В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки




Скачать 106.47 Kb.
НазваниеВ. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки
Дата конвертации16.12.2012
Размер106.47 Kb.
ТипДокументы
В.М. Пилипчук

ИЗУЧЕНИЕ КУЛЬТУРНЫХ ЛАНДШАФТОВ СРЕДНЕГО ТЕЧЕНИЯ ОКИ

ШКОЛЬНОЙ ЭКСПЕДИЦИЕЙ «БЕЛАЯ ПОЛЯНА»


В 1994 году, при обучении на кафедре физической географии и ландшафтоведения Географического факультета МГУ, мне посчастливилось проходить практику в Касимовском районе Рязанской обл. под руководством талантливого педагога высшей школы Алиды Августовны Видиной. Удачно выбранный полигон, глубокая, но неброская красота ландшафтов Средней полосы, замечательно организованные маршруты стали причиной очень большого желания вернуться на это место. Через два года я пришел работать учителем географии в московскую школу № 539 и в июле организовал первую экспедицию со школьниками на полигон «Белая поляна». Летом 2010 года экспедиция отметила пятнадцатилетие (а полигон пятидесятилетие) и стала основой внеурочной и проектной деятельности по географии в нашей школе. Это было бы невозможно, если бы не активная помощь студентов, аспирантов и сотрудников кафедры в качестве руководителей исследовательской работы, консультантов и экспертов.

В первые три года пришло понимание, что нельзя слепо копировать учебные маршруты практики, т.к. обычный участник экспедиции не ощущает себя субъектом учебного процесса в каникулы. Необходимо наладить систему исследовательской работы, в которой роль школьника будет максимально приближена к соавторской, а не исполнительской. Постепенно выделились два основных исследовательских направления: изучение природы, которое стало основой работы ландшафтной бригады, возглавляемой сегодня аспирантами С.Б. Рогановым и В.М. Матасовым и спектр вопросов культурной географии (топонимики, сказаний, сакральной культуры, следов дворянских усадеб и др.), которые изучаются краеведческой бригадой. В работе краеведческой бригады главной методикой и педагогической, и исследовательской работы является самостоятельный опрос жителей. Конечно, этому предшествует определенная подготовка, обучение технике безопасности и при необходимости проводятся «мастер-классы», но без принципиального соблюдения этого условия опросы превращаются в разговор взрослых людей через головы школьников. Второе обязательное условие – включение в круг деятельности как можно большего числа представителей местного сообщества. В нашем случае это Касимовский краеведческий музей, с которым мы сотрудничаем десять лет (в качестве консультанта и заказчика некоторых работ), местная церковная община, егерь и лесники (в качестве информантов), Касимовская станция юных туристов, сельские школы и даже Касимовское подземное хранилище газа.

Может ли школьное исследование привнести что-то ценное в науку при таком подходе? Данная статья – попытка ответить на этот вопрос. Конечно, взрослое и школьное исследование не сравнимы по объемам. Самое главное и сложное при формулировке темы – ограничить ее рамками достижимой школьником в один полевой сезон цели. Затем, в многолетней работе бригады и научного общества выстраивается стратегия дополнения исследований прошлых лет. Эта статья составлена мной из результатов школьных исследовательских проектов, созданных в период с 2001 года по настоящее время. В 2001 году по заданию Касимовского музея проводилось анкетирование сельских населенных пунктов, расположенных вблизи лагеря экспедиции. Учениками 9 класса Е.Максимовым, А.Власовым и другими были получены данные справочного характера о селениях: численность жителей, соотношение дачников и старожилов, принимаемые каналы телевидения, действующие объекты инфраструктуры. Были выявлены старожилы, охотно идущие на контакт. Кроме этого, получена первая информация о культурном ландшафте: топонимике, святых ключах, топонимических и географических преданиях. Удивительно, именно эти первые информанты, которым не задавали конкретных «наводящих» вопросов и определили вектора наших дальнейших исследований: топонимический, сакральные места, легенды и предания. На будущий год мы решили опросить жителей деревень Новляны, Николаевское, Рубецкое и Ладышкино на предмет знания топонимов выявленных нами в деревне Шульгино (шульгинский центр номинации). Результат опроса выражался в процентах и наносился на картосхему методом изолиний. При этом наблюдались эффекты «топонимического притяжения» и «топонимического отталкивания» от Шульгино различных деревень, объясняемы разным географическим положением, а следовательно культурно-хозяйственным укладом деревень. Получившийся исследовательский проект «Изменение топонимического пространства по мере удаления от центра номинации» А.Бурнаева, 10 класс, был хорошо принят на конкурсах и конференциях. Топонимический вектор краеведческих исследований продолжался в последующие годы. После Шульгино были изучены Рубецкое и Ладышкино, а также Новляны и Николаевское как центры топонимической номинации. Не сразу, но появилась собственная классификация топонимов по происхождению. Она хорошо представлена в топонимическом проекте о Новляно-Николаевском деревенском культурном ландшафте А.Кулакова, 10 класс:

Всего было выявлено 63 топонима. Большинство из них (23) являются антропонимами, т.е. названиями, произошедшими от имен реально существовавших людей, являвшихся владельцами земли, пользователями леса или просто жившими неподалеку (Боронаево (Бранайское), Василь-Никанорово, Вилков пруд, Конкин овраг). Второе место (14 топонимов) занимают топонимы, возникшие от природных свойств объектов: болото Мочилище, Змеиное болото, Хрящевка (от хрящ – известняковый щебень). На третьем месте (7 топонимов) – топонимы, указывающие на характер хозяйственного использования топоса, напр. Коровьи тропы, Кирпичный завод, Пчельник. Традиционно встречаются (5 топонимов) названия – «анклавы» населенных пунктов (Новлянский лес, Фроловский большак, Рубецкая дорога). Иногда собственное имя топонима повторяет нарицательное имя топоса (улица Улица, слобода Слобода и др.), что является отличительным признаком топонимического пространства Новляно-Николаевского ландшафта.

Выделено два топонима, открывающие классы, ранее не встречавшиеся на территории исследования: Новляны - топоним, указывающий на относительное время возникновения топоса и Задол – топоним, указывающий на адрес топоса.

О происхождении некоторых топонимов мы можем только гадать – Прошенище (от проса?), Глухушка (видимо, антропоним?), Рыбняшка, Пухово болото (от природных свойств?). Несомненно, при их объяснении необходимо учитывать закономерности формирования топонимии на этой территории, выявленные нашими предыдущими исследованиями: утилитарность топонимического пространства, наибольшую вероятность происхождения топонимов от имен людей, природных свойств топоса, характера хозяйственного использования.

Параллельно с топонимикой было начато изучение святынь (сакральных мест) деревенского культурного ландшафта. Первые результаты вошли в работу «Изменение географического рисунка территории бассейна среднего течения р.Оки с неолита до наших дней» А. Бурнаева, А.Голованова и А.Щичко, 11 класс. А в прошлом учебном году многолетние результаты обобщены работой С.Логгинова, 11 класс «Сакральные места юго-западной части Касимовского уезда». Вот ее фрагмент:

Сакральные топосы изучаемых культурных ландшафтов занимают разные места на шкале «Природное-Культурное» и шкале «Официальное-Неофициальное» (по В.Н.Калуцкову и др., 2008). Однако в отличие от ландшафтов Русского Севера, рассматриваемых в приводимом источнике, на изучаемой территории отсутствуют такие святые места, как кресты, ручьи, камни, деревья и рощи. Упрощение сакральной системы, очевидно, вызвано влиянием тех факторов, действие которых на Севере уменьшено условиями географической изоляции. В нашем случае размещение сакральных мест по этим шкалам выглядит примерно так.

Официальное

Неофициальное

Культурное

(Монастыри)

Храмы

Часовни

Ключи (в т.ч. освященные)

Поники



Природное

<…>

Поники. Вероятно и топос, и топоним. (Там где автор подразумевает топоним, слово написано с большой буквы). По мнению известного топонимиста Э.М. Мурзаева топоним Поника (Пониква, Поникля) возник в местах славянского расселения, которым присуще карстообразование, и происходит от слова «поникать» - уходить под землю. Это вполне подтверждается на территории Касимовского района, располагающегося на карстующихся известняковых структурах Окско-Цнинского вала. Поника, вероятно, представляет собой культурноландшафтный реликт языческих времен и ее первоначальный смысл – «окно» в горизонтальной границе, разделяющей мир живых и мир мертвых, населенный духами.

В природном отношении поники представляют собой карстующиеся понижения с родниками или родником. В Шульгино это участок карстующейся долины водотока с родником. В Рубецком это карстовая ванна, около десяти метров глубиной, с тремя родниками в бортах, ручьи из которых, сливаясь, уходят в понору открытого типа. Открытая понора вскрывает известняковый рухляк, заваленный упавшими с бортов древесными стволами. Создается полное впечатление нагромождения строительного материала, что в народном сознании подтверждает легенду о провалившемся на Понике храме.

К поникам применимы определенные закономерности размещения. «Одна из важнейших закономерностей размещения святых мест в севернорусском культурном ландшафте <…> - удаленность, периферийность их положения относительно селения…» (В.Калуцков, 2008). Также размещаются и Поники на территории нашего исследования – никогда внутри населенного пункта, почти всегда на границе ближней (отождествляемой с понятиями «наше», напр. Наш лес) и дальней периферии, где центром является формирующее культурный ландшафт селение. «Вероятно одной из причин возникновения такой ситуации является амбивалентность части святых мест, то есть их «двойная окраска», связанная с формированием святого места на «нечистом» месте…» (Там же). Понику боятся, ей пугают непослушных детей, но туда же ходят и просить (чаще всего о здоровье или дожде в засуху). На рубецкой Понике висят иконы и крестики, а шульгинская была освящена, как ключ святого Никиты, и теперь по праздникам там обязательно набирают воду.

«Если голова болит – ходили на Понику, оставляли на кустьях платок. Голова пройдет, а куст засохнет», записано в Рубецком в 2002 г. <…>

Являясь «Школой здоровья» мы не могли обойти вниманием и тематику здоровья человека. Так появилась исследовательская работа «Влияние водных сакральных объектов на здоровье человека» Е.Макаровой, В.Шибаевой, 9 класс. Мало изученным, но вполне доступным для изучения школьной экспедицией является мифологическое пространство деревенского культурного ландшафта. Собрав около четырех десятков устных фольклорных рассказов, мы смогли разделить их по объекту повествования (о чем рассказ); выявить среди них топонимические, географические, сакральные предания. Сформировалась исследовательская основа проекта Ф. Котова «Опыт географического изучения сказаний и легенд Касимовского уезда».

Для составления карты сказаний и легенд мы провели вначале их классификацию. Составили схему, в которой разбили сказания по классам (за основу классификации берется основной объект повествования, например, если это сказ о целительнице Дуне, то он попадает в класс «Человек», если это сказание о краже невесты, то она попадает в класс «Обстоятельства»). Оказалось, что некоторые сказания могут относиться сразу к двум классам, например, сказ о разбойнике Конке, который жил в Конкином овраге, относится к классам «Человек-Место».

Когда эта работа была проделана, мы обнаружили, что внутри классов хорошо различаются некоторые подклассы. Так в классе «Человек» выделяются легенды о разбойниках: Букине, Конке и Фоме Соколе. Все они имеют очень схожие черты, что видно из таблицы:

Имя разбойника

Название места (топоним)

Наиболее вероятное происхождение названия места (топонима)

Букин

Телебукино

От татарского делибуг – высокий берег реки

Конка

Конкин овраг

Скорее всего от имени землевладельца Конка или Конкин

Фома Сокол

Соколовка

На этом месте находился хутор или мелкопоместная усадьба Соколова


В классах «Человек» и «Место» мы можем выделить подкласс сказаний о кладах: о кладе, зарытом разбойником Фомой Соколом, лодке с золотом, зарытой в речке Таловка богатеем Кочковым (Кочковы – известные в Касимове купцы, основатели пароходства по Оке), и, наконец, о кладе, который якобы нашел нелюбимый народной памятью богатый мещанин Василий Никанорович Дьяконов. Истории с кладами объединяет отрицательная эмоциональная окраска – неправедно нажитое богатство.

В классах «Место-Явление» традиционно выделяется подкласс преданий о явлениях, связанных с водными объектами (источниками, озерами). Это в первую очередь канонические предания о явлениях икон в источниках, которые были необходимы официальной религии для их освящения. Их отражением являются предания о светящихся ключах. Сюда же относятся предания о Понике. <…>

Отдельную категорию составляют работы по изучению культурного наследия. Сложным моментом при планировании такого рода работ является выделение в них исследовательского элемента, т.е. того, что собственно «открыл» автор. Для решения этой проблемы нам потребовались обстоятельные консультации в Касимовском краеведческом музее. Оказалось, что отдел фондов музея заинтересован в фиксации следов дворянских усадеб. Серия таких работ была открыта в 2003 году планом-реконструкцией регулярного парка усадьбы Олениных Истомино, переданным в фонды музея. План экспонировался на музейной выставке, посвященной Олениным в Касимовском уезде. В последние годы к истоминской реконструкции добавились планы усадеб Салаур и Перво.

В начале экспедиции этого лета, побывав на традиционной экскурсии к заброшенному храму в селе Рубецкое, мы стали исследовательский план на ближайшее время. Оказалось, что на ребят большое впечатление произвела атмосфера заброшенного старого сельского кладбища. Так возникла совершенно новая тема изучения роли деревенского некрополя как культурного наследия. В первую очередь была продуманы этические составляющие исследования, мы решили ограничиться изучением надгробий до 1917 года. Для этого проекта был разработан специальный бланк изучения некрополя, отработана методика составления глазомерного плана, проведены консультации в касимовском музее, работа с литературой, в первую очередь с «Историко-статистическим описание церквей и монастырей Рязанской епархии» 1887 года. Были описаны девять сельских кладбищ в Касимовском, Шиловском и Клепиковском районах. Работа А.Чупахина, 10 класс, заняла I место на Московской городской конференции экологических экспедиционных отрядов. Вот ее фрагмент:

Старые захоронения в исследованных некрополях отличаются от современных обилием и разнообразием эпитафий – надгробных надписей. Вообще, эпитафия, как жанр, появилась в Древней Греции. Античные мотивы прослеживаются в эпитафиях на надгробиях разного времени. Давайте сравним:


«Прохожий! Обща всем живущим часть моя:

Что ты, и я то был; ты будешь то, что я.»

Сумароков. Подражание античной эпитафии.


«Воззря на памятник печальными очами,

Прохожий, ороси усопший прах слезами,

Усердно помолись о нем небес творцу

И помни, что сему подвержен всяк концу»

Эпитафия на надгробии Акулины, первой жены А.Р.Баташева, Гусь Железный


«Не гордись, прохожий,

Посети мой прах,

Ибо я уж дома,

А ты еще в гостях»

Эпитафия на надгробии Телебукинского некрополя


Общим для этих эпитафий является обращение к прохожему от имени умершего и напоминание ему о том, что всякая жизнь заканчивается смертью.

Иногда надгробные памятники выполняются мастером на высоком художественном уровне и являются произведениями искусства. Такие надгробия сохранились на кладбище Гуся-Железного. Материалом для них послужило художественное литье из чугуна. Примером такого памятника может послужить чугунное дерево с пеньком, на котором отлита надпись на памятнике.


Опыт нашей экспедиции показывает, что, несмотря на новизну и дискуссионность самого термина и концепции культурного ландшафта, именно культурно-географический подход дает хорошие результаты при организации исследовательской внеурочной деятельности по географии. Культурная география перспективна как основа нового школьного краеведения.

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconСессия «Религиозные течения в современной россии и модернизация» модератор
Лоуренс Харрисон, профессор, директор Института культурных преобразований Университета Тафта

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconОтчёт по направлению исследования (подводные работы)
Подводные работы проводились с целью получения новых данных об аквальной части прибрежных ландшафтов изучаемых природно-культурных...

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconПрограмма учебной дисциплины лесомелиорация ландшафтов
Перечень дисциплин, изучение которых обеспечивается данной дисциплиной: лесоустройство, лесоводство, лесные культуры

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconУчебная программа по курсу «Фитодизайн интерьеров и ландшафтов» для Центра дополнительного образования егф нгпу (специальность «Фитодизайн интерьеров и ландшафтов») Разработчик
Поэтому данную дисциплину необходимо осваивать после освоения базовых курсов данных фундаментальных наук

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconРасчет биоклиматических потенциалов ландшафтов Ставропольского края с использованием гис mapInfo и программы построения интерполированных поверхностей 3d field
На территории края выделяется 24 ландшафта в 5 ландшафтных провинциях (Шальнев, 1995). При анализе ландшафтов края необходимо провести...

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconПояснительная записка Изучение химии на базовом уровне среднего (полного) общего образования направлено на изучение следующих
Изучение химии на базовом уровне среднего (полного) общего образования направлено на изучение следующих целей

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconЯн Проктор плавание под парусом. Ветер, волнение и течения
Советуясь с оракулом прогноз ветра, прогноз течения, знание местных условий, сопутствующая информация (глава 1)

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconИркутский государственный университет
...

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconПрограмма по физиотерапии разработана доцентом кафедры неврологии и нейрохирургии с курсом физиотерапии Витебского медицинского института Лукомским И. В
Целью курса физиотерапии является изучение механизма действия лечебных физических факторов на организм с учетом Особенностей течения...

В. М. Пилипчук изучение культурных ландшафтов среднего течения оки iconКафедра естествознания Авторская работа Тема: “Обратимые и необратимые реакции. Химическое равновесие. Принцип Ле Шателье
Цель работы: 1 Изучение особенностей и закономерностей течения химических реакций, как продолжение формирования представлений о различных...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница