Считала людей лишь




НазваниеСчитала людей лишь
страница9/41
Дата конвертации30.12.2012
Размер5.74 Mb.
ТипДокументы
1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   41

окончательную оценку. Единственное, что мы можем сделать, - это

преклониться перед Создателем (р.109).


Какую модель личности нам следует выбрать? 75


Таким образом, к концу своей карьеры Джеймс, похоже, разочаро-

вался в психологии и как в науке об общем, и как в науке о частном.


Проблема все еще не решена, но, на мой взгляд, налицо некоторый

прогресс. Эта проблема все чаще и чаще преследует нас, играющих двой-

ную роль - экспериментатора и клинициста, теоретика и практика. В

1954 году появилась примечательная работа Мила под названием <Про-

гнозы: клинические или статистические?> (Meehl, 1954), посвященная этой

теме. Свою собственную позицию автор определяет как <амбивалент-

ную>. Некоторые называют ее <позицией на перепутье>.


В работе Мила декларируется одно принципиальное положение. Суть

его заключается в следующем. Когда мы сравниваем клинический и ста-

тистический методы, различия между ними могут пролегать по двум осям:

(а) применяемые методики и тип используемых данных; (б) способ сведе-

ния воедино разнообразных данных и формулирования окончательных

выводов. Так, данные могут быть представлены как в виде процентных

соотношений или иных формальных количественных значений, так и в

виде более содержательной информации - описании случаев, свобод-

ных ассоциациях и т.п. Далее, формулируя на основе этих данных окон-

чательные выводы, мы можем использовать статистические процедуры с

выявлением закономерностей, или же, как советовал Дильтей, просто

стараться <понять> их. Мила интересует главным образом именно эта

проблема. В каком случае исследователь скорее добьется успеха - ког-

да он анализирует данные с помощью статистической <поваренной кни-

ги> или через глобальное понимание? В настоящей работе я сосредото-

чусь главным образом на первой проблеме, заявленной Милом, - на типе

данных, на которых должна основываться наша оценка.


В 1960 году Грауманн (Graumann) сформулировал проблему следую-

щим образом: откуда должны быть получены структурные единицы, ко-

торые мы анализируем при исследовании личности - из некоторых об-

щих психологических концепций или из жизни самой по себе? Иначе тот

же вопрос поставлен в обращении президента Британского психологичес-

кого общества (L. S. Hearnshaw, 1956). Он обращает внимание на сущест-

вующее расхождение между ограничениями, налагаемыми традиционны-

ми научными методами и <пониманием богатства человеческой индивиду-

альности>. Он указывает на необходимость <непрекращающегося поиска

концепций, которые, обладая способностью научного объяснения и исполь-

зования, тем не менее были бы гуманистическими по своей сути> и на

необходимость точного отображения изучаемых структур.


Нет смысла воспроизводить здесь длительные дебаты между сторон-

никами номотетического и идиоморфического подходов, приверженцами

объяснения и понимания. Думаю, в целях более скорого достижения про-

гресса нам стоит избегать использования этих традиционных терминов.

По этой причине в данной работе я буду говорить о <статистическом> и

<морфогенетическом> методологических подходах. Позвольте мне объ-

яснить второй термин.


В исследованиях по молекулярной биологии было установлено, что

клеточная организация жизни одинакова для всех без исключения ви-

дов. Кирпичики, из которых строится жизнь - растительная и живот-


76 Личность в психологии


ная, - оказываются совершенно единообразными в том, что касается

нуклеиновых кислот, молекул белка и ферментативных процессов. И в

то же время антилопа отличается от ясеня, человек от антилопы, и один

человек совершенно не похож на другого. И чем дальше мы продвигаем-

ся в выявлении общих закономерностей жизни, тем больше наше внима-

ние привлекает морфогенезис (анализ конкретных примеров). Но, тем не

менее, морфогенетическая биология значительно отстает от молекуляр-

ной биологии. И точно так же морфогенетическая психология значитель-

но отстает от статистической психологии.


Общие закономерности функционирования личности - это горизон-

тальное измерение, которое присуще всем без исключения индивидам.

Мы концентрируем наше внимание главным образом на этих общих за-

кономерностях; например, на таких общих чертах, как потребность в до-

стижениях, тревожность, экстраверсия, доминантность, креативность, или

на таких общих процессах, как научение, вытеснение, идентификация,

взросление. Но мы тратим едва ли одну сотую часть времени, отведенно-

го на наше исследование на то, чтобы выяснить, имеют ли в действитель-

ности эти общие измерения какое-то отношение к личности Билла, и

если имеют, то каким образом их комбинация доказывает, что Билл -

это Билл, и никто другой. В идеальном исследовании должно быть рас-

смотрено как горизонтальное, так и вертикальное измерение.


Я уже говорил о своем отрицательном отношении к такому решению

этой проблемы, где общее предлагается считать компетенцией науки, а уни-

кальное - компетенцией искусства. Я бы хотел отказаться и еще от одного

вероятного решения. Некоторые психологи скажут, что Билл как рассмат-

риваемая нами индивидуальность отличается главным образом степенью

своего соответствия или несоответствия универсальным или групповым

нормам. Его личные и уникальные свойства - лишь некоторый остаток,

который мы отбросили, рассмотрев основную часть его поведенческих про-

явлений с точки зрения общих норм. Мои коллеги-профессора ( Kluckhohn

& Murray, 1953, р. 53) выразили эту мысль следующим образом:


...каждый человек в определенном смысле:

похож на всех других людей (универсальные нормы),

похож на некоторых других людей (групповые нормы),

не похож ни на кого (индивидуальные нормы).


Сейчас понятно, что нам часто хочется использовать универсальные

и групповые нормы. Мы хотим знать, выше или ниже показатели Билла

по сравнению с остальными по таким, например, качествам, как интел-

лект, доминантность, аффилиация. Но, хотя мы и можем получить неко-

торую полезную информацию, сравнивая показатели Билла по разным

критериям со средними значениями, установленными для той или иной

группы, его индивидуальная система, которая организует все эти и мно-

гие другие характеристики, - уникальна и неповторима. Его личность

содержит не три системы, а одну. Какова бы ни была индивидуальность,

она не является просто остатком, не востребованным при анализе этих

трех измерений. Организация жизни Билла - поистине первостепен-

ный факт его человеческой сущности.


Какую модель личности нам следует выбрать? 77


Теперь нам нужно выяснить, насколько морфогенетическая психоло-

гия может стать оказаться нам полезной. А чтобы надлежащим образом ее

использовать, мы должны усвоить несколько уроков эмпиризма и позити-

визма, декларирующих необходимость измерений, и в первую очередь урок

надежности наблюдения. Недостаточно интуитивно постичь характер Билла

или Бетти. То же самое делают, с большим или меньшим успехом, все их

друзья. Наука, пусть даже морфогенетическая, должна быть в большей

степени обоснованной. Предлагаемые морфогенетические интерпретации

должны поддаваться проверке, передаче и обладать высокой прогностиче-

ской силой.


Я вижу цель этой работы в том, чтобы предложить на ваш суд опреде-

ленные техники, которые, на мой взгляд, являются морфогенетическими

по своей природе (или, по крайней мере, наполовину морфогенетически-

ми) и в то же время поддаются контролю, перепроверке и обеспечивают

надежность результатов. Прежде чем я это сделаю, давайте более при-

стально рассмотрим проблему успешного прогнозирования, которое, как

уже неоднократно было заявлено, является лакмусовой бумажкой валид-

ности научных результатов.


Прогнозы: статистические и морфогенетические


Прогнозы, основанные на результатах измерений, называются стати-

стическими. Во многих случаях они на удивление точны. Можно пора-

зиться, к примеру, точности, с которой страховые компании предсказы-

вают количество смертей в результате дорожно-транспортных происше-

ствий, онкологических заболеваний или самоубийств. Шансы гипотети-

ческого среднего человека выжить или умереть - вот вопрос, который

интересует все без исключения страховые агентства. Будет ли именно

Билл тем человеком, который окажется жертвой роковой случайности,

они сказать не могут. А Билла интересует именно этот вопрос.


Точно такая же ситуация наблюдается и в психологии. Статистичес-

кие прогнозы позволяют нам с достаточной степенью точности предска-

зать, какой процент мальчиков с определенным типом телосложения и с

определенной семейной ситуацией будет демонстрировать делинквент-

ное поведение; какой процент помолвленных пар, получивших различ-

ное воспитание, будет счастлив в браке. Статистический прогноз может

дать нам приблизительное представление о том, каков будет средний

балл студента университета, на основании того, каким был его средний

балл в школе или каков его коэффициент интеллекта. Он может быть

полезен при отборе на работу, поскольку позволяет определить границу

нормы того или иного теста: если претендент на вакантную должность

набирает меньший балл, он, вероятно, не сможет справиться с предъявля-

емыми к нему требованиями.


Совершенно очевидно, что такого рода статистические прогнозы при-

носят гораздо больше пользы страховым компаниям, школьной админис-

трации, полиции, менеджеру предприятия, чем самому Биллу. До него

как личности никому нет никакого дела, так как статистические обобще-


78 Личность в психологии


ния основаны на компенсировании случайных ошибок за счет большого

количества испытуемых и не принимают в расчет индивидуальные осо-

бенности. Но как практики мы имеем некоторые обязательства перед

Биллом, так же как и перед его работодателями или общественностью.

Более того, подобная ответственность предписывается нам нашим про-

фессиональным этическим кодексом.


Возьмем, к примеру, Джона, двенадцати лет. У него неблагополуч-

ная семья: его отец - уголовник, его мать не занимается воспитанием

сына, его окружение маргинально. Предположим, 70 процентов подро-

стков, получивших сходное воспитание, становятся преступниками.

Значит ли это, что у Джона семь шансов из десяти попасть в уголовную

среду? Отнюдь нет. Джон уникален, уникальны его наследственность и

жизненный опыт. Его индивидуальный мир содержит в себе то, что

неизвестно статистике: эмоциональные отношения с учителем или одно-

единственное мудрое слово, оброненное соседом. Такие факторы могут

иметь решающее значение и компенсировать все средние вероятности.

У Джона нет семи шансов из десяти пополнить ряды уголовников. Он

либо станет преступником, либо не станет. Только полное понимание

его личности, обстоятельств его жизни в настоящем и будущем даст

нам основу для надежного прогноза.


Именно этой точки зрения, видимо, придерживался и Мил, говоря:

<Давайте посмотрим, какое отношение имеют данные, полученные в ис-

следовании, к успешности предсказаний, основанных на проведении из-

мерений или на морфогенетическом подходе>. Проанализировав иссле-

дования, имеющие отношение к данной проблеме, Мил сделал следую-

щие выводы. Морфогенетические прогнозы (он называет их <клиничес-

кими>) расцениваются в настоящее время как наименее надежные. Бо-

лее успешными оказываются предсказания, основанные на механичес-

ком использовании стандартных формул. Лучше всего полагаться на дан-

ные по методике Роршаха, по методике измерения коэффициента интел-

лекта, на другие стандартные прогностические индексы. Конечно, мы

можем придать большее значение тому или иному критерию, но мы долж-

ны действовать в соответствии с определенными правилами. Мы можем

считать один фактор вдвое более важным, чем другой. Это сродни тому,

как повар добавляет в тесто два стакана муки и только один стакан саха-

ра. И Мил находит для предложенного им метода подходящее название -

<метод поваренной книги>.


Преимущество этого метода - в его надежности. Мы имеем дело с четко

определенными переменными, на основании которых мы можем уверенно

говорить о патологическом типе или о профессиональной или учебной ус-

пешности. И когда бы мы ни использовали <метод поваренной книги>, мы

знаем, что, комбинируя баллы по разным методикам в соответствии с изве-

стной формулой, получим достаточно надежный средний результат. Но если

строго следовать логике этой процедуры, то терапевт или практический

психолог как диагност или эксперт окажется ненужным уже на ранних

этапах работы. Компьютерное устройство может проанализировать данные

более точно, чем это сделал бы психолог, которому, как и любому человеку,

свойственно ошибаться. В скором будущем мы без сомнения будем все чаще


Какую модель личности нам следует выбрать? 79


и чаще сталкиваться с IBM-прогнозами и IBM-диагнозами в психологичес-

кой практике. Бесполезно содрогаться при мысли о таком оскорблении че-

ловеческого достоинства. Это, несомненно, произойдет. Но уже сейчас мы

можем понять, в чем заключаются недостатки этого метода.


Недостатки <метода поваренной книги>


Как отмечал и сам Мил, <метод поваренной книги> может оказаться

полезным только при определенных обстоятельствах. Изучаемые пере-

менные должны быть объективно определены, надежно измерены, ва-

лидны по отношению исходной прогностической цели (например, про-

фессиональный успех), должны иметь четкие средние нормы по той

группе, к которой принадлежит испытуемый. Большая часть рассмат-

риваемых нами переменных не достигает этого уровня объективного

совершенства.


Особую сложность представляет проблема определения относительной

значимости показателей по разным шкалам. Предположим, у Джона бла-

гоприятный профиль инженерных способностей, и при этом высокий балл

по эстетическим интересам; предположим, он интровертирован, но имеет

высокий показатель силы <Я>, и при всем при этом у него есть какой-то

физический недостаток. Ну и каков же будет его окончательный личност-

ный профиль? Энтузиасты <метода поваренной книги> ответили бы на это

вопрос так: компьютер покажет. Но покажет ли? Во всем мире нет доста-

точного количества примеров такого или любого другого личностного склада,

чтобы гарантировать надежность статистического прогноза.


Кроме того, оперируя переменными в изначально заданных рамках

измерения, <метод поваренной книги> оставляет за пределами рассмот-

рения конкретные личностные факторы. Да, компьютер может сказать,

можно ли поставить человеку диагноз <шизофрения>. Но он не может

установить, что способно повлиять на его выздоровление - любовь к

сестре, изменение ее отношения к нему или что-либо еще. Рамки изме-

рения - вещь ригидная. Это все равно, что дать повару ингредиенты,

которые можно использовать только для приготовления булочек, и наде-

яться, что он сможет испечь роскошный торт.


Далее, те категории, которыми описывается личность, - это катего-

рии, представляющие интерес для исследователя, для больницы, для

школы, для предприятия. По этой причине они могут иметь мало отно-

шения к самому Джону. Наиболее принципиальные характеристики -

его стремления, чувство долга, его экзистенциальные искания - могут

остаться вне поля рассмотрения. В любом количественном анализе неиз-

бежно существует ряд <пустых клеток>.


Наконец, клинические, или морфогенетические, прогнозы фактичес-

ки менее точны, чем прогнозы на основе <метода поваренной книги>. И

тут я могу сказать только одно: <Такое представление об изобретатель-

ности и сенситивности психолога вызывает сожаление>. Этот факт -

который, кстати сказать, не является непреложным - доказывает толь-

ко то, что мы не знаем, как должным образом привить студенту навыки


80 Личность в психологии


клинической работы. У меня создается впечатление, что наше чрезмер-

ное пристрастие к тестам и <поваренным книгам> может нанести вред

потенциальным навыкам молодых терапевтов и консультантов. Сущест-

вует ряд исследований, показавших, что наличие слишком большого объ-

ема данных, касающихся конкретной личности, приводит терапевтов в

замешательство и что их предсказания гораздо более точны, когда осно-

ваны на применении простейших формул (Sarbin, Taft, Bailey, р. 262-

264). Но этот факт также указывает на нашу небрежность в разработке и

распространении чувствительных морфогенетических техник.


Не так давно было установлено (Meehl, 1959), что при определенных

обстоятельствах комбинация статистического и морфогенетического ме-

тодов имеет большую предсказательную силу, чем каждый из этих мето-

дов по отдельности. Прогресс налицо. Но у меня есть два комментария на

этот счет: (1) достигнутый уровень успешности тем не менее крайне ни-

зок; (2) диагностический инструментарий, используемый на первых эта-

пах исследования, удовлетворяет требованиям только одного из двух

методов. Исходные процедуры, на результатах которых основан тот или

иной прогноз, практически всегда горизонтального порядка (т.е. нацеле-

ны на изучение большой выборки) и крайне редко - вертикального (пред-

полагающие изучение структуры конкретной личности).


Проблема заключается в следующем. В то время как количественные

диагностические методы по необходимости заполняют половину психо-

логического <чемоданчика с инструментами>, вторая половина этого че-

моданчика по сей день фактически пуста. Помню, что я обсуждал этот

вопрос с почитаемым мной психологом Эдвардом Толменом за несколько

лет до его смерти. Он сказал мне: <Я знаю, что мне следует больше ис-

пользовать идиоморфические методы в своих исследованиях, но я просто

не знаю, как это сделать>. Мой ответ тогда, равно как и теперь, звучит

так: <Давайте учиться!>.


Морфогенетические техники


Для начала следует задаться простым вопросом: есть ли смысл в том,

чтобы искать только объективные критерии, подтверждающие валидность

нашего методического инструментария? Почему бы не поинтересоваться

(там, где это в принципе возможно) еще и субъективной валидностью, спро-

сив у самого испытуемого, что он думает о нашем диагнозе? (Конечно, если

испытуемый - ребенок, или невротик, или же он демонстрирует огромное

количество защит, этот шаг неадекватен.) Слишком часто мы отказываем-

ся от самого ценного источника информации, а именно от знания человека

о самом себе. Во время войны психиатры помогали отбирать граждан на

военную службу. И, несмотря на то что они использовали различные ко-

личественные тесты, говорят, что самым мощным прогностическим мето-

дом оказался следующий простой вопрос: <Кажется ли Вам, что Вы эмо-

ционально готовы к тому, чтобы поступить на военную службу?>. Люди

часто оказываются самыми лучшими экспертами в том, что касается лич-

но их, хотя, конечно, и в этом им свойственно иногда ошибаться.


Какую модель личности нам следует выбрать? 81


Можно понадеяться на то, что экзистенциальное направление в пси-

хологии (распространяющееся сейчас значительными темпами) совер-

шит методологическую революцию в сфере психодиагностики. Было бы

вполне логично этого ожидать, поскольку это направление рассматрива-

ет человека как уникальное существо-в-мире, чья система смыслов и

ценностных ориентаций присуща только ему и никому другому. А посе-

му экзистенциальный психолог, проводя исследование, диагностику или

терапию, видимо, нуждается в отдельной методике для каждого конкрет-

ного случая. Но до настоящего времени сторонники этой школы так и не

стали настолько изобретательными, насколько того требуют их собствен-

ные постулаты. Налицо методологическое отставание.


Да, действительно, психиатрам и клиническим психологам давно из-

вестно, что за отправную точку следует принимать собственную историю

пациента. Но выслушав эту историю, они тут же принимаются рассмат-

ривать ее в рамках неких основных категорий, расчленяя комплексный

образ на стандартные измерения (способности, потребности, интересы и

т. п.), и торопятся приписать какие-то баллы наиболее интересующим их

переменным. Заметьте, что и те терапевты, которые заявляют о том, что

придерживаются экзистенциальной ориентации, также, как правило,

используют в своей работе стандартные процедуры. Их методики и даже

их интерпретации порой не отличишь от тех, что предлагает нам орто-

доксальный психоанализ (G. W. Allport, 1961а).


Мы проявляем большую концептуальную, нежели методологическую

гибкость. Позволю себе проиллюстрировать это утверждение ссылкой на

ценный и обширный методологический обзор, включающий около пяти-

сот работ (Ruth Wylie, 1961). Большинство этих работ касается эмпири-

ческих исследований Я-концепции. (Сам факт того, что в последние годы

система <Я> снова начала рассматриваться в качестве предмета психо-

логического анализа, говорит о нашей концептуальной гибкости.) Однако

при более пристальном взгляде на эти исследования мы обнаруживаем,

что фактически все они подходят к изучению Я-концепции только с пози-

ции общих измерений. Мы встречаем описания типа <этот тест выявляет

самооценку на основе балла по шкале тревожности>; или <были использо-

ваны девять биполярных шкал, построенных по принципу семантического

дифференциала>; или <ранжирование по пятибалльной шкале восемнадца-

ти понятий, обозначающих черты личности, позволяет определить степень

самопринятия>. Я не имею ничего против подобных исследований, я только

говорю о том, что их методологическая основа довольно стереотипна.


Но давайте обратимся к тем инструментам из морфогенетической

половины нашего методологического чемоданчика, которые доступны нам

на современном этапе. Мой обзор будет скорее иллюстративным, чем

исчерпывающим. Я вкратце опишу каждый из методов, надеясь, что этот

перечень в целом поможет понять, что именно я подразумеваю, говоря о

морфогенезисе. Я также хочу надеяться, что этот обзор стимулирует

дальнейшие разработки.


1. Известен метод сопоставления, успешно используемый как немец-

кими, так и американскими исследователями (см. G. W. Allport, 1961b, р.

387, 446). Суть метода заключается в сопоставлении друг с другом раз-


82 Личность в психологии


личных, зачастую сложных элементов экспрессивного стиля личности.

Мы проверяем себя, решая, относится ли данное описание ситуации к

данному личностному профилю, принадлежат ли этот голос и этот по-

черк одному и тому же человеку. Хотя этот метод не дает представления

о причинно-следственных отношениях, он является хорошим примером

стопроцентно морфогенетической процедуры.


2. Другой морфогенетический метод был разработан Болдуином на

основе анализа писем одной женщины по имени Дженни (Baldwin, 1942).

Предметом изучения была индивидуальная структура ее мышления, т.е.

комплексы ассоциаций. Каков эмоциональный тон ее письма, когда она

говорит о женщинах, о деньгах, о природе? Если она рассказывает о сво-

ем сыне, что еще упоминается в этом контексте? С помощью этого мето-

да, названного Болдуином <анализ структуры личности>, можно выявить

ряд интересных личностных феноменов, и он не требует привлечения

каких-то среднегрупповых показателей.


3. Еще один морфогенетический метод, до некоторой степени напоми-

нающий предыдущий, был разработан Шапиро (Shapiro, 1961). На осно-

ве пятичасового глубинного разговора психиатра с пациентом конструи-

руется опросник, который в дальнейшем используется для работы с этим

и только с этим пациентом. Повторные его заполнения с интервалом в

несколько месяцев или лет помогают проследить процесс взаимодейст-

вия врача с пациентом, а также моменты улучшения или ухудшения

здоровья.


4. Более претенциозной, но тоже вполне морфогенетической, являет-

ся попытка определить сферу и количество основных жизненных инте-

ресов конкретной личности. Много лет назад Г. Уэллс в своих <Автобио-

графических экспериментах> заявил, что в его жизни были только две

основные темы - мировое правительство и секс. В одной из своих работ

я рассуждал о том, можно ли максимально полно понять жизнь человека,

проследив только несколько основных жизненных интересов или моти-

вов. Возможно, две темы - это слишком мало для большинства личнос-

тей (и, мне кажется, особенно для Уэллса), хотя говорят, что у Л. Н. Тол-

стого после его отлучения от церкви была только одна тема, а именно

стремление к простоте жизни. Более типичен, на мой взгляд, пример

Уильяма Джеймса, у которого, по свидетельству его биографа (R. В. Perry,

1936, ch. 90-91), было восемь доминирующих тенденций. В ряде предва-

рительных исследований, которые я проводил на студентах (G. W. Allport,

1958), я установил, что они считают возможным адекватно охарактери-

зовать собственного друга, перечислив в среднем от 3 до 10 его сущест-

венных характеристик.


Я не нахожу точного названия этим центральным мотивам. Эти <су-

щественные характеристики> по большей части носят мотивационный

характер, хотя некоторые, возможно, являются и стилевыми. Моим бра-

том был предложен такой термин, как <телеономические тенденции> (F.

Н. Allport, 1937). Фрэнк полагал, что их следует рассматривать как не-

кие жизненные гипотезы личности и что целесообразно тщательно под-

считать, какое количество повседневных действий может быть отнесено

к одной или нескольким из этих тенденций. В этой идее есть смысл,


Какую модель личности нам стоит выбрать? 83


однако до настоящего момента она не подвергалась надлежащей провер-

ке. Один из вопросов заключается в том, можем ли мы обеспечить доста-

точно высокий уровень надежности экспертов, оценивающих соответст-

вие частных актов поведения той или иной гипотетической тенденции.

На современном этапе это не более чем направление рассуждений, тре-

бующее тщательной проработки.


5. Предположим, нас интересует индивидуальная система ценнос-

тей. Тут, конечно, хороши прямые вопросы типа <Что бы вам хотелось

иметь больше всего на свете?>, <Какие события вызывают у вас ощуще-

ние полноты жизни или собственной уникальности?> или, в терминах

Маслоу, <В чем заключаются ваши пиковые переживания?>. В одной из

своих работ я выступал за интенсивное использование такого рода пря-

мых вопросов, поскольку я убежден в том, что мы должны доверять

нашему клиенту, когда он рассказывает о принципиальных аспектах

своей жизни. Проективные тесты не могут применяться в отрыве от

направленных методов, так как мы не можем проинтерпретировать полу-

ченные с их помощью результаты, если нам неизвестно, согласованы ли

они с его представлением о себе или противоречат ему (см. G. W. Allport,

1960, ch. 6).


6. Можем ли мы повысить точность этих процедур, учитывая нара-

ботки в области количественных методов диагностики? Одним из приме-

ров такого рода является <шкала самоопределения> (Kilpatrick, Cantril,

1960). Перед испытуемым кладут бланк, на котором нарисована лестница

с десятью ступенями. Испытуемого просят рассказать, в чем, по его мне-

нию, заключается <самый лучший или идеальный образ жизни>. На ри-

сунке этому образу жизни соответствует самая верхняя, десятая сту-

пенька. Затем его просят описать <наихудший образ жизни>, как он его

себе представляет. Это, говорят ему, нижняя ступенька лестницы. После

этого испытуемый должен указать, на какой из ступенек лестницы, по

его мнению, находится сейчас он сам. Также нередко задаются вопросы

типа: <В каком месте этой лестницы Вы находились два года назад? Как

вы думаете, где Вы окажетесь через пять лет?>.


Такая методика довольно продуктивна в консультировании. Авторы

использовали ее также в исследовании, посвященном динамике мораль-

ных установок, в частности при сравнительном анализе установок в ста-

бильных странах и тех, которые недавно пережили революцию. А в этом

случае происходит любопытная вещь: морфогенетическая техника при-

меняется в качестве инструмента номотетического исследования. Обыч-

но ситуация, как нам хорошо известно, прямо противоположная: лич-

ность пытаются вставить в номотетическую рамку.


Все эти примеры убедительно доказывают нам, что можно исследо-

вать уникальную внутреннюю структуру личности, не ссылаясь при этом

на универсальные или групповые нормы. Все методы, о которых я уже

рассказал, являются полностью морфогенетическими, хотя это далеко не

всегда осознается теми, кто эти методы использует.


Теперь давайте обратимся к некоторым методикам, которые могут

оказаться очень полезными при изучении индивидуальности, хотя по своей

природе они близки к количественным методам.


84 Личность в психологии


Прежде всего я имею в виду столь привычный всем измерительный

инструмент, как шкала ранжирования. В одном давнем исследовании

(Conrad, 1932) учителей просили оценить учащихся по выраженности у

них конкретных черт личности, всего в списке была 231 черта. То есть

учителям пришлось исходить из того, что у каждого ребенка в той или

иной степени выражены все эти черты. В этом случае степень согласо-

ванности оценок одного и того же ребенка различными учителями была

невысока, коэффициент корреляции составил приблизительно 0,48. По-

сле такого номотетического беспредела тех же учителей попросили от-

метить только те черты, которые, по их мнению, являются <централь-

ными или имеющими принципиальное значение в структуре личности

ребенка>. В этой части задания учителя продемонстрировали исключи-

тельное единодушие - коэффициент корреляции равнялся 0,95. Такой

результат говорит о том, что причиной низкой надежности экспертных

оценок может являться несоответствие используемых нами характерис-

тик тому объекту, которому эти характеристики приписываются. На-

против, обоснованный подбор ключевых диспозиций может стать зало-

гом надежности результатов работы.


Родственный этому метод - использование простого перечня прила-

гательных. В этом случае респонденту предлагается список, состоящий,

возможно, из сотен различных черт личности, но от него требуется ис-

пользовать только те из них, которые, на его взгляд, представляют пер-

востепенное значение для описания конкретной индивидуальности.


Преимущество обоих вышеописанных методов заключается в том, что

они предоставляют респонденту возможность игнорировать нерелевант-

ные переменные. А этого не хватает практически всем количественным

методам.


7. Другой пограничный метод - это <репертуарный тест ролевого

конструкта>, разработанный Келли (Kelly, 1955). Суть его заключается в

следующем. Испытуемого просят сказать, что общего между двумя пред-

лагаемыми понятиями и чем они оба отличаются от третьего. Например,

предлагаются такие понятия, как мать, сестра, жена. И испытуемый

может ответить, что мать и сестра похожи в том, что обе они оказывают

ему поддержку, а жена отличается от них тем, что она требовательна.

Предъявив большой перечень пар для сравнения, мы можем выяснить

не только частные установки в сфере семейных взаимоотношений, но и

существенные характеристики когнитивного стиля в целом; скажем, про-

тивопоставление в сознании требовательности и эмоциональной поддержки

со стороны окружающих. Этот метод не является полностью морфогене-

тическим, поскольку он априорно определяет те <значимые другие>, кото-

рые нужно охарактеризовать, и ограничивает спонтанность выбора в ряде

других аспектов. И все же он может оказаться вполне продуктивным в

интересующем нас типе исследования.


8. Для определения когнитивного стиля также может успешно приме-

няться и ряд других методик. Так, в одном из исследований (Broverman,

1960) испытуемому предлагались стандартные тесты, но интерпретации

основывались на том, насколько хорошо или плохо (по сравнению со всей

группой) он справился с конкретным тестом. Тем самым выявлялись те


Какую модель личности нам стоит выбрать? 85


тенденции, которые были выражены у данного испытуемого наиболее

ярко.


Может быть, нам стоит обратить внимание на индивидуальную психо-

физику. Мы могли бы, например, установить связь между остротой зре-

ния Билла и сферой его интересов, между когнитивным стилем и характе-

ристиками нервной системы, между объемом легких и экстраверсией. На-

сколько необходимо использовать для подобных целей стандартные про-

цедуры измерения - это вопрос для будущих исследований.


9. Еще одна методика разработана мной в соавторстве с Верноном и

Линдсеем (Allport, Vernon, Lindzey, 1960). Это - тест <Изучение ценно-

стей>, направленный на выявление степени значимости для конкретной

личности каждого из шести описанных Шпрангером психологических ти-

пов. Получаемый в результате профиль не показывает, больше или меньше

по сравнению с группой в целом данный человек придает значение эко-

номическим, теоретическим или религиозным ценностям. Его назначе-

ние - продемонстрировать соотношение значимости этих ценностей для

данной личности: какая для него более существенна, какая менее. Такой

тип профиля является полустатистическим-полуморфогенетическим.


10. Иногда считается, что предложенная Стефенсоном Q-сортировка

(Stephenson, 1953) также относится к разряду идиоморфических техник.

Хотя в действительности, как и другие рассмотренные нами методы, она

лишь частично попадает в эту категорию. Она может быть использована

для определения изменений в концепции <Я>. Но поскольку предъявля-

ется, как правило, стандартный набор формулировок, испытуемому пре-

доставляется не большая свобода, чем при работе со стандартной шка-

лой ранжирования. Дополнительные ограничения накладывает обычное

требование квазинормального распределения карточек по категориям.

Тем не менее, это достаточно гибкий метод, и в некоторых вариантах он

может оказаться весьма продуктивным, особенно если применить к нему

инверсивный факторный анализ.


II. Хорошо известно исследование Наннелли (Nunnally, 1955), кото-

рый в течение двухлетнего терапевтического взаимодействия с пациент-

кой определил шестьдесят утверждений, имеющих непосредственное от-

ношение к ее личности (Я думаю, что это большой шаг вперед по сравне-

нию со стандартными списками.) Пациентка производила сортировку мно-

жество раз с различными инструкциями и при различных обстоятельст-

вах. Использование инверсивного факторного анализа дало возможность

определить три независимых фактора, составляющих основу ее Я-кон-

цепции. За время терапевтического взаимодействия эти факторы пре-

терпели лишь незначительные изменения.


Крайне любопытен тот факт, что среди многих тысяч исследований,

основанных на использовании факторного анализа, практически нет ни

одной, которая была бы направлена на то, чтобы выявить внутренние

уникальные структурные единицы, характеризующие конкретную чело-

веческую жизнь. Даже с помощью инверсивного факторного анализа это

становится возможным только в том случае, когда исходная информация

подбирается по принципу ее морфогенетической релевантности. А ведь

такой анализ весьма продуктивен при решении творческих задач подоб-


86 Личность в психологии


ного рода; он, как мне кажется, таит огромные возможности для опреде-

ления центральных тенденций человеческой жизни, хотя пока это мало

кем осознается.


Выводы


Приведенный обзор имеющих отношение к нашей проблематике ме-

тодов, конечно же, далеко не полон, но он показывает, что с помощью

искусно подобранных методов мы можем внести свежую струю в нашу

вялотекущую науку. Но для того, чтобы это стало возможным, мы долж-

ны в значительной степени ограничить наш современный статистичес-

кий беспредел.


В настоящей работе я представил на суд читателей идею <морфогенети-

ческой психологии>; идея эта была почерпнута из биологии, хотя и не сов-

падает полностью с биологической трактовкой. Мне кажется, это хороший

термин, лучший, чем <идиоморфическая>, который студенты, изучающие

личность, так любят неправильно писать и неправильно употреблять. Я

надеюсь, что понятие <морфогенетическая> приживется, и еще более я на-

деюсь на то, что те исследования, на которые я рискнул навесить этот яр-

лык, будут множиться и развиваться. Мы уже знаем, что личность (в це-

лом) - это интереснейший предмет изучения. Но, только имея разработан-

ные морфогенетические методы, мы сможем отдать должное тому удиви-

тельному своеобразию, которое отмечает личности Билла, Джона и Бетти.


Я абсолютно убежден, что нам необходим прогресс в этой области,

дабы наша молодая наука достигла, наконец, своей зрелости. Именно

наша односторонняя озабоченность общим делает попытки понять кон-

кретную личность бесплодными и даже неуместными. Возможно, нам

стоит с большей серьезностью отнестись к тем насмешкам, которые ино-

гда можно услышать в адрес нашей профессии. Г. Сайке в своих <Скры-

тых пережитках> обвинил психологов в том, что они, <будучи полуобра-

зованными, осмеливаются навязывать остальным какие-то интеллекту-

альные и моральные стандарты>.


Это довольно-таки оскорбительное замечание. И все же в нем есть

доля правды. Надеюсь, что мы достигнем более высокого качественного

уровня, если наша изобретательность будет проявляться не только в те-

ории, но и в методах, и если мы распространим наши интересы на всю

личностную сферу.


Библиография


Allport, F. Н., , Charact.

& Pers., 1937, 6, 202-214.


Allport, G. W., гл. 9 в G. Lindzey (ed.),

Assessment of human motives, New York: Rinehart, 1958. Также глава 7 в G.

W. Allport, Personality and social encounter, Boston: Beacon, 1960.


Allport, G. W., , глава 6 в Personality and

social encounter, Boston: Beacon, 1960.


Какую модель личности нам следует выбрать? 87


Allport, G. W., Vernon, P. E., Lindzey, G., A study of values, third ed.,

Boston: Houghton Mifflin, 1960.


Allport, G. W., Comment. In R. May (ed.), Existential psychology, New York:

Random, 1961, стр. 94-99. (a)


Allport, G. W., Pattern and growth in personality, New York: Holt, Rinehart

& Winston, 1961. (b)


Allport, G. W.,
praxis>, Psycholog. Beitr., 1962, 6, 630-650. English translation:
and the unique in psychological science>,


in J. A. Ross and R. Thompson (eds.), Proceedings of the Summer Conference,

Western Washington State College, 1961, стр. 25-37.


American Psychological Association, ,

Amer. Psychologist, 1959, 14, 279-282.


Baldwin, A. L.,

of the single personality>, J. Abnorm. Soc. Psychol., 1942, 37, 163-183.


Broverman, D. M., ,

J. Pers., 1960, 28, 240-256.


Conrad, H. S., , J.

Educ. Psychol., 1932, 23, 617-680.


Graumann, С. F.,
Глава 4 в P. Lersch and H. Thomae (eds.), Personlichkeitsforschung und

personlichkeitstheorie, Gottingen: Hogrefe, 1960.


Hearnshaw, L. S., Bull.xxx Brit. Psychol. Soc., No.36, 1, 1956. CM. также,

Leytham, G. W. H.,
, Nature, vol. 189, no. 4763,

1961, стр. 435-438.


James, W., Memories and studies. New York: Longmans, Green, 1912.

James, W., Psychology: the brief course (G. W. Allport, ed.), New York:

Harper, Torchbooks, 1961.


Kelly, G. A., The psychology of personal constructs, New York: Norton,

1955, vol. 1.


Kilpatrick, F. P., and Cantril, H.,
individual's unique reality world>, J. Indiv. Psychol., 1960, 16, 158-170.


Kluckhorn, С. M., Murray, H. A., and Schneider, D. M. (eds.), Personality in

nature, society, and culture, New York: Knopf, 1953.


Meehl, P. E., Clinical vs. statistical prediction, Minneapolis: Univ. Minnesota

Press, 1954.


Meehl, P. E., , J.Counsel.

Psychol., 1957, 4, 268-273.


Meehl, P. E.,
identifying psychotic MMPI profiles>, J. Counsel. Psychol., 1959, 6, 102-109.


Nunnaly, J. С.,
case of Miss Sun>, J.Abnorm. Soc. Psychol., 1955, 50, 87-92.


Sarbin, Т. R., Taft, R., and Bailey, D. E., Clinical inference and cognitive

theory, New York: Holt, Rinehart & Winston, 1960.


Shapiro, M. B.,
research>, Brit. J. Med. Psychol., 1961, 34, 255-262.

Syces, G., The hidden remnant, New York: Harper, 1962.

Wylie, R. C., The self-concept: a critical survey of pertinent research literature,

Lincoln: Univ. Nebraska Press, 1961.


ТВОРЧЕСКАЯ ФАНТАЗИЯ ПСИХОЛОГА

И ОБЛАСТИ ЕЕ ПРИМЕНЕНИЯ


Некоторых людей приводит в дрожь мысль о том, что психологи мо-

гут еще в большей степени использовать в работе свою фантазию, чем

это делают они сейчас. Эти люди скажут: <Посмотрите на то, что вы уже

напридумывали. Вы заморочили нам голову обучающими машинами, ком-

пьютерами и тренажерами; всевозможными личностными коэффициен-

тами. Вы угощаете нас пилюлями правды и подвергли проверкам на де-

текторе лжи, опросам общественного мнения и тестам, лабиринтам и

прочей ерунде; и, что самое ужасное, вы приписываете нам Эдипов ком-

плекс... Мы сыты по горло всем этим. То, что нам действительно нужно,

это способ, с помощью которого мы могли бы противостоять вашему на-

тиску>. В качестве примера они приведут способ, который использовал

один человек, устраиваясь на работу в Британскую разведслужбу. Подо-

зревали, что он не прочь приложиться к бутылке, и перед психологом

поставили задачу выяснить, так ли это на самом деле. Психолог предло-

жил ему ассоциативный тест:


Скажи мне, что первое приходит тебе в голову, когда я говорю

1   ...   5   6   7   8   9   10   11   12   ...   41

Похожие:

Считала людей лишь icon© Ю. В. Савицкая Мнемонические приёмы в преподавании орфографии в школе
«Язык так же древен, как и сознание; язык есть практическое, существующее и для других людей и лишь тем самым существующее также...

Считала людей лишь iconКраткое
Как должен жить человек, если его возможности несравнимы с возможностями обычных людей, а срок жизни ограничен лишь результатом поединка...

Считала людей лишь iconОлег Маркеев Угроза вторжения (Странник 1)
От людей, как сейчас принято выражаться, пожелавших остаться неизвестными, мне стали известны лишь несколько фактов об Ордене Полярного...

Считала людей лишь iconОлег Георгиевич Маркеев Угроза вторжения Странник
От людей, как сейчас принято выражаться, пожелавших остаться неизвестными, мне стали известны лишь несколько фактов об Ордене Полярного...

Считала людей лишь iconПсихология масс
Крупные исторические события являются лишь видимыми следствиями невидимых перемен в мысли людей. Перемены эти, однако, случаются...

Считала людей лишь iconСильвер Равенвольф – Ангелы и Магия
В детстве я верила в ангелов, но считала их просто сказочными существами. Было бы хорошо, если бы они действительно существовали,...

Считала людей лишь iconГоворят, что есть на Руси Городок святой – Китеж-Град Купола горят из росы Над ковыль-травой, говорят. А еще о нем говорят Сила в нем – мать сыра-земля, и когда убит молодой солдат, Он туда идет в дембеля…
Неправильно учить людей тому, что мы рождаемся много раз. Мы рождаемся лишь раз. Тело, порожденное материей, разлагается естественным...

Считала людей лишь iconЛибертарианство за один урок
Идеи, изложенные в этой книге, к сожалению, доступны немногим. Но я надеюсь, что вы – как раз из тех людей, которые способны их понять....

Считала людей лишь icon«Социальный портрет социальных общностей. Социальное сиротство или социальное одиночество»
Эти элементы социального устройства в процессе их взаимодействия в традиционных сферах и составляют основу социальной жизни, которая...

Считала людей лишь iconИсследование внеземных форм жизни
Ввиду особой важности тематики работы для людей, автор со всей объективностью считает своим долгом подойти к решению данной проблемы,...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница