Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог»




НазваниеАнтихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог»
страница6/31
Дата конвертации24.12.2012
Размер4.61 Mb.
ТипИнструкция
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31
Глава 4:Адольф


Пока все трое моих спят над Альпами в апреле 1915 года, сканирую плотный график охраны Гитлера. У меня проходят минуты у них недели и месяцы. Фюрера плотно опекают из года в год, даже когда он ещё никому не известный ефрейтор. Придётся похищать прямо из рук бдительной охраны. Смещаю корабль то в одно время, то в другое. Так удобнее собрать информацию. Нигде не вижу беспроигрышного варианта. Они рассредоточили агентов СС из 21 века с оборудованием УКП в непосредственной близости от Гитлера. Оборудование подаст сигнал УКП, если я появлюсь близко от цели. В точку немедленно сместятся корабли УКП и устроят на меня охоту. Проходят часы. Пётр проснётся первым, разбудит Меньшикова, Наполеону еще спать 54 часа после того. Время на анализ ещё есть. Однако и расход моей энергии огромен. Надо будет задержаться после операции для её возмещения. Прихожу к выводу, что тогда мне будет выгодно сотрудничество с графом Мироновым, который меня сейчас ловит. Решаю попытаться похитить Гитлера из под колпака правнука папы Мюллера и доблестных УКП. Даже если попытка не удастся, они пойдут по другим путям перемещения ефрейтора, а это чревато и их ошибками и новыми возможностями для меня. Допустим, сейчас его повезут в Берлин в санитарном поезде. Если разрушить железнодорожный мост выстрелом из пушки модуля, то поезд пустят по объездному пути, или задержат на несколько суток в поле. Пока в истории этого нет, но почему бы и мне не поучаствовать в их истории? В мутной водичке ловить рыбку проще, если иметь сканер Содружества. Но главное условие – никакого УКП не должно быть рядом. Это можно сделать, если и меня не будет рядом. Начинаю операцию. Смещение в 1943 год, апрель. Беларусь. К железной дороге, через болотистую местность, бредут три партизана. Один спереди двое с взрывчаткой сзади. Зависаю возле них. Сеанс спецвоздействия на психику и зомбированные партизаны, как ни в чём не бывало, залезают к нам в модуль. Смещаю их в почти такую же местность в районе железнодорожной ветки Энсхеде – Оснабрюкк. Партизаны перепрограммированы. Они должны выйти к железной дороге и взорвать полотно спереди и сзади санитарного поезда. Никто ещё не знает, что поезд пойдёт именно этой дорогой на Берлин. Смещаюсь в район, с каким то немецким госпиталем в 1916 год. Теперь зомбирую трёх медсестёр и их начальницу – фельдшера. Снова гружу их к себе в модуль. Дамы воспринимают всё как должное. Мои трое намаялись и спят. Двое под наркозом. Приставать к девушкам не кому. Меньшиков просто спит. Он проспал портянки партизан, так что женский запах его, вряд ли разбудит. Заказываю у модуля тюбики со снотворным газом сильнейшего действия и противоядие для всех пятерых – четырёх дам и фермера. Дамы сами забирают зелье. Возня на палубе будит Меньшикова. Я заканчиваю программирование медперсонала и, под изумлённым взглядом Алексашки, выгружаю их на ферму возле нашей железной дороги. На ферме гипнотизирую пожилого мужчину, и он любезно соглашается подвести наших дам туда и обратно на своей телеге, несмотря на дождь и ночь. Приходится объясняться с сознанием Данилыча от имени автопилота Васи. Объясняю, что готовлю изъятие Третьего. Алексашка мочится на пол и ложится досыпать. Теперь отсекаю возможность поезду следовать по другим веткам. Небольшой железнодорожный мост. Линейная скорость 180 метров в час. Ползу прямо на мост, над речкой с боку. Мост трещит и скрежещет. Гравимагнитное поле защиты модуля давит на мост. Внутри салона не чувствуется ничего. Мои мирно спят. Грохота рухнувшего моста тоже совершенно не слышно. Защита поглощает всё. В ближайшую неделю здесь никто не проедет. Поезд с Гитлером пустят по другой ветке. Чтобы вывести его на нужную, надо сильно повредить ещё две железные дороги. С одной проще. На одной из станций скопились составы со снарядами, динамитом и артиллерией. Узел очень сильно охраняется. Смещение. Мы на орбите Земли. Под нами в 600 километрах тот самый узел. Разворачиваю пушку модуля и делаю одиночный выстрел. Плазмоид устремляется к Земле. Ему наперерез вылетает летающий робот Отцов, откуда-то из будущего или прошлого. Информацию об ОТСах, НЛО пришельцев и много чего ещё дьявол мне не передавал. Я могу учитывать действия только людей. О них мне известно многое, да и то в интерпретации сил тьмы. Робот Отцов создаёт вокруг плазмоида свою оболочку и сжирает его полностью за мгновение. Я бужу Данилыча и вкладываю в его руки шариковое ружьё. Рядом с нами смещается НЛО Отцов. Приходится с позором удирать с орбиты на Землю. Смещаюсь в район мишени - железнодорожного узла. Наш модуль преследует шар Отцов. Никакие смещения во времени и пространстве не помогают, он неотступен. Погоня длится минут десять. Решаю принять бой силами одного полусонного Меньшикова. Опять смещаюсь в район узла и открываю дверь. Рядом робот Отцов. Делаю выстрел из ружья в вагон с динамитом на станции. 15 километров для шарика в плазмоидной оболочке не проблема. Проблема в роботе Отцов. Он округлил пространство вокруг нас своей оболочкой и намерен эвакуировать на свою базу. Шарик не достиг цели. Что Отцы с ним сделали неизвестно, но он исчез при контакте с оболочкой. Улавливаю слабые шумы – Отцы пытаются выйти на контакт. Их сигналы еле побиваются через защиту моего модуля. Посылаю просьбу прекратить преследование и снимаю защиту с двери. Теперь контакт возможен. Данилыч стоит с ружьём в дверном проёме. Я уверен, что к исторической личности они ничего применять не будут, поскольку это нарушает протокол 2070. «Ваши действия признаны агрессивными. Вы допустили нарушение протокола защиты планеты от атак из космоса. Назовитесь и обозначьте свои цели» - передаёт мне их робот.

-Вы меня уже сканировали, не валяйте дурака. Агрессивные действия признаю ошибочными, больше не повторится. Цель полёта прогулка без учёта влияния на прошлое и будущее. УКП пусть само за нами подчищает, это не моё и не ваше дело. Прошу отпустить. – Отвечаю я.

Можно, конечно, куда либо сместиться, но ведь не отстанут.

«Система Содружества не идентифицирована. Обозначьте цель прибытия именно этой составляющей сборного экипажа. Остальным членам экипажа пребывание разрешено» - пытается меня надуть зловредный робот.

-Остальные члены экипажа являются персонами стратегического управления Галактикой и принадлежат к высшей элите управления. Они не обязаны отчитываться ни перед кем в Солнечной системе. Не идентифицируемая система Содружества не враждебна и призвана обеспечить охрану и техподдержку высших лиц. Без этого члена экипажа миссия не выполнима. Ошибки этой системы исправят люди. Требую не препятствовать следованию во избежание конфликта с Содружеством. – Лукавлю теперь уже я. Это срабатывает. Робот берёт с меня слово не проявлять агрессивных действий и исчезает.

Конфликт исчерпан, но эшелон не должен пройти через эту станцию. Решаю задачу иначе, но дольше и энергозатратнее для меня. Смещаюсь во времени и пространстве в места разных железнодорожных станций и под гипнозом заставляю стрелочников и железнодорожных начальников принимать нужные мне управленческие решения. В результате железные дороги и ветки в нужном мне районе оказываются, перегружены воинскими и литерными эшелонами. По сленгу 21 века, на котором приказано писать – пробки. Везде сплошные железнодорожные пробки. Да такие, что санитарный поезд может пройти только по ветке Энсхеде – Оснабрюкк. Однако мне потребуется энерговосстановление по параметру чувство любви, как минимум. Работа на этой планете оказалась более энергозатратной, чем я предполагал.

Тем временем наш поезд приближается к точке эвакуации. Осталась одна маленькая проблемка – дисколёт СС. Он замаскирован под стог и находится в десяти минутах лёта от точки. Смещаюсь к этому стогу и включаю чувственник на чувство ужаса. Голографически изображаю атаку на них аналогичного аппарата русской разведки с императорскими опознавательными знаками. Эсесовцы в ужасе выскочили из дисколёта и разбегаются в разные стороны. Дело сделано. Их задержка минут на двадцать обеспечена. Тем временем наступает час Х. Предрассветный туман стелется над болотами и железной дорогой. Белорусские партизаны взрывают первый заряд. Машинист паровоза санитарного поезда видит это и начинает тормозить. По внутреннему телефону вызывает начальника поезда. Начальник приказывает остановиться. Поезд стал. Гремит второй взрыв полотна уже позади эшелона – путь назад отрезан. Начинается лёгкая паника. Офицер СС из 21 века, находящийся в непосредственной близости от Адольфа Шикльгрубера, пытается связаться с дисколётом, но безуспешно, те не отвечают. Связь с УКП осуществляет только их прибор, если появятся признаки моего появления. Но признаков нет. Часть больных, предполагая, что сейчас поезд начнут бомбить англичане или французы бежит от поезда. Начальник приказывает их вернуть. Солдат охраны мало и за больными бегут санитарки в белых одеждах. Среди них появляются четыре запрограммированных мной медсестры. Они проникают в вагон с Гитлером и успокаивают панику мгновенно. Сильнодействующий снотворный газ этому способствует. У моих дам от него противоядие. Замаскированный под больного фельдфебеля офицер СС попадает под газ одним из первых, так и не связавшись с дисколётом. Девицы уносят спящего фюрера в предрассветный туман. Пытающихся их остановить спрыскивают газом. Недалеко от дороги стоит фермер с телегой. Факта похищения в поезде не замечают по причине ещё большей паники. Не прошедшее обработку снотворным газом большинство обитателей поезда натыкается на меньшинство, эту обработку прошедшее. После безуспешных попыток их разбудить народ единогласно пришёл к выводу, что поезд атакован отравляющими газами. Вид лежащих на земле медработников, из тех, что пытались остановить моих, подлил масла в огонь этой идеи. Начальник поезда организует эвакуацию людей от поезда. Потери одного бойца никто не заметил. Проходит час. В небе над Эмсом всё спокойно. Я зависаю над телегой и забираю всех, кроме фермера и лошади. Девицы сами грузят Третьего, под изумлённым взглядом проснувшегося по такому случаю Алексашки. Доставляю барышень к их месту и времени службы и отправляюсь за партизанами. Меньшиков пытается вмешаться, но у него отсутствует дурная половина души и автоответчику Василию легко удаётся его убедить не приставать к зомби. Партизаны тоже отправлены в свой отряд. Знали бы они с кем сейчас сидели рядом. Спящий Гитлер с повязкой на глазах мирно посапывает на полу модуля рядом с Наполеоном. Пётр вот-вот проснётся. Палата №6 отдыхает. Готовлюсь к их пробуждению, как опытный психотерапевт. Слишком много буйных на меня одного – инопланетянина, по вашему. Да, трудна жизнь автопилота на нашем лайнере! Надо скоренько придумать всех устраивающий хеппи-энд перед завтраком. На всякий случай создаю другой вид снотворного газа и принимаю противоядие от него. Смещаюсь в 20 век. Бразилия. Под нами бесконечные леса Амазонки. Высота метров пятьдесят. Просыпается Пётр.

-А это кто? – Интересуется он, приводя себя в порядок с помощью Меньшикова.

-Это давешний француз и нынешний немец мин хе.

-А какого хе они тут делают? – Ворчит недовольный царь, пытаясь вспомнить конец вчерашних приключений.

-Ты мин херц хотел понять, что делать с Россией, как править и куды!? Ясно, что нынешнее положение дел тебя не устраивает. Да и народу надобны от нас великие дела. Вот Васька и подсобрал тут коллекцию твоих будущих тел. В них весь твой опыт. В Третьем весь опыт Второго, а для полного комплекта надо слетать к Четвёртому. Попасть туда очень трудно, но как он мыслит вопрос «Что делать?» занимает и Четвёртого тоже. А с кем ему посоветоваться как не с вами. Вы все звенья одной логики. Вам ведом единый замысел и промысел, как Бога, так и тьмы. Вы все играете в одну большую игру и на кону этой игры в человечки судьба человечества. Вопрос конца света, как полагает Васька. Но покамест надо придумать, что говорить немцу, он проснётся первым!? Помнишь, что было с французом? Благо немец ослеп от паров хлора и ничего не видит.

-Засунуть его в гроб. Если правда, что это поможет. – Отвечает Петр, имея ввиду шезлонг «Молодость два». – Не могу вспомнить, что вчера было после драки?

-У тебя случились конвульсии мин херр, Васька советовал засунуть тебя в «молодость», но я не стал, мало ли. Тогда он предложил снотворное, ты и поспал спокойно, а я всю ночь этих вот из истории выуживал, аж упрел. – Отвечает Алексашка к немалому моему удивлению – он выуживал - перетрудился бедненький!

Переходим на немецкий язык современный Адольфу и будим его противоядием.

-Завтракать будем пассажиры? – Говорю немцу в ухо.

-Да. – Отвечает он, проверяя повязку на предмет, не прозрел ли. Не прозрел.

-А француза кормить будем, как его Наполеон кажется? – «Помогает» мне Пётр тоже по немецки.

-А пленные тут почему? – спрашивает удивлённый Гитлер.

-По кочану. – Отвечаю. - Померли мы все. И нас за грехи поместили в сосуд с джином. Будешь? – Протягиваю немцу тюбик с венгерским вином. То пробует.

-Шнапсу было бы лучше.

-Можно и шнапсу. - Отвечаю и сильно развожу этиловый спирт.

-Француз подождёт мин херр. С этим надо, что-то делать.

Закусываем. Немец жалуется на свою долю и начинает причитать по поводу того, как он теперь будет слепенькай.

-Не будешь ты слепеньким. На том свете всё лечится. Сымай повязку.

Он снимает повязку и расспрашивает, как он умер, когда он чувствует себя весьма живым!?

-Слушай, хватит торговаться, не в помойном ряду! Выбирай, или ты живой, но слепой, или мёртвый с нами на машине времени, но зрячий. – Сердится уже Меньшиков. Пётр пьет, какой то молочно – бактерийный коктейль из меню будущего и с ухмылкой следит за нашими психологическими опытами.

-А что, есть выбор? – Удивляется окосевший от спиртного слепой.

-Тык, выбор он завсегда есть. – Несёт тоже слегка подпивший Алексашка.

-Ничего не понимаю. – Сокрушается немец.

-Понимаешь, когда французы взорвали твой санитарный поезд, они пустили более страшный газ, от которого умирают сразу и безболезненно. Мы с Петром тебя подобрали и воскресили, но не знаем, как тебе себя представить, чтобы ты не свихнулся и не переживал. У смерти свои плюсы и самый главный из них, что больше не помрешь.

-С каким Петром? – Насторожился Адольф. – Что вы мне голову морочите. Санитар, отсадите меня от этих сумасшедших. Откуда они взялись?

Беру его под руку и, сделав круг по модулю, укладываю в капсулу «молодости». Слепота исчезает вместе с алкогольным опьянением. Фюрер прозрел и минут пять изучает нас с государем, обстановку и зелень под нами.

-А это что? – Вопросительно указывает головой немец на расстилающиеся под нами джунгли. Как будто всё остальное ему понятно.

-Райские кущи, однако. – Шутит Алексашка. – Разрешите представить вас. Это Пётр ….

-Просто герр Питер. – Перебивает царь и великий государь.

-Апостол Питер? Но Бога же нет? – Изумляется гость под номером три.

-Просто Питер. Не надо званий. – Великодушно разрешает Пётр. Он принял сценарий розыгрыша и включился в роль.

Немец осваивается. Ходит по палате. Натыкается на лежащего на полу Наполеона. Видимо не узнаёт.

-А это кто?

-Наполеон Бонапарт. – Рубит правду матку Пётр. - Вчера его пришлось из палаты выбрасывать. Теперь боимся будить.

-Из палаты!? Так это психический госпиталь. – Догадывается Адольф.

-А от слепоты уже там лечат? – Спрашиваю я. – Вместо того чтобы сказать спасибо, обмыть и принять реальность, начинаем копаться в правде жизни. Сколько баб, сколько приключений и мест можно облазить. Нет, будем убиваться и доискиваться до правды жизни. А когда докопаемся, станет ли от этого легче? Ну, чем тебя не устраивают дармовые кормовые и полная приключений жизнь на том свете. Если тебя подстрелят - вылечим, если ослепнешь – вылечим. Даже от похмелья избавим. Живи и радуйся. А палата она и есть, царская. Царь, где, по-твоему, живёт, понятно в палатах. Ну а мы путешествуем, стало быть, в одной палате. Не веришь, что мы в машине времени? Хорошо, скажи тогда сам, как тебе доказать, что ты умер, мы тебя воскресили и ещё сколько хочешь раз можем, и что ты в машине времени, или палате времени, как будет угодно?

-А может мы и его того …? - Вмешивается Пётр. – Выкинем отсюда, а потом воскресим?

-Сказано, сделано мин хер. Прошу пана. – Предлагаю я и открываю дверь модуля. Под нами приличный горячий ветер, жаркий день и тропическая растительность. С полста метров костей не соберёт. Адольф подходит к двери и … возвращается к свободному креслу.

-Допустим мы в дирижабле. – Начинает он рассуждать логически. Мы внимательно за этим наблюдаем. – Вы английские шпионы. Но как сейчас настало лето и откуда в Бельгии джунгли?

Я смещаю модуль в Антарктиду 20 века, когда там ещё не было джунглей и приземляю модуль рядом со стаей пингвинов. Спускаю трап и приглашаю всех погулять. На дворе минус 20 градусов по Цельсию. Приличный, но уже ледяной ветер. Под ногами наст. Проваливается только Пётр, то одной ногой, то другой. Снова выбирается на наст и снова проваливается. Матерится и, озябнув, забирается внутрь модуля. Я за ним. Гитлер обходит корабль вокруг. Невидимость выключена. Перед взором немца предстаёт огромный десяти метров в диаметре золотой пирог. Дырка от попадания 88 миллиметрового снаряда выпущенного из немецкого, надо сказать, танка исчезла. Система самовосстановления модуля работает безупречно. Третий залезает внутрь, тоже замёрз.

-Ну–с, - говорю я – жду от вас предложений по дальнейшему доказательству нашей правды. Дирижабль и Бельгия отменяются. Куда вас ещё доставить, чтобы вы приняли эту реальность?

-А, как насчёт английских шпионов? – Интересуется солдатик.

-То, что мы не знаем английский язык, принято не будет, разумеется. Хорошо, давай потопим английский крейсер. Тогда ты поверишь, что на машине времени и будем разговаривать дальше?

-Тогда поверю. – Соглашается немец.

Смещаемся недалеко отсюда в пространстве. 1946 год. Показываю кусок из учебного фильма, где эскадра ВМФ Британии атакована подлодками Германии. На самом деле рядом американская эскадра. Она атакована дисколётами СС из 21 века. На экране объёмки Адольф видит монтажную постановку. Но отличить от реальности невозможно. Картинка выглядит так: Огромный британский крейсер в окружении шести эсминцев идёт справа налево от нас. Мы в положении невидимости. Разворачиваю пушку и делаю три выстрела по ватерлинии крейсера. Плазменные шары буквально выгрызают десятиметровые куски левого борта крейсера. Англичане открывают огонь куда попало. Мы носимся около реальной американской эскадры. Картинка показывает, как тонет крейсер под британским флагом. Всё в дыму. Изображаю атаку на эсминец. Он не такой большой, как крейсер и от попадания плазмоида просто взорвался. На самом деле взорвался американец и не из за нас. Подлетаю вплотную к тонущему эсминцу и открываю дверь модуля. На воде матрос в спасательном жилете, без сознания. Спускаю трап и прошу Адольфа лично поднять матроса на борт. Помогаю. Смещение в Америку. У матроса оружия нет. Укладываем его в «молодость». Матрос приходит в себя и рассматривает нас. Признаёт в Гитлере немца по серой шинели и знакам отличия и нападает на него с кулакам. Вот лечи таких. Солдатик отбивается, как умеет, но матрос боксёрским хуком вырубает его из реальности. После чего бросается на нас с Петром. Приходится доставать из кармана прыскалку со снотворным. Система вентиляции не справляется, и засыпают все, кроме меня. Во мне противоядие. Снова привожу в чувство Петра и Адика. Матрос и Бонапарт в отключке.

-Ну, теперь веришь, что мы есть мы? – Вопрошаю я у немца. Адик верит. Выгружаем матроса в его время и на его родину и движемся дальше.

-Ладно, - соглашается он – допустим, я умер во время газовой атаки. Вы меня поместили в эту штуку и оживили, потом вернули зрение. Но тогда мы все не на том свете, а в совершенно нормальной реальности.

Видимо последствия хука более всего располагают к реалистическому восприятию реальности. Боль обязывает верить в реальность больше чем разум.

-И заметь - мы даже ещё это не обмыли по человечески, а по бабам в этом тысячелетии мы никак не попадаем из-за плотного графика! – Резюмирует Данилыч.

Отмечаем воскрешение Адика вдвоём. Пётр заявил, что по утрам не пьёт спиртное, кроме того, надо ещё будить француза.

Проходит ещё час. Даю всем время привыкнуть к быту. Учу пользоваться немногочисленными, но приятными и полезными свойствами корабля.

-Так зачем я вам нужен? – Задевает острую тему немец.

-Предлагаешь выбросить? – Интересуется Пётр. Теперь уже мне приходится говорить серьёзно. Объясняю кто мы на самом деле и что нам от него надо. Ещё через час, показав не мало отрывков из учебных фильмов, убеждаю Адольфа, что перед ним действительно Пётр Великий, Меньшиков и Наполеон Бонапарт. А нужно нам чтобы он слетал с нами в будущее к их четвёртому совместному перевоплощению для определения стратегии развития человеческой цивилизации. Адику намекнули, что если он будет в курсе этой стратегии, то его ждёт великое и ужасное будущее в духе старых сказок, где добро всегда побеждает.

-Пойми, дурашка, ну кто ты такой в императорской Германии? Ну, дадут тебе ефрейтора и уволят из армии. Будешь грузчиком работать. Не сможешь грузчиком, по помойкам будешь шарить, воровать. Пропадешь. А с нами и погуляешь пока молодой, и будущее увидишь и золотишка хапнешь, сколько вывезти сумеем на этом рыдване. А надоест, сделаем временную блокаду зрения и вернем, откуда взяли. Ты у нас газоустойчивый. Съездишь в Берлин к докторам, блокада кончится, зрение вернётся. Да и после нашего возвращения автопилоту нужен будет новый хозяин. Машина временами будет тебе помогать. Васька вселится в кого нибудь из твоих друзей-подельников и пользу обоюдную поимеете.

-Золотишко, - передразнивает меня Адик – я солдат империи, моё дело служить Германии и великому немецкому народу.

-Ну и как мы тебе мешаем это делать? Больше будешь знать о будущем - богаче и умнее будешь. Больше пользы своему народу принесёшь. А сведёшь знакомство с махатмами и Четвёртым - познаешь законы управляемого бессмертия и молодости, абсолютного здоровья, управления судьбами мира.

-Я тоже бессмертным хочу быть. – Влезает Пётр.

-Васька говорит, что туды и везёт. Четвёртый в курсе всего, ему сам Христос пояснения к Слову Его дал. В этих знаниях и есть законы, которые сильнее законов пространства, материи и времени. Никакой сказки в том нет. Если ты с нами то думай, как француза в нашу веру обратить. Веру в то, что Васька не брешет.

-Кто есть Васька и почему ему можно верить? – Сомневается немец. Приходится ещё полчаса посвящать его в историю нашего пребывания на корабле времени.

-Выбор, конечно, есть всегда. Верить или обождать, но ты можешь предложить свои маршруты нашего путешествия. Беда только в том, что управлять этой х…новиной умеет только Васька. Мы без него на ней расшибёмся. Да и домой попасть можем только с его помощью. – Хитрю я. На самом деле аппаратом можно управлять голосовыми командами заявленных членов экипажа. Но, настоящий автопилот отключен, и модуль подчиняется только моим сигналам. В случае высадки мной кого-либо из моих персонажей их быстро отыщет УКП и вернёт домой. Но знать это им не обязательно.

-То есть, мы заложники машины? – Не унимается Адольф.

-Не заложники, а гости. – Теперь уже обижаюсь я. Скоро обед, а Бонапарт ещё спит. Не порядок.

-Хорошо, я, пожалуй, проболтаюсь с вами. Но недолго, дела, знаете ли. – Успокаивает нас солдатик. – А, что вы скажете Наполеону? Мой Бог, неужели это сам Наполеон Бонапарт!?

-Автограф не забудь взять. – Предлагает Петр, входящий во вкус языка будущего, обороты, которого у него в голове.

-Он ему на физиономии его поставит, стоит только разбудить, да и нам по фонарику навешает. – Шутит Алексашкино сознание. Надо и ему время от времени слово давать.

-Да, - рассуждает Адик – ему то, как всё объяснить?

-Думай, ты у нас из будущего. Аж на двести лет моложе. Может у вас там есть способы? – Говорит Пётр, явно не желая повторения вчерашнего скандала. Гитлер рассуждает вслух:

-Допустим, скажем, ему кто мы и зачем он нам нужен, примет нас за умалишенных. Начнёт вырываться из палаты. Может его на цепь посадить?

-Ага, и лаять научить. – Вставляю я. – У него помешательство буйное и когда кидается то всё крушит. Даже то, что ломаться не может. Скажи Петь! … Слушай Адик, а ты, почему нам поверил?

-В моих условиях поверить проще, чем пытаться собрать в иную логику тропическую жару в апрельской Бельгии, прозрение, вас с Петром Первым, невозможный, но реальный аппарат, пингвинов и удар в челюсть от английского моряка. Может его в море уронить? В то самое - арктическое, откуда мы морячка достали.

-Значит цепь событий, которые с тобой произошли, логично объясняется именно нашей версией происшедшего. – Продолжаю рассуждать я. – Но задача с тобой была решена без доведения тебя до бешенства. На англичанина ты рассвирепеть не успел. Но не нокаутировать же его постоянно!? За недопонимание.

Препираемся ещё полчаса. Пётр курит трубку. Я резко усилил вытяжку воздуха вокруг него и дыма не чувствуется. Адольф табачного дыма не переносит. Если он рассвирепеет, то придётся выгружать и его. Заманивай потом обратно.

-Итак, все ваши идеи сводятся к «дать в морду», «посадить на цепь», «бросить в море», «ищите женщину» и «клин клином вышибают». Благодарю вас господа генералы. – Подытоживаю я итоги мозгового штурма. Завожу все эти идеи вместе с задачей в киберанализатор модуля…. Ждём. Анализатор выдаёт решение. Предлагается пятый член экипажа – женщина с идеальными для Наполеона биопараметрами. Роковая женщина, в которую он влюбится немедленно. Романтическая обстановка с последующей адаптацией в привычной рабочей обстановке. Голосуем. Адольф заявляет, что женщина на корабле к беде. Но двумя голосами против одного решение принято. Теперь нужна подходящая дама. Или приблизительно подходящая. «Молодость два» слепит из неё то, что надо. Можно конечно взять любой труп, воскресить его, задать биопараметры и получить искомое тело. Но чтобы человек жил, говорил и действовал одного тела недостаточно. Для жизни на Земле нужен целый список энергопараметров и наличие самоосознающей себя личности. Короче надо брать живую женщину с большим потенциалом энергопараметров. Я могу, разумеется, добавлять свою любовь, но, сколько же можно нести не восполняемые пока потери денег. Анализатор находит в январе 2010 года на втором канале Российского телевидения некий сериал. Ранее он показан в Украине. Все сериалы и игры есть в памяти модуля. Показывает нам эту даму. Мы в шоке. Фантастическая зеленоглазая блондинка по имени Маша. Фюрер немедленно соглашается на принятие её в члены экипажа. Нужен банк биомассы и генматериала. Смещение. 1952 год январь. Сиблаг. Ночь. Кто не знает, что такое Сиблаг поясняю: сталинский концентрационный лагерь в Сибири, где содержатся в тяжелейших климатических и психологических условиях насильно лишённые всех прав люди. В нашем месте женщины содержатся вместе с мужчинами уголовниками. Основное занятие – валят лес. Дополнительное – ублажают уголовников. Сейчас 2 часа ночи. Садимся рядом с деревянным бараком на очищенную от снега до серого грунта площадку. Я гипнотизирую людей в окружающем пространстве. Под гипнозом нужная нам девушка встаёт с нар и проникает в модуль. Смещение. День. Лето, альпийский луг, сплошь покрытый красными цветами. Рекомендованная мозгом модуля романтическая обстановка. Меньшиков раздевает девицу перед помещением её в «молодость». Перед нами идеально видимый обтянутый кожицей скелет человека. Рёбра легко считаются. Тазовые кости видны полностью. Вместо лица череп европеоида с натянутой на него кожей. Такой исхудавшей особы никому из моих видеть никогда не приходилось. Сама Смерть в кожаной ночнушке. Парни в шоке. Беру её на руки. Веса почти нет. Укладываю в шезлонг и закрываю крышкой. Ни Петр, ни Адик не в силах произнести ни слова. Мало ещё видели в жизни. Но генетический материал и энергопотенциал стопроцентно идеальны, право на землю невероятное, хватит лет на сто нормальной жизни без излишеств, или лет на 60 в суперроскоши. Одновременно с восстановлением биопараметров задаю ярко красное с огромным декольте и золотой окантовкой вечернее платье из тепломатериала 22 века, нагрудные украшения из биобриллиантов и биопластовые золотые туфельки на высоком каблуке. Одежда и обувь производятся прямо на даме. Открываю шезлонг и вывожу девушку на смотрины. Длинные яркие бело – жёлтые вьющиеся волосы, огромные шальные зелёные глаза, большой рот, едва прикрытая глубоким вырезом грудь четвёртого размера, длинные ноги, идеальная кожа и сногсшибательные бёдра. Всё своё. Скелет спрятался за изумительные формы. Грудной, очень приятный голос. Полное неумение стоять на высоких каблуках и стеснительность всё ещё невинной в 27 лет девушки. Её бросили в лагеря ещё девочкой в 1939 году, за то, что она родилась в богатой семье дворянина и бывшего белого офицера. Случилось это после мирной оккупации большевиками западной Украины. Последние тринадцать лет она носила тяжёлые ботинки или кирзовые сапоги, лагерную робу и бушлат. С личной жизнью среди уголовников тоже как-то не сложилось, все места были заняты. Теперь мои в шоке другого рода. Чувствую – пошла энергия. Адик приходит в себя первым и целует даме ручку. Девушка падает ко мне в руки, поскольку не умеет даже стоять на каблуках. Просит есть, хотя её организм пока в этом не нуждается. Это лагерный синдром вечного голода. Штука смертельно опасная. Ещё полчаса все втроём ухаживаем за девушкой, адаптируя её к новой реальности. Она ест, осваивает немецкий язык и учится ходить на высоких каблуках. Приказываю модулю воспроизвести голографическое зеркало, чтобы наш пятый элемент могла на себя полюбоваться. Девушка бесшумно падает в обморок. Такой она себя ещё не видела. В конце концов, объясняю ей её задачу:

-Как новому члену нашего дружного международного экипажа вам Машенька поручается адаптация молодого и очень перспективного генерала по имени Наполеон Бонапарт. Он сейчас спит вон там возле сортира в одном исподнем прямо на полу. Ваша задача очаровать его, чтобы он не захотел нас покинуть. Нам нужны его генеральские способности чтобы выиграть одну битву и двигаться дальше. Видите этого высокого молодого человека с выпученными на вас глазами и открытым ртом. Закрой пасть. Он собрал как-то войско и осадил занятый шведами город – крепость Нарву. К городу движется король Карл двенадцатый с элитной хорошо выдрессированной армией. Русское воинство продует это сражение, если мы не вмешаемся. Нам очень нужен этот Бонапарт в рабочем состоянии, как член команды. Вы ведь поможете нам?

-Попробую. – Отвечает повеселевшая барышня, шустро обшаривая взглядом помещение в поисках съестного.

-Да, - влезает Адольф, - а вы Мари, как отнеслись к машине времени, Петру, Наполеону?

-Нормально, мне иногда снятся цветные сны, а еда так постоянно. В тюбиках, правда, впервые. Я ещё хочу.

-Нельзя сразу столько, даже во сне. – Ругаюсь я с рвущимся накормить девушку Гитлером. – Держите прыскалку Машенька, в ней противоядие от снотворного. Сделаете работу - ешьте сколько хотите. «Молодость два» всё стерпит. В крайнем случае, воскресим.

Девушка подходит к Наполеону с прыскалкой в одной руке и новыми штанами и парой сапог в другой. Генерал просыпается и видит Машу подле себя на полу. Мы рассаживаемся по креслам и делаем вид, что происходящее там нас не интересует. Задаю учебный фильм с финалом первой осады Нарвы. На экране сплошной буран и снятые с помощью автонаводчиков кадры бегства неуправляемой русской армии с поля боя. Живые русские показаны зелёным, шведы синим. Одновременно открываю дверь модуля и спускаю трап на цветочный ковёр альпийского луга.

Наполеон и Мария знакомятся. Генерал одевается и начинает бегать по помещению. Узнаёт нас. Выбирается наружу на лужок. Девушка за ним. Включаю звук их общения в мембраны модуля, чтобы слышали и Пётр с Адольфом. Бонапарт в шоке от девушки гораздо больше нашего, но вида не подаёт, осматривает местность как стратег и тактик на предмет скорейшего отступления. Одновременно собирает цветы для дамы. Маша неуклюже спускается по трапу, делает несколько шагов и падает в траву. Ушиблась. Показывает внутрь салона:

-Там лечилка, в коробе.

Наполеон взял её на руки и несёт в модуль.

-Как больно, - удивляется девушка, - какой настоящий сон!?

-Вы уверены, что это сон мадемуазель? – Переспрашивает Бонапарт, укладывая её в «Молодость». Я встаю из кресла закрываю крышку шезлонга и восстанавливаю барышню от переедания и ушиба. За эти минуты Наполеон предоставлен сам себе. Он видит, что его никто не держит, дверь открыта. Начинает проверять версию сна, слегка себя пощипывая. Маша выгружается из «молодости».

-Мы обедать сегодня будем?

-Нет, ненасытная ты наша, всё съели, надо лететь на охоту. Кто хочет шашлык из поросёнка? - Выясняется, что все. Сканирую местность. Ближайшая кабаниха с подросшими июньскими поросятами в шестистах километрах от нас. Смещение. Показываю добычу на экране модуля. Беру шариковое ружьё и предоставляю Адику право пристрелить пару поросят. Включаю Автонаводчик ружья.

-Смотришь в прицел и наводишь стрелочку на точку, куда надо попасть. Крути пальцем шарик на курке. Понял? Молодец. Выбрал точку? Фиксируй её. Не точка, да, кружок, куда может попасть шарик в случае любых движений цели. Если кружок полностью на цели, то вероятность попасть сто процентов. Выбрал. Жми сперва на шарик, а дальше на курок. Если даже бросишь ружьё после нажатия на курок, то автонаводчик сам поразит её. Видишь ружьё гутаперчивое. Цевьё и ствол жёстко не связаны. Поворот возможен до 90 градусов. В смысле поворот ствола по отношению к цевью с рукояткой. Автонаводчик сам рулит стволом. Почему приклада нет? Отдача очень незначительная. Здесь нет пороха и принцип выстрела совсем другой. Стреляй. Пиу. Ещё. Пиу. Второй мимо. Прежде, чем нажать на курок задай и зафиксируй точку. Бегут? Деревья загораживают. Горе моё. Прикажи наводчику следовать за целью. Приблизь. Деревья ерунда, бугор тоже. Шарик пробьет всё и не изменит траекторию. Пиу. Пошли собирать. Ружьё оставь.

Мангал и шампуры сделали из биопласта. Под спиртное пикничок удался на славу. Маша рассказала всем свою историю. Пётр решил немедленно лететь разобраться со Сталиным. Наполеон прилип к Марии. Немца вырвало, и его отнесли в «Молодость» прочищать желудок и кровь. Он решил стать вегетарианцем и перешёл на пищу из тюбиков. Салют после каждого тоста обеспечили громкоговорящие возможности модуля. Горы сотрясли звуки пушечных залпов. Настоящий выстрел из плазмомёта повалил и поджёг лес. В общем, адаптация и притирка экипажа начались. Бонапарт согласился ещё поспать вместе с нами и Мари, надеясь, видимо, что мы к утру рассосёмся. Погрузились в модуль и сместились в Африку 14 века. Ночь. На чёрном небе яркие звёзды, Луны почти не видно. Мария пытается вскрыть систему синтезатора пищи. Это невозможно и бесполезно, там внутри никакой пищи нет, это не холодильник. Встаю и разбираюсь с ней.

-Миледи, вас вчера дважды возвращали с того света, когда вы сперва объелись пищей из тюбиков, а после на пикнике съели одна десятикилограммового поросёнка.

-Я не помню.

-Зато мы с Напиком помним, как тащили твой труп в «молодость». Благо Васька не напивается и всё контролирует. Давай я загипнотизирую тебя и сниму этот синдром, а то прозовут обжорой.

-А это не больно?

-Нет.

Вхожу в вибрации её полей и избавляю от синдрома вечного голода.

Проходит ещё полчаса. Она опять бродит по палате и поправляет спальные комплексы вусмерть пьяных членов экипажа.

Ловлю её и выясняется, что она боится спать, чтобы снова не проснуться в лагере. Вроде бы успокаиваю. Теперь она никогда туда не вернется, и о ней будут заботиться всегда. Захочет жить вечно - обеспечим и это. Проходит ещё час. Снова та же история. Она не спит, боясь проснуться в лагере. Даю молоко со снотворным. Теперь можно спать. Меньшиков хочет бабу, но без тёмного сегмента души светлому это кажется низменной животной пошлостью. Все засыпают.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   31

Похожие:

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconВ. Б. Катаев (ответственный редактор)
Чеховский вестник/ Ред кол.: В. Б. Катаев и др. – М.: Макс пресс, 2007. №21. – 170с

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconТехнический паспорт пособие по организации производства технологическая инструкция
Фактически у Вас в руках не только технологическая инструкция, технический паспорт на установку или пособие по производству пенобетона,...

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconСтр. Эпоха отступления
«Вполне может быть, что мы являемся свидетелями того, как в конкретных исторических событиях начинает проявляться специфическое слияние...

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconЕвгений Геннадьевич Катаев (1917 1986)
Истинный ученый не может не быть скромным: чем больше он сделал, тем яснее видит, как много осталось сделать

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconТехнологическая инструкция
С. Грунт-эмаль применяется в качестве самостоятельного покрытия, а также в комплексном покрытии под эмали типа хв, хс, пф, нц

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconЛитература во второй половине 2011г. Акунин, Б. Смерть на брудершафт. Операция «Транзит»
Акунин, Б. Смерть на брудершафт. Операция «Транзит». Батальон ангелов. – М. Аст : Астрель, 2011

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconОглавление введение 4
Юридическая природа договора банковского вклада как операция банковской деятельности 14

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» icon-
Богом или святынею, так что в храме Божием сядет он как Бог, выдавая себя за Бога" (2 Сол. 2, 3-4). Борьба антихриста против Христа...

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconТезисы вводного доклада на круглом столе «Лизинговая операция: как распутать клубок противоречий» (02 февраля 2012г.)

Антихриста как технологическая инструкция. Катаев А. К. Операция «Стог» iconТехнологическая поддержка формы
В состав раздела включается технологическая информация по программам комплекса "1С: Предприятие" версий 8 и 7


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница