ломоносов, как никто до него, почувствовал огромные возможности, таящиеся в русском языке, его «природное изобилие, красоту и силу». Однако эти возможности не были широко использованы. Литературным языком еще оставался средневековый, церковнославянский язык, оторванный от живой, разговорной речи. И литературный язык, и разговорная речь, были засорены чрезмерно большим количеством иностранных слов. Сблизить литературную и разговорную речь обеспечить целостность и самостоятельность национального русского языка — на это и были направлены усилия Ломоносова. И ему многое удалось сделать в этом отношении.

Для того чтобы внести известный порядок в литературный язык, разумно ограничить употребление церковнославянских и иностранных слов и оборотов, Ломоносов распределил весь словарный состав славяно-российского языка по трем группам -«штилям», прикрепив к каждому из них определенные литературные виды (жанры).

Церковнославянские слова, устаревшие и ставшие малопонятными, он совсем исключил из литературной речи. Те же из них, которые были «россиянам вразумительны», допускались к употреблению преимущественно в так называемых высоких жанрах - оде, героической поэме и т. п., в силу особой своей торжественности, приподнятости отделявшихся от простой, обыденной речи. Наоборот, литературные произведения, содержание которых ближе к жизни,- драматические произведения, сатиры—должны были писаться «средним штилем» — языком менее книжным, более близким к разговорному. Наконец, для «описания обыкновенных дел», сочинения комедий, эпиграмм, песен, дружеских посланий следовало применять «низкий штиль», в котором могут употребляться и простонародные слова. Изгонялись из языка и ненужные иностранные слова - варваризмы.

Разделение литературного языка на «три штиля», резко отграниченные друг от друга, было связано с теорией классицизма и в дальнейшем стало стеснять писателей. Следующий шаг в совершенствовании литературного языка сделал Карамзин. Полный простор свободному развитию языка художественной литературы открыло творчество Пушкина, который в основном продолжил и развил начатую Ломоносовым работу по созданию русского национального языка.

Литературная деятельность гениального поэта-ученого — его поэтическое творчество, его работы в области языка и стиха-имела исключительно большое значение для развития русской литературы. Недаром «Петром Великим русской литературы» назвал Ломоносова В. Г. Белинский

5.«Российская грамматика» М.В.Ломоносова

Сведения о начале работы Ломоносова по русской грамматике мы имеем с 1751 года, до этого Ломоносов собирает богатейший материал для создания «Российской грамматики». В этом труде Ломоносовым было проведено всестороннее исследование языка и в произносительной системе (аканье, большой план грамматических статей об ударении слов, устанавливает жесткие нормы для произношения, много материала относящегося к морфологической системе (спряжение, склонение, словообразованию и т.д.) «Российская грамматика» — одно из главных филологических сочинений М. В. Ломоносова и одно из важнейших по значимости в истории русской филологии. Первая печатная (типографски изданная) русская научная грамматика на родном языке. Ломоносов начал работать над «Российской грамматикой» в 1749 г. 20 сентября (по старому стилю) 1755 г. Ломоносов преподнёс перебеленную рукопись «Российской Грамматики» великому князю Павлу Петровичу. Из печати книга (тираж — 1200 экз.) вышла в январе 1757 г. На титульном листе 1-го изд. указан не год выхода «Российской грамматики» в свет, а 1755 г. Аналогично — 1755 годом — помечены и все последующие издания «Российской грамматики» XVIII в.: 2-е изд.(1765), 3-е (1771), 4-е (1777), 5-е (1784). В 1764 г. в Петербурге «Российская грамматика» вышла в переводе на немецкий язык.

«Российская грамматика» состоит из шести «наставлений». Наставления разделены на главы, главы — на параграфы. Наставление первое («О человеческом слове вообще») посвящено общим вопросам грамматики «вообще» и русской грамматики в частности. Согласно Ломоносову, язык человеку дарован Творцом. Язык — «первейшее» проявление человека как существа разумного. Основные функции языка — коммуникативная и когнитивная (как следствие того, что язык — проявление разума). Из всех возможных способов передачи информации (жест и пр.) наиболее совершенным является тот, что связан со звуком: «Но коль велика творческая премудрость: одарил нас словом, одарил слухом. Определенные к ним члены коль хитро устроены, невозможно и помыслить без удивления о неизреченном разуме, без глубочайшего благоговения и благодарения к щедроте всевышнего строителя мира». Рассматривая свойства звука (любого, а не только звука человеческой речи), Ломоносов говорит, что они зависят от «выходки», «напряжения», «протяжения» и «образования». Звук человеческой речи есть «неразделимая часть слова». При том, что толкование звука речи сходно с современной интерпретацией фонемы (нечленимая единица языка) и при том, что, по Ломоносову, «неразделимые части слова изображаются» буквами, специальных терминов, которые различали бы понятие звука и буквы, в «Российской грамматике» нет. Звуки и собственно буквы равно именуются буквами, что иногда дает результатом фактическое смешение звуков и букв. Перечислив органы речи, Ломоносов указывает, что «движения органов суть двояки» и это приводит к различению гласных и согласных звуков. Анализируются особенности гласных и согласных звуков и предлагаются их классификации. Гласные разделяются на «тонкие» (или «острые»): я,ѣ, и, i^о, ю и «дебелые», (или «тупые»): а, е, ы, о, у. Согласные распадаются на губные: б, в, м, п, ф, зубные: ж, з, с, ш, язычные: д, л, н, р, т, ц, ч, поднебные: г1 (в слове глаз), к, гортанные: г2 (в слове благо), х. Кроме того, согласные подразделены (по терминологии того времени) на «твердые» (п, ф, с, ш, р, т, ц, ч, к, х) и «мягкие» (б, в, м, ж, з, д, л, н, г1, г2). Это противопоставление полностью соответствует современному разбиению согласных по глухости / звонкости (за исключением р, отнесенного Ломоносовым к «твердым»). Гласные являются организующим центром «складов» (слогов). Склад может состоять из одной гласной («буквы»), одной гласной и одного или нескольких согласных (зе-мля). Слоги русского языка бывают ударными и безударными. Склад «составляет нередко целое речение»: я, и, ты.

Рассмотрены общие вопросы классификации «знаменательных [т.е. «знаменующих», обозначающих что-то] частей слова» (частей речи) и семантические, морфологические и синтаксические свойства последних. Знаменательных частей слова 8: имя, местоимение, глагол, причастие, наречие, предлог, союз, междометие. Причастие интерпретируется как отдельная часть речи: служит «для сокращения соединением имени и глагола в одно речение». Части речи распадаются на главные (имя, глагол) и вспомогательные, или служебные (шесть остальных). Помимо этого, в морфологическом отношении части речи разбиты на «склоняемые» (т.е. изменяемые: имя, местоимение, глагол, причастие) и «несклоняемые» (остальные). Кратко освещен вопрос о способах образования слов («произвождением», или «наращением складов»: гора → горница; «сложением»: рука + мою → рукомойникъ).

Во втором наставлении («О чтении и правописании российском») подняты проблемы графики, орфографии, орфоэпии. По мнению Ломоносова, русская азбука должна включать в себя 30 букв (А, Б, В, Г, Д, Е, Ж, З, И, К, Л, М, Н, О, П, Р, С, Т, У, Ф, Х, Ц, Ч, Ш, Ъ, Ы, Ь, Ѣ, Ю, Я). Проанализировав принципы соотнесенности звуков и букв, свойственные русскому языку, Ломоносов предложил исключить из русского письма буквы i, щ, э, i^о (по-видимому, ввести i^о в русский алфавит первым предложил В. Н. Татищев). I не нужна, потому что «произносится так же, как и». Щ произносится как сочетание звуков ш и ч и имеет не больше прав на существование, нежели буквы ѯ и ѱ (поскольку также обозначают сочетания звуков к и с, п и с). Буква э передает звук, характерный главным образом «иностранным выговорам»; «для чужестранных выговоров вымышлять новые буквы весьма негодное дело», и «старая» буква е, «имея несколько разных произношений» (по Ломоносову, пять), вполне достаточна, чтобы обеспечить правильное восприятие и разное произношение слов, в том числе етотъ [этот] и ей [йей] (а также копье [копьйо]). Диграфы («двуписьменные начертания») типа i^о не свойственны русской азбуке, впрочем, «употреблять в нужных случаях» i^о можно. По разным причинам не все предписания Ломоносова были приняты. Однако, хотя бы и частично, они сказываются на русском письме до сих пор. Так, в 1797 г. Н. М. Карамзин ввел букву ё. Заменив собою «двуписьменное начертание» i^о (что, в принципе, сделало более ясным фонетическое содержание буквы е), буква ё тем не менее и в настоящее время не является обязательной (чаще пишется елка, а не ёлка). Классификация собственно букв в «Российской грамматике» несколько отличается от классификации звуков. Буквы подразделяются на «самогласные» (соотносятся с гласными звуками), «согласные» и «безгласные» (ъ, ь). Согласные делятся на «твердые», «мягкие» и «плавные» (в, л, м, н, р). Из описания особенностей «произношения букв» можно заключить, что Ломоносов практически осознавал наличие в русском языке особого звука й [j] (хотя по традиции и толковал его в качестве краткой разновидности и) и был уже достаточно близок к осознанию оппозиции согласных по признаку твердости/мягкости (t — t'). Орфоэпические рекомендации «Российской грамматики» опираются на специфику «московского наречия»: «Московское наречие не токмо для важности столичного города, но и для своей отменной красоты прочим справедливо предпочитается …». Ведущим орфографическим принципом Ломоносов провозглашает морфологический (в отличие от В. Е. Адодурова и В. К. Тредиаковского, высказывавшихся, хотя бы и только в области отражения на письме согласных звуков, в пользу фонетического, «звукового» принципа): «ежели положить, чтобы по сему выговору [московскому] всем писать и печатать [напр.: хачу, гавари], то должно большую часть России говорить и читать снова переучивать насильно».

Третье наставление («О имени») содержит подробные сведения о морфологических, семантических и словообразовательных свойствах существительных, прилагательных и числительных, в совокупности, по традиции греческих грамматик, трактуемых как одна «знаменательная часть слова». В главе «О родах имени» устанавливается соответствие между родовыми классами (четыре: мужеский, женский, средний и общий) и формой существительных (например: «которые на и и ъ кончаются, суть мужеского рода: сарай храмъ»). Центральным разделом наставления являются главы «О склонениях» и «Содержащая особливые правила склонения». «Склонений в российском языке пять: четыре существительных и одно прилагательных». К 1-му склонению отнесены существительные типа слуга, изба, дядя; к 2-му — соколъ, злодей, якорь, спасенiе, солнце; к 3-му — «имена среднего рода, кончающиеся на я» (семя, жеребя); к 4-му — имена «женского рода, кончающиеся на ь» (добродетель). Ломоносов тщательно описывает не только падежно-числовые окончания (в том числе и вариантные) существительных и прилагательных, но и изменения в основах, сопровождающие склонение (небо — небеса, горшокъ — горшка и т.д.) и образование кратких форм прилагательных (кроткой, но кротокъ). Рассмотрено образование степеней сравнения прилагательных: положительный (богатый), рассудительный (веселее), превосходный (пребогатый, самой скверной) «степень». О формах с приставкой наи- Ломоносов замечает: «Новые превосходные, с польского языка взятые, с приложением наи: наилутчий, наичистйший российскому слуху неприятны».

Наставление четвертое («О глаголе») полностью посвящено глаголу: специфике его формо- и словообразования, семантике и функционированию форм. Наклонений у глагола три: изъявительное (пишу), повелительное (пиши) и «неокончательное» (писать). По Ломоносову, специальных глагольных форм желательного и сослагательного наклонений в русском языке нет («вместо оных употребляют изъявительное с приложением союзов»). Временных форм 10. Настоящее (трясу). 6 прошедших: неопределенное (трясъ), однократное (тряхнулъ), совершенное (написалъ), давнопрошедшее первое (тряхивалъ), давнопрошедшее второе (бывало трясъ), давнопрошедшее третье (бывало трясывалъ). 3 будущих: неопределенное (буду трясти), однократное (тряхну), совершенное (напишу). Глагол имеет 6 залогов: действительный (мою), страдательный (есть прославляемъ), возвратный (моюсь), взаимный (знаюсь), средний (сплю), общий (боюсь). Спряжений два. Причем спряжение Ломоносов трактует одновременно и в узком (изменение по лицам), и в широком смысле (вся система форм глагола, включая причастия и деепричастия). Глаголы разбиваются на личные и безличные; правильные и неправильные (даю, емъ, хочу); полные, неполные («полный глагол имеет все наклонения, времена, лица и числа; неполный глагол чего-нибудь из оных лишен, как: очутился, довелось») и «изобилующие» («имеют два разных окончания в одном знаименовании: колеблю и колебаю»).

В наставлении пятом («О вспомогательных или служебных частях слова») рассматриваются местоимения, наречия, предлоги (предлоги в «Российской грамматике» еще не разделяются с приставками), союзы; предлагаются их классификации. В этом же наставлении Ломоносов еще раз обращается к причастиям, фиксируя внимания читателя на некоторых их особенностях, которые не были обсуждены в наставлении о глаголе. Очевидна определенная нелогичность рассмотрения причастий в рамках вспомогательных (служебных) частей речи, что, по-видимому, ощущал и сам Ломоносов (ср.: «О причастиях хотя выше сего в спряжении глаголов показано, однако же кратко, и для того здесь надлежит изъяснить пространнее»).

Наставление шестое («О сочинении» частей слова») посвящено вопросам синтаксической сочетаемости частей речи. Терминов типа «управление», «примыкание» и подобных как таковых еще нет (впрочем, ср.: «Имена прилагательные, местоимения и причастия должны с существительными, к которым прилагаются, должны быть согласны в роде, числе и падеже»), но техника и особенности синтаксических связей продемонстрированы отчетливо. Анализируя сочетаемость слов, Ломоносов не ограничивается только формальной стороной дела. Он показывает важность смысловой сочетаемости слов. Действительно, синтаксис не есть просто формальное связывание слов. Синтаксис — это связывание («сочинение») смыслов с использованием определенных формальных механизмов. Учения о простом предложении и синтаксических единицах, бóльших, чем простое предложение, в «Российской грамматике» нет (за исключением самых общих и кратких сведений на этот счет в главе 5-ой первого наставления). Однако, согласно грамматическим представлениям того времени, это учение должно было содержаться не в курсе грамматики, а в риторике. Риторика и грамматика составляют одно целое: грамматика объясняет устройство языка, риторика учит, как правильно строить речь. Об одном из побудительных стимулов к составлению грамматики Ломоносов писал: «Особливо для того выдаю [«Российскую грамматику»] на свет, что уже Риторика [«Краткое руководство к красноречию», 1748 г.] есть, а без грамматики разуметь трудно». Не случайно Ломоносов обращался в Академическую канцелярию с просьбой о выпуске нового издания его Риторики одновременно с выходом в свет «Российской грамматики».

«Российская грамматика» — отчетливо нормативно ориентированная грамматика (ср., напр.: «Го­ворят иные: хочем, хочете, хочут, однако непристойно»; «Весьма погрешают те, которые по свой­ству чужих языков деепричастия от глаголов личных лицами разделяют идучи я в школу, встре­тился со мной прiятель» и т.п.). Собственно, в условиях становления нового литературного языка русского общества, в процессе поиска языка новой литературы это было веление времени. И Ло­моносов хорошо понимал это, став и в теории, и в практике одним из творцов современного рус­ского литературного языка.

Таким образом, «в "Российской грамматике" Ломоносова были сформулированы главнейшие ас­пекты изучения грамматического строя русского языка: формальный, функциональный и стили­стический - в их органическом взаимодействии; этим определилось развитие русской грамматиче­ской мысли на много десятилетий вперед» (Н. Ю. Шведова). И современные грамматики строятся практически так же, как и «Российская грамматика», обязательно включая три указанные аспекта описания языка.

Выход «Российской грамматики» был встречен русским обществом с чрезвычайным энтузиазмом. «Российская грамматика» принесла Ломоносову вполне заслуженную славу «первейшего» рос­сийского грамматиста. «Российская грамматика» - это не холодный труд кабинетного ученого. В ней бьется пульс Человека-творца, человеческого разума как отражения разума Божественного. Божественный разум, разум человеческий, красота творения и «красота», «чистота» и великолепие русского языка как части этого творения — вот опорные точки труда, именуемого «Российской грамматикой».

Творец! Покрытому мне тьмою

Простри премудрости лучи

И что угодно пред Тобою

Всегда творити научи…

(«Утреннее размышление о Божием величестве»; 1743 г.).

Познать красоту русского языка, уметь использовать его безграничные возможности, разумом проникая в его устроение, - задача россиянина: «язык российский не токмо обширностию мест, где он господствует, но купно и собственным своим пространством и довольствием велик перед всеми в Европе. И ежели чего точно изобразить не можем, не языку нашему, но недовольному своему в нем искусству приписывать долженствуем».


6. Поэзия М.В.Ломоносова

В школьные годы Ломоносова господствовало чуждое природе русского языка и народно поэтическому творчеству силлабическое стихосложение (от греческого слова, означающего «слог»). От стихотворца требовалось лишь соблюдать во всех строчках одинаковое количество слогов и ставить в конце строки рифму. Подобные стихи были почти лишены ритмичности, музыкальности. Это ощутил уже старший современник Ломоносова — поэт и ученый-филолог Тредиаковский. Он обратил внимание на ритмообразующую роль ударения в русских народных стихах и стал строить стихи со строго последовательным чередованием ударных и безударных слогов. Так силлабическая система начинала заменяться силлабо-тонической (от греческого слова тонус, означающего «ударение»). Однако преобразование Тредиаковского коснулось только длинных (одиннадцати- и тринадцатисложных) стихов. Из стихотворных размеров он признавал лишь двухсложные: хорей, складывающийся из последовательного чередования ударного и безударного слога , и ямб, образуемый, наоборот, чередованием сначала безударного, затем ударного слогов. Однако Тредиаковский считал, что ямб малопригоден для русского стихосложения.

Первые стихотворения Ломоносов написал в годы пребывания в Славяно-греко-латинской академии как учебные упражнения в стихотворстве. Начало его литературной деятельности относится к 1739 году, когда, еще учась в Германии, он написал «Оду на взятие Хотина» и сопроводил ее «Письмом о правилах российского стихотворства», в котором продолжил и углубил принцип реформы стихосложения Тредиаковского. Особенно ценил Ломоносов ямб, считая этот размер наиболее бодрым и энергичным. Именно ямбом и была написана хвалебная ода Ломоносова, воспевающая доблесть русских войск, взявших турецкую крепость Хотин. Произведение это, исполненное горячего патриотического чувства, написанное стихом небывалой до того звучности, стремительности и силы, открыло новую эпоху в истории русской поэзии. Оды, представлявшие собой как бы торжественные, ораторские речи в стихах, стали отныне излюбленным стихотворным жанром Ломоносова ( автора 20 од).

Одно из самых частых в поэтическом словаре Ломоносова - слово наука. Восторженные похвалы науке — одна из основных тем ломоносовской поэзии. Из поколения в поколение русские школьники заучивали наизусть знаменитые строки Ломоносова о науках, которые «юношей питают» и «отраду старцам подают». В одной из од поэт перечисляет те области научного знания, которые он особенно ценит за их значение для развития страны, умножения ее силы, богатств:

В земное недро ты, Химия,

Проникни взора остротой

И, что содержит в нем Россия,

Драги сокровища открой...

Наука легких метеоров,

Премены неба предвещай

И бурный шум воздушных споров

Чрез верны знаки предъявляй:

Чтоб ратай мог избрати время,

Когда земле поверить семя

И дать когда покой браздам,

И чтобы, не боясь погоды,

С богатством да льны шли народы

К Елисаветиным брегам.

Стихотворные призывы Ломоносова к развитию отечественных наук подкреплялись его собствен­ной научной деятельностью, которая в свою очередь находила вдохновенную поддержку и защиту в его стихах. Таково, например, стихотворное послание Ломоносова «О пользе стекла».

С огромной поэтической силой новое научное восприятие мира, космоса, противостоящее наив­ным церковно-средневековым представлениям о природе, раскрывается в двух «Размышлениях» Ломоносова. В «Утреннем размышлении» поэт описывает солнце, каким оно должно бы было предстать приблизившемуся к нему человеческому взору:

Тогда б со всех открылся стран

Горящий вечно Океан.

Там огненны валы стремятся

И не находят берегов,

Там вихри пламенны крутятся,

Ворющись множество веков;

Там камни, как вода, кипят,

Горящи там дожди шумят.

«Несчетные солнца» неизмеримых пространств бесконечной вселенной видит поэт, вглядываясь в усыпанное звездами небо:

Открылась бездна звезд полна;

Звездам числа нет, бездне - дна.

Песчинка как в морских волнах,

Как мала искра в вечном льде,

Как в сильном вихре тонкий прах,

В свирепом как перо огне,

Так я в сей бездне углублён,

Теряюсь, мысльми утомлён.

Первое издание стихов М.В.Ломоносова было выпущено Академией в 1751г. Вне Академии на М.В.Ломоносова начинают смотреть, главным образом, как на поэта. Профессору химии при­ходится оправдываться у своих высоких покровителей и любителей поэзии в том, что он тратит время на физику и химию.

М.В.Ломоносов был учёным в поэзии и искусстве и поэтом и художником в науке.


7.Заключение.

Ломоносов вторгался во все области человеческого знания. Выдающийся вклад М.В. Ломоносова в развитие многих отраслей науки бесспорен, и о нем, как гениальном ученом, надолго опередившем свое время, на конкретных примерах говорят химики, физики, литераторы, лингвисты и многие другие их собратья по научному цеху.

Ломоносов был великим преобразователем русского литературного языка, принявшим участие в разработке его общенациональных основ. «„Риторика" Ломоносова и его ораторские произведения воспитали многие поколения русских писателей. Мысли Ломоносова об ораторском искусстве... дошли до наших дней» (Бeрков П. Н. М. В. Ломоносов об ораторском искусстве). Ломоносов в сфере русской поэзии является реформатором, преобразователем литературного языка и стиха, законодателем новых литературных форм. Сблизить литературную и разговорную речь обеспечить целостность и самостоятельность национального русского языка - на это и были направлены усилия Ломоносова. Написание “Российская грамматика” есть поистине величайший из подвигов Ломоносова. Грамматика Ломоносова- это первая русская грамматика, потому что все более ранние грамматики были посвящены исключительно церковно-славянскому языку. Ломоносов умело воспользовался предшествующей грамматической традицией, но сделал гигантский шаг вперед, впервые в русской истории избрав предметом грамматического изучения новый, светский русский литературный язык и тем самым, положив начало дальнейшему его грамматическому совершенствованию.

Литературная деятельность гениального поэта-ученого - его поэтическое творчество, его работы в области языка и стиха- имела исключительно большое значение для развития русской литературы. Недаром «Петром Великим русской литературы» назвал Ломоносова В. Г. Белинский.

«Историк... механик, химик... художник и стихотворец, он все испытал и все проник...» — так писал о Ломоносове Пушкин. Во многом он опередил науку своего времени, сделав открытия в самых разных областях знаний — химии, физике, астрономии, географии, металлургии, геологии, горном и мореходном деле, истории, словесности (языке и литературе).


Использованная литература:

  1. Большая Советская Энциклопеция

  2. Евтюхин В. Б. «"Российская Грамматика" М. В. Ломоносова».

  3. Сайт: http://www.lomonosov-diplom.narod.ru

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconВклад Френсиса Гальтона в развитие тестологии. (1822-1911) Учитель нач классов : Горяченкова О. Н
Френсис Гальтон – родоначальник тестового движения. Его вклад в развитие тестологии стр

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconЛичность в истории культуры Тематический дайджест
В этой серии нового электронного издания бул предлагаются материалы, раскрывающие малоизвестные страницы жизни и творчества писателей,...

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconЭкзаменационные вопросы по нормальной физиологии
Предмет нормальной физиологии. Основные этапы развития физиологии, важнейшие открытия и методические подходы, внесшие вклад в развитие...

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconЛитература Введение
Леонардо да Винчи. В XVIII в в России выделилась могучая фигура М. В. Ломоносова, который внёс крупный вклад в развитие астрономии,...

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconЛитература Введение
Леонардо да Винчи. В XVIII в в России выделилась могучая фигура М. В. Ломоносова, который внёс крупный вклад в развитие астрономии,...

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры icon"Географические и природные особенности культуры"
Япония – самая маленькая из стран Дальнего Востока. Её территория всего 372 тысячи квадратных километров. Рядом с такими гигантами...

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconРеферат биология
Леонардо да Винчи. В XVIII веке в России выделилась могучая фигура М. В. Ломоносова, который внёс крупный вклад в развитие астрономии,...

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconВклад ученых университета в инновационное развитие Республики Беларусь
Дормешкин О. Б., Каврус И. В. Вклад ученых университета в инновационное развитие Республики Беларусь // Труды бгту. – 2011. – №7:...

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconВклад пермской губернской ученой архивной комиссии в развитие научного краеведения на урале в конце XIX начале XX вв. Наступившее тысячелетие
Все это сосредоточено в архивных фондах, которые в своей совокупности составляют сокровищницу общечеловеческой культуры

Вклад М. В. Ломоносова в развитие культуры iconЭта книга посвящается Ричарду Видмену (Richard Weedman), наставнику, увидевшему возможности, которые не разглядел бы никто другой, и, как по волшебству
Невозможно перечислить всех людей, внесших свой вклад в развитие концепций планирования профилактики срыва, описываемых в этой книге....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница