Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»




НазваниеМонография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
страница1/14
Дата конвертации02.01.2013
Размер2.98 Mb.
ТипМонография
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14


Федеральное агентство морского и речного транспорта

Федеральное государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Волжская государственная академия водного транспорта


Научно-образовательный центр «Новация»


Л.А. Зеленов, А.С. Балакшин, А.А. Владимиров


СИСТЕМНО-ТИПОЛОГИЧЕСКИЙ


АНАЛИЗ КУЛЬТУРЫ


Монография


Нижний Новгород

Издательство ФГОУ ВПО «ВГАВТ»

2009

УДК 008

ББК 71.0

З48


Рецензенты:

Багровников Н.А. – доктор философских наук, профессор;

Краева О.Л. – доктор философских наук, профессор


Зеленов, Л.А.

Системно-типологический анализ культуры : монография / Л.А. Зеленов, А.С. Балакшин, А.А. Владимиров. – Н. Новгород: Изд-во ФГОУ ВПО «ВГАВТ», 2009. – 220 с.


В данной монографии на основе большого теоретического материала рассматриваются новые подходы к осмыслению системной методологии типологического анализа культуры.

Работа может быть полезной студентам, аспирантам, ученым-обществоведам и всем тем, кто интересуется проблемами культуры.


© Зеленов Л.А., Балакшин А.С.,

Владимиров А.А., 2009

© ФГОУ ВПО «ВГАВТ», 2009

ВВЕДЕНИЕ







Замысел данной работы сложился у авторов не только на основе изучения существующей (практически на протяжении 100 лет) научной литературы по проблемам культурологии, но и на основании многолетнего чтения учебных курсов по основам культурологии в разных вузах и на различных специальностях. Специфика специализаций, конечно, определяет необходимость конкретизации содержания и структуры учебного курса «Культурология». Всем понятно, что читать этот предмет в консерватории или на архитектурном факультете, у филологов или юристов, у дизайнеров или экономистов, у экологов или историков необходимо по-разному. Но где найти таких разнородных специалистов? Конечно, уже начата подготовка профессионалов-культурологов, правда, прежде всего ориентированных на практическую культурологическую работу. В нашем городе одновременно складывается и научно-педагогическая школа культурологии. Достаточно сказать, что за последние 10 лет защищено около 40 докторских и кандидатских диссертаций по специальности «теория и история культуры», регулярно проводятся научные конференции, издаются монографии и сборники по культурологии. Известность получили работы таких нижегородских культурологов, докторов наук, как В.А. Фортунатова, В.А. Кутырев, Ю.В. Филиппов, В.П. Кожевников, Н.А. Багровников, А.В. Дахин, С.П. Макарычев, Л.Е. Шапошников, С.В. Соколов, В.И. Строгецкий и в том числе авторы данной работы.

Впечатляет многообразие тем культурологического исследования: это и русская духовная музыка, и сказка, и менталитет, и подвиг, и спонтанный танец, и традиции, и социальная память, и дизайн, и предметная среда, и костюм, и дворянская усадьба, и этническая культура, и диалог и т.д. Культурологическая проблематика продолжает обогащаться. Это все исторический и теоретический материал культурологии.

Но назрело время ставить и методологические проблемы перед данной становящейся наукой. А их достаточно много: типы и виды культуры, критерии оценки культуры, понятие культуры, закономерности культуры, типология функций культуры, статус культуры в системе социума, соотношение культуры личности и культуры общества, судьба культуры в условиях глобализации, типология субъектов культуры и пр. Эмпирический этап становления культурологии закончился. Нужен ее выход на проблемы собственной теории и собственной методологии. Этого требует не только наука культурология, но и ее педагогический эквивалент «Основы культурологии».

В нашей работе и предпринимается попытка рассмотреть ряд проблем прежде всего методологического характера, которые обозначены в содержании.


Глава 1


МЕТОДОЛОГИЯ ИССЛЕДОВАНИЯ ПРОБЛЕМЫ







В данном разделе основное внимание уделяется двум аспектам, которые учитывают двойственное положение культуры в системе человеческого общества.

С одной стороны, культура, как и все социальные образования, является общественным явлением, а значит, ей присущи все качества социальных объектов, а это предполагает использование всей системы методологических принципов диалектики как интегрального метода изучения всех явлений универсума.

С другой стороны, культура – это специфическое социальное явление и ей присущи специфические характеристики в отличие от других общественных образований, а значит, необходимо исследовать и особенные методологические принципы культурологии.

В этом отношении поучительна история с аксиологией, которая с самого начала ценностями считала лишь социальные явления (внеприродные, надприродные, искусственные). Но опыт разработки проблем аксиологии в нашей стране (1966–1986 гг.) приводит к выводу, что и природные объекты (литосфера, гидросфера, атмосфера, биосфера) выступают как ценности, что и по отношению к ним осуществляется оценка, что и они обладают значимостью позитивного или негативного характера и пр. Аксиология вынуждена расширять поле своего исследования.


1.1. Методологические принципы диалектики


Метод мы понимаем как систему принципов деятельности человека (теоретической и практической). Сам метод как инструментальное (праксиологическое) образование производен от теории как гносеологического (познавательного) образования. Отсюда понятны две тенденции развития любой науки:


а) концептуализация знаниевого, информативного потенциала (представления, понятия, проблемы, гипотезы, аксиомы, постулаты, учения и пр.) с ориентацией на построение строгих теорий. Теорию можно рассматривать как системное знание (Гегель) и как достоверное знание, подтвержденное практикой (Ленин). По своей природе теория обращена к объекту: констатация качеств познаваемого объекта;

б) методологизация как процесс превращения теории в метод исследования, в метод деятельности («оборачивание теории в метод» – К. Маркс). Метод обращен уже не на объект, а на субъекта, ориентирован на ученого, исследователя, деятеля. Наука и достигает совершенства тогда, когда она не только выстраивает теории, но и трансформирует их в методы. Это мы видим в истории ряда наук: аксиоматический метод в математике, экспериментальный метод в механике и физике, структурный метод в химии, генетический метод в биологии, метод моделирования в кибернетике и т.д. При этом не будем забывать, что методы науки универсальны, поэтому не только категориальный аппарат, но методы той или иной науки начинают использоваться другими науками.


В настоящее время трудно поставить точку в перечне методов, которые выдвинуты и используются в разных науках: системный, структурный, функциональный, типологический, аксиоматический, индуктивный, дедуктивный, гипотетико-дедуктивный, синергетический, моделирования, экспериментальный, экстраполяции, аналогии, системногенетический, социогенетический, цивилизационный, формационный и т.д. и т.д. Уже приятно то, что все эти и иные методы перестали абсолютизировать, как это было с метафизическим, кибернетическим, системным... Правда, возник и синергетический, который спешат объявить единственным и универсальным. Поиск и дискуссии продолжаются. В этом нет ничего удивительного, потому что и универсум и сам человек, и их взаимоотношение являются универсальными, и каждый новый шаг в науках выявляет все новые грани, которые отражаются в теориях, а они трансформируются в метод. Процессы методологизации и концептуализации знаний бесконечны.

Суть дела достаточно проста: в любой области знания со всеми ее аспектами (описание, эксперимент, экстраполяция, исследование, объяснение, моделирование, анализ, прогнозирование и т.д.) всегда нужна четкая методология постановки проблемы, ее решения и выводов.

Странно слышать, что «общественное бытие противоположно общественному сознанию», а затем, «общественное бытие предшествует общественному сознанию». Нелепо говорить, что содержание первично, а форма вторична. Абсурдно заявлять, что сначала существует причина, а потом следствие. Придумали концепцию «отставания сознания от бытия» или «опережения сознанием бытия». Вся научная мысль вдруг стала делить события на случайные и необходимые. А истину стали делить на абсолютную и относительную, а потом аплодируют высказыванию: «Абстрактной истины нет, истина всегда конкретна». И это еще не все. Только что сказав, что материя и бытие противоположны сознанию, затем заявляют, что материя первична, а сознание вторично. Банальный закон единства противоположностей постоянно, систематически нарушается.

Многие погрязли в модернизме, постмодернизме, плюрализме, альтернативности, эклектике, синергизме, структурализме, функционализме, герменевтике и пр. и пр. Все, что угодно, только не диалектика, не диалектическая методология!!!

Не будем забывать, что не только «классические» законы диалектики, но и новые законы, не эксплицированные принципы диалектики, полярные понятия диалектики – составляют сущность, душу диалектического метода. Это важно сказать в связи с тем, что исследование общей методологии выводит неизбежно на диалектический метод.

Многолетний опыт исследования самых различных проблем естественной (природа) и искусственной (социум) реальности приводит нас к общему выводу: все достижения в этих областях анализа связаны с диалектикой; а все просчеты – с игнорированием диалектики. Это очевидно на многочисленных примерах исследования техники, дизайна, искусства, этики, гражданского общества, социальных конфликтов, педагогики, психологии социума, экологии, экономики, управления, науки, физкультуры, медицины, валеологии, приватизации, рынка, маркетинга, менеджмента, культуры, религии, менталитета и т.д., что представлено в наших работах.

Уже и новый курс «методологии научного творчества» для магистров введен, уже и маститые ученые в вузах просят восстановить «методологические семинары» для преподавателей. Перепрыгивая через эти потребности, мы уже начинаем читать спецкурсы по «основам системологии», «основам системного анализа» (это перспектива XXI века). Все это частности по отношению к общей задаче – построение общей методологии.

Конечно, это еще не «логика» с большой буквы, о чем мечтали Маркс и Ленин. И тем более – не «диалектическая логика», о чем мечтал П.В. Копнин («где мне найти в штате Института философии АН СССР Платонов, Аристотелей, Гегелей, Марксов...» – 1970, Ленинград). Но это необходимый шаг на пути создания диалектической логики как методологии научного исследования.

Мы сказали «научного исследования», но это опять-таки фиксирует лишь гносеологическую сторону проблемы. Важно следовать диалектической методологии при построении программ развития страны. Методология – основа праксиологии.

Диалектическая методология – универсальный ключ к решению теоретических, организационных, практических и педагогических проблем. Даже сама эта четверка аспектов диалектически выведена из анализа движения человеческого знания:


1) генерация;

2) трансляция;

3) реализация;

4) управление.


Сам термин – методология – довольно аморфен: путь, способ, движение, прием, принцип, процесс. С греческого, латинского, английского, испанского и т.д. языков – все равно мы выходим на то общее, что везде явно или неявно задано: это то, что ведет к цели, это то, что должно завершиться чем-то, это то, что предшествует результату. Иначе говоря, метод – это способ движения к цели. Это явно уже в словоупотреблении: метод познания, метод культивирования, метод обучения, метод перевода, метод деятельности, метод исследования, метод объяснения, метод построения, метод создания и пр. Везде метод предшествует некоторой деятельности. И это не установка на деятельность, не цель деятельности, и именно способ движения. Цель здесь не имеет значения, ибо движение к цели может совершаться и без ориентиров на достижение цели: т.е. как процессуирование. Но в этом процессуировании все равно есть путь, есть способ. Даже классический «метод проб и ошибок», конечно, не задает получения запрограммированной цели: это всего лишь способ, путь, прием.

Можно обратиться и к общенаучному употреблению термина «метод»: метод эксперимента, метод аналогии, метод экстраполяции, метод индуктивный, дедуктивный, аксиоматический, гипотетико-дедуктивный, системный, структурный, функциональный, дескриптивный, нормативный, синергетический, аксиологический, исторический, логический, аналитический, синтетический и т.д. и т.п. – все это указания на путь, на способ деятельности, движения мысли. И это важно: не способ движения объекта, предмета, реальности, а способ движения мысли, субъекта, рефлексии.

Из этого следует, что метод характеризует субъекта, субъективную деятельность (познавательную и практическую, духовную и материальную, чувственную и логическую, рациональную и иррациональную, понятную и непонятную, эзотерическую и экзотерическую и пр.).

Если метод – это путь, способ, то он должен отправляться от чего-то и вести к чему-то. А в середине – субъект. Тогда и метод предстает как нечто обогащенное субъектом, объектом, процессом и результатом:




Уже здесь мы обнаруживаем многоаспектность явления метода:


метод в его отношении к объекту;

метод в его отношении к субъекту;

метод в его отношении к процессу;

метод в его отношении к результату.


И все это не банальные отношения, а содержательные. Они в конечном счете и создают поле исследования той самой методологии, о которой много пишут, но которую не развертывают во всем ее богатстве.

Но движение от субъекта через процесс осуществляется при помощи средств, а значит, возникает и отношение метода к средствам деятельности: операциональные характеристики субъекта. Мы пока оставляем вне внимания «условия», «систему» и «среду» как важные компоненты человеческой деятельности. Но при полном анализе всей проблематики методологии – и это надо исследовать.

И все же с самого начала представим любую человеческую деятельность во всем богатстве ее компонентов: субъект, объект, процесс, средства, условия, результат, система, среда. Больше ничего нет.





Метод как субъективная данность существует в субъекте (это его внутренняя характеристика, операциональное умение). Но метод как субъективное начало в его отношении к объекту деятельности начинает проявлять себя объективно (объективация): в деятельности, в образе жизни, в образе действий, в поведении реализует себя субъект.

Имманентное бытие метода предстает в его трансвертных, экстравертных формах:


– метод как отношение к средствам;

– метод как содержание процесса;

– метод как отношение к условиям;

– метод как отношение к объекту;

– метод как отношение к результату;

– метод как отношение к системе;

– метод как отношение к среде;

– метод как отношение к субъекту.

И мы видим еще более богатое поле исследования для общей методологии. Если же двигаться от субъекта, в структуре которого существует метод, то сама деятельность методологически оснащенного субъекта реализуется в процессах (операции, действия, функции). В схеме процесс обозначен один раз, но это всего лишь его привязка к субъекту, а реально процессуальная слагаемая деятельности имеет отношение ко всем компонентам:


– процесс отношения субъекта к средствам;

– процесс отношения субъекта к объекту;

– процесс отношения субъекта к условиям;

– процесс отношения субъекта к результату;

– процесс отношения субъекта к системе;

– процесс отношения субъекта к среде.


В порядке первичной экспликации следует сказать, что


а) везде речь идет о субъекте, поскольку он является активным агентом всей деятельности;

б) везде речь идет об отношении, потому что отношение схватывает не только связь, но и отграничение, обособление, различие.


Таким образом, вся проблематика методологии еще более обогащается, потому что приходится исследовать не только отношение метода к восьми компонентам деятельности, но и отношение его ко всем процессам деятельности. И это тривиально, поскольку метод являет себя не только, как наличная субъективность, но и как процессуальная реальность: метод как «снятый» объект и метод как способ действия.

И это тоже еще не все. Метод, как имманентное начало субъекта, соседствует в субъекте с близкими, родственными, изомерными образованиями: принцип, норма, установка, ориентация, прием, способ, методика, идеал, цель, план, программа, проект, образ, замысел, намерение и пр. Какое богатство новых проблем: метод и методика, метод и принцип, метод и способ, метод и цель, метод и прием, метод и план, метод и программа, метод и установка и пр. И это тоже все входит в проблематику общей методологии.

Здесь мы не говорим о содержательной стороне дела: речь идет всего лишь об идее методологии, т.е. о том наборе, совокупности проблем, которые подлежат исследованию. И уже это важно, потому что во всех работах отделываются примитивными словами о том, что методология – это учение о методе, а метод – это способ, принцип и т.п. Из сказанного ясно, что метод необходимо рассматривать в контексте деятельности. А если деятельность поликомпонентна, то и метод выявляет себя многоаспектно.

В самом начале уместно сказать и о том, что методология вслед за своим объектом (метод), имеет отношение ко всем видам и типам человеческой деятельности, а значит, методология не может не быть универсальной, что и выражается понятием «общая методология». Для общей методологии безразлично, идет ли речь о методе абстракционизма или о методе проектирования, о методе аналогии или о методе моделирования, о методе эксперимента или о методе системного исследования, о методе манипулирования спросом или о методе индексации человеческого развития и т.д. Это все равно – методы, т.е. некоторые совокупности операций, действий, которые базируются на некоторых принципах, которые фокусируются в способе.

Идея методологии, как квинтэссенция, нуждается в содержательной развертке т.е. в превращении идеи в концепцию. И это не выход за границы проблемы, а конкретизация ее. В границах концепции вполне уместно выходить на проблемы суммирования, типологии и классификации проблем методологии (об этих операциях упорядочения множества будет специально сказано ниже).

Если исходить пока из общего представления о методологии как учения о методе, о методах деятельности, то на этом этапе эвристическое значение имеют две идеи, высказанные в разное время двумя классиками философии.


1. Идея К. Маркса, представленная в его формуле «оборачивания теории в метод».

2. Идея П. Копнина, представленная в его концепции двуобращенности знания (Томск, 1962).


Сущность обеих концепций аналогична, если иметь в виду старую проблему отношения теории и метода. Надо было находить общее понятие для теории и метода. У Копнина это – знание. Но знание имеет отношение не только к объекту (теория), но и к субъекту (метод). Метод становится инструментальным знанием.

В процессе познания, а шире – в процессе отношения к объективной реальности, человек не только отражает, но и преобразует объект. Движение от объекта к субъекту – отражение (познание и оценивание). Это движение формирует в субъекте модель объекта. Эта модель выражается не только в логических, рациональных формах понятий (дефиниция), но и в образных, метафорических формах представления (экспозиция). Понятийно-образная, рационально-чувственная модель объекта – это тот эпистемологический, когнитивно-аксиологический фундамент, который служит основанием метода как инструментально-операционального образования в субъекте. В простом варианте: знание превращается в метод, теория оборачивается методом. В более сложном представлении – знание и оценка превращаются в метод, в способ отношения к объекту.

Эти оговорки мы вынуждены делать, потому что гносеология «съела» аксиологию. Потому что за познавательным отношением субъекта к объекту забыли аксиологическое, оценочное отношение. Термин «отражение» был бы уместен здесь, по крайней мере, потому, что отражение богаче познания: отражение – это единство познания и оценивания. Но, с легкой руки многих наших философов (Т. Павлов сопротивлялся), теорию познания отождествили с теорией отражения. Но тут можно было бы при грамотной методологии двигаться еще дальше, ибо человек не только отражает (познает и оценивает) мир, но и отражает себя в этом мире. Отражение – это единство субъективации (движение от объекта к субъекту) и объективации (движение от субъекта к объекту). Это не понято до сих пор.

Полученные, накопленные, систематизированные знания в любой их форме (ощущения, представления, понятия или гипотезы, проблемы, теории) – это то, что должно «работать» (иначе зачем они?). В субъекте происходит трансформация знаний в методы, в способы отношения к объекту.

Итак, базовое, родовое понятие – знание. При этом мы имеем в виду все виды и типы знания: истинное и ложное, научное и ненаучное, абстрактное и образное, логическое и чувственное, проблематичное и гипотетическое, достоверное и вероятностное. Знание – это субъективная форма бытия объекта.

Это знание, обращенное к объекту, является моделью объекта, его отображением в чувственной или логической форме, в форме дефиниции или экспозиции. Знание, обращенное к субъекту, к его деятельности, превращается в метод, в инструментальное образование. Теория (знание об объекте) оборачивается в метод (инструментальное знание). Теория и метод – две стороны одной медали – знания. Из знания об объекте следует отношение к этому объекту.

Если человек есть единство биологического и социального, то его и надо рассматривать в единстве этих полярных свойств.

Если любой объект является единством движения (изменчивость) и покоя (устойчивость), то его и надо рассматривать в этом единстве.

Если пространство (протяженность) и время (длительность) являются противоположными состояниями материального объекта, то его и надо анализировать в единстве этих полярных состояний.

Если производство и потребление являются противоположными процессами любой деятельности, то и надо в любой деятельности (экономика, управление, искусство, экология и пр.) анализировать эти полярные процессы.

Если прекрасное и безобразное являются противоположными характеристиками эстетической реальности, то вся эстетика и должна строиться на анализе этих полярных процессов, состояний и т.п.

Весь этот ряд маленьких иллюстраций можно продолжить до бесконечности (ибо мир бесконечен): добро и зло, любовь и ненависть, справедливость и несправедливость, случайность и необходимость, абсолютность и относительность, прерывность и непрерывность, истинность и ложность, жизнь и смерть, конечность и бесконечность, количество и качество... Редко в какой-либо работе философского, эстетического, этического, социологического, психологического, культурологического и т.д. характера можно найти диалектический подход к проблеме: не случайное, а закономерное, осознанное исследование полярностей в своей предметной области. Абсолютизация какого-то одного момента – типичное явление. Поэтому и результаты оказываются несостоятельными.

В конечном счете общая методология в своей сущности являет себя как диалектическая логика, а эта логика сама в своей сущности предстает как «раздвоение единого на противоположности и изучения их противоречивого отношения» (Ленин). Ядро диалектики – учение о единстве противоположностей.

Напрасно пытаются это положение трактовать в духе формальной логики (заслуга и ошибка Канта) или в духе банальной дихотомии. Диалектический подход предполагает:


а) раздвоение единого на полярности;

б) выявления их единства в «третьем», общем;

в) анализ доминантности полярностей;

г) исследование динамики полярностей в границах общего, целого.

Вероятно, представит методологический интерес для представителей всех (особенно становящихся) наук и общая диалектическая логика движения:


1. Предметология – учение о предмете науки.

2. Методология – учение о методе данной науки.

3. Терминология – учение о базовых категориях науки.

4. Номология – учениие о законах данной науки.

5. Праксиология – учение о значении данной науки.

6. Историография – учение о становлении данной науки.


Следование хотя бы этой логике анализа обеспечивает эффективные результаты. Это характерно для социальной конфликтологии, социальной педагогики, валеологии, ресурсологии, аксиологии, теории дизайна, социальной экологии, культурологии и др.

Прикладное значение методологии обширно. Особенность ее заключается в универсальности. Можно брать любую проблему из любой области знания и показывать «работу» общей методологии: геология и космонавтика, экология и экономика, управление и дизайн, валеология и педагогика и пр. и пр. Секрет прост: везде нужна философская культура, а ядро философской культуры – методология, а ядро методологии – диалектический метод, диалектическая логика.

Требование выработки практических рекомендаций на основе созданных теорий, проведенных исследований и т.д. – это требование трансформации теории в метод. И этот процесс также знаменует возрастание роли философии, философского характера частных наук, поскольку в конечном счете частные и общенаучные методы превратятся в философские методы или в философскую методологию. Не трудно показать, как частные или общенаучные методы по своему содержанию являются конкретными модификациями отдельных принципов философского, диалектического метода (этот вывод наконец-то восторжествовал по отношению к гипертрофированной «самости» системного метода). Философия должна быть готовой своей методологической зрелостью встретить усиление тенденции к методологизации знания в частных науках. К сожалению, именно диалектический метод или диалектическая логика являются до сих пор самым неразработанным аспектом философского знания. Даже три закона диалектики у нас четко не сформулированы, не исследованы, методологически не трансформированы. Все мы пишем о принципах диалектики, но где содержательный анализ этих принципов: сколько их, как они выводятся и вводятся, как связаны между собой и т.д. А ведь метод – это и есть система принципов. Следует ожидать постепенного усиления внимания и философов, и специалистов к проблемам концептуальной и методологической культуры мышления.

Только философия может и взять на себя задачу построения и решить ее. Это, как уже сказано, обусловлено мировоззренческой и методологической функциями философии в мире современного научного знания. Для иллюстрации сошлемся, например, именно на философское решение проблем определения и построения теорий эксперимента, моделирования, общественного мнения, аналогии, деятельности, систем, ценностей и т.д. и т.п., хотя данные проблемы и были впервые поставлены не философией, а частными науками.

Объяснение этого феномена мы находим уже в формулировке В.И. Лениным основных черт диалектической логики: принцип развития, принцип всесторонности, принцип конкретности, принцип практики. Частные науки еще только выходят на содержательное использование данных принципов и самой диалектической логики в осмыслении своего предмета. Но ведь диалектическая логика, составляющая суть философского подхода к миру, отнюдь не сводится к названным принципам.

Если посмотреть в корень проблемы, то мы увидим, что традиционное понимание диалектики, материалистической диалектики как всеобщей методология в виде единства законов диалектики, принципов диалектики и категорий диалектики содержательно не развернуто, не развито. Законы диалектики, конечно, не сводятся к известным трем, связь их не выяснена, строгие формулировки отсутствуют. Принципы диалектики не определены количественно, связь их не исследована, введение не обосновано. Категории диалектики также количественно не определены, система их не построена. Короче, всем известно, что диалектической логики мы пока не создали, поэтому вынуждены пользоваться логикой «Капитала» К. Маркса, логикой концептуальных работ В.И. Ленина, логикой Гегеля, очищая ее от идеалистической шелухи. Это не значит, что у нас нет попыток построения диалектической Логики или нет солидных монографических работ по данной проблеме. Достаточно здесь назвать труды П.В. Копнина, Э.В. Ильенкова, А.П. Шептулина, Ф.А. Селиванова, В.Н. Сагатовского, Б.М. Кедрова, В.В. Орлова и др. Но это пока только или пробы и ошибки, или фрагменты огромной органической картины, имя которой «Диалектическая Логика».

В истории науки давно фиксированы три уровня осмысления объекта: донаучный, научно-эмпирический и научно-теоретический. Донаучный уровень ярко представлен в «народной науке»: народная медицина, народная метеорология, народная геология, народная философия, народная педагогика и т.п. Здесь господствует здравый смысл, который опирается на повседневную практику, здесь функционирует обыденное сознание с характерной для него индифферентностью к подразделению существенного и несущественного, сути и суеты. Мы менее всего намерены скептически относиться как к обыденному сознанию, так и к народной науке. Скорее – мы призываем взять все ценное из нее (классический пример – народная медицина и народная педагогика), но этот уровень исторически неизбежно преодолевается научно-эмпирическим уровнем, когда формируется наука в собственном смысле слова, вырабатывается научный аппарат, методы, вычленяется объект исследования, формулируются гипотезы и проблемы, ставится задача построения логической модели объекта.

Классическим представлением эмпирического уровня осмысления объекта является традиционная психология, педагогика, современные прикладные социологии с их методиками, всеобщая история и т.д. Здесь есть объект, есть методы, есть свой категориальный аппарат, но нет еще внутренней логики, имманентного движения знания, логического развертывания понятий и всей системы знания, более того сама система знания остается для них недостижимым результатом, потому что или такая задача не ставится (описание), или не выстраиваются принципы систематизации (постулативность), или провозглашается нелепый тезис о невозможности построения системы науки, системы теории, системы знания, потому что это нечто мертвое, застывшее, завершенное, замкнутое и т.д.

Теоретический уровень научного осмысления действительности неизбежно логичен, концептуален и методологичен. Логичность выражается в стремлении к системности, концептуальность – в проявлении обобщающей силы, вплоть до мировоззренческих выводов и картин, а методологичность – в чрезвычайном внимании к проблемам методологического обоснования движения знания и к проблемам «оборачивания теории в метод» (К. Маркс). Это мы и видим в политэкономии капитализма К. Маркса.

Названные три уровня бытия сознания не только даны исторически как три этапа, но и представлены синхронно сейчас в разном статусе осмысления мира.

В данном разделе мы хотим обратить внимание на 4 базовых для нас идеи:


1. Феноменологическую: реальное объективное существование множества разнообразных методов исследования в истории философии и науки, которые образуют незавершенную, «дурную бесконечность», питаемую известными принципами плюрализма, эклектики, постмодернизма, дискурса и т.п. Это создает трудность уже на этапе суммирования числа методов, ибо суммативный подход предполагает конечное число гомогенных элементов, которые включаясь в множество становятся его компонентами. О реальном множестве методов говорит уже банальный их перечень: диалектический, метафизический, аналитический, синтетический, индуктивный, дедуктивный, экспериментальный, модельный, аксиоматический, гипотетико-дедуктивный, экстраполяционный, исторический, логический, герменевтический, семиотический, аксиологический, синергетический, системный и т.д. Вот это «и т.д.» нас и не удовлетворяет. Ситуация аналогична той, в которой оказался Д.И. Менделеев, взявшись за построение системы химических элементов: незавершенность набора элементов. Решение проблемы было найдено путем введения ограничительного принципа, исключающего окислы, кислоты, щелочи и прочие неэлементарные образования из совокупности, а сама совокупность упорядочивалась по основанию атомного веса. Суммирование переросло в типологизацию, а она – в классификацию, что в конечном счете и позволило создать систему.


2. Генетическую: существование реальных оснований генезиса, возникновения, становления разнообразных методов, т.е. не случайный, а необходимый характер их появления. Сущность этих оснований заключается в особенностях той сферы, в системе которой и рождаются методы. Это познавательная, исследовательская сфера, включающая в себя минимум два взаимодействующих компонента: объект и субъект. Проблема особо осложняется в связи с исторически неизбежным превращением системы «объект – субъект» в систему «объект – средства познания – субъект». Как в сфере образования, обучения и воспитания Сократовская система «ученик – учитель» трансформируется в интернетную систему «ученик – средства обучения – учитель», так и в сфере познания все более нарастает значение средств познания. По данным профессора Бабата до 96% наших знаний о мире получены опосредованно. Но даже оставляя пока в стороне роль средств познания (с ними, например, связан известный «приборный идеализм» или «принцип дополнительности» Н. Бора) в системе «объект – субъект», мы можем найти основания возникновения множества методов. Это обусловлено многомерностью и объекта, и субъекта:


а) если объект многомерен, обладает бесконечным числом качественно-количественных признаков (именно этим В.И. Ленин аргументировал бесконечность познания), значит существуют объективные причины использовать различные методы его исследования. Так на основе знаковой природы объекта рождается семиотический метод, на основе ценностной – аксиологический, на основе системной – системный метод, на основе исторической природы объекта – исторический метод и т.д. Эклектический, плюралистический, синергетический, дискурсный, герменевтический и другие методы находят свое основание в объективных свойствах предмета. И об отношении объекта и предмета стоит сказать особо. Объект – это грань, сторона, функция, аспект предмета. Предмет как реальное образование первичен и противостоит человеку. Когда человек превращается в субъекта, тогда предмет превращается в объект. Объект противостоит субъекту. Ограниченность многих методов и объясняется тем, что субъект выдает их за методы познания предмета, а не объекта. Субъект при помощи избранного метода познает не предмет, а те свойства предмета, которые и делают его объектом: знаковость, сигнальность, системность, константность, историчность и т.д. А так как у предмета число таких свойств бесконечно, значит и число объектов бесконечно. Скажем, Земля как предмет одна, но на базе этого предмета формируется множество объектов, которые и познаются механикой, физикой, химией, геологией, географией, экологией, астрономией и другими науками с их методами. Человек как предмет один, а в нем находят свои объектные основания анатомия, физиология, психология, этнология, история, социология, этика и прочие науки, представленные своими специфическими субъектами. Не надо отождествлять онтологическую систему «предмет – человек» с гносеологической системой «объект – субъект». Об этом специально предупреждал В.И. Ленин при определении понятия материи, а также в дискуссии о профсоюзах и во многих разделах «Философских тетрадей».

Итак, прежде всего бесконечная многомерность объекта является причинным основанием множества методов его познания, исследования. Только в каждом случае метод надо представлять в его отношении не к предмету, а к объекту.


б) аналогичные рассуждения мы должны представить и относительно субъекта. Субъект тоже многомерен с точки зрения знаний, умений, опыта, мировоззрения, идеологии, профессии, статуса и т.д. Здесь нужны такие же пояснения как в системе «предмет – объект». Субстратом субъекта познания выступает человек с многомерностью его качеств, признаков, свойств и пр. Человек становится субъектом ситуативно, функционально. Надо ли доказывать, что любой человек может быть не только субъектом специфического познания (физического, математического, медицинского, экологического, философского, исторического и т.д.), но и субъектом любой практической деятельности (политик, дипломат, токарь, учитель, художник, шофер и пр. вплоть до 50 тыс. профессий, 500 тыс. специальностей, 5 млн. специализаций – закон разделения труда). Быть субъектом познания – это функциональная конкретизация человека.

В итоге необходимо уточнить, что многомерностью обладает не субъект, а человек. Многомерность предмета коррелируется многомерностью человека. Ограничение свойств предмета превращает его в объект, а ограничение свойств человека превращает его в субъекта. Система «предмет – человек» – это онтологический субстрат системы «объект – субъект».

Что в человеке функционально конкретизируется при его превращении в субъекта? Только три характеристики: знания, умения и установки. Они связаны с тремя подсистемами человека: информационной (знания), операциональной (умения) и мотивационной (установки). Разные субъекты (функция человека) обладают разными потенциалами (информационным, операциональным и мотивационным), а это определяет и их ориентацию на разные методы познания предмета, который и превращается в объект их познания. Полезно заметить здесь, что три подсистемы человека конкретизируют две его родовых сущностных силы: потребности и способности. На базе потребностей как побудительной силы формируются социальные установки (влечения, желания, стремления, хотения, интересы, социальные ориентации, убеждения, цели) – мотивационная подсистема человека, которая производна от механизмов воспитания и самовоспитания. На базе способностей как деятельной силы формируются информационные потенции человека как знания всех типов и видов (от ощущений, восприятий до теорий) механизмами образования и самообразования и операциональные потенции как умения тоже всех типов и видов (от навыков, приемов до способов и методов) механизмами обучения и самообучения.

Кстати, названные три аспекта в их бипольном проявлении и составляют базовую основу социализации: воспитание и самовоспитание, образование и самообразование, обучение и самообучение (они исследованы нами в монографии «Становление личности». – Горький, ВВКИ, 1989).

Иначе говоря, при анализе склонностей того или иного субъекта к тому или иному методу познания всегда необходимо учитывать и исследовать специфические знания, умения и установки данного субъекта. Это объяснит его методологические ориентации.


3. Типологическую: первичный анализ методов познания показывает, что они не равнозначны, а группируются в определенные гнезда, узлы, гомогенные таксоны. В этом заключается одна из подсказок возможности перехода от суммативного подхода к типологическому, т.е. выделения таксонов методов. Первый принцип исторически давно представлен на основе диалектического принципа поляризации: индуктивные – дедуктивные, исторические – логические, эксперимент – экстраполяция, аналитические – синтетические, монистические – плюралистические, генетические – структурные, диалектический – метафизический, субстратные – информационные, восхождение от абстрактного к конкретному – восхождение от конкретного к абстрактному и пр. В истории философии и науки они все представлены да еще в конфронтационном отношении.

Можно, вероятно, говорить и о втором принципе таксономизации множества: о принципе «гнездования» или по аналогии с химической терминологией об изотопии методов, когда каждый из них теряет свою самобытность и превращается всего лишь в модус некоего родового принципа: на базе дедуктивного – гипотетико-дедуктивный, аксиоматический, постулативный, догматический, априорный, логический, экстраполяционный и др.; на базе индуктивного – исторический, экспериментальный, модельный, аналитический, эмпирический, этнографический, археологический и др.

Мы пока не говорим обо всех принципах «гнездования» методов, но важно подчеркнуть многоярусность этой модификации. Скажем, на базе индуктивного рождается исторический, на его базе – информационный, на его базе – семиотический и т.д.


4. Комплиментарная: это не столько банальная (дополнительность), сколько конструктивная идея. Раз существует такое богатство разнообразных методов, разнообразие которых обусловлено и объектом, и субъектом, то надо уходить от концепции конфронтаций и стремиться к консенсусу. В ряде наших работ были обозначены 4 варианта бытия конфликтов (4К): два негативных – катастрофа и конфронтация и два позитивных – компромисс и консенсус.

Сегодня на планете в области методологии доминируют пока две тенденции: конфронтация и компромисс. Если за «плечами» конфронтации историческая память противоборств, то на стороне компромисса постмодернистские идеи плюрализма и эклектики. Исторические коллизии, приводившие к конфронтации, можно преодолеть, обратившись к истокам методологической культуры человечества (Гераклит, Платон, Аристотель, Гегель, Маркс). Эти истоки демонстрируют эффективность диалектической методологии, но понятой не сквозь призму «трех законов диалектики», а в развернутом, эксплицитном виде: законы, принципы, категории диалектики. Не составляет труда показать, что все современные методы познания, противопоставляемые с научной гордостью диалектике, являются экспликацией ее богатейшего имплицитного содержания. Осознав это, ученые закономерно должны прийти к выводу о комплиментарном консенсусе: все методы – это аспекты, грани, стороны единого диалектического метода.

Бесперспективность современных абсолютизируемых, самодовлеющих, «единственных» методов познания выявляется уже в связи с их соотношением друг с другом: не может герменевтический метод заменить системный, не может исторический метод заменить логический, не может семиотический метод заменить аксиологический и т.д. Каждый субъект должен понять ограниченность своего метода и отказаться от претензий на его единственность и абсолютность. Сегодня эта ситуация особенно актуальна в связи с провозглашением синергетического, системно-генетического и т.п. методов. Корни их всех содержатся в диалектике. Можно ее не знать (информационная ограниченность), можно не уметь пользоваться диалектическим методом (операциональная ограниченность), можно в угоду идеологической критике диалектики, материализма, марксизма, ленинизма и т.п. игнорировать и ниспровергать диалектику (мотивационная ограниченность). Анализ соответствующей литературы, особенно современных российских авторов, говорит именно об этом. Но диалектика творила и продолжает творить чудеса, превращаясь в методологию научного исследования.

Вывод один: надо продолжать эксплицировать все богатство диалектического метода как универсального, развертывать все его грани, генерировать структурные, функциональные, системные, аксиологические, гипотетико-дедуктивные и пр. и пр. методы, которые являются модусами диалектического метода. Иначе говоря, дополнительность, комплиментарность должна совершаться на базе единого субстрата, единой основы, которой и является диалектический метод.

Итак, выше мы обозначили базовые идеи, из которых мы будем исходить при анализе различных методов познания, исследования. Приходится, правда, вслед за П.В. Копниным дифференцировать познание на два его типа: познание известного, открытого (узнавание, распознавание) и познание неизвестного, нового (исследование). Строгого разграничения методов в этом отношении пока не осуществляется, хотя это важно для науки.

С другой стороны, уместно сказать и о том, что метод можно трактовать и как форму духовной, и как форму практической деятельности. Здесь родовое понятие – деятельность, поэтому уместно рассматривать сам метод как систему принципов деятельности (духовной и практической). Хотя традиционно метод лишь соотносится с познавательно-исследовательской деятельностью. Но это особая проблема, которой мы еще коснемся.

Правда, придется рассмотреть и специфическую проблему методологии: функции методов. Эта проблема вполне естественна в концепции порождения проблем общественными потребностями. Какие потребности определяют становление тех или иных методов. Что касается теории (система знаний), то здесь существует однозначный ответ: все сферы общественной жизни нуждаются в информационном (знаниевом) обеспечении, поэтому и возникла наука как специфическая сфера генерации знаний. Отсюда и понятное представление научной сферы как социальной константы общества.

Но зачем человечеству потребовалось «оборачивать теорию в метод»? Уместно в связи с этим вспомнить знаменитый афоризм Ф. Бэкона: «Знание – сила». Мы уже давно уточняем его: «Знание, превратившееся в деятельность, – сила». Само по себе знание не является силой, оно должно воплотиться в деятельность:


– «Техника – овеществленная сила знания» (К. Маркс).

– «И идеи становятся материальной силой, когда они овладевают массами» (К. Маркс).

– «Сознание не только отражает, но и творит мир» (В. Ленин).

– «Философы до сих пор лишь объясняли мир, но дело заключается в его изменении» (К. Маркс) и т.д. и т.п.


Вот этот переход от знания к деятельности и совершается через метод: «3-М-Д».

А поскольку деятельность человека носит не только духовный, но и практический характер, постольку надо было трансформировать знания в методы духовной и практической деятельности. Это обстоятельство и позволило нам в 1991 г. перейти от проблемы типологии мировоззрения к типологии мироосвоения, ибо мировоззрение схватывает лишь духовный аспект освоения человеком мира, а мироосвоение охватывает и духовное освоение (отражение) и практическое освоение (преображение). Так родилась концепция 6 типов мироосвоения: народное мироосвоение, мифология, религия, искусство, философия, наука (этот подход представлен и у В. Степина).

Понятно, что любая деятельность человека нуждается в совокупности (множестве, системе) принципов ее осуществления, а эти принципы деятельности взять неоткуда, кроме знаниевой, информационной сферы. А эта сфера на основе наших типологических исследований предстает исторически четырьмя междисциплинарными комплексами: естествознание, технознание, обществоведение и человековедение. Вот эти естественные, технические, общественные и гуманитарные науки, области знания и послужили основой выработки различных методов деятельности. Полезно сказать и о том, что каждая из четырех областей знания опиралась не только на свой частно-теоретический капитал (около 1600 наук), но и на базовые, мировоззренческие данные, представленные шестью типами мировоззрения (мироосвоения): народный опыт, мифология, религия, искусство, философия, наука. Наука и выполняла в этой системе функцию номологического образования, т.е. генерацию знаний с их квинтэссенцией в форме законов. Это движение от эмпирических фактов к эмпирическим зависимостям, а от них через проблемы и гипотезы к теории и определило прогресс человечества. Но эти завершенные (системные и проверенные практикой, в том числе и в виде аксиом) теории и нуждались в методологической трансформации для презентивной и прогностической деятельности людей.

Таким образом, первичной функцией методов является прагматическая: они являются системами принципов деятельности и деятельность людей проверяет их на эффективность (правильность, оптимальность, а не истинность – это задача верификации).

Но так как методы нуждались в исторической трансляции, они укоренялись в педагогической сфере и стали выполнять функцию трансляции человеческого опыта. И здесь начинает срабатывать механизм социальной регламентации в двух его формах: в форме естественного права, опирающегося на традиции, обычаи, обряды, общественное мнение и в форме позитивного права, представленного официальными, государственными, правовыми институтами общества. В истории человечества все это известно: каноны, ритуалы, законы, запреты и пр. и пр. Для нас важно здесь, что различные методы деятельности могли получать или естественно-правовую, или позитивно-правовую фиксацию и регламентацию, что позволяет говорить и о правовой функции методов.

По закону обращенности каждой сферы общества на все другие можно говорить о функции экстраполяции методов, исходящих от науки, из науки на иные общественные сферы (искусство, медицина, экономика, управление и пр.). Скажем, классический исторический метод в XIX в. охватил все области жизни. А известные стили: романский, готический, барокко, классицизм, романтизм, ампир, модерн, футуризм, импрессионизм, конструктивизм и пр. – стали знаками эпох. Сегодня, например, метод дизайна является универсальным, хотя возник он в искусствоведческих исследованиях конца XIX – начала XX вв.

Иначе говоря, реальное функционирование любого метода (системный, синергетический, аксиоматический, индуктивный, структурный и пр.) постепенно выявляет заложенный в нем потенциал функций, которые могут исторически выявляться в любую эпоху.

  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Синергетика : учеб метод пособие / А. С. Балакшин, И. Н. Борисов. – Н. Новгород : Изд-во фгоу впо «вгавт», 2008. – 44 с

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для бакалавров технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Социально-психологические аспекты формирования и развития личности : учеб метод пособие / С. В. Грибанов, А. Н. Шиндин. – Н. Новгород...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconКраткий словарь терминов и разъяснений по правоведению Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Государство и право : краткий словарь терминов и разъяснений по правоведению / С. Н. Кожевников. – Н. Новгород : Изд-во фгоу впо...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методический комплекс для студентов очного и заочного обучения Составитель Н. В. Чих Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Рецензент – зам министра департамента финансов Нижегородской области канд экон наук С. Л. Донская

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для проведения семинарских и практических занятий для студентов 1-го курса юридического факультета дневной формы обучения и отделения заочного обучения Составитель Половинкина Л. М. Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодические рекомендации (указания) для студентов юридического факультета очного и заочного обучения Составитель С. А. Соколов Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Ю. Г. Галай – заведующий кафедрой конституционного и административного права юридического факультета Нижегородского филиала Государственного...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодическое пособие к выполнению лабораторных работ для студентов очного и заочного обучения технических специальностей Нижний Новгород Издательство фбоу впо «вгавт»
Редакционная коллегия серии «Информационные технологии в системах управления и телекоммуникаций»

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодические рекомендации (указания) для проведения занятий со студентами 1-го курса юридического факультета дневной формы обучения и студентами отделения заочного обучения Составитель С. А. Соколов Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Ю. Г. Галай – заведующий кафедрой конституционного и административного права юридического факультета Нижегородского филиала Государственного...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодические рекомендации (указания) для проведения занятий со студентами 3-го курса юридического факультета дневной формы обучения и студентами отделения заочного обучения Составитель С. А. Соколов Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Ю. Г. Галай – заведующий кафедрой конституционного и административного права юридического факультета Нижегородского филиала Государственного...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconС. В. Асеев транспортное право
Транспортное право. Особенная часть: Учебное пособие / С. В. Асеев. – Н. Новгород: Издательство фгоу впо «вгавт», 2007. с


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница