Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»




НазваниеМонография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
страница2/14
Дата конвертации02.01.2013
Размер2.98 Mb.
ТипМонография
1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14
1.2. Методологические основы и принципы культурологи


Культурология как комплексная наука о возникновении, функционировании и развитии культуры исторически складывается на базе предшествующего и последующего развития ряда научных областей исследования: эстетика, семиотика, герменевтика, аксиология. Названные науки формируют теоретический пласт культурологии, потому что исследуют базовые ее понятия: культура, ценность, оценка, понимание, знак, значение, символ, миф и пр. Исторические, этнографические, религиоведческие и подобные исследования скорее дают эмпирический материал для культурологического анализа, т.е. обладают не столько теоретическим, сколько эмпирическим основанием культурологии.

Поскольку в данном параграфе речь идет о методологических основах и принципах культурологии, постольку рационально использовать прежде всего теоретический материал. Это и определяет нашу ориентацию на методологические проблемы эстетики, семиотики, герменевтики и аксиологии. Именно в этих областях проявляется сознательная ориентация на методы анализа культурных феноменов, артефактов культуры, разных типов культуры и базовых «тек» (хранителей, носителей) культуры: библиотеки, иконотеки, фонотеки, фильмотеки, дискотеки и пр.1


Методы эстетического исследования

Становление всякой науки связано как с определенностью ее предмета, так и с определенностью ее метода. По мере осознания предмета происходит в истории эстетики и осознание метода эстетической науки. Хотя термин «эстетика» введен в XVIII в., но становление эстетики как науки и существование эстетических учений связано со всей предшествующей историей. Этот принцип мы использовали при анализе предмета эстетики, его же возьмем на вооружение и при исследовании становления методов эстетики.

Двигаясь от пифагорейцев (VI–V вв. до н.э.), мы можем констатировать богатство методов исследования эстетических явлений у Пифагора и его учеников: дескриптивный (описательный), экспериментальный, нормативный и психологический, математический.

Дескриптивный метод связан с описанием наличного бытия эстетических феноменов, прежде всего явлений гармонии и симметрии в художественных произведениях (музыка, поэзия, скульптура) и в природе. Описание давало тот эмпирический материал, который затем использовался пифагорейцами для нормативного анализа. Вполне в духе их учения в целом (число как основа мира) эмпирически-описательный материал предполагал количественный анализ, использование разработанного ими математического аппарата для выявления закономерностей эстетических модусов. Математический метод применялся сознательно, поскольку для пифагорейцев познать красоту – значит познать числовые соотношения, создающие гармонию.

Особенно ярко это проявилось в разработке учения о математических основах музыкальной гармонии (октава, кварта, квинта).

Для выявления и доказательства истинности количественных, математических закономерностей гармонии, красоты они должны были обращаться к экспериментальному и психологическому методам. Экспериментальный метод использовался Пифагором для рационального объяснения воздействия гармонических сочетаний различных видов на человека. Обращение к экспериментальному и психологическому методам было глубоко сознательным. Это вытекало из учения об иерархических уровнях существования гармонии: небесная – человеческая – инструментальная. Это базировалось на изучении механизма действия гармонии на человека: эстетическое наслаждение гармонией не ограничивается органами чувств (зрение, слух), но завершается в разуме. Следовательно, разумом и надо понять сущность гармонии, т.е. найти правила сочетаний звуков, линий, цветов, пропорций самих физических явлений. Не в психике человека (она очень изменчива) и не в субстанции инструментов (она меняется) надо искать и секрет красоты-гармонии, и секрет эстетического действия красоты на человека, а в законах самой субстанции эстетических явлений, в законах носителя красоты.

Позднее Боэций (480–525 гг. н.э.), развивая учение Пифагора, скажет: «Ведь также, как и в случае зрения, недостаточно ученым видеть цвета и формы, а требуется исследовать, каково их свойство, так и здесь недостаточно наслаждаться музыкальными кантиленами, а требуется также узнать, какие пропорции звуков связывают их друг с другом»1. По свидетельству Боэция Пифагор и осуществил целую серию экспериментов по изучению законов гармонии с молотками и наковальней, с сосудами с жидкостью, с железными и медными предметами, с тростинками, с жилами и струнами2.

Необходимость проверки действия гармонических сочетаний, открытых экспериментально пропорций на человека привел к психологическому методу исследования эстетических свойств реальных явлений и произведений искусства, что широко осуществлял Пифагор и его последователи (Тернандр, Арион, Эмпедокл, Исмений). Открыв закономерности действия музыки и поэзии на человека, пифагорейцы широко практиковали эстетические средства врачевания, заложив основы будущей эстетотерапии.

Наконец, открытые эстетические закономерности должны были принять вид всеобщих норм, канонов, инвариантов для других людей, для художников, поэтому вполне естественным и логичным было обращение пифагорейцев к нормативному методу как способу выявления и задания эстетических нормативов, нормативных предписаний и нормативных рекомендаций. Так появился знаменитый «Канон» Поликлета – скульптура, воплощавшая его эстетические нормы, изложенные в сочинении «Канон». Таким образом, закладывались и основы номологии эстетической науки.

Богатство методов эстетического исследования у пифагорейцев как бы закрывало перспективы методологического творчества для последующих авторов. Оставалось лишь использовать и развивать эти методы, забывать и восстанавливать их. Мало новаций мы встретим в эстетике в этом отношении.

Например, Гераклит склоняется к дескриптивному методу, ограничиваясь эмпирическим описанием видов гармонии как единства полярностей. Сократ поднимается от эмпирической данности к ее логическому осмыслению и подготавливает возникновение спекулятивного метода в эстетике Платона. Это уже нечто новое: логико-теоретическое, умозрительное исследование эстетической проблематики. Тот абстрактно-всеобщий метод, который позднее Гегелем будет оценен как противоположность конкретно-эмпирического метода. Метод «всецело теоретического размышления», когда за исходное берется «логико-метафизическая идея прекрасного» – сущность метода Платона и многих последующих платоников и неоплатоников.

Аристотель по существу остается в границах логико-метафизического, спекулятивного метода. Развитие им нормативного метода в эстетике заставляет его в большей мере, чем Платон, исследовать эмпирическую данность художественного опыта человечества и использовать также дескриптивный метод. Единство дескриптивного и нормативного методов в его эстетике наиболее просматривается в учении о видах искусства, в классификации искусства. Нормативный подход в эстетике Аристотеля служил целям социального управления (контроля) художественной жизнью, что в свою очередь вытекало из признания факта важного воспитательного значения искусства, его сильного влияния на людей. Эти положения позднее будут активно использоваться средневековой эстетикой, которая соединит спекулятивный метод Платона с нормативным методом Аристотеля.

В стоицизме (Хрисипп, Зенон, Сенека, Аврелий), у эпикурейцев (Эпикур, Лукреций), в скептицизме (Пиррон, Тимон и др.) в основном использовался описательно-психологический метод в исследовании эстетических явлений искусства и его действия на людей. В одних случаях это приводило к выходу на нормативные предписания, в других – к отказу от каких-либо высказываний нормативного характера.

Эпоха эллинизма (Дионисий, Деметрий и др.) имеет склонность к нормативно-описательному методу в эстетике: описательному, чтобы дать основания для нормативности. Витрувий – яркое тому свидетельство.

Греческое возрождение (II–III вв. н.э.) демонстрирует эклектическое сочетание спекулятивного и описательного методов: абстрактные рассуждения о прекрасном, искусстве, восходящие к античным авторам, иллюстрируются эмпирическим материалом современности.

Европейское средневековье (V–XV вв.) в основном следовало методологическим традициям предшествующего времени, прежде всего спекулятивному методу, получившему в это время дедуктивно-логическую форму с присущей ей аксиоматикой и нормативностью. Религиозный характер мировоззрения в целом определял и соответствующую методологию: умозрительный, а не эмпирический метод; аксиоматический, а не генетический подход; нормативный, а не дескриптивный метод построения и изложения эстетических учений. Это характерно прежде всего для главных деятелей этого периода: Августин Блаженный (354–430), Бонавентура (1221–1271), Фома Аквинский (1225–1274), Ульрих Страсбургский (XIII в.), Николай Орем (XIV в.). В качестве достаточно яркой и точной иллюстрации дедуктивно-аксиоматического метода в средневековой эстетике сошлемся на лаконичное письмо Августина Небридию: «Из чего мы состоим? Из духа и тела. Что из них лучше? Конечно, дух. Что хвалят в теле? Я не вижу ничего иного, кроме красоты. Что такое телесная красота? Соответствие частей вместе с некоей приятностью цвета... Следовательно, дух нужно любить больше, чем тело. Но в какой части духа находится эта истина? В уме и интеллекте. Что ему нравится? Ощущение. Следовательно, нужно всеми силами духа противиться ощущениям? Да. Что делать, если чувственные предметы доставляют слишком много наслаждения? Нужно, чтобы они не доставляла его. Как это достигается? Привычкой к отсутствию их и привычкой стремиться к лучшему. Что если умрет дух? Тогда умрет истина»1.

Византийская эстетика (VI–XII вв.) имеет явную гносеологическую ориентацию: исследование познания, отражения искусством реального мира, широкое введение в обращение термина «образ». Становление произведения и образа в системе, впервые ими сформулированной: «первообраз – замысел – материал – воплощение», приводит их по существу к генетическому методу исследования эстетических явлений, прежде всего искусства. Генезис, становление, возникновение, формирование – вот что интересует И. Дамаскина, Н. Хониата, Ф. Студия и др. в сфере искусства, в живописи и архитектуре, музыке и литературе: как возникло то, что мы воспринимаем?

Средневековый Китай (V–XVII вв.) следует в основном нормативному методу, что внешне выражается в самой форме построения эстетических трактатов: шесть принципов, шесть требований, шесть достоинств, три недостатка, двенадцать запретов, три типа творчества. С нормативным методом мы встречались и ранее. Особенностью нормативного метода китайской эстетики является его не дедуктивное, а индуктивное происхождение: нормы, принципы, правила, запреты и пр. выводятся из реальной эмпирической практики художников. Поэтому нормативный метод базируется на дескриптивном. Важно также осознание в этот период китайскими мыслителями тождества эстетического метода и творческого метода, научного и художественного, теоретических и практических принципов. Нормативный метод изложения эстетики должен трансформироваться в нормативный метод творчества художников принципы науки должны стать принципами творчества, но это должно произойти органично: «Отсутствие метода – плохо, в конечном счете. Наличие метода еще хуже... – писал Ван Чай. – Высшая цель – в овладении методом, чтобы казалось, что его нет»1.

Индийская эстетика VII–XII вв. основное внимание уделяет анализу языка искусства и его действию на публику, поэтому широко рассматриваются проблемы языка, знака и значения, смысла, отзвука, настроения, общения художника и публики. Мы имеем право говорить о становлении семиотического метода в эстетике, прежде всего в эстетике Анандавардханы (IX в.). Через анализ знаковых художественных систем и их коммуникативных возможностей индийские авторы выходят естественно и на психологический метод исследования художественных явлений. Констатация наличия в художественных знаках выраженного и подразумеваемого смысла (семиотический аспект) приводит к изучению того, как «подразумеваемый смысл проявляется в нашем сознании благодаря присущей выраженному смыслу способности проявлять1.

В России XII–XVII вв. значительное внимание уделено анализу отражательной способности искусства, творческой деятельности художника, механизму творчества, взаимодействию натуры и художника, натуры и образа и произведения, в конечном счете, анализу искусства как продукту творческой деятельности художника. Все это позволяет определить эстетический метод русских авторов этого периода как имманентный самой специфике эстетического исследования, т.е. как эстетический. Доминирование деятельностной проблематики в эстетике говорит о сознательной ориентации на теоретико-деятельностный (как мы сказали бы сегодня) метод изучения художественного творчества. Это подтверждается и исследованием компонентного состава художественной деятельности: субъект творчества и восприятия, объект, средства, процесс, результат. Кроме того, усиленно развивается мысль о том, что задача изучения эстетических явлений состоит не в том, чтобы узнать, что такое красота, а в том, чтобы исследовать, как надо создавать прекрасное: заказ на «практическую эстетику».

Возрождение (XIV–XVI вв.) в методологическом отношении очень синкретично: сказывалось влияние античности, схоластики средневековья, становящихся естественных наук, экспериментального метода. Отметим прежде всего экспериментальный метод в исследовании художественного творчества с обращением к достижениям естественных наук (физики, механики, химии, анатомии, медицины). Складывается сравнительно-исторический метод в изучении искусства. Проявляется склонность к аксиоматике на основе исследования экспериментальным и рационально-логическим методом реальной художественной практики.

Для данных подходов были свои объективные основания, связанные с общей спецификой эпохи Возрождения: формирование естественных и технических наук, неизбежность сравнения античности и современности (диахрония), неизбежность сравнения искусства сосуществующих народов и становящихся наций (синхрония), формирование рационалистического мышления как антитезы иррационализму, конфронтация «практической эстетики» и «теологической эстетики».

Эстетика нового времени и просвещения (XVII–XVIII вв.) уже специально ставит проблему метода эстетической науки прежде всего потому, что надо было определить статус эстетики в ряду других наук и оправдать бытие эстетики как самостоятельной науки. Достаточно сказать, что в этот период А. Баумгартен пишет свою «Эстетику» (1758 г.). Размежевание эстетических концепций, между прочим, начинает определяться и различием методов эстетического исследования, чего ранее нельзя констатировать.

Внимание к субъективной стороне художественного творчества и восприятия (художник и публика, художественный вкус и способности) определяло у многих исследователей ориентацию на психологический метод изучения проблем искусства. Эстетика развивается как психология творчества и восприятия (Хатчесон, Юм, Рид, Баумгартен, Ларош Фуко, Дюбо, Вольтер, Гельвеции, Батте, Руссо).

Эстетика просвещения отдала дань уважения и нормативному методу в учении о стилях искусства (Буало, Ломоносов), о нормах красоты (Хогарт, А. Смит), о нормативных границах языка искусства (Лессинг), о нормативных принципах античного искусства (Винкельман), о нормативных границах видов искусств (Гейнзе), о праве эстетики формулировать нормы творчества (Готтшед).

Отстаивание нормативного характера эстетики исходило не из соображений жесткого декретирования творчества, а было своеобразной формой борьбы против субъективизма и волюнтаризма. Нормативность эстетических принципов в учении большинства авторов была выражением их убеждения в объективности красоты, в существовании закономерностей творчества, законов искусства. Нормативность использовалась как средство борьбы с произволом в творчестве и в восприятии. Авторы боролись против искажения природы явлений, природы человека, природы искусства, т.е. того, что объективно сложилось как нормальное с их точки зрения и значит единственно истинное и прекрасное.

Все большее проникновение в языковую структуру искусства, осознание искусства как языка, как системы художественных знаков приводило к постепенному становлению семиотического метода в эстетике (Баумгартен, Лессинг). А. Баумгартен в теоретическом разделе эстетики наряду с методологией и эвристикой выделяет и семиотику1.

Чрезвычайно важно подчеркнуть, что уже в этот и именно в этот период была поставлена и осмыслена сама проблема метода эстетического исследования. Это характерно для эстетики Баумгартена с ее специальным разделом «методология», с ее разграничением теоретической и прикладной, практической эстетики. Гердер уже выделяет три метода в истории эстетики: аналитический (Аристотель), обращенный на изучение структуры искусства, опыта искусства, логический (Баумгартен), связанный с анализом движения понятий, психологический (Хом), обращенный на исследование эстетического восприятия искусства2.

В эстетическую науку все более начинают проникать философы, а не художники, историки, искусствоведы, что определяет усиление философского характера эстетики и логико-философского метода в ней. Уже Баумгартен строит эстетику логическим методом, сознавая ее как незавершенную часть целостного философского учения о мире. Эстетические явления как объект логического анализа, логическое становление эстетических понятий, логика движения понятий эстетики, логический анализ самих эстетических категорий и т.п. – все это становится типичным для эстетической науки.

Эстетика классического немецкого идеализма (Фихте, Шеллинг, Кант, Гегель) строится логическим методом как развитие системы эстетических понятий из общефилософских принципов. Эстетика Гегеля остается до сих пор образцом системного построения данной науки логическим методом. Значение его заключается не только в строгости введения понятий и анализе их логического развития, но также и в заключенном в данном методе эвристическом начале, которое позволило Гегелю прогнозировать теоретически проблемы, темы, понятия эстетики, которые в явном виде не существовали в его время (символ, знак, модель в искусстве и др.).

Заметим, что советская, да и не только она, эстетика еще недостаточно осознала этот методологический урок и в борьбе с абстрактно-схоластическим методом построения эстетики игнорирует необходимость логического философского, системного и, в конечном счете, теоретического ее построения. Хорошим тоном по-прежнему считается опора на эмпирию, фактологическое изложение эстетических проблем, искусствоведческий или историко-искусствоведческий и художественно-критический подходы в построении эстетики как философской науки. Игнорирование завоеваний гегелевской эстетики с точки зрения диалектико-логического метода анализа и построения эстетической науки можно сравнить с отношением Фейербаха к диалектическому методу Гегеля: вместе с водой выплеснул из ванны и ребенка. Разве нельзя вспомнить оценку Энгельсом «Эстетики» Гегеля как самого близкого к материализму раздела его учения? Разве не остается актуальным для нас наказ В.И. Ленина о материалистической интерпретации гегелевской диалектики и применительно к эстетике?

В XIX веке провозглашаются принципы нормативного построения эстетики (Ф. Шлегель), философскому осмыслению эстетики препятствуют заявлениями о необходимости единства теории, истории и критики искусства (А. Шлегель), о необходимости единства поэта и философа в эстетике (Жан-Поль). Разве и сейчас мы не слышим слов о том, что эстетику (науку!) надо излагать художественно, образно, эмоционально-чувственно? И разве это справедливо? Ведь эстетика – теоретическая (а не историческая), логическая (а не эмпирическая), рациональная (а не чувственная) сфера, область и строить ее надо так же, как любую другую науку: логическим методом развертывания ее понятий. Другое дело – откуда и как возникли эти понятия, что за ними стоит: эмпирический опыт, социологические исследования, исторический материал, анализ практики художников и т.п. или схоластические конструкции, абстрактные схемы, аксиоматические модели.

Выражением принципов нормативного метода в эстетике явилась и тенденция к созданию профилактической эстетики (Грильпарцер) во имя избавления художников и публики от дурного в искусстве, а также дидактической эстетики (Муратори).

Серьезное развитие естественных наук в XIX в., а также общественно-исторических привели к попыткам интерпретации эстетических проблем с позиции развитых методов в естественных и социальных науках. Появляется «Физиологическая эстетика» (1877 г.) Аллена, в этом же направлении стоит ряд работ: Гюйо, Селли, Оболенский, Спенсер, Вундт, с позиции психологического метода осмысливается эстетическая проблематика Фехнером, Гаманом, Гроосом, Липпсом и др. Прав был Герцен, заметивший уже в свое время, что ни физиология, ни акустика не создадут теории искусств, теории художественного творчества1.

Широкое развитие получает социологический метод в эстетике, связанный с исследованием искусства как социального явления в системе других социальных явлений (эпоха, народ, классы, нации, техника, наука, мораль, религия и др.): И. Тэн, Г. Тард, Рескин, Гюйо и др.

Важной вехой в становлении методологии эстетики является учение Чернышевского о единстве истории и теории эстетики: без истории нет теории, без теории нет истории, т.е. теория понимается как снятая история, а история как теоретически осмысленная эволюция эстетической мысли2.

Для XIX в. характерно массовое распространение эстетических эссе художников, критиков, искусствоведов, которые следовали или дискриптивно-эмпирическому или нормативно-эмпирическому методу. Было о чем беспокоиться Палацкому, заявляя, что эстетика – это философская наука, а не критическая и не художественная3.

Неразвернувшийся, к сожалению, талант В.Н. Майкова (1823–1847) зафиксировал в истории эстетики три метода: исторический, психологический и умозрительный. Исторический метод – это исследование художественной практики человечества, произведений искусства с целью выявления общих законов искусства. Психологический метод – это опытное исследование самого процесса творчества. Умозрительный метод – это развитие эстетической науки из самой идеи прекрасного, что характерно для Гегеля4.

На этом мозаичном фоне оригинально и целостно смотрится фигура А.Ф. Мерзлякова (1778–1830), на которого, видимо, оказал достаточное влияниe Батте. Тем не менее, важно, что Мерзляков, понимая значение эмпирии и аксиоматики, нормативности и психологии, критики и дескрипции в эстетических исследованиях, предпочтение отдает содержательному теоретическому рассмотрению самих эстетических проблем методом философским, но в его конкретной форме – эстетическим методом (органичным самой науке).

С начала XX в. в эстетике развертывается широкий спектр многообразных методов и развитие их характеризует эстетическую науку на протяжении всего XX в.: психологический, социологический, семиотический, аксиологический, информационный, культурологический, логический, аксиоматический, собственно-эстетический, теоретико-деятельностный, структурный, системный, теоретико-модельный, социо-коммуникативный и др. Основанием такого многообразия является все большее осознание многогранности и, в конечном счете, универсальности искусства, эстетической деятельности, а также ассимиляция эстетикой складывающихся научных, междисциплинарных и общенаучных методов, развивающихся в лоне естественных, технических и гуманитарных наук.

С одной стороны, эстетическая деятельность и ее специфическая форма – искусство в результате многослойного анализа обнаруживают себя как объективированные психологические образования, как знаковые системы, как социальные ценности особого рода, как модели действительности, как информационные системы, как социокультурные образования и т.д. Все это и дает объективные основания развития соответствующих методов эстетического исследования: психологический (Л. Выготский, С. Раппопорт, П. Якобсон и др.), социологический (А. Егоров, Л. Коган, Л. Новожилова, А. Натев, Ю.Давыдов, К. Горанов и др.), аксиологический (В. Тугаринов, М. Каган, Л. Столович, А. Еремеев и др.), теоретико-информационный (В. Зарецкий, А. Моль, Ю. Филиппьев, А. Мазур, М. Каган и др.), семиотический (Ю. Лотман, А. Кондратов, Д. Шмелев, С. Раппопорт, М. Каган и др.), теоретико-модельный (Ю. Лотман, М. Каган, А. Синицкий и др.), физиологический (П. Симонов, М. Афасижев, А. Лук и др.), системологический (Л. Зеленов, Д. Лашманов, И. Ревзин, М. Каган, Ю. Лотман и др.), теоретико-деятельностный (Л. Зеленов, Л. Коган, М. Марков, М. Каган и др.), социокультурный (А. Еремеев, А. Моль, Л. Безмоздин, В. Конев и др.) и др.

С другой стороны, происходит сознательная экстраполяция научных и общенаучных методов на эстетическую сферу, что приводит по существу к складыванию тех же методов, только акцент делается не столько на собственное богатство свойств, граней, аспектов эстетической деятельности и ее проявлений, сколько на необходимость развития эстетики в русле общенаучного движения, на необходимость учета достижений всех других наук и т.п. Создается специальная комиссия по комплексному изучению художественного творчества в системе АН СССР (Б. Мейлах), организуются специальные конференции («Современные научные методы и категории эстетического исследования», Петрозаводск, 1979). В эстетические исследования широко включаются специалисты из других научных областей (математика, теория информации, физиология, психология, теория моделирования, искусствоведение, семиотика и т.д.), и это считается хорошим тоном, это рассматривается как факт «онаучивания» эстетики. Сами эстетики начинают заигрывать с другими науками и кокетничать междисциплинарной терминологией, забывая о собственной истории эстетики, о философской природе этой науки, о необходимости развития собственного метода, о разработке собственного категориального аппарат. Возникает опасность растворения эстетической проблематики в системе других наук: теория культуры, семиотика, теория моделирования, общая теория систем, теория коммуникации, аксиология, теория информации и др. Если методологическая эклектика приводит к утрате эстетикой статуса самостоятельной науки, то не спасают ее и попытки спрятаться за свой специфический предмет «искусство», потому что искусство – объект исследования истории искусства, искусствоведческих наук, художественной критики, да и всех других наук (психологии, теории информации, семиотики и т.д.). А метод?

Вот почему в 60–80-ых годах XX века обостренно встает проблема метода в эстетике и вообще ее методологического осмысления вплоть до становления специальных метаэстетических исследований (Л. Зеленов, А. Молчанова, М. Овсянников, А. Еремеев, Л. Сысоева и др.). Для этих исследований характерно стремление рассматривать и развивать эстетическую науку на ее собственной основе: как философию эстетической деятельности, как мировоззренческо-методологическое исследование эстетической деятельности. Осознанию этого значительно способствовали методологические работы Э. Ильенкова. Возможность такого подхода демонстрируется Г. Гачевым1 и Г. Куницыным2. Становление номологического подхода в эстетических исследованиях3 также приводит к обращению внимания на собственную проблематику эстетики.

Надо ждать в дальнейшем: а) все большего осознания эстетической деятельности как предмета эстетики и б) философского осмысления ее на основе диалектического метода.

И здесь мы опять возвращаемся к Марксовой концепций эстетического, которая позволила не только очертить границы предмета эстетической науки, но позволяет правильно определить и характер метода ее. Если эстетическое есть отношение мер, если эстетическая деятельность есть деятельность в соответствии с предметной и человеческой мерами, а эстетическая наука и призвана изучать закономерности эстетической деятельности, значит исследовать ее она может именно с философских позиций (человек – деятельность – мир) на основе диалектического анализа (мера человека, мера предметов, гармония и дисгармония мер). Такой метод (диалектическая логика) имманентен самому предмету (диалектическая связь мер в деятельности человека), он выводит на анализ всех эстетических проблем: целостность, система, отражательная и преобразовательная деятельность, модификации меры человека, модификации меры предметов, социальные и естественные аспекты меры человека и меры мира, эстетическая природа художника и вкуса, искусства и творческого метода, образа и функций искусства, художественного и утилитарно-художественного и т.д. Мы уже имели возможность в этом едином ключе, с позиций единого метода рассматривать как непосредственно всю систему эстетики как науки1, так смежные проблемы2 или частные3. С позиций единого метода (назовем его эстетическим) оказывается возможным исследовать весь спектр эстетических проблем общего и особенного характера, что и предполагается в наших дальнейших исследованиях: теория архитектуры, теория дизайна, теория архитектонической деятельности, теория законов эстетики, теория художника, теория публики др.


1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   14

Похожие:

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для студентов всех специальностей технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Синергетика : учеб метод пособие / А. С. Балакшин, И. Н. Борисов. – Н. Новгород : Изд-во фгоу впо «вгавт», 2008. – 44 с

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для бакалавров технического вуза Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Социально-психологические аспекты формирования и развития личности : учеб метод пособие / С. В. Грибанов, А. Н. Шиндин. – Н. Новгород...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconКраткий словарь терминов и разъяснений по правоведению Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Государство и право : краткий словарь терминов и разъяснений по правоведению / С. Н. Кожевников. – Н. Новгород : Изд-во фгоу впо...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методический комплекс для студентов очного и заочного обучения Составитель Н. В. Чих Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Рецензент – зам министра департамента финансов Нижегородской области канд экон наук С. Л. Донская

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconУчебно-методическое пособие для проведения семинарских и практических занятий для студентов 1-го курса юридического факультета дневной формы обучения и отделения заочного обучения Составитель Половинкина Л. М. Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Федеральное государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодические рекомендации (указания) для студентов юридического факультета очного и заочного обучения Составитель С. А. Соколов Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Ю. Г. Галай – заведующий кафедрой конституционного и административного права юридического факультета Нижегородского филиала Государственного...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодическое пособие к выполнению лабораторных работ для студентов очного и заочного обучения технических специальностей Нижний Новгород Издательство фбоу впо «вгавт»
Редакционная коллегия серии «Информационные технологии в системах управления и телекоммуникаций»

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодические рекомендации (указания) для проведения занятий со студентами 1-го курса юридического факультета дневной формы обучения и студентами отделения заочного обучения Составитель С. А. Соколов Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Ю. Г. Галай – заведующий кафедрой конституционного и административного права юридического факультета Нижегородского филиала Государственного...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconМетодические рекомендации (указания) для проведения занятий со студентами 3-го курса юридического факультета дневной формы обучения и студентами отделения заочного обучения Составитель С. А. Соколов Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт»
Ю. Г. Галай – заведующий кафедрой конституционного и административного права юридического факультета Нижегородского филиала Государственного...

Монография Нижний Новгород Издательство фгоу впо «вгавт» iconС. В. Асеев транспортное право
Транспортное право. Особенная часть: Учебное пособие / С. В. Асеев. – Н. Новгород: Издательство фгоу впо «вгавт», 2007. с


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница