Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin




НазваниеРоман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin
страница3/21
Дата конвертации02.01.2013
Размер3.41 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21
4


В однин из периодов «расставания» с «Матеком», в лишкат аводе – госструктура занимающаяся безработными, получил направление на завод «Петрохимия». Думаю, работает на заводе около тысячи человек. Две огромнейших трубы, в виде песочных часов, символ промышленной зоны, часто встречаются на фотографиях этих мест. Они действительно впечатляют и по своему красивы. По вечерам и ночью они освещаются разноцветными прожекторами. Видны эти красотки весьма далеко от места их расположения. Едешь ли в Акко, в Нацерет, в Йёкнам или в Хайфу, стоит повернуть в сторону завода взгляд и за полями распаханой земли, за рощами маслин и банановыми, за корпусами и конструкциями многочисленных предприятий вдалеке небо опирается на этих разноцветных вечером и фигуристых днём «сестричек».

С напрвлением на работу я прошёл проходную, минут пятнадцать двигался к указанному зданию и вот я в кабинете начальника цеха.

Он стал распрашивать меня о разном. В том чиле о том, кто у меня в Израиле имеется из родственников. Я упомянул брата и сестру, двоюродных, которые тут с 71-го года. Потом речь зашла о прошлых местах работы – конечно же, я не говорил о том, что работал во многих, упомянул три – четыре. Он куда то позвонил. Через несколько минут открылась дверь и в кабинет зашёл ….брат, о котором упоминал. Я знал, что он где то на каком то заводе работает, но не знал конкретно – где. Обнялись, начальник нас отпустил. Мы пошли, он привёл меня на участок, где работал электроннщиком, потом помог мне найти участок, где предстояло трудится мне.

Там был ещё один фрезеровщик, токаря, слесари. Система работы удивительная. Которая мне потом встречалась ещё несколько раз, а в тот – это была первая встреча с подобным. Пол – месяца, а то и весь – сидишь, ничего не делаешь. Бывает, после обеда принесут что то – редко обьёмная или сложная работа. Мелочь чаще. Как обьяснили, бывает, не часто, когда надо напрячься, срочно что исправить, отремонтировать. А так сидишь, читаешь или иное занятие себе ищешь. Так я проработал пол месяца. Я не трудоголик, нет. Но и вот так, ничего вообще не делать – это трудно.

И я ушёл в запой. На две недели. Разумеется, меня затем тоже ушли.

Перед братом было стыдно, но есть то, что есть.

Так как всё это происходило неподалёку от «Матека», то я первым делом туда и зашёл. Ицик взял меня, в очередной раз, и стал опять работать у него.

=====================

Пришёл устриваться на работу на завод «Моти». Предварительная беседа с бригадиром. И ещё какой то командир подошёл. Сколько лет фрезеровщиком работаю? Знаю ли работы на круглом столе и на делительной головке. (это нормально – подумал я). Какой фрезой лучше работать по аллюминию? ( допустимый вопрос). Как у меня с математикой? ( а как можно работать без неё?). Вот координаты точки и надо придти в точку по ним, какое расстояние до точки от начала координат? ( я начал злиться). А как без угольника прямой угол на детали сделать?

Вот тут я уж не смог сдерживаться.

-- я могу не только прямой угол без угольника сделать. Могу кубик сделать, зажимая деталь в тисках, без всяких иных приспособлений. Тиски и фреза. А вы знаете, как это?

-- как?

-- шесть перестановок с поворотом на сто восемьдесят градусов вертикально и на девяносто в горизонтальной плоскости.

Дело происходило утром и мне было плохо, потому что вечером было хорошо, с товарищем посидели в кафе до трёх ночи, разумеется, пили не нарзан. У меня болело всё внутри. Это был же не один вечер, а один из дней и вечеров подряд, наполненных не соками…..

Ко всему ещё колотилось не только внутри. Руки тоже вибрировали. Я старался это скрыть, но не выходило.

Они, конечно, заметили. Кинув взгляд на мои руки, бригалир спросил:

-- а как со здоровьем? Не болеешь ли чем либо?

Вот тут я всеръёз осерчал. И ответил. Культурно так.

- а вы скажите, вам сколько лет? Больше сорока каждому? Так?! И вы видели людей, за свою жизнь, которым больше сорока и они ничем не больны? Главное другое: болезни, которая бы мешала моей работе у меня нет!!!

( почти правда. Хорошо. Неправда. А иначе как скажешь?).

Мне обещали позвонить. Не позвонили. А я и не ждал. Продолжал поиски.

Позже, вспоминая и размышляя, а чего же я так начал тогда злиться, понял в чём причина. Кроме того, что всё происходило и так на свежие дрожжи пьянки и сдержанность моя была весьма мала.

В тот момент меня ГОРДЫНЯ обуяла.

Анекдот к ситуации.

Вышел из ворот, отсидев свой срок, муравей. Весь такой крутой, блатной, в сапогах и ватнике.

Мимо бежало стадо коров. (куда – не знаю).

И муравья сбили в пыль. Он поднялся, отряхнулся.

А стадо развернулось и обратно бежит. (почему? Тут не в этом суть). И опять муравья в пыль. И в третий раз так же.

Муравей не выдержал, рванул на груди телогрейку, пальцы веером и вскричал:

-- Что?! Меня!! В пыль!!! Копытом!! И кто?!!! Бычьёёёё!!!!!!!!!!!!

====================

Завод «Бейкер». Хозяин из Румынии, худощавый маленький мужчина, седой и постоянно улыбающийся. При первой встрече спросил – Сколько ты хочешь? В час. Сразу предупреждаю – мне нужен человек только на две недели.

Опыт таких разговоров у меня уже имелся. И в тот момент на меня что то накатило.

-- Сколько? Ты дашь столько, сколько я скажу?

Понятное дело, каждый хозяин желает дать рабочему меньше того максимума, который он сам определил для оплаты.

-- ну всё таки, сколько?

-- хорошо. Миллион. Ладно, от нашего столика вашему – пол миллиона и по рукам.

-- неет, скажи серъёзно.

-- тут не рынок. Скажи, сколько согласен, я отвечу – да или нет.

-- двадцать семь шекелей в час.

-- хорошо.

В тот год это была цифра немного ниже среднего уровня возможного в той местности, где находился завод.

Станки стояли в помещении, открытом с о дной стороны – там только завеса из ткани была. Поэтому, что на улице – то и внутри. С учётом того, что крыша над головой. Месяц – август – жаркий более других. Пот заливал глаза. Я вспомнил слова одного товарища, и использовал его опыт – повязал скрученный платок на лоб – чтобы он задерживал пот. Так и работал. Станки большие, детали тяжёлые, народ спокойный.

В последний день хозяин сказал, что доволен моей работой и позвонит, при первой же возможности.

И позвонил таки. Через пол года. А я уже работал на другом заводе и дёргаться не стал.

===============

Завод «май андесса». Хозяева - трое русскоязычных бывших рабочих. Народ подобрался хороший. Только что за стол садились обедать не пожелав друг другу хорошего аппетита. А я приходя к столу, каждый день желал им этого. Вначале – улыбались. Потом переняли эту привычку.

Работалт они так: с семи до шести – две недели и две недели до девяти вечера. День проходил на одном дыхании, как миг. Ничего в отношениях и в работе не было там такого, чтоб я назвал «очень» хорошим. Скорее подходит слово «нормально». Но! День – как миг. Думаю, дело в том, что не имеет конкретного определения и можно только сказать о этом так: душевная (только не в религиозном смысле!!!) атмосфера. Были подшучивания, некоторая конкурентность значимости каждого, не было дружеских ( со мной) движений

( были хорошие рабочие отношения), с хозяевами не было свойскости и понимания одинакового работы. И однако, повторюсь – день – как миг. В иных местах работы такие дни тоже попадались, но не было такого, чтоб (это необычно) все дни такие. А проработал я там два месяца. И наступил период, когда стало мало работы, и, как следствие, малое сокращение – я.

================

Завод «Садал», от которого когда то отделился «Май андаса», находился прямо через дорогу. Я перешёл дорогу и как раз попал в тот момент, когда был нужен человек. Там я встретил знакомого парнишку, он работал на фрезерном СНС (программный станок), как оказалось, за спиной имеет также немало заводов. Нет, до меня ему ещё и ещё….у него семнадцать заводов за шесть лет. И причина смены мест иная – он стремится к зарплате всё выше и выше и выше……а программисты СНС и так зарплату получают побольше, но коль получается ещё поднять, почему бы и нет. Да и работать им приходится гораздо больше.

Там я продержался всего лишь пол месяца. Четырнадцать дней – тихо,тихо, тихо. А на пятнадцатый… Я не успел среагировать, собраться, стерпеть, промолчать, сделать как он сказал. В тиши предыдущей расслабился, ушёл с головой в процесс работы. История та же – Хозяин: делай, как я скажу, а иначе – гуляй….

============

Завод « Непомнюкакназывается». Станок. Начинаю работу. Вокруг ещё пять станков. Надо было снять несколько милимметров на стальной детали цилиндром фрезы. Тиски на стол. Выставить, закрепить, проверить. Проверка шпинделя, подбор инструмента. Новое место – пока всё найдёшь, ребята говорят где – что, ключи, их место, фрезы. Начал. Коснулся фрезой, обнулил табло дигитали, подал пару милимметров. Бамс – фреза остановилась. Пробую разные обороты – то же самое. Открываю боковую панель в верхней части станка. Перебрасываю ремни на другие «колёса», отжимаю крепёж там же, натягиваю ремни. Зажим. Пробую. Всё повторяется. Плюнул, выгрыз материал при подаче по три десятых милимметра.

Ребята подошли, посмотрели. Объяснили – ремни старые, слабые, хозяин только обещает купить и вот покупает уже их три месяца. Пока ему хватает тех станков, что работают. Непонятно, зачем он дал объявление о том, ему требуется фрезеровщик?

Там у меня почти рекорд – четыре часа работы. Но что поразительно, и больше такого не встречал, он заплатил. Может, потому, что через коахадам (посредников) к нему попал.

-----

А вот и рекорд. Договорился (!!!!!) с хозяином, что начну работу утром следующего дня с восьми, плюс минус пол часа.

Пришёл в восемь. Стал разбираться с инструментом. Хозяин заметил, как я это делаю ( тщательно и с пониманием). Работающий рядом старичок – токарь успел мне только сказать, что у них нет точных работ и потому инструмент такой «забитый». Как ко мне подошёл хозяин и заявил, что работу надо начинать в семь и он не нуждается во мне. Оскорбился моей мимикой при осмотре инструмента???

РЕКОРД ВРЕМЕНИ РАБОТЫ НА НОВОМ МЕСТЕ – ОДИН ЧАС!!!!!!!!!!!!!!!!!!

(А в книгу рекордов Гинесса никто не заносит. )

=============

«Беркович». Неплохой заводик. Встретил там сразу троих знакомых ребят. Уже хорошо. Работаю. Сделал деталь из аллюминия. Осталось нарезать резьбу. Мечик взял с красной полосой – обозначение, что он для резьбы по железу. Не нашёл с синей – по аллюминию. Честно сказать, в тот момент поленился идти по заводу искать то, что нужно. Обычно так не поступаю. Но в тот момент что то меня крутнуло и я решил поступить не так, как всегда. Сделал резьбу в одном месте, взял проверочный инструмент – проверил, – хорошая резьба вышла, аллюминий бывает мягкий и твёрдый и ещё со всякими добавками. Этот у меня – твёрдый, потому и всё нормально получается. Продолжил. Уже заканчивал, осталось сделать два оборота и всё – деталь готова. А тут мимо проходит хозяин.

-- возьми мечик с синей полосой .

-- резьба хорошая получается. И осталось немного.

Он прошёл дальше. Я минуту постоял, посмотрел ему в след и продолжил так же, как и делал.

А вечером мне сказали «досвидание», в смысле – гуляй, парень.

==================

«Макорнироста». Случайно, проходя вдоль дороги, ведущей из Хайфы в Акко, увидел большой мусорный бак, наполненный стружкой. Подошёл. Заводик. Меня взяли. Изделия. в основном, из нержавейки. Трудный материал, но при верном подходе всё идёт хорошо. В Израиле используют различные сплавы, но это только на первых минутах озадачивает.

Токарем, на участке, где я стоял мой станок, работал пенсионер. Высокий, крепкий, весёлый. Умелец. Специалист отличный. А в шкафчике у него стояла бутылка водки, посреди инструмента. Я, увидев, удивился:

-- ты что, а если хозяин ?

- он видел. Я ему сразу сказал – мне это не мешает работать. И вот, уже третий год здесь. Будешь?

Я, конечно, не отказался. Один стаканчик и веселее стало.

Через неделю я попросил хозяина купить несколько фрез, а то работать старыми – ну сложно же.

Он отказался.

Через две недели я опять попросил его – без дисковой на два, как паз делать тут?

Он купил фрезу.

Через два дня у нас зашёл разговор о моей зарплате.

Мы так уговорились при первом разговоре. Я не просил много, но не минимум же. Хозяин отказался повысить ставку – сейчас у нас положение сложное. Хорошо?

- не хорошо.

Я ушёл. Дело не только в малой оплате. Суть в обмане – коль это с начала имеет место, что же потом будет?

==========

«эм те де». Хозяева – два брата. Через неделю работы я пришёл на работу пьяным. Пол дня было тихо. Потом

Меня попросили уйти домой. Ну не любят в Израиле пьянство. Имеют право!!!

========

5

Маленькое кафе на улице Герцеля. Держали его двое ребят из Киева. Один – бывший инженер. Другой – музыкант. Хорошие ребята. Вова и Вася. Мои пьянки иногда  проявлялись на лице царапинами и садинами. Как то Вася сказал:
-- тебе ирия (муниципалитет) должна платить.
-- за что?
-- за то, что ты постоянно асфальт шлифуешь. Лицом.
Во время  очередных поисков работы, ребята познакомили меня с одним своим дальним родственником Игорем. Худой, высокий парень предложил мне:
-- слесарем поработаешь? Слесарем, подсобным рабочим.  Могу взять по чёрному на минимум.  Мы различные ремонты делаем, строительные работы и, иногда, детали  для таких работ по заказу.
В своих поисках работы я придерживался двух правил: не устраиваться через платных посредников и не работать по чёрному, то есть, без оформления официального.
Выбрал их, наслушавшись разных рассказов о том, какие сложности могут возникнуть в тех случаях, когда этих правил  не придерживаться. Довольно таки часто, когда поиск работы затягивался, или долги поджимали,  хотелось нарушить эти  правила, но удерживался.
А тут, внезапно для себя самого, согласился. 
Когда Игорь ушёл, спросил о нём. Вася  мне ответил:
-- смотри сам. Точно не вникал, Игорь вроде там не совсем один хозяин. И дела ведёт, думаю, не совсем верно. Что например? Например, нельзя использовать на свои нужды те деньги из прибыли, которые откладываются на «всякий случай». А он использует, на детей, жену – жена там ещё та!! Решай сам, поработай месяц, но и поиски работы по специальности не прекращай. Хотя, конечно, это сложно – работать и искать.
Я малость подумал, на трезвую голову, на нетрезвую, обобщил мысли и вышло – работать!
На следующий день с утра прибыл на место и начал трудиться. Работал на сверлильном станке, зачищал детали после сварки, выезжали на место по заказу и там в потолке, стенах и по бетонному полу  прорубали  отбойным  молотком канавки для проводки, в другом месте на крыше крепили сварную конструкцию, пару раз пришлось поработать лопатой и киркой возле здания одной фирмы, на небольшом заводике ставили ограждение. Месяц прошёл,  с ним и я вышел – договаривались на месяц.
 Я уже знал, что Игорь – не хозяин самостоятельный нашей фирмочки, а хозяин на проценте. Основные владельцы – какие то крутые ребята. Рассказали мне и то, что парнишка один, работающий там слесарем, когда основные приехали и вели себя  грубо со всеми и с Игорем, их отлупил – оказался круче. Игорь, конечно же, поскорее с ним расстался – не хватало только ему тут боёв.
Знал я и то, что некоторым из работающих заплатили только за два  предыдущих месяца, а некоторым только половину.
Вернулся в Хайфу. Обычно зарплата выдаётся до десятого следующего месяца. Я звонил, звонил, обещанки обещанки и вот назначен день выдачи денег, да ещё и в самой Хайфе, даже неподалёку от моего места проживания. Прошло до дня зарплаты полтора месяца.
Я подошёл в месту, о котором мне по телефону сообщил Игорь. Там стояла маленькая толпа, человек двенадцать. Оказывается, мне ещё повезло – пришли и те, кто своих денег ждёт уже два и три месяца.
Ждали молча, мрачные,  курили. В офис вызывали по одному. Выходили медленно, тяжело, с изменившимися  лицами – как иначе, когда живёшь от зарплаты до зарплаты.  К ним подходили знакомые, вопрос один – сколько? В ответ доносилось – половину отдали!  Или: треть, остальное через месяц. Я заметил, что половину получали те, кто ожидал уже   два месяца, а треть – за три. А положение у меня тогда было сложное. И долги и пить не прекращал.
Дошла очередь до меня. Поднялся по лестнице, зашёл в офис. За столом, уставленном бутылками и едой, пятеро, все мне незнакомы.  Игоря там не было.  В Израиле такое со мной впервые – просто таки пахнуло  холодком : опасно!!
Что то подтолкнуло меня и, сделав шаг к столу, под взглядами сидящих начал первым:
- здравствуйте! Есть предложение, только вначале – налейте.
Они переглянулись, пожали плечами. Один налил в большую рюмку грамм сто пятьдесят. Я взял и выпил. Выдохнул воздух, перевёл дыхание и продолжил:
-- у меня там заработано две сто (2100 шекелей). Даёте мне тысячу и всё – на этом закончим. Вы подумайте, я вернусь через пол часа, час, как скажете.
Парнишка, сидящий  ко мне ближе, повернулся:
- подходи через час.
Я вышел, час посидел в сквере. Забавно. «после первой не закусываю!».
Когда вернулся, у двери в офис уже никого не осталось. Постучал. Ко мне вышел тот, что говорил со мной. Протянул молча конверт.
--  как договорились. Всё!
Через год, разговаривая с одной знакомой, я упомянул этот случай, что, мол, как то попробовал работать «по чёрному» и что из этого вышло. Она попросила описать ребят, что сидели за столом в офисе.  Выслушав, сказала:
-- знаю я этих ребят. Тебе повезло, здорово повезло, что не зацепился с ними тогда «права качать». Могло кончиться всё  очень, очень  плохо.
А ещё через пару лет, Вася, который помог мне устроиться на работу к Игорю, по поводу случившегося высказался так: ни я ни Вовка не знали, что Игорь так повёл свои дела и совместно с теми ребятами. Он не рассказывал. Нам только стало понятно, что у него этот бизнес не удался, когда он сам начал искать работу.
==========================
==============================
На маленьком складном велосипеде я двигался  вдоль большой дороги, по которой проносились с шорохом машины. Только что посетил один заводик. Поговорил с хозяином. Разговор проходил нормально. И вдруг…Он спросил меня:
– ты куришь? Сколько в день?
-- пачку в среднем.
Оказывается, попал в «вагон для некурящих». Сам хозяин бросил год назад курить, и народ у него подобрался такой же.
-- Будешь выходить курить на улицу, скажем, раз в два часа.
Меня это не устраивало, поэму расстались. Конечно, он предложил приходить, коль надумаю.
Я двигал педали, посматривал по сторонам. Один из способов поиска: увидел заводик, большой ящик возле здания, наполненный стружкой или табличку с надписью «коах адам» (посредническая конторка) – заходи, спрашивай.
Солнце пекло, пот в глаза. Надоело. Решил возвращаться. До перехода далеко. А вот в  цветочных рядах, разделяющих дорогу, просвет большой. Тут и сверну. Повернул. Так, машины далеко, успею проскочить.
Как эта машина  оказалась рядом, не знаю, быстро ездит? Удар по переднему колесу велосипеда, я в воздухе, а вот уже и на земле. Скрип тормозов, огромное облако пыли на всю дорогу. Подняв голову, увидел: машину несёт перпендикулярно шоссе, в стороны что то летит (позже понял – колпаки от колёс), а вот она развернулась, проехала ещё немного вперёд и, съехав на обочину, замерла. У меня руки ноги шевелятся, боли сразу не почувствовал. Встал, потряс головой. Пошёл к машине. Заглянул к водителю. Там за рулём какой то толстый мужичок  сопит.
-- эй, ты в порядке?
Он мне ничего не ответил. Немного спустя вылез из машины. Оказывается – инвалид. На костылях. А машина то обычная, хорошая, большая. Местный кадр. Записал номер моего теуд зеута (удостоверение личности).
Плохо помню, что было дальше. Врач скорой, спрашивает, как я себя чувствую. Может, в больницу? Неееет!! ( это же сколько потом платить? Дело происходило в первые годы в стране, мало ещё что понимал).
Осознал себя только идущим вдоль дороги, на плече погнутый велосипед. 
Через день пришло письмо, нам перевели. Предлагает обойтись без суда, оплатить ремонт и всё. Три тысячи. В те годы – это где то в среднем  полтора месяца работы.
Двоюродный брат, который в стране давно, взялся помочь разобраться. Парень резкий. Позвонил к этому господину Омину, водителю, они что долго ругались на иврите.  Закончилось всё тем, что брат сказал – никакой оплаты без суда.
Как позже выяснилось, Омин – бывший водитель такси. Действительно, инвалид. И сын у него адвокат, с офисами и в Тель – Авиве и в Хайфе.
Ещё раз письмо получили. Четыре страницы на иврите, три на ломаном русском. Там было: я на мотоцикле совершил аварию, нанёс господину Омину ущербу на семь тысяч, половину оплатит страховка, половина с меня.
Состоялся суд. На суд Омин явился в сопровождении маленькой толпы родственников, с фотографиями места аварии.
Судья постановил: с меня две тысячи.
А брат, как хорошо быть граммотным по жизни, выяснил, что на подобные случаи имеется страховка и для меня. Мы ( говорю так, потому что рядом всё время мама была и родной брат) получили полторы тысячи шекелей. Пятьсот ушло адвокату, через которого всё оформлялось. Нам осталось добавить только одну тысячу.
А на велосипеде я больше не ездил.
=================================
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   21

Похожие:

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconVincent de Gaulejac L'histoire en heritage roman familian et trajectoire sociale
История в наследство: Семейный роман и социальная тра­ектория / Перев с франц. И. К. Масалкова. М.: Изд-во Ин­ститута Психотерапии,...

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconЗакон об обязательном образовании 1949 года
Все права принадлежат Открытому университету. Израиль. Тель-Авив 61392, п/я 39328, Рамат-Авив, ул. Клаузнер 16, Открытый университет....

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconНа «agritech-2012» за инновационными технологиями и партнерами по бизнесу
Международной выставки «agritech-2012», в Тель-Авиве, Израиль. В рамках деловой программы этого, одного из наиболее авторитетных...

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconЛеонид Млечин Зачем Сталин создал Израиль?
Все, кто по моей просьбе читал рукопись этой книги и кому я обязан ценными замечаниями, советовали придумать иное название: «Ведь...

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconМишель Уэльбек Платформа ocr альдебаран «Иностранная литература»: Москва; 2002
Дублинской премии. Роман «Платформа» (Ptateforme, 2001) получил приз Парижского кинофестиваля 2002 г. «Кинороман» (Cine Roman), присуждаемый...

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconВ. А. Козлов неизвестный СССР противостояние народа и власти 1953-1985 гг
Исклюнительное право публикации книги В. А. Козлова «Неизвестный СССР. Противостояние народа и власти 1953Г985 гг.» на русском языке...

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconПостовой милиционер Кондратьев в два часа ночи заметил, что из помещения сберегательной кассы вышел неизвестный. Подойдя ближе, он обнаружил, что дверь
Кондратьев в два часа ночи заметил, что из помещения сберегательной кассы вышел неизвестный. Подойдя ближе, он обнаружил, что дверь...

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconРоман Трахтенберг Антикризисные анекдоты Роман Трахтенберг Антикризисные анекдоты Топ 500 анекдотов про кризис
Года через два три в резюме уже будет суперкруто писать «2008–2011 гг. – работал». Без всяких дальнейших уточнений, где и кем!

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconАннотация Роман «Паутина»
Роман «Паутина», как детище Интернета, — роман «виртуальный» и о виртуальном. Действие происходит в России в 2018 году. Захватывающий...

Роман Шеркин Неизвестный Израиль © 2011 Roman Sherkin iconФредерик Бегбедер Французский роман Оригинал: Frederic Beigbeder, “ Un roman francais’”, 2009 Переводчик Е. Головина
Оказавшись в грязной тесной камере, он приходит в отчаяние. И внезапно, выплыв из глубин памяти, перед ним возникают воспоминания...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница