Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития




НазваниеНаталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития
страница3/17
Дата конвертации30.12.2012
Размер3.79 Mb.
ТипДиссертация
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17
§ 2 Евразийское библиотечное пространство как социокультурное и общественно-политическое явление: основные понятия.

Понятие «Евразийское библиотечное пространство» возникло после распада в 1991 г. Советского Союза для обозначения новой формы библиотечного взаимодействия. Под ним подразумевалось объединение библиотек евразийского региона, необходимое для выживания, успешного развития их в условиях социально – политического и экономического кризиса, а также для сохранения прошлого положительного опыта и связей.

Целями такого объединения библиотек были: согласование направлений библиотечной деятельности, создание электронных информационных ресурсов, обмен информацией и обеспечение доступа к ней, решение сложных вопросов работы библиотек с представителями многих культур и носителями разных языков. Первоначальные формы взаимосвязей библиотек с течением времени расширялись, приобретали более сложную структуру и содержание.

Евразийское библиотечное пространство относится к социокультурным и общественно-политическим явлениям, которые тесно связаны между собой, но не тождественны. Как социокультурное явление ЕБП связано с памятниками письменности, сохраняющими историческое наследие человечества, способствует использованию достижений традиционных культур, развитию их диалога и многообразия. Как обществеонно-политическое явление ЕБП является формой деятельности социума - библиотечного взаимодействия, связанного с политическими процессами и зависимого от них, осуществляемого людьми и предназначенного для людей.

Для выявления содержания понятия «евразийское библиотечное пространство» используем следующие правила, на которые указал академик Н.Н. Моисеев (52). 1) Изложение любого научного вопроса опирается на уже разработанные и введенные в научный оборот понятия. 2)Любой процесс научного познания проходит с опорой на понятия, которые связаны с более общей, чем рассматриваемый объект, научной сферой. 3) В любых рассуждениях мировоззренческого плана присутствует множество понятий, строгое определение которых, их описание требует специальных монографий или вообще не имеет однозначного определения. Поэтому каждый следующий исследователь рассматривает их, основываясь на собственном эмпирическом опыте, и интерпретирует в соответствии с целью своего исследования.

Понятийно – терминологический аппарат библиотековедения не располагает возможностями описать такое сложное явление как Евразийское библиотечное пространство, поэтому соискателю было необходимо использовать понятия, разработанные в других областях гуманитарного знания. При этом соискателем соблюдаются следующие условия: заимствованные понятия взяты из авторитетных источников – современных энциклопедий, словарей, глоссариев, разработаны известными учеными в конкретных областях гуманитарного знания и не противоречат библиотечной практике.

К числу исходных понятий, важных для изучения процессов формирования Евразийского библиотечного пространства, мы относим такие как «культура», «пространство», «общее» или «единое», «евразийство» и «евразийское».

Культура - основополагающее понятие, используемое в диссертации, поэтому важно определить его содержание применительно к исследуемому объекту. Определению понятия «культура» посвящены многочисленные научные труды культурологов, философов и представителей других областей знания. В быту распространен взгляд, что культура является показателем уровня развития «цивилизованного» общества, т.е. такого, который наилучшим образом отвечает потребностям человека и является свидетельством его интеллектуального развития. Другим также распространенным мнением является взгляд на культуру как на хранительницу традиций, исторической и народной памяти, кодекс нравственности. Культуролог и социолог В.М. Межуев оценивает культуру как одну из фундаментальных основ человеческого и общественного бытия. «Не так давно, - говорит он, - культуру считали надстройкой. Это неверно, так как все, что происходит в сфере экономики, политики, демократизации общества, в конечном счете, обусловлено культурой, ее характером, и в этом смысле культура есть понятие базисное» (48).

В Большом энциклопедическом словаре (15) дано следующее определение культуры: «Культура (от латинского слова cultura – возделывание, воспитание, образование, почитание) – исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях». Понятие «культура» близко понятию «цивилизация», как близки понятия культурное и общественное явления. Там же понятие «цивилизация» определено как ступень общественного развития духовной и материальной культуры. В Новой философской энциклопедии (55) сказано, что культура и цивилизация неразрывно связаны друг с другом, и каждая цивилизация характеризуется своим типом культуры и свойственной ей системой ценностей. Некоторые западные социологи подчеркивают, как сходство понятий «культура» и «цивилизация», условность и подвижность границ между ними, так и важные отличия. С. Хантингтон (81), например, считает, что культура отражает прежде всего духовный мир человека, а цивилизация - достижения материальной сферы, научного и технического прогресса.

В социальных науках принята классификация культуры, в которой выделяются три части: материальная, духовная и социальная. Материальная культура включает все, что относится к взаимоотношению человека со средой обитания, удовлетворению потребностей существования; духовная культура включает идеи, установки, ценности и способы поведения; социальная культура определяет отношения людей друг к другу (55).

Роль культуры как фактора развития человечества определена в статье 27 Всеобщей декларации прав человека, принятой Генеральной Ассамблеей ООН в 1948 г. В ней говорится, что культура, являясь важной составной частью жизни каждого человека и одним из ведущих факторов прогресса, создающих и сберегающих культурные ценности для широких народных масс, становится одним из непременных условий обеспечения постоянного роста духовного потенциала общества. Роль культуры заключается во всестороннем и гармоничном развитии его членов, наиболее полном раскрытии их творческих возможностей.

Роль культуры как интегрирующей силы в обществе приобрела большое значение в евразийском регионе после распада Советского Союза, когда начали формироваться новые отношения и культурные связи между государствами. Проведение социально - экономических реформ выявило глубокие противоречия во всех областях жизни. Осмысление современных социальных, исторических и политических явлений сопровождалось острой полемикой, столкновением различных подходов и многочисленными конфликтами. Поэтому следует выделить одну из важнейших функций культуры, которую определил культуролог Ю.А. Лукин: «Культура является связующим звеном между поколениями, объединяет народы, позволяет им лучше понять друг друга; является единственной интегрирующей силой, воспитывающей людей в духе дружбы и согласия без политических, мировоззренческих, национальных, религиозных различий между ними» (47, с. 30). Утверждение Ю.А.Лукина разделяют и другие авторы - Н.Е. Добрынина (28), К.А. Пшенко (61), Р.А. Бердигалиева (10), которые также считают, что сфера культуры сглаживает непримиримые позиции и является главным фактором межгосударственных объединительных процессов в евразийском регионе.

Функция культуры - одна из самых важных для характеристики Евразийского библиотечного пространства. Культура как фундаментальная область жизнедеятельности, особый аспект социальной жизни, пронизывающая ее и оказывающий на нее всестороннее влияние, сберегает историческую и народную память, формирует духовные и нравственные ценности личности и общества, лежит в основе цивилизационных процессов (политических, экономических, научных, технических, образовательных), а также является интегрирующей силой в межгосударственных объединительных процессах в евразийском регионе.

Столь же важными для исследования понятиями являются такие, как «идентичность», «мульткультурализм», «культурное разнообразие». Они так выбраны соискателем как исходные, так как имеют непосредственное отношение к евразийскому региону, связаны с этнолингвистическим, религиозным, статусным разнообразием Евразийского библиотечного пространства. Проблемы, выраженные этими понятиями, приобрели на постсоветском пространстве большую актуальность в последние двадцать лет. Библиотеки активно участвуют в процессах культурного взаимодействия народов, и Евразийское библиотечное пространство строится, основываясь на полиэтническом характере общества и культурно – лингвистических особенностях евразийского региона, населенного множеством этносов, с представителями которых работают библиотеки (эти процессы подробно рассмотрены в диссертации § 3 Главы 2).

Значительно раньше, чем в евразийском регионе, проблема культурных отношений между представителями разных этносов и коренным населением остро встала уже в 70-х гг. ХХ столетия в связи с массовой трудовой миграцией населения из слаборазвитых в высокоразвитые страны (Австралию, США, Канаду, Францию, Данию). Поэтому силы западных ученых, в первую очередь культурологов и социологов, были направлены на научное обоснование политических решений по смягчению национальной напряженности. Американский исследователь профессор Гарвардского университета Сейла Бенхабиб посвятила свои основные научные труды изучению места культуры в современных политических процессах. Она опиралась на труды немецкого ученого Йогана Готфрида Гердера, который интерпретировал культуру через общие ценности, смыслы, языковые знаки и символы единой и однородной общности – народа, отличающие его от других народов. Главную задачу культуры С. Бенхабиб видела в формировании такой системы ориентиров, которая позволила бы человеку определить свое место в мире и идентифицировать себя с той или иной социальной общностью (9).

Под идентичностью (от позднелат. identicus – тождественный, одинаковый) понимается процесс, при котором личность отождествляет себя с другими личностями, вырабатывает свое отношение к остальным социальным структурам и приобретает некоторую устойчивость индивидуальных и национальных параметров, их культурную идентификацию (55). С. Бенхабиб в своих трудах высказывает мысль, что в современном мире возникла проблема смены и поиска идентичности. Она заключается, во – первых, в ситуации, когда старые идентичности потеряли смысл для большинства людей, а новые еще не созданы. Во вторых, при сохранении национальных культур возникают культурные предпочтения на глобальном или региональном уровне. В третьих, культурная специфика, территориальные и культурные границы стран, историческая память отдельных обществ сохраняются, но у людей есть возможность жить и работать в других странах, а, значит, возникает необходимость принимать культурные традиции и ценности других людей. Сейла Бенхабиб цитирует другого ученого З. Баумана, который утверждал: «… проблема, мучающая людей на исходе века, состоит не столько в том, как обрести избранную идентичность и заставить окружающих признать ее, сколько в том, какую идентичность выбрать и как суметь вовремя сделать другой выбор, если ранее избранная идентичность потеряет ценность…».

Под «идентичностью» в исследовании понимается процесс самоотождествления личности, при котором вырабатывается ее отношение к остальным социальным структурам. Осознание многими индивидуумами своей принадлежности к определенному этносу и определенной этнической культуре создает устойчивость индивидуальных и национальных параметров, их культурную идентификацию. «Этническая культура» (этнокультура) – явление, основанное на культурных различиях этнических групп населения и признании факта культурного разнообразия в обществе (16). Право выбора личностью своей идентичности дает основание полагать, что идентичность, ядро которой составляет традиционная, национальная культура, может выступать и интегральным параметром, стимулировать культурное взаимодействие этносов, которое является основой межнационального общения – способности к интеграции наций, народностей на основе взаимоуважения людей разных национальностей. Это положение имеет особенно важное значение при формировании Евразийского библиотечного пространства.

Понятие культурная «идентичность» лежит в основе других, таких как «мульткультурализм» и «культурное разнообразие». В 70-х гг. вследствие обострения националистических настроений в мире произошел поворот к политике мультикультурализма, направленной на поддержку новых культурных (этнических, национальных, религиозных) идентичностей. При этом мультикультурализм, ставший политической доктриной многих западных государств, вызывал и серьезную критику в среде ученых, таких как С. Бенхабиб, Паренс, Валенстайн (9, 82, 84).

По их мнению, в мультикультурализме смешивается ряд принципов. Во первых, права на самоопределение, право на культурную идентичность вызывает особое отношение к конкретному индивидууму, исходя из специфических особенностей группы, членом которой он состоит, что противоречит либеральным ценностям (в такой же степени как индивидуальная идентичность противоречит коллективной идентичности). Во-вторых, институционализация (предоставление особых прав или привилегий сообществам и группам лиц) происходит, как правило, на основании лишь некоторых особенностей человека, в то время как требования, выдвигаемые сообществами, очень широки и не сводятся к строго определенным притязаниям отдельных личностей или их групп. В третьих, практика предоставления прав или привилегий на основе групповой принадлежности противоречит фундаментальному принципу равного отношения ко всем членам общества и подрывает равенство как в экономической сфере, так и в политико–правовом отношении. Ученые подчеркивали опасность распространения радикального мультикультурализма, называемого мозаичным, представители которого утверждают, что культуры различных групп людей сосуществуют друг с другом подобно элементам мозаики в соответствии с четко определенными границами. В действительности обозначенных и выраженных границ между этническими культурами быть не может. С. Бенхабиб отмечает, что культурные границы не совпадают с этническими. Люди могут относиться к одной этнической группе, но по своему культурному самосознанию быть разными. Так же как они могут принадлежать к разным этносам, но при этом относиться к одной культуре. Причиной противоречий и даже борьбы представителей этносов или различных групп за свои национальные ценности, как правило, связано не с неприятием других культур, а с попыткой опротестовать привилегированный статус одной культуры по отношению к другой, поскольку он связан с неуважением, подавлением и неравенством.

В связи с изменением моделей социокультурной интеграции ученые - культурологи, этнологи, философы, обществоведы, политологи активно разрабатывали такие понятия как «этническая общность», «этнокультура». «Этническая общность (этнос) – исторически возникший вид устойчивой социальной группировки людей, представленный племенем, народностью, нацией». В современном обществе, понятие «идентичность» в политическом и общественном обиходе ассоциируется с понятием «этничности». Широко используемое понятие «этническая культура» (этнокультура) основывается на культурных различиях этнических групп населения и признании факта культурного разнообразия в обществе (16).

Мультикультурализм – идеология, обосновывающая политику и теорию мультикультурализма, направленная на развитие и сохранение в отдельно взятой стране и в мире в целом культурных различий. Мультикультурализм как политическая доктрина направлена на выработку правил и норм сосуществования различных культур и их носителей в одном, едином обществе, в едином правовом, социальном, экономическом поле. Однако, идеология мультикультурализма — скорее препятствие на пути формирования общества культурного разнообразия, чем средство его формирования, так как подменяет гражданское общество совокупностью автономных и конкурирующих друг с другом “культурных сообществ”. Поэтому в диссертационном исследовании мы данное понятие не используем, ограничиваемся только его объяснением и раскрытием. Из анализа публикаций вытекает, что возникает много разногласий в толковании термина «мультикультурализм» и проблем этнического характера, и не все спорные вопросы до конца решены. Однако можно сделать вывод, что культурное взаимодействие этносов стало основой межнационального общения – способности к интеграции наций, народностей на основе взаимоуважения людей разных национальностей.

Поэтому понятие «мультикультурализм» следует воспринимать с большой осторожностью. С одной стороны, нельзя не признать факт его широкого распространения и положительной направленности политической доктрины и с другой, нужно понимать, что отдельные его течения могут способствовать возникновению националистических настроений и межнациональных конфликтов, на что в своей статье обратил внимание В. Галицкий (23). Тем более, что в общественных и научных дискуссиях, проводимых на постсоветском пространстве, термин «мультикультурализм» считается неоднозначным и спорным (45, 49, 54). И какую бы позицию не занимали ученые в вопросах происхождения и развития этносов, они солидарны в одном: главным вопросом является не различие между нациями, а общее, что их объединяет – признание равноправия и уважения всех культур и языков (3, 4, 9, 18, 41).

Более приемлемым мы считаем использование понятия «культурное разнообразие». В ХХ1 в. растущая миграция населения выдвинули проблему развития культурного и лингвистического разнообразия на первый план. К настоящему времени степень разработанности научной проблемы - «культурное разнообразие» достаточно высока. В последние десять лет прошло несколько важных для понимания проблемы конференций, в частности Международная научная конференция «Мультикультурализм и трансформация постсоветских обществ» (сентябрь 1999 г., Москва - 49), конференция «Государственное строительство в полиэтнической России: политическая лояльность и культурная идентичность» (апрель 2000 г., Москва - 47). Т.Г. Богатырева и О.Н. Астафьева (14), И. Бусыгина (18), В.Н. Кузнецов (42), Э.Б. Алаев (3), Ю.В. Арутюнян (4), К.К. Колин (41), В.И. Мукомель (52), Л.С. Перепелкин и Т.О. Размустова (56), Ю.А. Сухарев (65), Х.Х. Холикназаров (74) анализируют проблемы культурного разнообразия.

Во Всеобщей декларации о культурном разнообразии ЮНЕСКО (22, с. 477 - 481) подчеркивается, что культурное разнообразие является общим наследием человечества и должно оберегаться и сохраняться. Оно становится фактором развития полноценной интеллектуальной, нравственной и духовной жизни человека, продвижения в массы идеи уважения его прав и свобод. Культурное разнообразие обеспечивается культурным плюрализмом, признанием самобытности национальных культур, предоставляет возможности человеку реализовать свое право на беспрепятственный доступ к достижениям культуры и искусства, научным и технологическим знаниям, качественное образование, самовыражение и творчество, участие в культурной жизни общества, сохранение своих культурных традиций.

В диссертации мы используем понятие «культурное разнообразие» как наличие в обществе многообразия самобытных национальных культур, прежде всего этнических, каждая из которых является общим наследием человечества и должна оберегаться и сохраняться. Основной характеристикой культурного разнообразия в обществе является предоставление каждому члену общества права участия в культурной жизни общества, доступа к мировому культурному наследию, сохранения национальных культурных традиций и самовыражения. Оно становится фактором продвижения в массы идеи уважения его прав и свобод. Культурное разнообразие обеспечивается культурным плюрализмом, Основным средством сохранения культурного разнообразия является диалог и преемственность культур.

Понятие «пространство» имеет множество определений. В трудах ученых, различных энциклопедических словарях – Большом энциклопедическом, географическом, междисциплинарном, философском пространство трактуется по разному. Часть определений является плодом умозрительного труда человека, другие описывают какую-то конкретную область бытия. Например, понятие «пространство» отражает представление о физическом пространстве Земли и Вселенной (земное, водное, околоземное, воздушное, мировое, открытое, космическое, пространство за пределами воздушной сферы, безвоздушное, межпланетное). В науке пространство рассматривается, как правило, как четкая, определенная категория, выраженная в каких-то величинах: многомерное пространство, метрическое пространство, трехмерное пространство, векторное пространство. Пространство в философии выступает как форма созерцания. Философское восприятие мира вызвало абстрактное представление о безмерности природы, материи (безграничное, беспредельное, бескрайнее, необозримое, эфирное). Философии присущи такие понятия, как: пространство и бесконечность, пространство восприятия, пространство и материя. Понятие «пространство» рассматривается и как сфера разнообразной деятельности человека (конституционное, политическое, экономическое, экологическое, культурное, образовательное, библиотечное, информационное, туристическое).

Вышеприведенные примеры показывают, что интерпретаций пространства может быть бесконечное множество. Л.Я. Аверьянов (2) считает, что оно определяется особым отношением, связанным с восприятием внешнего мира. Он дает следующую его характеристику: «Пространство - это дискретная среда, состоящая из объектов, под которыми понимаются любые формы проявления материи». Л.Я. Аверьянов выделяет три признака пространства: наличие множества разнообразных объектов; действия человека, направленные на решение каких – либо задач и дискретность – изменчивость среды, в которой развиваются объекты и действует человек. Такая интерпретация позволяет найти те же признаки (наличие объектов, действия и дискретность среды) у «библиотечного пространства», так как оно характеризуется множеством взаимодействующих объектов (библиотек, библиотечных сетей и систем, профессиональных ассоциаций и партнерств, библиотечных работников, потребителей информации), является отражением деятельности общества, изменяется во времени под влиянием внешних и внутренних условий. Такое понимание дает основание считать обоснованным применение понятия «пространства» к библиотечной сфере и использовать термин «библиотечное пространство».

Понятия «общего» и «единого» имеют важное значение для раскрытия понятия «евразийское библиотечное пространство», так как постоянно возникает вопрос, что формируется в евразийском регионе - единое или общее библиотечное (культурное, образовательное и т.д.) пространство.

Фундаментальная философская проблема соотношения «единого» и «общего» относится к проблеме Универсалий. «Неклассический подход к проблеме Универсалий закладывается в гносеологии Канта, базовыми элементами и формами которой выступают Унивесалии. Такая установка формирует традицию неклассической трактовки Универсалий, фокусируя такие ее акценты как языковой и социально – коммуникативный. Так, Куайн трактует У. как лишенные онтологически детерминированного содержания - их семантическая наполненность задается исключительно контекстом» (72). Принцип «онтологической относительности» в сочетании с симантической наполненностью и социально – коммуникативной направленностью дает основание применить понятия «единого» и «общего» к пространству как сфере человеческой деятельности (культурному, библиотечному, образовательному, экономическому, таможенному и т.д.). Разные стороны понятия «единство» раскрываются в синонимах, которые дополняют, обогащают и делают его более понятным. Это - цельность, целостность; сплоченность, слитность, спаянность; общность, одинаковость; неделимость, нераздельность. Термины и понятия «цельность», «целостность», выступают синонимами понятия «единство». Термины «неделимость, нераздельность» выражают состояние единства. Пока существует единство, оно нераздельно. Как объективное образование единство при определенных обстоятельствах может быть разделено. Но тогда оно приобретет другое наименование и иное понятийное обозначение - общность. Общность предполагает наличие общих целей, задач, механизмов и условий у всех ее частей. Единство достигается целенаправленными действиями государственных (межгосударственных) органов и может существовать при наличии государственной (межгосударственной) политики, управления и контроля. Понятие «общность» имеет иную, чем «единство», характеристику и иные признаки. В социально – коммуникационной сфере понятия «общее», «единое» иногда употребляются как тождественные. Например, Советом глав правительств государств – участников СНГ в 1997 г. была принята Концепция единого (общего) образовательного пространства стран СНГ.

Т.Ф. Берестова (11) выдвигает в качестве условий формирования общего информационного пространства – фактор стихийности и зависимости от обстоятельств. В качестве условий единого информационного пространства – использование единых правовых норм, методик и технологий и, главное, целенаправленная деятельность ее конструктора и управленческих органов.

К.А. Блохин под единым экономическим пространством страны (ЕЭП) понимает «определенный территориальный континуум в границах национального хозяйства, характеризуемый общностью условий осуществления (протекания) в нем экономических процессов и явлений (13). В рамках ЕЭП осуществляются единые по форме и содержанию экономические отношения, то есть существуют: одна для всего пространства валюта, единые правовые нормы, регулирующие экономическую деятельность; единые на всем пространстве органы власти и фискальные органы; имеется общая система экономических отношений, общий внутренний рынок со свободным не ограниченным ничем движением товаров и услуг, перетоком капитала и свободным переливом рабочей силы по территории». Автор данной научной работы не объясняет значение понятий «общее» и «единое», но из данной цитаты понятно, что основным условием формирования ЕЭП являются единые на всем пространстве органы власти и фискальные органы, единые процедуры и правила, но общие многовариантные по форме и содержанию экономические отношения. К.А. Блохин в качестве необходимых признаков единого экономического пространства называет экономическое (федеральное) законодательство, единство денежно-кредитной системы, единство таможенной территории и функционирование общих инфраструктурных систем (энергетики, транспорта, связи). Все это невозможно без соответствующей роли государственных институтов, поддерживающих указанное единство.

Интереснее для нас опыт создания Единого экономического пространства (ЕЭП) ряда стран СНГ - России, Украины, Белоруссии и Казахстана (договоренность была достигнута Президентами стран-участниц 23 сентября 2003 г.) Его создателями предусматривается поэтапность перехода от общего к единого - согласованной экономической политики, гармонизации соответствующего законодательства и макроэкономических показателей, выработки согласованных принципов и правил регулирования, т.е. достижение общности при многовариантности форм национального развития и постепенного перехода к единым правилам, ликвидации внутренних таможенных границ, передачи в добровольном порядке национальных функций регулирования в единый наднациональный орган, решения которого в дальнейшем будут обязательными для стран-участниц ЕЭП, создании единой регулирующей межгосударственной независимой комиссии по торговле и тарифам. http://lenta.ru/economy/2003/08/28/space/ При характеристике Таможенного пространства Беларуси – России профессор А. Сотников говорит, что «общее» – то, что функционирует наравне, параллельно с национальным. Например, общая валюта для Беларуси и России – доллар США. Единая валюта должна заменить национальную. Единое таможенное пространство создается не путем слияния территорий, а путем замены двух или нескольких таможенных территорий единой, на которой действуют единые таможенные правила и процедуры (http://www.tdibp.by.ru/1204/sotnikov).

Из приведенных примеров очевидно, что в качестве обязательных признаков единого пространства в любой области практической деятельности общества следует назвать единую государственную политику, единое управление, единую нормативно – правовую основу, единые правила и процедуры, что на данном этапе развития форм взаимодействия, определяемых как пространство, возможно только в масштабах одного государства. Евразийское библиотечное пространство, на наш взгляд неправильно считать единым, так как не существует единой культурной, библиотечной, информационной, образовательной и т.д. политики, единой в масштабах евразийского региона нормативно – правовой базы, единой системы управления и контроля. Поэтому мы делаем вывод, что ЕБП является общим библиотечным пространством, так как обладает всеми признаками общности - общими принципами, целями, задачами, правилами, механизмами принятия и выполнения решений, принятыми на основе согласования и гармонизации национальных норм и правил, принципов, целей, задач и механизмов.

Можно предположить, что для общего, в отличии от единого пространства характерна многовариантность форм развития библиотечной деятельности в евразийском регионе.. Она иллюстрируется на примере библиотечного законодательства стран СНГ. В каждой республике имеется свой закон о библиотечном деле. Из многих вариантов законов общим для всех стран СНГ стал такой, который принят по согласованию с ними, не противоречит национальным законам и носит рекомендательный, а не обязательный характер. На таком принципе многовариантности построен модельный Библиотечный кодекс для государств – участников СНГ (49).

После распада СССР представление о единстве стран СНГ все еще превалировало над представлением об их общности (многовариантности развития). Так, с 1991 – 1998 гг. Межпарламентской Ассамблеей государств – участников СНГ подготавливались рекомендательные законодательные акты «о единой политике в области культуры, обязательного экземпляра … и т.д.». Советом глав правительств государств – участников СНГ в 1997 г. была принята концепция единого образовательного пространства стран СНГ. В 1998 г. отчетливо проявилась стремление строить отношения не на основе неразрывного единства, а на основе взаимовыгодного сотрудничества и партнерства, общности интересов субъектов СНГ. Межгосударственные органы координации стран СНГ отказались от понятия «единый», так как оно уже не соответствовало реальным отношениям субъектов СНГ – новых независимых государств, и стали использовать понятие «общий». Так, К.А. Пшенко (60) обосновывает использование слова «общее» при характеристике культурного, образовательного и туристического пространства. Основой формирования образовательного пространства стран СНГ (77) стали добровольно принятые обязательства, которые осуществляются путем согласованной деятельности в области образования, отвечающей как национальным интересам каждого из них, так и интересам Содружества в целом и поэтому оно является общим.

В то же время, образовательное пространство в некоторых своих частях является единым. Например, в Таджикистане действуют единые правила и нормы, основанные на правилах и нормах ВАК России. В связи с этим образовательное пространство обозначается как единое (общее). Так, 17 января 1997 г. Советом глав правительств государств – участников СНГ были приняты основополагающие документы: «Соглашение о сотрудничестве по формированию единого (общего) образовательного пространства Содружества Независимых Государств», подписанное главами правительств стран СНГ, Положение о Совете по сотрудничеству в области образования государств – участников Содружества Независимых Государств (приложение к Соглашению о сотрудничестве) и Концепция формирования единого (общего) образовательного пространства Содружества Независимых Государств. Среди множества проблем, которые решаются на пути интеграции стран СНГ, в частности на встрече глав государств Содружества в Алма-Ате, руководители стран СНГ отмечали и вопросы, связанные с формированием общего информационного пространства и освещения интеграционных процессов в СМИ. Несмотря на то, что в 1996 году была принята Концепция формирования информационного пространства СНГ, на сегодняшний день, по мнению участников встречи, о едином информационном пространстве в Содружестве говорить пока рано (www.materik.ru, 33 КБ).

К числу основных понятий относятся также такие, как «евразийство», «евразийский».

Широкое использование в настоящее время понятий «евразийство» и «евразийский» в общественном и научном обиходе и дискуссиях связано с теорией «евразийства». Ее создали в эмиграции молодые русские ученые – «евразийцы». В их число в разное время входили представители многих научных направлений: Г.В. Вернадский (историк), П.Н. Савицкий (географ), Л.П. Карсавин (философ), П.П. Сувчинский (искусствовед), кн. Н.С. Трубецкой (филолог) и др. (20, 27, 63, 67,70). В основе евразийского мировоззрения лежало представление о схожести исторических судеб России и Евразии. Россия воспринималась «евразийцами» как «особый культурно - исторический мир», не просто государство, а одна шестая часть света, не Европа и не Азия, а срединный континент - Евразия со своей самостоятельной культурой и исторической судьбой (27).

В своих трудах, посвященных этногенезу и этнической истории народов Евразии Л.Н. Гумилев развил теорию евразийства, определил природу евразийской культурной общности. Он превратил «евразийство» из социально-культурологической утопии начала ХХ в. в обоснованную, современную научную теорию этногенеза. Учеными евразийской ориентации были такие исследователи Евразии XIX – XX вв., как Ч.Ч. Валиханов, Д. Банзаров, Г.Н. Потанин, Н.М. Ядринцев, И.Н. Березин, В.В. Вельяминов – Зернов, В.В. Бартольд, А.Н. Веселовский, О.О. Сулейменов (6,7, 27, 70).

Магистрант Костанайского государственного университета им. Байтурсынова П.С. Шаблей (76) выражает мнение, что и в современных условиях концепция евразийства демонстрирует поразительную жизнестойкость, доказав актуальность и востребованность своих гуманистических, духовно-нравственных положений, заложенных первопроходцами евразийства. В советский период труды евразийцев не переиздавались и были известны лишь узкому кругу ученых. В настоящее время ученые переосмыслили свое отношение к теории евразийцев, нашли в ней много полезного и концептуально важного. В период перестройки и, особенно, после распада СССР евразийская идея стала особенно актуальной и востребованной.

В наибольшей степени евразийская идея разрабатывается современными учеными Казахстана и России. Так, М.Ж. Жолдасбеков утверждает (30), что евразийский регион – не маргинальная зона между Западом и Востоком, а большой и своеобразный исторический регион, в котором Казахстан и Россия должны занимать ключевое место. Он рассматривает «евразийство»» как сумму актуальных политических и интеграционных идей, соответствующих национально – государственным интересам Казахстана и России в XXI в.

Чаще всего определение «евразийский» применяется для обозначения происходящих процессов на территории бывшего Советского Союза, включая страны Балтии, или без них. Так, оно широко используется в названиях различных объединений и союзов (экономического, таможенного, образовательного, культурного, библиотечного) – ЕврАзЭс, Евразийское международное движение, Евразийский союз молодежи, Евразийская академия телевидения и радио, Международный евразийский институт экономических и политических исследований, Евразийский инвестиционный фонд, Евразийский университет им. Л.Н. Гумилева, Евразийская ассоциация университетов, Библиотечная Ассамблея Евразии, другие). При создании одного из первых профессиональных объединений в области библиотечного дела «Библиотечной Ассамблеи Евразии» (ноябрь 1992 г.) его название было сознательно выбрано благодаря признанию участниками евразийской объединительной идеи и центральной роли в ее реализации России.

Учитывая вышесказанное можно допустить, что определение «евразийское» применительно к библиотечному пространству корректно, Оно несет в себе идею евразийской культурной общности, культурных и библиотечных связей Запада и Востока, которые проходят через Россию и скрепляются русским языком межгосударственного и межличностного общения.

1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   17

Похожие:

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconНаталия Петровна Кирюпина
...

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconОбразовательная программа «Теория и практика управления образовательным учреждением»
Образовательная программа «Теория и практика управления образовательным учреждением» (104 ч (+40)) затрагивает как общенаучные аспекты,...

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconКультуры и искусств научная библиотека
Комплектование библиотечного фонда вузовской библиотеки: проблема развития электронно-библиотечного обслуживания

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconФенелонов Е. А. Методологические основы экономики библиотечного дела как научной дисциплины
Термином «экономика библиотечного дела» обозначается реально существующая экономическая практика или хозяйствование, а также изучающая...

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconЭтика и психология современного библиотечного обслуживания, взаимоотношения библиотекаря и читателя
Иванова Лидия Петровна, библиотекарь читального зала Ижевской государственной сельхозакадемии

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития icon-
Аспекты модернизации постсоветского пространства: к вопросу о создании Евразийского союза / ран

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учебное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconДоклад генерального секретаря евразийского экономического сообщества «о формировании таможенного союза и единого экономического пространства в рамках Евразийского экономического сообщества»
Межгоссовета ЕврАзэс в октябре 2007 года подписаны четыре международные договора, являющиеся основой для создания таможенного союза,...

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconТеория и практика
Стратегический менеджмент: Теория и практика: Учеб­ное пособие для вузов. — M.: Аспект Пресс, 2002. — 415 с

Наталия Петровна Евразийского библиотечного пространства: теория и практика развития iconРаннала наталия владимировна область научных интересов
Область научных интересов: социальная психология, психология профессионального здоровья, психология управления персоналом, теория...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница