Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения




Скачать 293.93 Kb.
НазваниеКак образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения
страница3/3
Дата конвертации28.12.2012
Размер293.93 Kb.
ТипЛекция
1   2   3

МАКС МЮЛЛЕР 28

исследовании религии случаи, подобные приведенному факту, повторялись не раз; мы узнаем, что книги, признанные божественными, хотя во многих случаях представляют указания древнейшие и наиболее аутен­тичные в области религии, но все-таки они не заслужи­вают слепого доверия и должны подвергаться исследова­нию более подробному и точному сравнительно с дру­гими историческими книгами. При изучении приносит огромную пользу лингвистика. Потому что, если бы даже и удалось счастливое подражание древним, первобытным мыслям, которое могло бы ускользнуть от внимания историка нашего времени, то во всяком случае нелегко подражать архаизмам языка и обмануть зоркий глаз грамматолога. Произведение, скованное из различных частей, как Яджурведа, которое ввело в заб­луждение самого Вольтера и было признано им «драго­ценнейшим подарком, каким Запад обязан Востоку», не могло бы теперь импонировать ни одному лингвисту, знакомому с исследованиями о санскритском языке. «Драгоценнейший подарок, который Восток преподнес Западу» есть самая бессмысленная из всех книг, какие приходится читать занимающемуся изучением религий. Единственно что можно привести в ее защиту, это то, что автор ничуть не думал защищать дело, рыцарем которого был Вольтер. Я могу здесь прибавить, что не­давно вышла в свет книга, производящая некоторое впе­чатление и обращающая внимание ученого мира: «Биб­лия в Индии» Жаколио (P. Jacolliot), книга, принад­лежащая к той же самой категории.

Несмотря на то что выдержки из священных книг брахманов приведены здесь не в оригинале, а только в очень поэтическом французском переводе, всякий, лишь бы только он знал основание санскритского языка, не за­думается ни на минуту признать, что текст подделан и что добрая вера П. Жаколио, президента суда в Шандер-

29 ОТ СЛОВА К ВЕРЕ

нагоре, была употреблена во зло учителем-туземцем, который помогал ему в исполнении этой задачи. Правда, что в Ведах можно встретить вещи ребяческие и смеш­ные, но, прочитав следующий стих: «Женщина есть душа человечества», процитированный из Вед, легко заметить в нем изобретение XIX века, но не века детства челове­чества. Выводы и теории П. Жаколио таковы, какими они и должны быть, будучи основаны на подобном материале.

Сравнительные исследования религий сделались в настоящее время необходимостью при всех подлинных документах, изданных за последнее время и относя­щихся к человеческим религиям, при изобилии богатых запасов, какие даются обширным знанием восточных языков в распоряжение ученых, чтобы они могли проникнуть до глубочайших источников, до отдален­нейших начал религиозной идеи.

Создание науки о религии, основанной на сравнении всех религий или, по крайней мере, важнейших, состав­ляет задачу настоящей минуты. Название этой науки, хотя, скорее, заключает в себе проект, нежели окончен­ное здание, привилось уже в Германии, во Франции, в Америке; вопросы громадной важности, здесь скры­вающиеся, обратили на себя внимание многих исследо­вателей, а полученные до сих пор результаты не дают нам повода бояться за будущность, равным образом и ув­лечение не ослепляет нас. Принять во владение это но­вое наследство во имя истинной науки и стеречь освя­щенные границы от вторжения в них поверхностных вралей — обязанность тех, которые посвятили жизнь за­нятиям главными религиями мира, изучаемыми по под­линным документам, и которые умеют оценить религию и уважать ее во всякой форме.

Те, которые пожелали бы пользоваться сравни­тельным изучением религии как оружием для нападок

МАКС МЮЛЛЕР 30

на христианство, ставя выше остальные человеческие религии, являются в моих глазах союзниками столь же опасными, как и те, которые считают необходимым унижать все религии, чтобы тем лучше выставить вели­чие христианства. В науке желательны апостолы, но не люди партий.

Мне кажется, что христианство выигрывает все бо­лее и более в величии и достоинстве по мере того, как мы лучше узнаем и справедливее оцениваем сокровища истины, заключенные в религиях, обыкновенно наибо­лее презираемых; но, по справедливости, никто не дол­жен прийти к этому заключению, не отдав должного другим религиям. Для всякой религии была бы гибель­на привилегия изучения ее в ином духе, чем изучаются другие верования, и наиболее она гибельна была бы для христианства. Это последнее не пользовалось никаки­ми привилегиями, не домогалось никакой свободы, ко­гда смело атаковало и побеждало могущественнейшие религии. И ныне оно не нуждается в сострадании, заво­евывает силой убеждение тех, с которыми встречаются с глазу на глаз наши миссионеры во всех частях света, и, если наша религия не перестанет быть собой, ее за­щитники не отступят перед новым опытом, каким для христианства является сравнительное изучение рели­гии. Далекие от осуждения, они будут придавать бодрость этим исследованиям, зная, что эти последние будут говорить в пользу нашей религии. Да будет мне позволено, приступая к этим исследованиям, уверить вас, что, исключая, быть может, первобытный буддизм, ни одна религия не благоприятствовала бы мысли о бесстрастном сравнении главных религий мира, ни одна не была бы терпима к нашему изучению.

Почти все религии присваивают себе фарисейский язык лицемерия, одно только христианство, будучи религией человечества, позволило нам открыть следы

31 ОТ СЛОВА К ВЕРЕ

мудрости и доброты Божьей в судьбах всех человече­ских рас и распознать в самых низших религиозных верованиях не дело факторов и влияний демонических, но что-то такое, что указывает нам на божеское управление, что заставляет нас сказать вместе со свя­тым Петром: «Бог не благоволит к отдельным лицам, и из всего народа тот, кто его боится и исполняет свою обязанность, будет им выслушан по справедливости».

Нет лучше возделанной религии для принятия посе­ва сравнительной теологии, как наша.

Уже это одно положение, занимаемое с самого начала христианством относительно иудаизма, составляет, в некотором роде, предмет первой лекции нашего срав­нительного изучения; оно обратило внимание умов, весь­ма мало настроенных к исследованиям этого рода, на сравнение этих двух религий, разнящихся в понимании божества, во взглядах на человечество, в способе выве­дения нравственности из различных начал, наконец, в веровании в бессмертие, но имеющих, однако, столько общности и точек соприкосновения, что в Ветхом Завете весьма мало находится таких псалмов и молитв, которым бы в сердце христианина не нашлось бы сочувствия, и весьма мало основ нравственности, которые еще и теперь не имели бы громаднейшего значения.

Научившись уважать обособленную религию евреев как приготовление к религии космополитиче­ской, повсеместной, человеческой par excellence, мы встретим куда меньше трудностей при отыскивании тайной цели и порядка в лабиринте других религий. Ка­жется, будто они идут вразброд; весьма возможно; но это вольное и скитальческое движение является, одна­ко, шествием к обетованной земле.

Исследования еврейской и христианской религий, произведенные ученейшими теологами вместе с иссле­дованиями по греческой и римской теологии, послужили

МАКС МЮЛЛЕР 32

нам приготовлением и оказали громадные услуги на­уке, которую мы намерены создать. Даже ошибки, сде­ланные некоторыми учеными, не останутся без пользы для тех, которые появились позже; ошибки эти служат ручательством, что в другой раз они не будут повто­рены.

Такое, например, убеждение, что языческие религии произошли через искажение Ветхого Завета, убеждение, поддерживаемое еще недавно людьми уче­ными, теперь оставлено совершенно, подобно тому как пользовавшаяся некогда кредитом теория, по которой языки греческий и латинский произошли от испор­ченного древнееврейского языка. С другой стороны, си­стема, допускающая первобытное сверхъестественное откровение, которое будто бы осенило предков челове­ческого рода, система, видевшая столько семян, не по­павших на ниву, для которой они были назначены, в час­тичках правды, бросающихся нам в глаза, когда они ос­танавливаются на языческих святынях и видят множе­ство остатков рассеянных древних сокровищ, система эта не имеет уже сторонников; она потеряла всех защит­ников, подобно системе, утверждавшей, что вначале су­ществовал прекрасный, совершенный язык, который впоследствии разложился на бесчисленные языки мира.

В означенной сфере чрез сравнение иудаизма и христианства с религиями Греции и Рима установлено еще несколько оснований; основания эти будут нам по­могать и руководить нашими исследованиями. Доказа­но, например, что язык древности не был оживлен тем духом, каким оживляется язык Нового времени, что языки Востока, что касается их внутреннего характера, решительно отличаются от языков Запада, и что, счита­ясь с этими глубокими различиями, мы делаем грубые ошибки при переводе этих первобытных поэтов, пер­вых учителей человечества.

33 ОТ СЛОВА К ВЕРЕ

Те же самые слова имеют одно значение в англосак­сонском и другое в английском, одно в латинском и другое во французском языках; еще тем более не следу­ет надеяться, чтобы современный словарь мог соответ­ствовать в точности древнему семитскому словарю, ка­ким является словарь Ветхого Завета.

У древних слова и мысли — две нераздельные вещи, не достигли еще такой степени абстрактности, чтобы выражать все силы творения, естественные или сверхъестественные, иначе, как в форме олице­творения, более или менее человеческого. Там, где мы говорим об искушении внутреннем или внешнем, для древних было вещью вполне естественной говорить об искусителе, представляющемся их уму в образе чело­века или животного; там, где мы говорим о вездесу­щей благости Бога, они говорили: «Бог наша скала, наша крепость, наш щит, наша башня»; где мы метафорически употребляем выражения «божеское посланничество, посланичество неба», они говорили о крылатом посланнике; что мы называем «божьим провидением», то было для них двигающимся облаком, указующим им путь, по которому они должны идти, лучом освещающего их света, бегством перед бурей, спасением от солнечного зноя. Без сомнения, под эти­ми словами они разумели те же самые понятия, что и мы; это наша, а не их вина, если мы сознательно обма­нываем себя относительно языка их пророков, если упорствуем в понимании употребляемых ими выра­жений в значении внешнем, если можно так выразиться, материальном; если мы забываем, что раньше, чем язык выработал разницу между вещами чувственными и отвлеченными, между тем, что чисто духовно, и тем, что вполне чувственно, телесно, пишу­щий обнимал одним выражением понятия мате­риальные и отвлеченные, способом, кажущимся нам

МАКС МЮЛЛЕР 34

чуждым, который нас сбивает с толку, хотя бы мы уг­лубились в тайны произведений каждого поэта.

Пробегая взором поле деятельности древних народов, но не давая себе отчета о переворотах, каким подверглась духовность человека, мы будем постоянно подвергаться опасности совершать ошибки и состав­лять ложные понятия.

Я иду даже дальше: я полагаю, было бы нетрудно до­казать, что половина трудностей, встречаемых при ис­следовании истории религиозных мыслей, имеет своим источником это ошибочное понимание, вытекающее из толкования древних языков при помощи новых, из переодевания древней мысли в одежду мысли совре­менной.

Освободившись от недостатка, о котором идет речь, мы устранили бы множество ошибочных убеждений о некотором неприличии и безосновательности, господ­ствующих в мифологии индийской, греческой и италь­янской, как это многим угодно утверждать еще и теперь и как утверждали правоверные умы древних.

Исследования в области сравнительной мифологии доказали основательно, что много детских басен должны считаться тем, что они суть, т. е. первобытно-ребяче­скими. Та эпоха языка, в которой они получили начало, предшествует эпохе происхождения древнейших пись­менных памятников. Явление это произошло в языках арийских перед эпохой Вед, до Гомера, несмотря на то что его влияние распространяется на период, гораздо более близкий к нам.

Очень вероятно, что семитские языки, и особенно еврейский, уцелели каким-то чудом от этого влияния, заключающегося в природе и развитии языка, от этого бо­лезненного кризиса, которого не могла бы предупредить никакая предусмотрительность, но который можно было бы назвать болезнью детского возраста.

35 OT СЛОВА К ВЕРЕ

Что мы потеряем, если попробуем заглянуть в первобытнейшие и оригинальнейшие мысли священ­ных книг, вместо того чтобы удовольствоваться фор­мой, в какую они облеклись впоследствии; или доволь­ствоваться современными переводами, которые изме­нили их значение? Разве мы потеряем что-нибудь, если в суровом мифе о Вулкане, рассекающем топором голо­ву Юпитера, или Минерве, появляющейся в доспехах, мы распознаем следующие понятия: Юпитер пред­ставляет блистающее небо; чело его — восход солнца; Вулкан есть солнце до восхода, а Минерва — утренняя заря, дочь неба, появляющаяся внезапно, как источник света.

Γλαυχώπις совоокая (глаза у совы красивы).

Παπθένος целомудренная, как девица.

Χρυσέα золотистая.

Αχρία освещающая верхушки гор и свой Парфенов В Афинах, ее любимом городе.

Αλέα рождающая плодотворную теплоту утра.

Παλλάς мечущая стрелы света.

Πρόμαχος играющая первую роль в первом строю борьбы дня с ночью.

Πάνοπλος вооруженная с ног до головы как бы в панцирь света, рассеивающая далеко мрак ночи и будя­щая людей к славной жизни, к славным подвигам.

Хотя греки и не верили, будто Аполлон и Артемида убили двенадцать детей Ниобы, тем не менее они чув­ствовали уважение к своим божествам, потому что зна­ли, что Ниоба в древнюю эпоху языка означала «зимний снег», древний же поэт в своей легенде хотел выразить следующее: божества весны должны ежегод­но поражать своими стрелами детей снега, красивых и сияющих, но обреченных на смерть. Даже по истечении 5000 лет разве не имеет цены открытие, которое учит нас, что еще раньше разделения различных ветвей
1   2   3

Похожие:

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconЦзяо пареводится на русский язык и как «учение» и как «религия». Конфуцианство
«три учения» (или «три религии»): конфуцианство (жуцзяо), даосизм (даоцзяо) и буддизм (фоцзяо). В китайском языке нет отдельного...

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconУчебная программа
Происхождение слова «религия». Содержание религии: вероучение, культ, этика, эсхатология. Проблема происхождения религии. Проблема...

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconАннотация программы учебной дисциплины «Религия и право»
Основные этапы взаимоотношений религии и право в обществе. Религиозный характер правовой системы древнего мира и средних веков. Черты...

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения icon1. Религия, ее роль в жизни современного общества
Слово «религия» имеет несколько распространенных значений. В общем смысле, религия — одна из форм общественного сознания — совокупность...

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconПланы семинарских занятий для студентов 1 курса
Государство и право как объекты изучения юридических наук. Теория государства и права как наука, предмет ее изучения

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconПериодизация античной философии
Однако она сразу устремилась рассматривать вопрос о соотношении чувственных образов мира и его самого по себе как бесконечного космоса....

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconКутявина Елена Евгеньевна Предмет и структура современной социологии
Объект изучения социологии – социальная реальность, как и у всех подобных наук. Самое амбициозное определение предмета изучения социологии...

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconРеферат: Религия в философии Фейербаха
Фейербаха, идеализм есть не что иное, как рационализированная религия, а философия и религия по самому их существу, считал Фейербах,...

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения iconПрограмма собеседования для поступления на направление подготовки по магистерской программе 033300 «Религиоведение»
Религия как предмет исторического исследования. Архаический тип культуры и проблемы религии. Способ восприятия мира первобытным человеком....

Как образ мира макс мюллер от слова к вере религия как предмет сравнительного изучения icon«образ мира» как интегративное новообразование в контексте аксиологического подхода
Ловека о мире, других людях, о себе и своей деятельности. Опора на целостность, полноту жизни, мысли, слова отражающего нравственность...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница