Анализ никео-цареградского символа веры




НазваниеАнализ никео-цареградского символа веры
страница3/6
Дата конвертации07.11.2012
Размер0.72 Mb.
ТипАнализ
1   2   3   4   5   6

4. Анализ никео-цареградского символа веры.

Попробуем, в связи с вышесказанным, провести анализ никео-цареградского символа веры, который признаётся большинством христианских Церквей. Анализ будет производиться по следующим критериям:

  1. Возможно ли проверить этот постулат практически,

  2. Возможно ли, и если да, то каким образом, воплотить эту веру в жизнь, в конкретных делах;

  3. Каковы возможные цели принятия данного постулата и то, насколько хорошо этот догмат справляется с поставленной целью, а также — необходимость его для выполнения задачи;

  4. Плоды веры в этот догмат. Особенно — их соответствие духовной пользе.

Прежде всего, хочу предупредить, что данная глава может быть крайне болезненной и раздражающей для православных верующих. Заранее подчёркиваю: настаивать на чём-либо не могу, всё вышесказанное является не более чем моими личными рассуждениями, безусловно ограниченными. Это рассуждения, если угодно, современного человека-дикаря, не обременённого пластами многовековой традиции с одной стороны, и приученного ко всему относиться критически – с другой.

Я бы никогда не дерзнул публиковать эту главу, если бы не надеялся, что она принесёт больше пользы, чем вреда, послужит возрастанию трезвости и взаимопонимания в мире.

Итак, разберём православный символ веры почти по слову:

1. Верую во единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, всего видимого и невидимого.

Начнём с «единого Бога». Как можно воплотить в жизнь веру в единого Бога? Видимо, через духовную практику, ориентированную на то, что бытие имеет одну Основу. По сути, такая вера – это поиск этой Основы. Поиск Истины, лежащей в основе бытия.

Проверяемо ли это – то, что в основе бытия – единый, скажем так, Первоисточник? Видимо, да. Через эту же практику. О том, что это за практика – мы сейчас не говорим.

Таким образом, этот пункт соответствует живой вере. Целью этой веры является, судя по всему – познание Истины. И даёт она, сама по себе, богатые духовные плоды, поскольку следование ей это как минимум следование буддийской максиме не-неведения, причём, пожалуй, в её предельно возможном воплощении. Иисус тоже об этом говорил — это одна из двух основополагающих заповедей — о любви к Богу, к Истине.

Однако, всё это — только если не принимать во внимание остальной части догмата. Догмат этот сформулирован так, как сформулирован. А именно – декларируется не просто вера во единого Бога, в единую Истину, а – в «Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, всего видимого и невидимого». И вот тут уже начинаются проблемы.

Во-первых, можно ли, хотя бы теоретически, всё это каким-либо образом проверить? То есть то, что у Вселенной действительно есть некий Отец-вседержитель, Творец и прочее. Я лично не представляю, как это возможно. Написаны тонны книг, в которых авторы пытались доказать либо опровергнуть этот постулат. Однако, суть-то в том, что по отношению к нему невозможно ни то, ни другое. Быть предельной Истиной совсем не обязательно значит быть одновременно и Творцом «всего». И более того - у Вселенной такой Творец совсем не обязательно должен быть. Но дело даже не в этом. Дело в том, что с точки зрения познания этой самой предельной Истины данный постулат попросту не имеет смысла, не нужен, и более того — вреден, поскольку вовлекает разум человека в излишнее фантазирование ни о чём. Таким фантазированием и пустым умствованием в этом случае оказывается, например, теодицея, да и (прошу прощения у богословов) богословие вообще в значительной своей части, поскольку рассуждения в нём строятся на заведомо непроверяемых постулатах.

Но возможен ещё более печальный исход подобной веры — когда она всё-таки находит пути своего воплощения в жизнь. Да, воплотить эту веру в жизнь всё же возможно. Но при этом человек неизбежно начинает рассматривать Бога как некоего стороннего (отдельного от нас и от мира вообще) Мегадемиурга, то есть — как некое существо-творца. А как может быть творец не-существом, не индивидуумом?

В лучшем случае это будет пустой фантазией и просто ни к чему не приведёт, как в детстве ни к чему не приводит общение с невидимыми вымышленными друзьями или вера в Деда Мороза. А в худшем случае может привести к тяжёлым нарушениям в психике, когда человек реально начинает видеть этих невидимых друзей (да и врагов) и верить в их существование.

К счастью, некоторые христиане, интуитивно следуя принципам трезвости, умудряются избегать этот момент в своей духовной практике. Именно отсюда родилась апофатическая теология*. А между тем она, будучи принята среди православных теологов, прямо противоречит вышеозначенному догмату символа веры православной. В самом деле, какое тут может быть «нети-нети», когда прямо и положительно утверждается, что есть некий «Он»-Бог, Отец-вседержитель, Творец и т. д.? Православные свв. Отцы, судя по их писаниям, очень чётко осознавали вышеозначенную «демиургическую» опасность и потому особенно настаивали на безобразности по отношению к Богу, на воздерживании от любых картинок и фантазий по отношению к Нему. Вступая тем самым, как уже говорилось, в некоторое противоречие с догматом символа веры.

В-третьих, с какой целью могут быть даны все эти положительные определения заведомо неопределимого? Давайте подумаем. Если они мешают достижению Истины, то вероятно цель лежит в некоей другой плоскости. В какой же? Вера в непроверяемое, как уже говорилось, отключает критический ум. Единственная цель, для которой это необходимо — власть над умами. Вот этой цели данный постулат послужил вполне исправно. В споре с религиями языческими, многобожными, такое утверждение было, видимо, призвано укрепить авторитет религии. «Наш Бог — самый крутой. Он вообще всё может! Он вообще всё создал! Круче просто некуда!»

Кроме того, подобные положительные определения Бога могли быть данью древней иудейской традиции, описывавшей Его скорее именно как Мегадемиурга.

Когда-то, в древние времена, этот догмат мог быть даже полезен в том плане, что укреплял человека в строгом единобожии, не давая увлечься ещё более духовно вредными языческими культами в определённых культурных регионах и предоставляя такому человеку понятную и яркую картинку, за которую он мог бы зацепиться. Апофатики древний человек, живущий категориями простыми и конкретными, просто не понял бы и не принял.

Однако позже, и тем более сейчас, этот догмат скорее отвращает людей от религии, а те, кого не отвращает, вынуждены либо изощряться в теодицеи, пытаясь оправдать Бога-Творца, допускающего всё, что происходит вокруг, либо — становятся фанатиками, "слеповерами".

2. Верую и во единого Господа Иисуса Христа, Сына Божия, Единородного, рождённого от Отца прежде всех веков; Света от Света, Бога истинного от Бога истинного, рождённого, несозданного, одного существа с Отцом, через Которого всё сотворено.

Суть этого постулата, фактически, в утверждении второго лица Троицы. Как я ни пытался добиться от верующих христиан, как они воплощают в жизнь именно эту веру и вообще веру в Троицу, ничего у меня не вышло. Дело в том, что вера в то, что Иисус – благ и через Него можно спастись, совсем не нуждается в утверждении, что Он является ипостасью единого Бога. И чем Он в этом плане исключительнее и божественнее того же Будды — не понятно совсем. Поэтому в контексте задачи спасения смысл этого догмата не ясен. Как его воплотить в жизнь — не ясно. Как его проверить — не ясно. Как он может поспособствовать спасению — не ясно.

Обычно в качестве основания для утверждения этого догмата приводят слова самого Иисуса:

Иисус сказал ему: Я есмь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только через Меня. Если бы вы знали Меня, то знали бы и Отца Моего. И отныне знаете Его и видели Его.(Ин.14:6-7)

И другие подобные. Однако, посмотрим на эти слова внимательно. Подразумевают ли они исключительную божественность Иисуса? Мы с определённостью можем из этих слов сделать положительный вывод: да, Иисус есть олицетворение Истины. И кто знает его, знает и Отца. Но сначала он охарактеризовал то, что он подразумевает в данном случае под «я»: путь, истину и жизнь. Следует ли из его слов отрицательный вывод о том, что никто больше не может олицетворять тот же путь, ту же истину и ту же жизнь?

Прежде чем подумать о возможных причинах введения этого догмата, рассмотрим плоды веры в него: прежде всего это — религиозный шовинизм. И христианский вообще (поскольку признать Христа единственным Богом для нехристиан невозможно), и конфессиональный внутри христианства, поскольку каждая из христианских конфессий трактует божественность Иисуса немного по-своему, и это даёт богатую пищу для того, чтобы все остальные точки зрения считать неверными. Повторим: НЕПРОВЕРЯЕМО! НЕВОПЛОЩАЕМО!

Другим плодом этой веры являются бесконечные измышления и умственные изощрения на тему того, почему Иисус — единственный Бог, как это возможно, и что из этого вытекает. Естественно, эти бездоказательные умствования, стоящие на зыбкой почве непроверяемых постулатов, не приводят ни к чему.

Для чего же нужен этот догмат, какую цель преследовало его введение? Цель эта вполне прозрачно выводится из плодов этой веры: тому, кто ввёл этот догмат в оборот, было необходимо утвердить исключительность христианской веры перед всеми остальными. Ведь если Иисус — единственный Бог, то христианство — самая наибожественнейшая религия, а остальные уже не актуальны.

Совпадают ли плоды этой веры с плодами Духа? Ответ, думаю, излишен.

3. Для нас людей и для нашего спасения сшедшего с небес, принявшего плоть от Духа Святаго и Марии Девы, и сделавшегося человеком.

То, что Иисус пришёл к нам ради нашего спасения — с этим вопросов нет. Это можно и воплотить в своей практике (молитвой Иисусу как Спасителю), получив определённый опыт. Это можно, в конце концов, и проверить через ту же практику и тот же мистический опыт. И даёт это плоды, соответствующие плодам Духа. Подобная практика задаёт как бы мощный духовный камертон человеку и имеет множество других положительных следствий. Однако, то же можно сказать и, например, о Будде Шакьямуни.

Но вот остальное — о непорочном зачатии и тому подобном — опять возникает вопрос. Я не хочу сказать, что непорочного зачатия не было. Не хочу сказать и обратного. Хочу лишь подчеркнуть: ни то, ни другое непроверяемо. И более того — не имеет значения для спасения, поскольку не может быть воплощено в практику и никак оному спасению не помогает. Так зачем же мы должны в это верить? И как воплотить эту веру в жизнь кроме пустого кликушествования?

Цель и плоды этой части догмата схожи с таковыми у предыдущего.

4. Распятого же за нас при Понтии Пилате, страдавшего и погребенного.

Единственный путь, которым это положение может быть обращено во благо, кажется, является такая трактовка этого постулата, при которой человек, веруя в то, что Иисус прошёл через самозаклание ради всех нас, ради каждого, сам проникается этим духом самоотречения и сострадания. Следование этому духу в повседневной жизни будет воплощением этой веры в жизнь. Плоды этой веры соответствуют духовным плодам.

Однако, в буквальной трактовке этот догмат проверить невозможно. Вера в эти факты приводит к фанатизму, отключает критический ум. Представьте, что вас бы попросили поверить в то, что когда-то жил, скажем, Наполеон. Сразу возникает несколько вопросов: во-первых, что делать в связи с этой верой, в каких действиях её можно воплотить? Во-вторых, как можно её проверить? То есть, конечно, имеются исторические документы. Но они сами по себе не могут доказать ничего кроме собственного наличия, а относительно Наполеона – они лишь повышают вероятность существования этого человека в своё время.

5. И воскресшего в третий день, согласно с писаниями (пророческими).

Трактование этого положения в том духе, что Иисус, воскреснув, находится с нами и готов придти на помощь прямо сейчас, может быть воплощено в жизнь ко благу.

Добавление «согласно с писаниями», судя по всему, нацелено скорее на дополнительную легитимизацию церковного учения. Вера именно в это, в то, что это действительно согласно с писаниями, не воплощаема и, соответственно, мертва. Со всеми вытекающими последствиями.

Кроме того, сама формулировка этого догмата сделана таким образом, что его нельзя проверить. То, что от Иисуса можно получить помощь прямо сейчас – проверить можно. Но то, что он воскрес в третий день – проверить нельзя. И соответственно, нельзя проверить факт согласности этого события с писаниями пророческими. Строго говоря, воплотить в практику этот пункт тоже невозможно. Вера в факты, которые невозможно проверить, как и в предыдущем случае, ведёт к фанатизму.

6. И восшедшего на небеса и сидящего одесную Отца.

Этот догмат подразумевает сразу множество сопутствующих «подвер»: то, что существуют некие «небеса», то, что там можно сидеть одесную Отца. Что вообще можно сидеть одесную Отца. Целый набор картинок. Апофатическое богословие попрано.

Понятно, что вера в то, что Иисус и сейчас неким образом доступен для общения и оказания нам помощи — и проверяема и прозрачна с точки зрения практического воплощения. Однако, здесь ведь утверждается не только и даже не столько это, сколько то, что Иисус — главный. То есть совсем главный. Главнее просто не бывает. И именно в этом основной смысл этого положения.

Понятно также, что богословы толкуют этот догмат не в буквальном смысле, а пытаются представить его в некоем иносказательном виде и так далее. Но во-первых, эти иносказательные толкования остаются достоянием узкого круга, а во-вторых – зачем тогда вообще было формулировать догмат таким образом?

И опять оказывается, что и для этого догмата целью является, скорее всего, не более чем утверждение главенства и непреходящей актуальности христианской религии и церкви как человеческой организации на земле. Ведь иначе достаточно было бы лишь утверждения того, что Иисус непреходяще благ, работает для нашего спасения и способен помочь нам и ныне, и присно, и во веки веков. Без подчёркивания Его непременного главенства и исключительности. Ведь сидит Он «одесную Отца» один, единственный Сын Божий.

7. И опять имеющего прийти со славой судить живых и мёртвых, царству Которого не будет конца.

Вера в непроверяемое. Вера, которую непонятно как воплотить в жизнь.

Плодом её, к сожалению, слишком часто становится злобное шипение в адрес «грешников» (к коим, конечно, относятся и все не-христиане, да и представители иных христианских конфессий) в том духе, что вот мол, придёт Он и будет вам ужо! Будете, мол, гореть в геенне! В лучшем случае - это ощущение собственного превосходства и самодовольства от принадлежности к данной традиции. Вера, которую очевидно внедрили для ещё большего послушания верующих масс.

Хотя, вероятно, при некоторой трактовке можно добиться и благотворного воздействия этого постулата в виде некоторой «духовной алертности». Однако, эта трактовка будет найдена христианином скорее вопреки формулировке догмата, чем благодаря ей.

Вообще, отсылка к неким событиям прошлого или будущего как к объектам веры, это весьма нехороший знак, поскольку ни то, ни другое заведомо непроверяемо. Более того, даже будучи проверяема (например, если речь идёт о вере в некое событие в ближайшем будущем), такая вера не идёт во благо, поскольку связывает человека эмоциональной зависимостью от результата. Именно так, вообще говоря, действуют все лохотроны, прошу прощения за аналогию.

8. Верую и в Духа Святаго, Господа, подающего жизнь, исходящего от Отца, поклоняемого и прославляемого равно со Отцом и Сыном, говорившего через пророков.

Этот пункт, за исключением отсылки к концепции Троицы, и проверяем, и воплощаем в жизнь через практику и по сути своей даёт некие плоды, определённого рода благой опыт. По сути, это не больше и не меньше чем вера в то, что упомянутая в пункте 1 Истина способна проявлять Себя особым, нарушающим закон вероятностей и причин-следствий, образом. И подразумевает эта вера совершенно определённую практику. Не нужно быть убеждённым в том, что так оно и есть. Достаточно просто воплощать это в своей практике. Для спасения эта вера не принципиальна, но способна дать определённое подспорье, утешение, наставление.

Отсылка же к Троице автоматически узурпирует Святой Дух в рамках христианской церкви. А всё, что вне её — объявляет подделкой. Что опять же сделано, скорее всего, из чисто политических и идеологических соображений. «Благодать квакеров и суфиев – не от Бога, потому что не от церкви». Как вам такое категоричное утверждение? А между тем, я слышал подобное от православных священников не раз и не два. И эти слова – прямое следствие того символа веры, который мы сейчас рассматриваем.

9. Верую и во единую святую, соборную-вселенскую и апостольскую церковь

Этот постулат, да, воплощаем в жизнь и вроде как проверяем. Для этого нужно стать ревностным адептом церкви. Воцерковиться, как сейчас говорят. Если же плодов не будет, всегда можно сказать, что ревностность твоя недостаточна, что Бог тебя испытывает, что... и так далее. Для нейтрализации бросающегося в глаза диссонанса между действительностью и верой изобретается масса ухищрений.

А диссонанс этот непременно будет бросаться в глаза каждому, кто хоть немного позволяет себе мыслить критически. Не является ли этот догмат настоящей хулой на Дух Святой, если он говорит, что вот эта вот церковь с этими вот попами есть святая и равноапостольная? Не делает ли это служителей церкви схожими с теми фарисеями, которые кичились своим происхождением от Авраама, и которые в конечном итоге распяли Христа?

Да, церковь в этом догмате рассматривается богословами как Церковь, небесное тело Христово, сообщество людей Христа. Однако, странным образом, эти эпитеты – «святая, соборно-вселенная и апостольская» переходят без умаления и на церковь земную. Тем паче, в догмате буква «ц» - прописная. И вот уже эта земная церковь становится неподсудна и непогрешима, напрочь отучившись признавать собственные ошибки.

Цель объявления «соборно-вселенской и апостольской» церкви святой (т. е. априори непорочной), думаю, для всякого человека, который позволит себе об этом задуматься, лежит на поверхности. Когда кто-либо объявляет себя непогрешимым, это о многом говорит.

Теперь отлучение от церкви равнозначно отлучению от Бога. Удивительно мощный инструмент для манипулирования сознанием верующих людей. В прежние времена отлучение от церкви было почище исключения из партии при коммунистах.

10. Исповедую одно крещение во оставление грехов.

Перевод этой фразы на современный язык такой: «верю в то, что то крещение, которое производится в церкви, полностью очищает человека от всех прошлых грехов». Добавим: а исповедь-покаяние и причащение (причём именно церковное!) — от последующих.

Проверить это невозможно. Вернее, достаточно легко проверить обратное, если понаблюдать за собой - куда делись твои грехи и их последствия после крещения.

Следовать же этой вере — очень просто и заманчиво. Покрестился — и всё, чист как младенец. Погрешил-погрешил, потом исповедался-причастился — и опять чистенький. Очень удобно.

Каковы плоды этой веры? Самообман и психологическая зависимость от церкви, от её «услуг».

Очень много сказано о благодати крещения, подаваемой человеку самим фактом проведения над ним этого обряда. Но все мы знаем, насколько искусно человек может индуцировать в самом себе ожидаемые эмоции. Если он верит в то, что этот обряд благодатен, он и получает соответствующие этому эмоции. А если не получает, то придумывает их для себя, из самых благочестивых намерений. Но какое отношение имеет накручивание эмоций к трезвости?

Между тем, как уже говорилось, человеку непредвзятому довольно легко проверить тезис о безусловной благодатности обряда крещения. Все привычки ко греху остаются нетронутыми. Все последствия наших прошлых грехов, висящие над нами как снежный ком, никуда не делись. Есть только некое эмоциональное чувство приобщения к чему-то светлому. Само по себе оно, возможно, и не плохо, но явно не соответствует заявляемому.

11. Ожидаю воскресения мёртвых.

Вопрос: зачем? И в каком смысле? И что в результате? И что от этого меняется?

Как воплотить эту веру в жизнь, как её проверить — естественно, не понятно. О цели, думаю, говорить уже излишне.

Хотя, эту часть символа веры можно интерпретировать и в смысле апокатастасиса – непременного спасения всех существ в конце концов, рано или поздно (впрочем, споры в церкви по поводу этого учения не прекращаются до сих пор). В этом случае практика этой веры вполне представима, и даёт благие плоды в виде большей терпимости. Хотя и приводит к этому плоду окольным путём, да ещё и через веру в непроверяемое (апокатастасис, вообще говоря, непроверяем).

Буддийский (а точнее - махаянский) обет о спасении всех существ от страданий тоже сродни такой трактовке, однако носит характер скорее не веры, а декларации намерения и своего полного самоотречения. По сути, этот обет схож скорее с со-распятием со Христом.

12. И жизни будущего века.

В виде некоей психологической подпорки, вне привязки к определённым организациям и их учениям, эта вера сама по себе может быть полезна. Просто в качестве надежды на то, что «всё будет хорошо», если ты сам будешь трудиться Богу.

Однако, эта польза ограничивается очень малочисленным типом людей и весьма специфическими условиями. При этом необходимо заметить, что с этой же целью можно использовать и другие инструменты. Например, буддийский — учение о карме, перерождении и т. д.

Кроме того, польза может быть немалой и если следовать этому положению в рамках веры в Иисуса как Спасителя и в Его Царство Небесное как Чистую Землю (подробнее см. Часть II, Главы 1 и 2).

И всё же — жёсткая привязка этого догмата к церкви разрушает даже и ту возможную пользу, которая могла бы быть от такой веры, поскольку плодом её в этом случае является всё та же психологическая зависимость от церкви.

Итак, что же мы видим? Большинство догматов, так или иначе, оказываются ориентированы на... борьбу церкви за власть над умами людей. Плодами является фанатизм (что вообще характерно для непроверяемой, т.е. мёртвой, веры) и религиозный шовинизм.

Ни в коем случае не хочу утверждать, что все священники участвуют в этом «проекте». Я знаю, что есть среди них люди искренние и глубоко чистые. Более того, даже тот, кто радеет о власти церкви над умами, вполне возможно действует, руководствуясь самыми благими намерениями.

Но дело тут ещё и вот в чём. Даже те постулаты символа веры, которые можно истолковать ко благу верующего, являются не более чем духовными инструментами, отнюдь не единственно возможными и непременными для всех, и отнюдь не нуждающимися в провозглашении их единственной и непременной непреложности.

Я совершенно уверен, что всё настоящее, сохранившееся в церкви, пришло от пути, данного и воплощённого Иисусом, а не из христианской религии, сформировавшейся позже. И самое печальное, что первое и второе – разные вещи, хотя они часто непостижимым образом сочетаются в конкретном христианине. Убедиться в этой разнице, как говорится — почувствовать её, читатель сможет сам чуть ниже, в главе 1 части II этой книги, когда будет анализироваться «символ веры» Самого Иисуса.

Без этого христианство давно превратилось бы в самую ужасающую тоталитарную секту.

Напоследок, выделим все элементы живой и благой веры, встреченные нами при анализе православного символа веры:

- единый Бог (без дополнений на подобие Троицы и вседержительности)

- Святой Дух – вера в то, что Бог может проявлять Себя непосредственно в нашей жизни

- Иисус Христос как Спаситель, готовый помочь в спасении и поныне

- Церковь не как организация, но как сообщество богоживущих, способных помочь (интересно сравнить с буддийской Сангхой, см. ниже).

Эти элементы очень важны.


5. Анализ буддийского символа веры.

Попробуем теперь для сравнения провести анализ буддийского символа веры. Анализ будет производиться, опять же, по следующим критериям:

  1. Возможно ли проверить этот постулат практически,

  2. Возможно ли, и если да то каким образом, воплотить эту веру в жизнь, в конкретных делах;

  3. Возможные цели данного постулата и то, насколько хорошо этот догмат справляется с поставленной целью, а также — необходимость его для выполнения задачи;

  4. Плоды веры в этот догмат. Особенно — их соответствие духовной пользе.

В качестве некоего аналога символа веры в буддизме может выступать так называемая Триратна — Три Сокровища или Три Прибежища. Для каждого буддиста необходимо верить в три следующие вещи:

  1. Будда. Вера в Будду, то есть принятие прибежища в Будде, означает веру в «буддовость», то есть в то, что существует состояние вне сансары, вне страдания, просветлённое состояние, которого в своё время достиг исторический будда Шакьямуни.

Проверить этот постулат можно одним способом: соответствующей практикой.

Цель этого постулата лежит на поверхности: если ты не веришь, что буддовость существует и достижима, то и самому пытаться нет смысла. То есть, целью является — подвигнуть человека к практике. И эта цель вполне достигается.

Плод этой веры, в конечном итоге, – просветление. В любом случае – посильная практика.

  1. Дхарма. Дхарма — это тот путь, который описал будда Гаутама для достижения освобождения. Иными словами, предлагается поверить в то, что данный путь действительно ведёт к освобождению, к буддовости.

Проверке этот постулат прекрасно поддаётся опять же путём следования Дхарме, которая описана весьма подробно и является, по сути, руководством к действию, инструкцией. И инструкцией, надо заметить, наиподробнейшей.

Цель этого постулата идентична оной для предыдущего догмата. И она реализуется великолепно.

Плод этой веры – тот же, что и в случае с верой в Будду.

  1. Сангха. В данном случае предлагается верить в то, что имеет место сообщество существ (не говорю – людей, поскольку их уже невозможно назвать людьми в каком бы то ни было смысле, как нельзя назвать дуб жёлудем), достигших буддовости и стремящихся помочь остальным существам. Вот как пишет о Сангхе Бхиккху Бодхи:

"... Однако, община монахов не является сама по себе Сангхой как третьим составляющим прибежища. Сангха, являющаяся прибежищем – это не общественный институт, а неформализованное множество последователей, объединяющее всех тех, кто постиг глубинную сущность учения Будды. Сангха как прибежище – это замечательная община, состоящая только из благородных личностей, то есть из людей, обладающих высоким духовным уровнем. Входящие в неё люди связаны друг с другом не формальным членством, а невидимой нитью внутренней самореализации. Для автоматического вступления в эту общину нужно лишь достичь той самой реализации.

Для достижения уровня благородной личности больше подходит образ жизни, установленный для членов монашеской общины и делающий основной акцент на отрешение и медитацию. Но при этом Сангха монахов и Сангха благородных являются разными понятиями. Их смысл различен по двум причинам. Во-первых, многие монахи (подавляющее большинство) являются обычными людьми (puthujjana) и поэтому не могут служить прибежищем. Во-вторых в Сангху благородных личностей могут входить и миряне. Членство в ней зависит сугубо от достижений в духовной практике, а не от получения монашеского посвящения. Любой человек (мирянин или монах), познавший учение Будды с помощью прямого знания, автоматически входит в неё в момент этого достижения.

Сангху благородных составляют восемь типов личностей, которых можно разделить на четыре пары. Первая пара – это люди, идущие по пути к вхождению в поток и уже вошедшие в него. Они вступили на путь освобождения и достигнут своей цели не более чем за семь жизней. Вторая пара – это идущие по пути однократного возвращения и возвращающиеся однажды. Эти существа перед достижением цели однократно вернутся в мир людей. Третья пара – это идущие по пути к невозвращению и невозвращающиеся. Они уже не переродятся в мире людей и достигнут конечной цели в чистом небесном мире. Четвёртая пара – это идущие к состоянию Архата и достигшие этого состояния. Существа уровня Архата уничтожили все пороки и освободились от 10 пут, привязывающих к Сансаре.

Есть ещё один способ деления этих восьми типов личностей на два класса. Первый составляют существа, которые, поняв учение, встали на надмирской путь к освобождению, но им ещё необходимо заниматься практикой, чтобы достичь его. Сюда входят первые семь благородных личностей, которых называют "учащиеся" (sekha), потому что они всё ещё находятся в процессе обучения. Во второй класс включаются Архаты, закончившие практику по достижении конечной цели. Их называют "закончившие обучение" (asekha), потому что они успешно завершили всю необходимую практику.

Как учащиеся, так и Архаты на своём опыте получили прямое знание истинного смысла учения Будды. Учение пустило в них корни, и сколь бы не была велика оставшаяся часть пути, они более не зависят от других в вопросе достижения его конца. Благодаря этой внутренней способности, данные личности обладают качествами, необходимыми для ведения других людей к конечной цели. Это значит, что община благородных (ariyasaṅgha) может служить прибежищем."

Проверка этого постулата производится через молитву Будде и бодхисатвам, просветлённым существам. В результате, если человек практикует достаточно целеустремлённо, он неизбежно получает некий положительный опыт, хотя бы в виде духовного камертона. На это, в частности, направлены, судя по всему, практики гуру-йоги в тибетском буддизме.

Цель этого постулата, видимо, в том, чтобы помочь человеку идти по пути к просветлению. Чтобы не дать ему впасть в отчаяние и ложную убеждённость в том, что Буддовость индифферентна по отношению к нам. И эта цель достигается.

Плод этой веры – укрепление в практике.

Можно ли усмотреть в этих трёх постулатах какие-либо ещё мотивы, выгодные любой группе людей или организации? Подумайте сами. Мы видим, что буддийский символ веры весь построен только для одной-единственной цели: практики освобождения человека из пут сансары.

И так практически во всём в буддизме: он как бы говорит на каждом шагу - "не верь слепо, но - проверь на своём опыте то, что здесь говорится". Впрочем, сам будда Гаутама не раз повторял подобные слова.

Другое дело, что сами постулаты иногда извращаются. Однако, характерно это, как правило, для разнообразных псевдо-буддийских сект новейших времён. Руководители этих сект пользуются тем, что большинство населения на Западе, да уже и на Востоке (в Китае, например), слабо знакомы с основами буддийского вероучения.

В любом случае, наш путь не должен основываться на зыбкой почве теорий, картинок, объяснений, теодицей. Весь фанатизм в мире проистекает именно из-за приверженности к той или иной теории, в принятии её в качестве истины. "Буква мертва, Дух животворит..."

Если путь человека основан на вере в какую-либо картинку, это довольно легко проверить. Нужно лишь проделать несложный мысленный эксперимент: что если та картинка, которую мы себе нарисовали, окажется полностью ложной — изменится ли от этого наш путь? Что если нет никакого доброго и грозного Бога на Небесах, и Небес самих нет, а Иисус был просто хорошим человеком? Или - что если Вселенная на самом деле сотворена из слюны какого-то космического мегаидиота, которая капнула, когда тот брёл куда-то по своим идиотским делам? Изменится ли в этом случае ваш путь? Если нет — значит он не зависит от этой картинки.


1   2   3   4   5   6

Похожие:

Анализ никео-цареградского символа веры iconМартин Бубер Два образа веры
Есть два и только два образа (или типа) веры. Конечно, существует великое множество содержаний веры, но собственно вера известна...

Анализ никео-цареградского символа веры iconЕ. В. Шелестюк о лингвистическом исследовании символа
Шелестюк Е. В. О лингвистическом исследовании символа // Вопросы языкознания. М.: «Наука», 1997. Сс. 125-143

Анализ никео-цареградского символа веры iconНаучный руководитель к филос н., доцент Гуваков В. И
Понятие знака и символа, возможность видения смерти, как символа. Различные типы соотнесенности человека с символом смерти. Символ...

Анализ никео-цареградского символа веры iconСодержание дисциплины
Понятие о православном Катехизисе. Вера и добрые дела. Определение веры отличие ее от знания. Необходимость веры

Анализ никео-цареградского символа веры iconПсихология потери веры
Однако трагедия потери или не-нахождения Веры имеет психологические аспекты, так как "проживается" личностью, стоящей перед своей...

Анализ никео-цареградского символа веры iconАлексей Лосев Проблема символа и реалистическое искусство Лосев Алексей Федорович Проблема символа и реалистическое искусство
Но невозможно излагать одну современную философию и поэтику, не принимая во внимание их исторического происхождения. Что же касается...

Анализ никео-цареградского символа веры iconКонституирующая роль символа в социокультурной реальности
Квасова И. И., Кондратьева Ю. Б. Конституирующая роль символа в социокультурной реальности

Анализ никео-цареградского символа веры iconНедавно коллега спросил, как подсчитать количество вхождений определенного символа в текст, размещенный в одной ячейке?
Недавно коллега спросил, как подсчитать количество вхождений определенного символа в текст, размещенный в одной ячейке? Я давно знал,...

Анализ никео-цареградского символа веры iconВасилий Зеньковский Апологетика Апологетика Прот. В. Зеньковский Париж 1957 г. Содержание: Введение
Борьба веры и неверия. Отрыв от Церкви. Рационализм. Значение веры для человека. Вера соединима со знанием, с культурой. Основные...

Анализ никео-цареградского символа веры iconВеры Смит "Происхождение центральных банков"
Книга Веры Смит "Происхождение центральных банков" заставляет нас переоценить сложившиеся представления о нашей денежной системе...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница