Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее




Скачать 182.59 Kb.
НазваниеОсновные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее
Дата конвертации02.01.2013
Размер182.59 Kb.
ТипДокументы
Цикушева С.Я.

ОСНОВНЫЕ ПАРАМЕТРЫ ИСТОРИЧЕСКОЙ КОНЦЕПЦИИ ХАН-ГИРЕЯ И Ш. НОГМОВА


Процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее многие составляющие. Отдельные элементы концепционного плана присутствуют уже на ранних стадиях развития исторического знания. Это выражается в уровне осмысленности основных характеристик исто­рического процесса, к которым следует отнести: историческое время, историческое пространство, движущие силы истории и направления их движения.

Несомненный интерес представляет восприятие первыми адыгскими учёными истории адыгов во временном контексте. Понимание значимости исторического времени было характер­но как для Ш. Ногмова, так и для Хан-Гирея.

В их работы вошла информация о способах исчисления вре­мени. Ш. Ногмов умение «считать время» ставил на один уро­вень со знанием грамоты и не без гордости констатировал, что адыги «подобно европейским народам умели считать время»1. Признавалось им и наличие представлений о кратковременных периодах истории: адыги год делили на двенадцать месяцев, неделю на семь дней. Есть и интересное указание на то, что у адыгов существовало понятие о столетии.

Хан-Гирей, так же как Ш. Ногмов, писал о разделении года на месяцы, недели на дни. Но, в отличие от Ш. Ногмова, он считал, что летоисчислением владели только грамотные черке­сы, использующие арабскую и турецкую хронологии, в то вре­мя как остальные адыги знали только событийный метод вре­менной ориентации, опирающийся на чрезвычайные события в жизни общества, свойственный всем бесписьменным народам2.

Установление хронологии адыгской истории сильно услож­нялось тем, что основным источником реконструкции прошло­го являлся фольклор, не дающий возможности, как правило, дать точную датировку исторических событий. Осознавая это, Ш. Ногмов указывал, что, пользуясь своим знанием восточных языков, он разобрал исторические песни «в отношении к исто­рическим фактам и расположил в хронологическом порядке»3. Самая ранняя дата, упоминающаяся Ш. Ногмовым, — 15 год до Рождества Христова, самая поздняя дата в тексте — 1771 г., хотя в приложение к работе включен документ, относящийся к 1812 г., иными словами, автор «Истории адыхейского народа» доводит повествование до конца XVIII в., в то же время считая возможным обращение к отдельным документам более позднего периода.

Осознание движения исторического времени проявилось в стремлении периодизировать историю. Разработанная Ш. Ногмовым периодизация, основанная на фольклорных источниках, вполне правомерно имеет относительную хронологию, опираю­щуюся не на даты, а на историческое содержание периода. В периодизацию он включил те временные отрезки истории, ко­торые получили освещение в народных преданиях. Выделяя их, Ш. Ногмов «придерживается стадиальности эпической культу­ры адыгов, и определяющим моментом этой стадиальности, по его мнению, являются переломные социально-исторические эта­пы развития, главным стержнем которых служат периоды но­вых этнических наплывов на адыгов, их войны с пришлыми племенами и т.д.»4.

В истории адыгов им было выделено три этапа. Первый этап заключал в себе древний период. Изложение истории адыгов Ш. Ногмов начинал с античности, подчеркивая, что именно бла­годаря грекам, оставившим сведения о народах Северо-Запад­ного Кавказа, занимавших восточный берег Черного моря за­долго до рождества Христова, возможна реконструкция древ­ней истории этого народа. В то же время «догреческий» период фактически исключался им из поля исследования, в связи с отсутствием источников. Второй и третий этапы включали сред­невековье и были обусловлены передвижением различных на­родов и внутренней обстановкой на Кавказе5. Следует отметить, что хотя, казалось бы, для освещения недавнего прошлого, то есть XVIII в., было значительно больше возможностей, парагра­фы, посвященные этому периоду, менее объемны, чем предыду­щие, и написаны менее обстоятельно. Это свидетельствует о том, что недавнее прошлое интересовало Ш. Ногмова относительно в меньшей степени, чем древняя история адыгов.

Конечно, с современной точки зрения, в данной периодиза­ции, много условных, хронологически запутанных моментов6, что свидетельствует о начальном характере освоения адыгской истории, ограниченности источниковой основы предпринятого исследования. Наибольшее количество споров вызывают главы, посвященные древнему периоду. Это вполне объяснимо тем, что древний период сохранил меньше всего свидетельств, по кото­рым можно было бы реконструировать ход событий.

В некоторых случаях Ш. Ногмов отступает от строго линей­ного изложения материала сознательно7. «Хотя это происше­ствие и следовало бы отнести к XIII столетию, — пишет он, — но я предпочёл заключить им изустные предания».

Как правило, не выявляя чёткой датировки событий, Ш. Ногмов пытался просто расположить материал в хронологической последовательности, но это ему удавалось не всегда. Это говорит о том, что для него, в первую очередь, важно было преподнести материал в такой последовательности, чтобы читателю была понятна суть истории развития адыгов, а не ограничиваться простым перечнем событий в линейной последовательности.

Можно сделать вывод, что, не имея возможности повсемест­но использовать абсолютную датировку, Ш. Ногмов прибегал к относительной хронологии, использование которой также но­сит ограниченный характер8. Проявленный Ш. Ногмовым инте­рес к периодизации отразил складывающееся представление о поступательном развитии истории адыгов, понимание того, что в недрах адыгского общества происходили значительные каче­ственные изменения. Несмотря на условность выделяемых эта­пов, выраженную «размытость» границ между ними, предло­женную периодизацию с полным основанием можно считать первой попыткой системного осмысления истории адыгов.

Используя тексты других авторов, Хан-Гирей также при­нимал датировку событий, содержащуюся в этих источниках. Летоисчисление в них, как правило, давалось по христианско­му образцу, в то время как в оригинальном тексте Хан-Гирея некоторые даты давались по мусульманскому календарю. Там же, где Хан-Гирей опирался на народные предания, он размыш­лял о невозможности датировать события, сохранившиеся в народной памяти9. Самая ранняя дата в тексте «Записок о Черкесии» — 600 г. до Р.Х., самая поздняя — 1828 г.10 Следова­тельно, хронологические рамки работы Хан-Гирея шире хроно­логических рамок труда III. Ногмова.

Хан-Гирей и III. Ногмов придерживаются традиционной для историографии этого периода линейной концепции историчес­кого времени. Исследователи творчества первых адыгских исто­риков считают, что им была свойственна идеализация прошло­го. Исходя из обстоятельств культурно-исторической среды, в которой они создавали свои произведения, можно сделать вы­вод, что этому способствовали два фактора. Во-первых, в обще­ствах, переживающих перемены, обычно наблюдается носталь­гия по ушедшим временам. В этих случаях прошлое приукра­шивается, негативные стороны замалчиваются или каким-либо образом оправдываются. Во-вторых, как известно, идеализация прошлого была свойственна романтическому направлению в литературе и историографии, под влиянием которого находи­лись Хан-Гирей и Ш. Ногмов.

Действительно, в тексте Ш. Ногмова достаточно много выс­казываний о том, что прошлое было лучше настоящего, позво­ляющие делать выводы о наличии в его творчестве идеи «золо­того века»11. В прошлом адыгов он видел образцы достойные подражания, и с сожалением писал о том, что современные адыги отошли от образа жизни предков12.

Первоначально создаётся впечатление, что идеал обществен­ного развития Ш. Ногмов видит в первом этапе истории адыгов, т.е. времени влияния греков, но анализ его высказываний по этому поводу заставляет в этом усомниться13. Некоторые иссле­дователи считают, что Ш. Ногмов видел «золотой век» адыгов в правлении князей Инала и Темрюка14. С этим утверждением нельзя согласиться. Несмотря на то, что характеристики Инала и Темрюка выдержаны в превосходных степенях, их правления не были мирными: Инал наводил порядок, используя физичес­кое воздействие, Темрюк вёл постоянные войны, и в его правле­ние кабардинцы отличались избалованностью и худыми нрава­ми, «беспрестанно помышляя о набегах и грабежах»15. Трудно представить, что Ш. Ногмов, мечтавший о просвещении своего народа, мог считать эти периоды «золотым веком» адыгов. На­верное не следует искать в тексте «Истории...» указаний или намёков на какое-то конкретное время в истории адыгов, в ко­тором автор видел «золотой век». Можно согласиться с мыс­лью, что «здесь логическое мышление изменяло Ш.Б. Ногмову, и на его место выступало неразборчивое экзотическое любова­ние далёкими предками»16.

У Хан-Гирея элементы идеализации прошлого присутству­ют, но они не столь ярко выражены и больше ощущаются в его художественных произведениях. Анализируя систему обществен­ного устройства адыгов, он писал, что «черкесские племена сто­яли прежде на более высокой ступени цивилизации, но потом, с течением времени, одичали, сохранив только в общих чертах свои общественные устои»17.

На основании приведенных данных можно сделать вывод, что в трудах первых адыгских историков прослеживается идея развития истории адыгов по циклическому типу линейной кон­цепции. Этот тип развития представляет собой синусоиду, в которой периодически повторяются подъемы и падения. Точка­ми подъема в прошлом Ш. Ногмов считает период влияния гре­ков, правление Инала и Темрюка Идарова, Хан-Гирей просто говорит о времени более высокого уровня развития в истории адыгов. «Настоящее» для них — время упадка, следовательно, его можно расположить в нижней точке синусоиды. И, нако­нец, вера в будущее, о которой свидетельствует всё их творче­ство, в том числе и идея «золотого века», направлена на то, чтобы показать, что у адыгов есть способности и возможности прогрессивного развития.

В основе исторической концепции лежат представления о пространстве, занимаемом адыгами. Пространственное поле яв­ляется сложным явлением и складывается не только из геогра­фических координат, но и из временных.

Главной составляющей пространственного поля исследова­ний Хан-Гирея и Ш. Ногмова является Черкесия. Хан-Гирей обозначил чёткие географические рамки описываемой террито­рии. В первой же главе он дал точные координаты широты и долготы черкесских земель, перечислил территории и народы, граничащие с Черкесией18. Кроме того, Хан-Гирей обратил вни­мание на то, что Черкесия имеет внутреннее условное деление на территории, принадлежащие разным племенам. Ш. Ногмов, опираясь на народные предания, определил территорию обита­ния древних адыгов от реки Терек до рек Волги и Дона на севе­ре, на западе до Крымских степей, на юге до Кавказских гор. Пространство адыгской земли в «Истории ...» не статично, оно меняется в ходе исторического развития адыгов. Так, Ш. Ног­мов писал, что в первых веках христианского летоисчисления предки адыгов были оттеснены на запад19.

Сравнительный анализ текстов Хан-Гирей и Ш. Ногмова позволил выявить совпадение географических пределов в их произведениях. Они оба выходят за рамки современной им Черкесии и охватывают территорию от Черного и Азовского до Каспийского морей. У обоих авторов обнаруживаются названия народов, государств и населенных пунктов, существовавших на данной территории в разные периоды: скифы, сарматы, аланы, хазары, абхазы, чеченцы, ингуши, Астраханское царство, Босфорское царство, Хазарское царство, Дагестан, Абхазия, Дербент, Кизляр, Екатериноградская крепость и др.

Однако, несмотря на совпадение географических пределов в описаниях первых адыгских историков, нельзя сказать, что про­странственное поле их исследований полностью совпадает. Оно пересекается или совпадает частично. Как уже было указано, хронологические рамки «Записок о Черкесии» шире хроноло­гических рамок «Истории адыхейского народа», поэтому про­странственное поле исследования этих работ идентично только в области совпадения хронологии.

Пространственное поле в работах первых адыгских истори­ков не ограничивается только Черкесией. История адыгов пред­стаёт во взаимодействии с другими странами и народами. В их произведениях активно фигурируют Турция, Россия и Крым, упоминаются Греция, Рим, Византия и ряд других государств, т.е. территория Черкесии не только не исключалась из мировой истории, а воспринималась как её органичная часть.

Учитывая, что главным объектом исследования адыгских историков является Черкесия, представляется целесообразным попытаться выявить образ земли адыгов в их произведениях. Давая подробное географическое описание этой земли, Хан-Ги­рей оговаривает, что термин «горцы», часто применяемый к черкесам, не соответствует ландшафтному виду этой страны, «ибо и половина земель черкесских не покрыта горами»20. У Ш. Ногмова есть упоминание о том, что адыги жили в разных лан­дшафтных условиях. В своих размышлениях автор «Истории...» ограничивается двумя племенами. Шапсугов располагает в гор­ных ущельях, лесах, непроходимых болотах, кабардинцев же в основном на равнинах. Чаще всего, давая привязку к опреде­ленной территории, оба исследователя опирались на реки, вос­принимая их как естественные границы. В «Записках о Черке­сии» Хан-Гирей употребляет отвлеченные словосочетания «чер­кесские земли», «описываемая здесь страна», в отличие от него Ш. Ногмов использует более эмоционально окрашенные поня­тия «земля адыгов», «отечество», «наша земля». Исследовате­лями уже было отмечено, что отношение Хан-Гирея к понятию «родина» носит прагматический характер21. Не уставая восхи­щаться природными богатствами Черкесии, сулящими многие выгоды при рациональном использовании, привязанность насе­ления к родной земле он определяет как «привычку к местам, ныне ими обитаемым», которую легко преодолеть22.

Анализ текстов показывает, что Ш. Ногмов полностью отож­дествляя себя с описываемым народом, постоянно употребляет выражения «у нас», «наш народ», «наши предки». С Хан-Гиреем ситуация намного сложней. Он опять же применяет отвле­ченные словосочетания: «этот народ и им занимаемая страна», «здесь описываемый народ». Кроме того, в описаниях, основан­ных на личных воспоминаниях, Хан-Гирей отождествляет себя с русским отрядом, в котором служил, противопоставляя его черкесской коннице23. Хан-Гирей позволяет себе такие выраже­ния, как «полудикий народ»24. Следует согласиться с исследо­вателями творчества Хан-Гирея, что он, в данном случае, осоз­навал себя человеком на российской службе и причислял к об­разованной части человечества, в отличие от большинства сво­их соплеменников25.

Кроме того, необходимо отметить, что в этом вопросе при­сутствует третья составляющая, ещё более осложняющая само­сознание Хан-Гирея. Речь идёт о его происхождении от крымс­ких ханов. Нет сомнений, что Хан-Гирей придавал большое зна­чение этому факту.

Следовательно, его самосознание формировалось под влия­ние трёх составляющих: крымское происхождение, адыгское воспитание и российская служба. Каждый из этих факторов является неотъемлемой частью мировоззрения Хан-Гирея. Ш. Ногмов пишет как бы «изнутри» адыгского общества, а Хан- Гирей наблюдает его «извне», более того — неоднократные выс­казывания Хан-Гирея, как российского офицера, позволяют исследователям делать вывод, что это «взгляд со стороны Рос­сии»26.

Признавая процесс поступательного развития, первые адыг­ские учёные по-разному подходили к определению движущих сил истории. Ш. Ногмов считал движущей силой истории кня­зей, а народ рассматривал лишь как инертную массу, которая при хороших князьях благоденствует, а при плохих — дегради­рует27. Позиция Хан-Гирея была более гибкой и взвешенной. Он отводил народу значительную роль в историческом процес­се. В то же время нельзя отказывать Хан-Гирею в положитель­ной оценке роли личности в истории. Доказательством тому служат его высказывания о деятельности Хасан-паши28.

Важной характеристикой профессионального уровня пер­вых адыгских историков является способность выявления при­чинно-следственных связей. Конечно, необходимо учитывать, что речь идёт о начальном этапе развития историографии. Ш. Ногмов зачастую ограничивается констатацией фактов, для него «важны не сам процесс внутреннего исторического и соци­ального созревания события, а конечные результаты его, не при­чины, вызвавшие их, а последствия»29. Так, описывая один из периодов княжеских междоусобий, он делает вывод: «Должно полагать, что разноутробие Иналовых детей было причиной их раздоров»30, хотя сам неоднократно приводил примеры того, что князья, рожденные от одной матери, также не избегали враж­ды. Способ «писать исторично» Ш. Ногмова в полной мере отра­жает начальный этап развития исторического знания, время, когда история была преимущественно событийной и писалась в форме рассказа31. Этот этап традиционно определяется как «нар­ративное написание истории». В отличие от него, Хан-Гирей уделяет значительное внимание анализу причинно-следственных связей. Особенно наглядно это можно проследить на при­мере описания знаменитого конфликта между шапсугскими дворянами и крестьянами. Хан-Гирей последовательно излага­ет причины конфликта, повод, ход событий и результаты32.

Важным показателем развития исторического знания при­нято считать состояние понятийно-терминологического аппара­та. По критериям современной науки каждый термин должен соответствовать одному понятию. Синонимия и омонимия в научной литературе не приветствуются. Различное понимание терминов может вести к путанице, непониманию исследователями друг друга, неверным выводам. Одной из причин неустойчивос­ти терминологии является недостаточный уровень развития науки и отдельных её отраслей, поэтому неудивительно, что в российском кавказоведении, находившемся в первой половине XIX в. в зачаточном состоянии, многие термины не были точно определены.

Хан-Гирей и Ш. Ногмов для обозначения описываемого на­рода используют разные этнонимы. Хан-Гирей, следуя сложив­шейся в российской историографии традиции, употребляет эт­ноним «черкесы», Ш. Ногмов предпочитает менее распростра­ненный этноним «адыги». Даже написание этнонима «адыги» у Хан-Гирея и Ш. Ногмова разное. Первый пишет «адгхе», вто­рой предлагает два варианта — «адыге» и «адыхе», используя, в основном, вариант «адыхе».

Адыги воспринимаются ими как единый народ, состоящий из близкородственных общностей. Для обозначения этих общ­ностей Хан-Гирей применяется термины «племя», «колено» и «поколение». В свою очередь, эти общности он делит на «рода» или «кланы». В кавказоведческой литературе того периода при­менялись все эти понятия, но не было чёткой определенности в их использовании. Так, слова «народ» — «племя»33, «колено» — «род»34, могли употребляться как взаимоподчиненные опреде­ления, а иногда как синонимы. В текстах Хан-Гирея эти терми­ны употребляются однозначно. Складывается схема: народ — племя — род. Предшественники Хан-Гирея чаще использовалидефиницию «колено». В «Записках о Черкесии» автор с одина­ковой частотой использовал термины «племя» и «колено» и более редко — «поколение». В биографических очерках он отдаёт предпочтение слову «племя», только иногда употребляя терми­ны «колено» и «поколение»35. Это говорит о том, что в ходе исследовательских размышлений и апробации этих терминов Хан-Гирей остановился на дефиниции «племя», утвердившейся впоследствии в историографии. Ш. Ногмов употребляет терми­ны «племя» и «род» в том же значении, что и Хан-Гирей. Сино­нимы этих слов у него не выявлены.

Кроме того, Хан-Гирей при характеристике общественных отношений адыгов использовал такие термины, как «феодалисты», «феодальные права»36, «феодализм» и «феодальное уст­ройство»37, проявляя при этом «отличное и достаточно глубокое понимание этих отношений»38. Исследователи обратили внима­ние на использование Хан-Гиреем термина «обычное право», достаточно редкого для литературы того периода. Хан-Гирей в качестве синонимов употребляет термины «сословие» и «класс», что вполне традиционно для того времени. Интересно отметить, что в «Записках о Черкесии» намного чаще используется слово «класс», в биографическом очерке «Князь Пшьской Аходягоко» термины «класс» и «сословие» употребляются более равно­мерно, а в «Бесльний Аббате» определение «класс» отсутствует, используется только дефиниция «сословие»39. Ш. Ногмов пользу­ется термином «класс».

Заслугой Хан-Гирея и Ш. Ногмова является употребление национальных терминов. Предшественники адыгских учёных для обозначения описываемых явлений часто использовали та­тарские слова. Указания на некоторые из таких фактов содер­жатся в «Записках о Черкесии». Так, Хан-Гирей приводит адыг­ские эквиваленты татарских слов «аул», «уздень», «калым», «кунацкая», «кунак» и грузинского слова «сакля»40. В тексте Ш. Ногмова тоже есть подобные примеры. Так, он проводит параллель между татарским словом «калым» и адыгским «уасса»41.

Широко ученые использовали национальные термины, тем самым, вводя их в научный оборот. Но при этом возникала про­блема правописания терминов и адыгских имён собственных. Правил написания адыгских имён и терминов не существовало, поэтому каждый исследователь решал эту проблему по своему усмотрению. Это приводило к разным способам написания не только у разных, но зачастую и у одного автора. Так, у Хан- Гирея в «Записках о Черкесии» класс вольных земледельцев назван «льфекотлы»42, а в одном из биографических очерков «тльфекотл»43. Написание названий адыгских племен и других терминов также различается: у Хан-Гирея «тчемргойское вла­дение», у Ш. Ногмова «кемиргоевское племя», у Хан-Гирея «Ххатиккоай», у Ш. Ногмова «хатохоевцы», у Хан-Гирея «оркк», у Ш. Ногмова «уорк» и т.д.

Приведенные факты наглядно свидетельствуют, что поня­тийный аппарат в работах Ш. Ногмова и Хан-Гирея ещё не приобрел четких смысловых границ, зачастую использовались неоднозначные по смыслу термины, синонимы. Это свидетельству­ет о том, что поднятые вопросы находились в стадии разработки и требовали уточнения основных определений. В то же время, по сравнению с предшественниками, Хан-Гирей и Ш. Ногмов внесли ясность в использование некоторых терминов, особенно национальных.

Проведенный анализ работ Ш. Ногмова и Хан-Гирея с точки зрения теоретического уровня свидетельствует об их адекватно­сти начальному этапу становления исторической науки. Наме­чены только общие контуры концепции. В наибольшей степени можно считать освоенной пространственную категорию, в то время как представление об историческом времени носит услов­ный характер. Труды Ш. Ногмова и Хан-Гирея являются пер­выми попытками дать целостное представления об адыгах. Эт­нос рассматривается «вписанным» в конкретные географичес­кие и временные рамки, ставится вопрос о его происхождении и развитии, связях с окружающими народами, системе жизнеде­ятельности. Конечно, решая эти проблемы, первые адыгские историки не избежали противоречий, неверных трактовок и ошибочных суждений, но ценным является сам факт обраще­ния к этим вопросам и рассмотрения их во взаимосвязи.

Примечания:

    1. Ногмов Ш.Б. История адыхейского народа. Нальчик, 1994. С. 72.

    2. Хан-Гирей. Записки о Черкесии. Нальчик, 1978. С. 107.

    3. Ногмов Ш.Б. Указ. соч. С. 55.

    4. Шортанов А.Т. Ногмов как фольклорист и историк // Обществен­но-политическая мысль адыгов, балкарцев и карачаевцев в XIX — начале XX в. Материалы конференции 28-29 марта 1974 г. Нальчик, 1976. С. 64.

    5. Ногмов Ш.Б. Указ. соч. С. 57-58.

    6. Туганов Р. У. История общественной мысли кабардинского народа в первой половине XIX века. Нальчик, 1998. С. 266.

    7. Ногмов Ш.Б. Указ. соч. С. 90.

    8. Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время. В поисках утраченного. М., 1997. С. 178.

    9. Хан-Гирей. Записки о Черкесии... С. 155.

    10. Там же. С. 56, 58.

    11. Шортанов А.Т. Указ. соч. С. 70; Налоев З.М. К определению жанра ногмовской «Истории...» // Налоев З.М. Из истории культуры адыгов. Нальчик, 1978. С. 144-146; Хакуашев А.Х. Адыгские просвети­тели. Нальчик, 1978. С. 92; Тхагазитов Ю.М. Эволюция художественного сознания адыгов. Нальчик, 1996. С. 66-67.

    12. Ногмов Ш.Б Указ. соч. С. 65-66.

    13. Там же. С.74, 78, 84.

    14. Тхагазитов Ю.М. Указ. соч. С. 68.

    15. Ногмов Ш.Б. Указ. соч. С. 123.

    16. Шортанов А.Т. Указ. соч. С. 71.

    17. Хан-Гирей. Князь Пшьской Аходягоко // Шаги к рассвету. Адыгские писатели-просветители XIX века: Избр. произ. Краснодар, 1986. С. 178.

    18. Хан-Гирей. Записки о Черкесии... С. 47-48.

    19. Там же. С. 59-60.

    20. Хан-Гирей. Записки о Черкесии... С. 48.

    21. Жемухов С. Мировоззрение Хан-Гирея. Нальчик, 1997. С. 58.

    22. Хан-Гирей. Записки о Черкесии... С. 319.

    23. Там же. С. 56.

    24. Там же. С. 338.

    25. Жемухов С. Указ. соч. С. 57.

    26. Жемухов С. Указ. соч. С. 58.

    27. Там же. С. 55.

    28. Хан-Гирей. Князь Пшьской Аходягоко... С. 180; Он же. Записки о Черкесии... С. 147.

    29. Шортанов А.Т. Указ. соч. С. 69.

    30. Ногмов Ш.Б. Указ. соч. С. 96

    31. Шеуджен Э.А. Историография. Вопросы теории и методологии. Майкоп, 2005. С. 184.

    32. Хан-Гирей. Бесльний Аббат // Шаги к рассвету... С. 108-117.

    33. Зубов П. Картина Кавказского края, принадлежащего России, и сопредельных оному земель в историческом, статистическом, этнографи­ческом, финансовом и торговом отношениях. С. 57.

    34. Броневский С. Новейшие географические и исторические извес­тия о Кавказе. Нальчик, 1999. С. 156, 160.

    35. Хан-Гирей. Князь Пшьской Аходягоко ... С. 165-198; Он же. Бесльний Аббат ... С. 107-164.

    36. Хан-Гирей. Записки о Черкесии... С. 146, 147.

    37. Хан-Гирей. Князь Пшьской Аходягоко... С. 190, 180, 181.

    38. Косвен М.О. Этнография и история Кавказа. С. 204.

    39. Хан-Гирей. Бесльний Аббат ... С. 107-164.

    40. Хан-Гирей. Записки о Черкесии... С. 223, 225, 227, 327, 328.

    41. Ногмов Ш.Б. Указ. соч. С. 68.

    42. Хан-Гирей. Записки о Черкесии... С. 123.

    43. Хан-Гирей. Бесльний Аббат ... С. 107.

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconУстные источники в работах ш. Ногмова и хан-гирея полнота и достоверность исторических источников могут значительно повлиять на создаваемую исследователем
Так, вещественные источники отражают материальный мир, не преломляясь через сознание человека, вербальные же источники, к которым...

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconКитай в зеркале общественного мнения
Образ государства, в особенности такого крупного, как Китай, представляет собой сложное, многоплановое явление, изучая которое мы...

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconСтатья опубликована в Ж. «Известия ргпу им. А. И. Герцена». 2009. №100. с. 87-96
Закономерным следствием этого стало экстенсивное умножение различных концепций и подходов, отражающее перманентно кризисное состояние...

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconСовременная неоклассическая теория и критика ее основных понятий и концепций
Поэтому существует вероятность соединения старых неверных концепций с новыми заблуждениями. Далее предлагается критика некоторых...

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее icon1. Предмет и основные концепции философии науки Тема Возникновение науки и основные стадии ее исторической эволюции
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее icon1. Предмет и основные концепции философии науки Тема Возникновение науки и основные стадии ее исторической эволюции
Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconРабочая программа по дисциплине сд. 02 Организация, нормирование и оплата труда на предприятии (отрасли) по специальности 080502 «Экономика и управление на предприятии (по отраслям)» Распределение учебной нагрузки по учебному плану
Предметом изучения является совместный труд на производстве как сложное явление и процесс, который необходимо изучать, описывать...

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconИранская мифология представляет собой довольно сложное явление, поэтому невозможно связать ее с отдельно взятым государством. Начальный этап формирования
Начальный этап формирования иранской мифологии относится к эпохе индоиранской общности, т е к тому времени, когда южнорусские степи...

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconУчебное пособие по русской метрологии дает представление о предмете метрологии как вспомогательной исторической дисциплине, освещает основные этапы складывания и развитии русских мер и денежного счета в связи с историей Русского госудирсти иполитикой правительства в области мер,
Ii. Меры и денежный счет периода феодальной раздробленности Руси (начало XII в.— конец xvв.)

Основные параметры исторической концепции хан-гирея и ш. Ногмова процесс складывания научных концепций представляет достаточно сложное явление, отражающее iconЗадачи и содержание работы по развитию звуковой культуры речи С. 14 Методика работы по развитию звуковой культуры речи С. 19
Звуковая сторона речи представляет единое целое, но весьма сложное явление, которое необходимо исследовать с разных сторон. В современной...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница