Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями»




Скачать 233.69 Kb.
НазваниеПравила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями»
Дата конвертации13.01.2013
Размер233.69 Kb.
ТипПравила приема
Высшее педагогическое образование в Российской империи первой трети XIX века на примере Санкт-Петербургского Педагогического Института


Конахин Павел Михайлович,

Пензенский государственный педагогический

университет им. В.Г. Белинского,

e-mail: pavel-zakon1@rambler.ru


Аннотация

Статья освещает становление и развитие Санкт-Петербургского Педагогического Института в первой трети ХIX в. Рассмотрена организация образовательного процесса и основы воспитания учащихся, которые были установлены при создании института, дальнейшие трансформации образовательной деятельности Санкт-Петербургского института.

Ключевые слова: педагогический институт, учащиеся, гимназия, воспитание, образование, программа обучения, управление институтом.


Abstract

The Article is taking up questions of formation and development of the St.-Petersburg state teachers training university in first third of ХIX century. The organization of educational process and the fundamentals of education of pupils which have been established at institute creation, and the further transformations of educational activity of the St.-Petersburg institute are considered.

Keywords: teachers training university, pupils, a grammar school, education, formation, the training program, management of institute.


16 апреля 1804 г. на базе учительской гимназии с целью, состоящей «в образовании юношества к учительской должности»1, причем в учителя для губернских гимназий, был создан Педагогический институт.

Стоит отметить, что согласно Уставу 1804 г. каждая гимназия должна была иметь 8 учителей2. Для их подготовки и были учреждены педагогические институты при Московском, Харьковском и Казанском университетах и особый педагогический институт в Петербурге, который должен был стать со временем частью планируемого к открытию Санкт-Петербургского университета, так как гимназии не располагали необходимым количеством педагогов,

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями».3 Для будущих учеников университетов было предусмотрено, что они должны представить свидетельство о своем состоянии, свидетельства директора гимназии о поведении, прилежании и успехах в преподаваемых там науках; обучавшиеся вне гимназии «испытываемы быть должны в Комитете, от Ректора назначаемом, в языках и начал иных нужных наук.

Программа обучения была рассчитана на 3 года, в целях облегчения преподавания наук студенты разделялись на два отделения (класса): в первом обучались слушавшие Риторику; во втором обучавшиеся Философии. Следует отметить, что институтская программа была существенно сужена по сравнению с университетской и включала в себя «те же науки, что и в гимназиях, но с возможной обширностью», а именно: чистую и прикладную математику, логику, метафизику, всеобщую и отечественную историю, естественную историю, химию, физику, политическую экономию и сельское хозяйство, латинскую словесность, новые языки, рисование и черчение. В течение первых двух лет студенты должны были заниматься всеми указанными предметами, «чтобы быть в состоянии заменить, в случае нужды, каждого учителя в гимназии». На последнем, третьем курсе, шла специализация по тем предметам, преподавать которые выпускники должны были в гимназиях. Выбор предмета определялся не по желаниям студентов, а по результатам экзаменов, сдаваемых ими в конце второго курса.

Количество принимаемых воспитанников Петербургского Педагогического института точно не было определено. Отдельными авторами отмечается, что оно составляло 100 человек, в отличие от других педагогических институтов, принимавших по 24 воспитанника.4

Не возбранялось, «если позволяло пространство классов, принимать слушателей приходящих со стороны», даже если мотивом посещения занятий не было «намерение» посвятить себя учительскому званию».5

Административно-хозяйственная структура института была довольно развернутой и включала в себя:

  1. Директора «для ближайшего наблюдения за поведением студентов и вообще за учетом».

  2. Общее собрание или Конференцию в составе «председательствующего Директора, действительных профессоров и в должности оных». Конференция для исправления письменных дел имело ученого секретаря.

  3. Преподавательский корпус, включавший действительных профессоров, в должности профессоров и учителей, всего 11 человек.

  4. Смотрителя, определяемого для наблюдения за поведением студентов в помощь директору.

  5. Также институт имел библиотекаря для хранения и приумножения библиотеки и других училищных пособий; лекаря для пользования больных; эконома по хозяйственной части и для исправления разных по дому надобностей сторожей и служителей.

Директор являлся первым чиновником института и главным блюстителем в нем благочиния и порядка, имевшим главным предметом попечения успехи в поведении студентов; а потому, по крайней мере, через день обязан посещать их не только в классное время, но и в их комнатах.

Общее собрание (Конференция) имело в своем ведении следующие предметы:

  • определение учебных пособий, включая книги, периодические издания, инструменты и другие необходимые принадлежности, как «для каждого профессора в особенности, так и для всех вообще, для студентов»,

  • назначение часов учения сообразно годичному времени,

  • средства поощрения юношества к большим в науках успехам,

  • способы сохранения благонравия учащихся, их утверждения в добродетели, и исправления в них дурных наклонностей и пороков,

  • способы производства открытых испытаний,

  • распределение учащихся по учительским местам, сообразно их знаниям,

  • установление качеств и способностей молодых людей, желающих вступить в Педагогический Институт и некоторые другие.

Главной обязанностью преподавательского корпуса, коих именовали «учащие», являлось «ревностное старание об успехах студентов и не меньшее того внимание к их нравственности».

Причем образцами нравственности должны были быть сами преподаватели и другие сотрудники института. Обращение между членами преподавательский корпуса, административного аппарата должно было производиться «со всею благопристойности, приличною достоинству места и членов».

Преподавание предметов учащими строилось на принципах самостоятельности преподавания, ясности представления материала, благоразумия и усердия, так как «благоразумие и собственное усердие учащих заменит всякие предписания».6

Учащие обязывались избирать наилучшие методы преподавания, прибегая к диктовке материала только в крайних случаях, «давая студентам списывать вкратце труднейшие места пройденных ими материалов — оставляя предметы на собственное их размышление, дабы, списывая все принадлежащее к предмету учения, не сделали привычки учиться механически». Причем формально намечалось некоторое подобие партнерства между преподавателями и учащимися, так как первым не возбранялось давать учащимся свои лекции для записи материалов.

О самостоятельности преподавания учебных дисциплин преподавательским корпусом следует судить из того, что директор, являвшийся первым чиновником института, хотя и «наблюдает за способом учения действительных профессоров и всех учащих, но может только в виде совета предлагать им свои о том мнения».7

Обязанности учащихся были определены кратко: «все обязанности студентов заключаются в двух пунктах: 1-е в благородном поведении и 2-е в при лежании к наукам». Выполнение этих правил позволяло «лучшим образом употребить время и прибрести доброе имя».

К тому же это определяло место будущей преподавательской деятельности студентов: «способнейшие из студентов займут места в гимназиях, а прочие в уездных училищах».8

Главнейшую роль в подготовке студентов играла идеологическая составляющая с упором на религиозную составляющую, так студенты должны были собраться по комнатам в 7 часу утра на молитву, а в 10 часов вечера по прочтении молитв ложиться спать.

В основе воспитания лежало уяснение студентам мысли о том, они «приготовляются быть наставниками юношества в своем отечестве, они должны исполнить надежды правительства, избравшего их орудием к приведению в действие великого предприятия — распространять во всех состояниях просвещение». Студентам внушалось чувство ответственности как перед будущими учениками, так и перед отечеством, «которое даровало им воспитание и доставило все выгоды общежития». Мысль об этом должна быть единственной мыслью на всех занятиях, и руководствовать их во всех поступках.

Утверждалось, что начала нравственности и образования должны черпаться внутри себя: «чтоб образовать юношество совершеннее, надобно иметь самому все составляющее истинно образованного по уму и сердцу наставника».9

Важная роль в воспитании учащихся отводилась директору, «имевшего главным предметом попечения своего успехи в поведении студентов», хотя он не принимал непосредственного участия в обучении студентов. Это обусловлено прежде всего его главенствующим положением в рамках института и закрытым характером данного учебного заведения, так как студенты проживали при институте. Директор, представляя в самом себе пример благоразумной жизни, «при всяком нужном случае дает им здравые советы и наставления, дабы как можно теснее соединить в их образование ума с образованием сердца». Директор также должен был поддерживать нормальные взаимоотношения между преподавателями, решая вопросы «не вынося сор из избы».10 Он поступал осторожно, чтобы не поселить заблаговременно в учащих­ся к одним учебным предметам пристрастия, к другим презрения. Собственная их склонность и способности должны были их руководствовать в выборе данных предметов.

В общем, если отметить, Директор должен «всеми мерами питать единодушие» как в учащих, так и в студентах.

Помогать директору в особенности «для наблюдения за поведением студентов определялся смотритель, избиравшийся из профессоров, живущих в доме института и утверждаемый попечителем.

Сущность обязанности смотрителя заключалась главным образом в контроле за соблюдением студентами распорядка дня. Имея бдительный надзор за поступками и поведением студентов, смотритель при всяком случае был обязан «увещевать их к кротости и благонравию». В случае обнаружения проступков смотритель докладывал о них директору.

По прошествии каждой недели, в воскресенье, смотритель подал от себя директору для дальнейшей передачи попечителю еженедельный рапорт о состоянии института.

В целях улучшения соблюдения между студентами благонравия и тишины, директор с согласия конференции, определял из отличнейших в поведении и дарованиях студентов несколько старших, которые наблюдали за поступками своих товарищей и за благочинием, как в их покоях, так и за столом, и в случае какого-либо беспорядка, доносили об этом смотрителю.

Особо отмечалось, что «обучающий должен употреблять самые кроткие меры в обхождении в классах и вне оных с учащимися, он должен быть благосклонен, снисходителен и в словах разборчив, всегда содержа в памяти, что всякое слово наставника глубоко впечатывается в сердце молодых людей».

Студентам, как между собою, так и со всеми советовалось жить дружелюбно, вести себя скромно, быть ко всем учтивыми и ласковыми.

Стандартным являлось применение в воспитательных целях поощрения и наказания: «к хорошему поведению и отличнейшим успехам студентов всякое оказываемо будет от начальства внимание и поощрение, но противное сему привлечет на себя справедливый гнев его и наказание, даже до исключения из института». Конкретно вопросы поощрения находились в ведении конференции и директора. Что касается права наказания, то оно в целом принадлежало директору, который мог исправлять дурные склонности и поступки, воздерживая от них временным арестом, однако строже наказывать за них он мог не прежде, как предложив на конференции, которая с возможной осторожностью должна была рассматривать преступление и выносить приговор.

В 1816 году, учитывая важность обеспечения учебных заведений квалифицированными кадрами, в систему подготовки педагогов Петербургского педагогического института были внесены ряд изменений, ему был присвоен статус Главного педагогического института, причем он и его члены принимались под особенное Его Императорского Величества покровительство.

Институт получил право возводить в ученые степени или достоинства студента, кандидата, лектора, магистра, доктора, адъюнкта, экстраординарного и ординарного профессоров по всем преподаваемым наукам с выдачей в подтверждении дипломов. Институт получил право «делать частные и подробнейшие постановления касаемо внутреннего его устройства, о которых должен предварительно через попечителя докладывать министру. Так же новым стало право внутренней расправы и начальства над всеми своими подчиненными и их семействами».11

Таким образом, с 1816 г. предмет института состоял не только в подготовке учителей гимназий, но еще и магистров, адъюнктов, профессоров для университетов. Он стал организующим центром в педагогической подготовке: директора пединститутов при университетах были подотчетны директору главного института в вопросах успеваемости своих подопечных, их назначений на вакантные места в подведомственных гимназиях и т.д. В число студентов стали принимать как юношей, окончившие гимназию, так и семинаристов из духовных училищ.

Специально были освещены вопросы приема студентов. Теперь для поступления в воспитанники института необходимо было представить несомнительное удостоверение из места, где определяющийся обучался, или какому был подведомственен об отличном поведении, дарованиях и успехах в науках. Усложнились вступительные экзамены. Помимо Закона Божьего, русской грамматики, риторики, арифметики, геометрии, всеобщей и отечественной географии и истории, учащиеся должны были сдать латинский язык, начала логики, математическую географию.

Был четко установлен возраст лиц, поступающих в институт: воспитанники не должны быть моложе 17 лет, из данного правила исключались только имевшие превосходные дарования и большие познания. Все они должны быть не поврежденного здоровья.

Штатное число воспитанников определялось 100.

Совершенствовались программы обучения, что отразилось в увеличении преподаваемых предметов, в нем стали преподаваться все науки (за исключением медицинских), изящные искусства и языки, каким обучают в университетах, курс обучения увеличился до 6 лет: предварительный (2 года), факультетский (3 года), изучение педагогики и истории предмета (1 год). Целью предварительного курса была подготовка воспитанников к изучению специальных предметов и выявление их способностей к тем или иным дисциплинам. Программы были дополнены высшей математикой, «мифологией и древностями других народов, особенно славянских», российской и греческой грамматикой и словесностью, гражданской архитектурой, музыкой, фехтованием, что практически уравняло их с университетскими. По окончании предварительного курса студент мог поступать на любой из трех факультетов: 1. Философских и юридических наук; 2. Физико-математических наук; 3. Историко-филологических наук. В соответствии с этим на первом факультете изучали философию, право, судопроизводство, политическую экономию, на втором – математику (простую и высшую), астрономию, физику, химию и технологию, естественную историю; на третьем – российскую и всеобщую историю и географию, статистику, греческую, латинскую, арабскую, персидскую, российскую, немецкую и французскую словесность, статистику. Общими предметами для всех факультетов являлись закон Божий, русский и латинский языки.12

Еще одной новеллой стало введение в главном педагогическом институте 2-х разных курсов преподавания. Первые собственные для образуемых к званиям учителей гимназий, магистров, адъюнктов, профессоров. Вторы публичные продолжительностью два года для чиновников, обязанных гражданской службой, причем они самостоятельно избирали учебные предметы.13

По завершению обучения в конце 6-го года проводились публичные испытания воспитанников, причем в присутствии высшего начальства и публики.

По результатам испытания выпускникам присваивался определенный класс, производилось награждение и распределение. Так, студентам, окончившим институт с отличием и характеризовавшимся «прилежанием и благонравием», присваивался статус старших учителей. Лучшие из них отправлялись за границу для совершенствования в науках, а после возвращения назначались преподавателями в институт или университет. Студентам, показавшим хорошую успеваемость и примерное поведение, также присваивался статус старших учителей. Студентам, «прилежным и благонравным», но имевшим удовлетворительные оценки, присваивалось звание младших учителей гимназий или учителей уездных училищ. Следует отметить, что правительство проявляло заботу о тех студентах, кто не сразу получал назначение. Они оставались при институте для различных поручений начальства и находились на полном содержании за счет «хозяйственных сумм» учебного заведения. В случае нехватки денежных средств они выделялись министерством. Точно также поддерживались и студенты, отправленные заграницу, когда они, по возвращению, ожидали вакансий. Стремление правительства к полному контролю образовательного процесса, усилившиеся в этой связи притеснения частных учебных заведений, возглавляемых в основном иностранцами и рассматриваемых как рассадники вольнодумства и католицизма, поставило на повестку дня вопрос подготовки квалифицированных учителей для уездных и низших училищ, куда бы могли отдавать детей представители среднего и бедного дворянства, купечества и мещанства. С этой целью в 1817 г. в Главном педагогическом институте было открыто специальное отделение 2-го разряда. Преподавали в нем студенты, вернувшиеся после практики за границей.

Административно-хозяйственная структура института была еще более расширена: теперь вопросы хозяйства и благоустройства были вверены правлению, к ведению института был отнесен комитет для испытания знаний чиновников гражданской службы. Непосредственное же ведение всего Института вверялось как и ранее директору.

Институт получил увеличение учебных пособий: библиотеку, кабинеты: физико-математический, естественной истории, технологический, медалей и монет, особенно ходящих в Европе, ботанический сад и химическую лабораторию.14

В плане назначения на должность директора институт получил известную долю самоуправления. Теперь директор мог избираться общим собранием профессоров из членов конференции на 4 года или определяться особенным выбором начальства, и в том и в другом случае представляется на Высочайшее утверждение. Определяемый начальством директор не подлежал четырехлетней смене.

Предметы ведения Конференции были дополнены:

  1. принятие решения о достоинстве и определении вакансий профессоров, адъюнктов, магистров и прочих учебных чиновников,

  2. изыскание способов к усовершенствованию преподавания наук в институте,

  3. испытание кандидатов на приобретение достоинств, в какие институт возводить имеет право и составление для этого комитетов,

  4. суждение о сочинениях, поступающих в конференцию.

Так же было усложнена и формализована работа конференции, о чем явственно свидетельствует увеличение технических работников, состоящих при ней: появились переводчик, архивариус и несколько писцов. Все они определись конференцией, с утверждением попечителем и состояли в непосредственном ведении конференц-секретаря.

Воспитательная составляющая деятельности института практически не претерпела изменения. Единственное, что инспектор получил право делать воспитанникам не только замечанья, выговоры перед сотоварищами, но при повторении вины и штрафовать. Штрафы заключались в удержании выходить из дома; лишении стола; хлеб с водою за столом; арест или помещение в уединенную комнату на несколько часов.

О проступках, требовавших наказания, превышавшего власть инспектора, он немедленно представлял директору, который по рассмотрении дела, определял наказание, во власти его состоящее, о превышающих его власть докладывал попечителю.15

Можно сделать вывод, что по своему статусу, функционалу Главный педагогический институт приблизился к статусу Университета, разумеется, с учетом своей специфики.

В 1819 г. недолгая самостоятельная деятельность Главного педагогического института прекратилась, на его базе был открыт, как и планировалось ранее, Санкт-Петербургский университет. Образование учащих для всех учебных заведений в Российской империи осталось существенным предметом его деятельности, однако в силу его нового статуса было установлено, что «с учреждением университета достигаются еще другие важные и полезный цели, а именно: управление Санкт-петербургским учебным округом и распространение способов учения на желающих довершить полный академический курс высших наук».16

Преобразование института в университет предопределило усложнение административной структуры оного. Директор Главного Педагогического Института хотя и сохранил название Директора С. Петербургского Университета, но потерял право председательствования в Конференции, для чего она стала избирать ежегодно из ординарных профессоров Ректора, который заседает также в вновь учрежденном органе - правлении. Функции правления составили все дела по хозяйственной и правительственной части Университета и его округа.

Дела ученые и учебные по университету принадлежать Конференции. По другим частям округа попечитель имел право, смотря на существо дела, по ученой или учебной части, либо вносить его в конференцию, и тогда председательствовать в собрании ее, либо приглашать некоторых членов конференции в правление, где дело рассмотрено будет.

Различие между собственными и публичными курсами было прекращено.

Сверх курса для казенных студентов, продолжавших свое обучение, были приняты меры для учреждения полного университетского курса для вольноучащихся, имея между прочим в виду приобретение теоретических познаний, необходимых по разным отраслям гражданской службы.17

В целом можно отметить, что в нем продолжилась подготовка как учителей высших учебных заведений, так и для гимназий, уездных и низших училищ. Первоначально сохранилось даже количество воспитанников. Но через несколько лет их число существенно уменьшилось, и было доведено, как и в других пединститутах при университетах до 24 человек, что сразу же негативно отразилось на укомплектовании гимназий преподавателями.18

Чувствуемый во многих местах важный недостаток в надежных преподавателях и потребности училищ вообще вынудили правительство пересмотреть свое решение и в 1828 г. воссоздать Главный педагогический институт в Санкт-Петербурге для подготовки учителей и профессоров для учебных заведений Министерства народного просвещения.

Схема управления институтом была в целом такой же, как и в бытность Главного Педагогического Института образца 1816 года.

Начальником института являлся директор, избиравшийся теперь непосредственным начальством института из людей, известных хорошими правилами, имеющих основательные сведения в науках и накопивших достаточную опытность в деле воспитания.

Ученое сословие Института составляли профессоры, адъюнкты и учители изящных искусств. Для нравственная надзора за воспитанниками, для хозяйственного правления и по части благоустройства определялись особые чиновники обозначенные в уставе и штате.

Главнейшими частями учебного и хозяйственного управления заведывали конференция и правление института, причем в важнейших делах, требующих общего по учебной и хозяйственной частям решения они могли заседать совместно под председательством директора.19

Студенты в основном набирались из воспитанников духовных семинарий, обучавшихся в философских классах. Вакантные места разрешалось заполнять за счет молодых людей, окончивших гимназии или другие учебные заведения при условии успешной сдачи ими вступительных экзаменов. Для выпускников института был продлен срок обязательной службы – они должны были отработать в учебных заведениях 8 лет вместо прежних 6-ти.20

В Институте так же как и раньше существовало три курса с сохранением продолжительности обучения на первом два, на втором три, а на третьем один год, «факультетский» курс был заменен на «окончательный».

Вольные слушатели якобы в целях наличия возможности постоянного и неукоснительного наблюдения за нравственностью воспитанников больше в Институт не допускались.21

Первоначально отделение 2-го разряда не было восстановлено, и учителями уездных и низших училищ становились студенты, успешно окончившие предварительный курс, но, по мнению преподавателей, не имевшие «достаточно способностей сделаться со временем достойными профессорами или учителями гимназий». Воспитанников, показавших посредственные знания, после двух лет обучения назначали комнатными надзирателями пансионов при гимназиях.22

Одной из новинок процесса обучения являлось то, что профессоры должны были, не ограничиваясь изложением своего предмета, обращаться к учащимся с вопросами и по надлежащим с их стороны подтверждении пройденных предметов, заставлять их самих объясняться о том.

Четко были разделены на виды испытания, проводящиеся в главном Педагогическом Институте: предварительные, ежегодные и окончательные.

Первые, или предварительные испытания имели место при определении воспитанников в Институт.

Второго рода испытания бывали в конце каждого учебного года.

Окончательное испытание производилось студентам третьего, или последнего курса, в присутствии министра, или его товарища, членов главного правления училищ, академиков и действительных членов императорской Российской академии. Оно имело целью подробное и достоверное удостоверение как высшего, так и ближайшего начальства Института в успехах студентов, назначаемых к выпуску.

Большое внимание было уделено воспитательному аспекту, в Уставе Института была целая глава, посвященная нравственному надзору.

Главное роль в осуществлении нравственного надзора за воспитанниками Института принадлежало Директору с помощью старших и комнатных надзирателей.

Так же четко были определены меры поощрения и наказания, что не может не свидетельствовать об ужесточении политики в области подготовки преподавательских кадров.

Для поощрения воспитанников к прилежанию и благонравию употреблялись следующие средства: 1) предоставление первых месть в классах, за столом ив комнатах. 2) избрание отличных воспитанников в так называемые старосты, с возложением на них присмотра за прочими товарищами 3) похвальный отзыв о воспитаннике в присутствии директора. 4) выдача похвальных листов после годичного испытания, за постоянное в течение года прилежание и благонравие. При уяснении мер поощрения не может не броситься в глаза, что упор делался на нематериальные, нравственные меры, что полностью отражает сущность личности педагога и его деятельности.

Наказания, допускаемые в Главном Педагогическом Институте, были следующие: 1) выговоры и замечания наедине или в присутствии прочих воспитанников, от инспектора и старшего надзирателя, 2) такие же выговоры и замечания от директора. 3) заключение и содержание на хлебе и воде от 1 до 3 дней.

В случае совершенной безнадежности к исправлению, а также совершения других важных проступков, воспитанники с утверждения министра народного просвещения исключались из института.

В заключение данной статьи можно отметить, что упор в воспитании будущих педагогов делался на широту даваемых знаний и нравственную составляющую, что всегда составляло основу нашей педагогической школы.

Отрицательной стороной видится отсутствие практического опыта у будущих педагогов. История педагогического института, его частые преобразования свидетельствовали как о неполном понимании властью сущности и хода развития подготовки преподавателей, особенно преподавателей высшей и средней школы, так и зависимости образования от политической конъюнктуры в стране.


Литература

  1. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXVIII. – СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830.

  2. Педагогическое образование в России: становление иразвитие / Под общ. ред. Л.Л. Редько; под науч. ред. В.В. Колпачева – Ставрополь: Изд-во СГПИ, 2008. С 19.

  3. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXХVI. - СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830.

  4. Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2. Т. III. - СПб.: Типография 2 отделения Его Императорского Величества канцелярии, 1830.

1 Высочайше утвержденный доклад министра народного просвещения «Об учреждении Педагогического Института в Санкт-Петербурге из бывшей прежде Учительской Гимназии 16 апреля 1804 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXVIII. – СПб. 1830. № 21.265. С. 270.

2 Высочайше утвержденный устав учебных заведений, подведомственных университетам от 05 апреля 1804 г. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXVIII. - СПб. 1830. № 21.501. С. 628.

3 Высочайше утвержденный доклад министра народного просвещения «Об учреждении Педагогического Института в Санкт-Петербурге из бывшей прежде Учительской Гимназии 16 апреля 1804 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXVIII. - СПб. 1830. № 21.265. С. 270.

4 Педагогическое образование в России: становление иразвитие / Под общ. ред. Л.Л. Редько; под науч. ред. В.В. Колпачева. – Ставрополь: Изд-во СГПИ, 2008. С 19.

5 Высочайше утвержденный доклад министра народного просвещения «Об учреждении Педагогического Института в Санкт-Петербурге из бывшей прежде Учительской Гимназии 16 апреля 1804 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXVIII. - СПб. 1830. № 21.265. С. 271.

6 Высочайше утвержденный доклад министра народного просвещения «Об учреждении Педагогического Института в Санкт-Петербурге из бывшей прежде Учительской Гимназии 16 апреля 1804 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXVIII. - СПб. 1830. № 21.265. С. 274.

7 Высочайше утвержденный доклад министра народного просвещения «Об учреждении Педагогического Института в Санкт-Петербурге из бывшей прежде Учительской Гимназии 16 апреля 1804 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXVIII. - СПб. 1830. № 21.265. С. 274.

8 Там же. С. 279.

9 Там же.

10 Там же. С. 273.

11 Высочайше утвержденное новое образование главного педагогического института, с приложением штата к оному 23 Декабря 1816 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXХIII. - СПб. 1830. № 26.573. С. 1139.

12 Педагогическое образование в России: становление иразвитие / Под общ. ред. Л.Л. Редько; под науч. ред. В.В. Колпачева – Ставрополь: Изд-во СГПИ, 2008. С 21.

13 Высочайше утвержденное новое образование главного педагогического института, с приложением штата к оному 23 Декабря 1816 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXХIII. - СПб. 1830. № 26.573. С. 1133.

14 Высочайше утвержденное новое образование главного педагогического института, с приложением штата к оному 23 Декабря 1816 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXХIII. - СПб. 1830. № 26.573. С. 1134.

15 Высочайше утвержденное новое образование главного педагогического института, с приложением штата к оному 23 Декабря 1816 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXХIII. - СПб. 1830. № 26.573. С. 1151.

16 Высочайше утвержденный доклад министра духовных дел и народного просвещения «Об учреждении университета в Санкт-Петербурге» 8 Февраля 1819 года // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1. Т. XXХVI. - СПб. 1830. № 27.675. С. 62.

17 Там же.

18 Педагогическое образование в России: становление и развитие / Под общ. ред. Л.Л. Редько; под науч. ред. В.В. Колпачева – Ставрополь: Изд-во СГПИ, 2008. С. 24.

19 Высочайше утвержденный устав главного педагогического института. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2. Т. III. - СПб. 1830. № 27.675. С. 852.

20 Педагогическое образование в России: становление и развитие / Под общ. ред. Л.Л. Редько; под науч. ред. В.В. Колпачева – Ставрополь: Изд-во СГПИ, 2008. С. 24.

21 Высочайше утвержденный устав главного педагогического института. // Полное собрание законов Российской империи. Собрание 2. Т. III. - СПб. 1830. № 27.675. С. 853.

22 Педагогическое образование в России: становление и развитие / Под общ. ред. Л.Л. Редько; под науч. ред. В.В. Колпачева – Ставрополь: Изд-во СГПИ, 2008. С. 24.


Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconI. общие положения настоящие Правила приёма разработаны в соответствии с нормативными правовыми актами Российской Федерации. Правила приема устанавливают
«Санкт-Петербургский военный институт внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации». Изменения, дополнения в...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconРассмотрено Советом ппк протокол №1 от "16"
Правила приема иностранных граждан включаются самостоятельным разделом в ежегодные правила приема ппк

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconИсторические формы брачно-семейных отношений
Так оно и есть: семья1 — главный институт человеческого общества. Он, в свою очередь, включает множество более частных институтов,...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconПояснительная записка для проведения собеседования с абитуриентами
Федерации от 28 декабря 2011 г. №2895 «Об утверждении Порядка приема граждан в образовательные учреждения высшего профессионального...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconПорядок приема в Учреждение образования
Республике Беларусь, лица белорусской национальности, являющиеся гражданами иностранных государств или лицами без гражданства, постоянно...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconПравила приема обучающихся в 2012/2013 учебном году «утверждаю»
Минобрнауки РФ от 28 декабря 2011 г. №2895 «Об утверждении Порядка приема граждан в образовательные учреждения высшего профессионального...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconПояснительная записка к пакету тестов для проведения тестирования абитуриентов
Федерации от 28 декабря 2011 г. №2895 «Об утверждении Порядка приема граждан в образовательные учреждения высшего профессионального...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconРешение задач линейного программирования с помощью
Система Maple настолько удобна, что ее могут использовать как начинающие пользователи, так и профессионалы. Многие университеты за...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconПравила приема в магистратуру в 2010 году
Правила приема в фгоу впо ргау-мсха имени К. А. Тимирязева приняты решением Ученого Совета университета 28. 12. 2009 г., протокол...

Правила приема в институт были мягче, чем в университеты. Так, в институт принимались лица с «отличными дарованиями и с достаточными в словесных пауках и иностранных языках сведениями» iconКонкурс исследовательских работ на иностранных языках «рождественские чтения»
Заочный конкурс исследовательских работ на иностранных языках «рождественские чтения» для учащихся 4-11 классов с 2009 года проводится...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница