Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»




Скачать 269.03 Kb.
НазваниеПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
страница2/2
Дата конвертации01.01.2013
Размер269.03 Kb.
ТипПрограмма
1   2

3. Куклы в инсталляции


Присутствие куклы в разных формах в искусстве, в рамках массовой культуры связано с тем, что происходит мифологизация сознания человека в современном обществе и с усилением игрового аспекта в современной культуре. В этом параграфе рассмотрим особенности куклы как одного из предметов, используемых в инсталляции. Инсталляция (англ. Installation – установка, размещение, монтаж) – пространственная композиция, созданная художником из различных бытовых элементов, промышленных изделий и материалов, природных объектов, фрагментов текстовой и визуальной информации.

Главной целью инсталляции является создание особого художественного смыслового пространства, построенного на неординарном сочетании тривиальных вещей, выявляющих в них новые смысловые значения и чувственные качества, скрытые от обыденного восприятия. В связи с этим, кукла, как хорошо опознаваемый объект, нагруженная легко расшифровываемыми смыслами, часто становятся тем материалом, который используется в инсталляциях.

Образы нового искусства многомерны, трудноопределяемы, что соответствует современному пониманию сложности и парадоксальности природы человека. (Грязева-Добшинская, 2002) Кукла, как отражение человека, как объект проекции способна выражать те смыслы человеческой жизни, отношений, которые художник хотел бы выразить своими произведениями.

В современном искусстве (в частности инсталляции) представляется возможным выделить основные приемы использования кукол:

  1. цитирование – использование куклы в ее прямой ассоциации с детством, официального или общепринятого образа той или иной куклы;

  2. заимствование – перенесение из одной художественной системы в другую (например, живописные работы, изображающие Барби как модели художника)

  3. инверсия - противопоставление «официального образа» куклы художественному произведению (например, создание кровожадного игрушечного пупса).

Пожалуй, наиболее известным примером использования куклы в современном искусстве являются работы Ганса Беллмера (иллюстрации 1,2,3,4 Приложения). Тема куклы навязчиво присутствовала во всем его творчестве. Работу над своей первой куклой Беллмер начал в 1933 году с помощью кукольного мастера, художницы по костюмам Лотте Притцель. Созданная ими кукла обладала абсолютной реалистичностью, и в то же время произведения Г.Беллмера полны абсурда и фетишизации тела его «малютки». В 1935 г. опубликована его книга «Кукла», основным содержанием которой стали фотографии этой куклы в разных формах и ракурсах, в разных вариациях монтажа ее тела. Источником этой большой работы считается произведение Гофмана «Песочный человек». Беллмер создавал различные варианты сборки куклы: торс с двумя парами ног, части тела, помещенные в повседневную среду (например, фотографии в лесу или на лестнице). Эта кукла несет на себе отпечаток изорванности, расколотости, несостыкованности двух пространств «личного» и того, что с ним соприкасается. (Смолянская, 2005) Для Беллмера, по мнению критиков, эти произведения - форма протеста против ханжеской морали "порядочного" буржуазного общества, стереотипов и, кроме того, возможность создания семантического коллажа, где предметы наделяются сексуальностью. Пластическое решение кукол Беллмера отличается от традиционных художественных образов. Точно переданные, реалистичные формы тела подростка парадоксально сочетаются с искусственностью, механистичностью шарнирных сочленений, усиливая впечатление абсурда и разрушения. Исследователи также полагают, что эротизированный образ деформированной куклы Беллмер противопоставлял официальному культу «арийского» здоровья и эстетике «классического» тела в гитлеровской Германии. Беллмер утверждал, что в играх с манекенами-куклами его интересует «механическое движение, приводящее к неожиданным смыслообразующим стыкам». Он обнаружил, что части тела подобны лингвистическим знакам, а каждая поза равна некой сентенции. (Смолянская, 2005)

В 1991-1992 г. инсталляция Майка Келли «Схема информационных потоков морфологии ремесла» выставлялась в Питтсбургском музее Карнеги. В ней было использовано 113 мягких игрушек – кукол. Наиболее часто использующийся Майклом Келли прием – прием инверсии ценностей, т.е. пародирования иерархий, подмены высокого низким и наоборот нашел свое воплощение также в его инсталляции с куклами. По мнению самого Келли, именно кукла «более всего прочего изображает личность как предмет потребления». Художник пытался придать куклам испачканный, грязный вид, чтобы выразить идею изнашивания. Кукла в этой инсталляции, как идеальный образ ребенка, будучи испачкана, говорит о небрежении, жестокости, о том, что отвергается и демонизируется. «Я стараюсь представить изношенность прототипа, не романтизируя его потому, что нет ничего, что я ненавидел бы так сильно, как романтическое, ностальгизирующее искусство… Моя работа всунута между ностальгическим ассамбляжем, с одной стороны и классическим искусством как предметом потребления с другой» (цит. по Тейлор, 2006)

Идея массовости современной игрушки имплицитно отражена в инсталляции гонконгского художника Майкла Вольфа «Real Toy Story» (Иллюстрации 5,6 Приложения). В ней было использовано 16000 кукол, произведенных в Китае, прикрепленных при помощи магнитов к стенам помещения. Завершенная работа была выставлена в John Batten Gallery (Гонконг) с 2 по 27 ноября 2004 года. По словам автора, идея подобной акции зародилась у него еще в 2003 году, во время его визита в США. Чтобы порадовать своего сына Джаспера, он купил в местном магазине около 600 подержанных игрушек, а по возвращении домой разложил их в детской комнате. Когда они с сыном начали исследовать игрушки, оказалось, что они все были сделаны в Китае. Тогда у автора появилась идея – покрыть целую стену игрушками и портретами сотрудников китайских игрушечных фабрик. (http://www.obstanovka.com/post/7441) Инсталляция производит впечатление подавляющего хаоса, в котором огромное количество игрушек сливаются в одну пеструю массу. http://www.photomichaelwolf.com/the_real_toy_story/index.html

Особое внимание в современном искусстве уделяется кукле Барби и ее подобиям. Как предмет массовой культуры одна доступна, узнаваема и имплицитно выражает стандарты массовой культуры.

В 2005 году в галерее Художественного фонда RuArts состоялась выставка «Барбизона», главным героем которой стала именно кукла Барби (Иллюстрация 7 Приложения). Основная идея выставки – показать два направления интереса художников: и к самой Барби и к игровым и «игрушечным» темам, которые можно понимать как художественный контекст или как поиски альтернативы. «Современное искусство на протяжении многих лет «видело» в Барби то символ массовой культуры (и относилось к ней иронически и разрушительно), то ассоциировалось с ней – «перетягивало на себя» часть ее успеха, или заполняло «полую женщину» своим содержанием».( http://www.indexart.ru/news/?content=news&id=976) Ближайшие контексты Барби - это игра, также свойственная современному искусству, и антропоморфные или зооморфные игрушки. На выставке были представлены две линии: «про Барби» и «вокруг Барби». В этой выставке воплотились основные тенденции, связанные с восприятием Барби и использованием ее образа в произведениях современного искусства: чрезмерная идеализация и стерилизация кукольного мира («Гробы для Барби» Дмитрия Цветкова); очеловечивание (Сергей Терентьев), агрессия и насилие (анонимный автор О.Т.). Присутствоали также работы, в которых деконструкция куклы сочеталась с чуждыми, недетскими предметами (с противогазами в работе Сергея Мейтувы). «Вокруг Барби» представляли: куклы «до Барби» – живопись Ирины Корсаковой, вырезанные силуэты для одевания – Ростан Тавасиев, розовые мишки – Александр Захаров, «образ падения» – видео «Кукла», Виктор Алимпиев, мир детства, залитый смолой/нефтью – Сергей Бугаев-Африка, грустный лирический Никодим – видео Леонида Тишкова, «кукольная медитация» – видео Николая Олейникова.

Достаточно популярной стала тенденция использовать Барби как «актера», разыгрывающего сцены из «человеческой» реальности. Зачастую автор, скрупулезно воспроизводя обстановку реального дома, ванной комнаты, кухни, наделяет Барби или ее спутника Кена агрессивностью, садистическими тенденциями или пороками и проблемами современного человека (работы Mariel Clayton http://www.flickr.com/photos/marielclayton/). Большинство авторов создают фотографии таких инсталляций и размещают их в Интернете.

Австралийский художник Кейд Бушанан создает серии фотокомиксов и инсталляций из жизни игрушек, например «Последний кукольный герой», «Любовная дилемма Барби» http://gosurvive.blogspot.com/. Это попытка создать кукольную версию человеческого мира, попытка двусмысленная и подчиненная желанию автора. Проект «Последний кукольный герой» (Иллюстрации 8,9 Приложения, пародия на реалити-шоу «Последний герой», был представлен в 2008 г. в Московском музее современного искусства (http://www.gif.ru/rus/afisha/survivor-toyland-/

). Работа представляет собой проекцию переживаний самого автора. По его мнению, куклы – тоже люди, и имеют право на собственную жизнь. В таких работах сочетается отражение реального мира людей и игровой импульс автора, подчиненный его эмоциям и желаниями.

В 2009 г. в Государственной Третьяковской галерее проходила выставка – проект «Не игрушки» (Иллюстрации10, 11 Приложения). Идея проекта — показать историю современного искусства через историю игрушки в русском искусстве с 1930-х гг. до нашего времени. В экспозиции представлены как реальные игрушки начала-середины ХХ века, так и работы современных авторов, использующих игрушки как часть своих произведений. Одна из идей, воплощенных в работах Бориса Орлова, Ростана Тавасиева, Алексея Костромы – протест против пафоса и «высокого стиля» в искусстве. «Искусство, особенно в XX веке, полностью завралось, — говорит участник выставки мос­ковский художник Ростан Тавасиев, — Так лучше я буду, обманывая, ориентироваться на трогательные детские ценности. Возможно, так я все-таки найду способ, несмотря на условность, говорить правду. Это как в театре. Актеры всегда врут: они переодеваются, приклеивают бороды и выходят на сцену — изображать, например, Хлестакова. А в кукольном театре персонажи врать не могут. Куклы всегда одни и те же, и это по-честному».  (http://newtimes.ru/articles/detail/5852/) В работах также поднимается тема грани между подлинностью и игрой. Одной из самых интересных является работа Алексея Костромы «Мы не лучше их, мы такие же как они», впервые показанная еще в начале 1990-х (Иллюстрация 11 Приложения). Перед входом зрителям выдавали попкорн, в выставочном зале были помещены одинаковые куклы-пупсы, выкрашенные серебристой краской и покрытых белыми «ангельскими» перьями. Внутри кукол находились крысята, поедающие попкорн.

Интерес к игрушкам и куклам в современном искусстве не угасает. Примером является выставка-инсталляция «Игрушки на грани нервного срыва», представленная весной 2010 года группой молодых художников «Розовый носок» (Бербушенко Евгения, Ерохина Елизавета, Суханова Наталья, Дрюкова Елена, Новиков Илья, Толстова Олеся,
Шкварикова Вера, Дубинская Евгения, Самохвалова Наталья). На выставке представлены работы, относящиеся к разным стилям, объединённые одним форматом и составляющие единый объект. Выставка содержит преимущественно живописные работы, для которых куклы и игрушки становятся полноценными моделями и переживают «нервный срыв» (Иллюстрации 12, 13, 14 Приложения) Главная идея выставки - игра, как способ познания мира. В основе замысла – мысль о подмене человека и игрушки, смене их ролей в современном мире: «Плюшевый мишка устал… устал от своей игрушечной жизни, которая более настоящая чем наша реальность, реальность, кажущаяся такой невыносимо правильной и скучной. Он играет с нами, а не мы с ним! Играет нашим сознанием, крутит его как кубик Рубика. А мы-то думаем, что являемся хозяевами положения. Наши чувства и эмоции уже давно находятся в пластиковых руках кукол, внутри деревянных матрёшек и заводных паровозиков! …Теперь у нас другие заботы, мы позабыли своих плюшевых любимцев и пластмассовых друзей, но эта игра ещё не закончена – они соберутся все вместе, чтобы поиграть немного. Поиграть в нас…». (http://peresvetov-per.livejournal.com/6330.html#cutid1 )

Таким образом, в современном искусстве инсталляции с использованием кукол отражаются две основные тенденции. Во-первых, кукла продолжает быть носителем тех смыслов и значений, которые приобрела в ходе своего развития. Эти смыслы могут быть использованы автором в своих работах в разных вариациях (цитирование, заимствование инверсия) Во-вторых, в рамках игры автора с материалом, она приобретает «субъектность», становится воплощением личных проекций и смыслов художника, позволяет создать новую реальность.


Заключение


В работе рассмотрены основные особенности использования куклы в современном искусстве инсталляции. Кукла определяется нами как антропоморфный предмет, изготовленный из различных материалов, на который переносятся свойства живого существа. От других антропоморфных изображений куклу отличает манипулятивность, многослойность, игровая провокативность и полифункциональность. Кукла является культурным феноменом, неразрывно связанным с той культурой, в которой развивалась и продолжает существовать.

Кукла как культурным феноменом воплощает комплекс смыслов. Нами описаны смыслы, носителем которых является кукла в искусстве и восприятии человека современного западноевропейского общества:

  • кукла как проводник между мирами,

  • как двойник человека,

  • как личностный ресурс (оберег),

  • как носитель определенного архетипа,

  • как образ «псевдожизни», искусственности, фальшивости и «внутренней пустоты»,

  • как прямая ассоциация с детством, радостью, невинностью, беззащитностью.

Чаще всего в инсталляциях используются два вида кукол: так называемые «пупсы», и Барби (или ее аналоги).

В современной инсталляции представляется возможным выделить три основных приема использования кукол: цитирование, заимствование, инверсия. Нами проанализированы несколько примеров использования кукол в инсталляциях как российских, так и зарубежных авторов.

В каждой инсталляции кукла может быть репрезентацией тех смыслов, которые приобрела в ходе своего развития и в ходе развития отношений человек-кукла, и также нести личные проекции и смыслы автора.


Список использованной литературы


  1. Арт-терапия - новые горизонты / Под ред. А. И. Копытина. – М., 2006.

  2. Берт Р. Мифологии. – М.,2010.

  3. Бодрийар Ж. Система вещей. – М., 1995.

  4. Голубева Ю.О. Кукла в координатах индивидуально-психологического и социокультурного бытия: диссертация кандидата философских наук. – М., 2000.

  5. Горалик Л. Полая женщина: Мир Барби изнутри и снаружи. – М.. 2005.

  6. Гребенщикова Л.Г. Основы куклотерапии. – М.,2011.

  7. Грязева-Добшинская В.Г. Современное искусство и личность: гармонии и катастрофы. – М., 2002.

  8. Гусева А.Ю. Эстетика игрушки как феномена массовой культуры: диссертация кандидата философских наук. - СПб., 2001.

  9. Зиновьева Т.Н. Отношение "человек - игрушка" в культуре: диссертация кандидата философских наук. - Ростов-на-Дону , 2001

  10. Змеева Е.О. Искусство куклы в России и Германии конца XIX - начала XX вв.: художественные и культурно-исторические смыслы: диссертация кандидата искусствоведения. – Ярославль, 2006.

  11. Карпова Т.Е. Феномен куклы в русской культуре: Историко-культурологические аспекты: диссертация кандидата культурол. наук. – СПб., 1999.

  12. Ковычева Е.И. Кукла в диалоге культур. – Ижевск, 2002.

  13. Комарова С., Катушкин Л. Кукольные люди. – СПб., 1999.

  14. Лотман Ю.М. Куклы в системе культуры// Избранные статьи в 3-х т. Т.1. – Таллинн, 1992. С.377-380.

  15. Мировое искусство. Сюрреализм/ Сост. И.Г.Мосин.- СПб., 2006.

  16. Морозов И.А. Феномен куклы в традиционной и современной культуре: кросс-культурное исследование идеологии антропоморфизма: диссертация доктора исторических наук. – М. , 2010.

  17. Морозов И.А. Феномен куклы и проблема двойничества (в контексте идеологии антропоморфизма)//Живая кукла/Сост. С. Ю. Неклюдов, Д. Н. Мамедова - М., 2009.

  18. Пропп В.Я. Морфология волшебной сказки. – М., 2003.

  19. Романова А.В. Искусство куклы в контексте отечественной культуры второй половины XX века: диссертация кандидата искусствоведения. – СПб., 2010.

  20. Смолянская Н. Символ нашего времени// Горалик Л. Полая женщина: Мир Барби изнутри и снаружи. – М., 2005. С.300-317.

  21. Тейлор Б. ART TODAY. Актуальное искусство. – М., 2006.

  22. Эстес К.П. Бегущая с волками: женский архетип в мифах и сказаниях. – М., 2007.

http://newtimes.ru/articles/detail/5852/

http://peresvetov-per.livejournal.com/6330.html#cutid1

http://www.gif.ru/rus/afisha/survivor-toyland-/

http://www.ruarts.ru/exhibition.html#exhibi_5

http://www.indexart.ru/news/?content=news&id=976

http://www.obstanovka.com/post/7441

http://www.photomichaelwolf.com/the_real_toy_story/index.html

http://gosurvive.blogspot.com/

http://www.flickr.com/photos/marielclayton/





1   2

Похожие:

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Использование символов в искусстве и в психотерапии

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Основные представления о травме и возможностях ее проработки в арт-терапии

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
В данной работе мы рассмотрим историю возникновения, становления и современное состояние одной из форм психотерапии искусствами –...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
«Специфические возможности использования техники песочной анимации в контексте арт-терапии»

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Да, инструменты могут быть самыми разными, единым остается только то, что всегда исцеляется именно рана

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Эволюция понятия «арт-терапия»отображает процессы обособления трех самостоятельных направлений: медицинского, социального, педагогического....

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Арт-терапия является одной из форм терапии искусством. В данной работе будет рассмотрена тема групповой арт-терапии. Но, прежде чем...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Вместе с тем процессы и психотерапевтическое воздействие групповой арт-терапии отличаются как от групповой вербальной психотерапии,...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
Здесь непосредственнее всего выражена опора на символический язык «коллективного бессознательного». Склонный к символизации, человек...

Программа повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)» iconПрограмма повышения квалификации «терапия выразительными искусствами (1 ступень)»
В эпистолярном наследии многих художников есть описание попыток, часто почти бессознательных, расширить сферу эстетического воздействия...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница