Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области)




НазваниеГосударственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области)
страница1/5
Дата конвертации20.02.2013
Размер0.63 Mb.
ТипАвтореферат
  1   2   3   4   5



На правах рукописи


Антропова Юлия Юрьевна


Государственная региональная семейная политика в современной России

(на примере Свердловской области)


Специальность 22.00.04 – Социальная структура,

социальные институты и процессы


АВТОРЕФЕРАТ

диссертации на соискание ученой степени

доктора социологических наук


Москва – 2010

Работа выполнена на кафедре социологии социальной работы

Российского государственного социального университета


Научный консультант: доктор социологических наук, профессор

Осадчая Галина Ивановна


Официальные оппоненты: доктор философских наук, профессор

Антонов Анатолий Иванович

доктор социологических наук, профессор

Носкова Антонина Вячеславовна


доктор политических наук, профессор

Мельникова Татьяна Александровна


Ведущая организация: Федеральное государственное учреждение

«Государственный НИИ семьи и воспитания»


Защита диссертации состоится 2 марта 2011 года в 12.00 часов на заседании диссертационного совета Д 212.341.01 при Российском государственном социальном университете по адресу: 129256, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д. 4, корпус 2, зал диссертационных советов.


С диссертацией можно ознакомиться в библиотеке Российского государственного социального университета по адресу: 129256, г. Москва, ул. Вильгельма Пика, д. 4, корпус 3.


Автореферат размещен на сайте Российского государственного социального университета: http://www.rgsu.net.

Автореферат разослан «____» _____________ 2010 года.



Ученый секретарь диссертационного совета

к.с.н., доцент Долгорукова И.В.

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

Актуальность темы исследования.

В условиях административной реформы в стране и разграничения полномочий между центром и регионами, исполнительными органами государственной власти и органами местного самоуправления, ответственность за разработку и реализацию государственной семейной политики ложится на субъекты Российской Федерации, что ведет к усилению ее региональной составляющей и зависимости результатов реализации от методологического, нормативного и финансового обеспечения переданных регионам полномочий.


Перенос правовой и финансовой ответственности в сфере семейной политики с федерального уровня власти на региональный, дополнительные обязательства регионов по финансированию мер социальной поддержки семьи, материнства, отцовства и детства при существующих ограничениях бюджетных средств в социальной сфере и неравенстве финансовых возможностей регионов приводят к тому, что цели и задачи государственной семейной политики в субъектах РФ реализуются неравномерно и часто не в полном объеме. Возникает проблема разрыва единого социального пространства страны из-за различий в качестве и содержании мер государственной семейной политики в разных регионах при их формальном совпадении.

Наблюдаемое в регионах семейное неблагополучие – низкие показатели рождаемости, высокий процент разводов, ежегодный рост числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, рост количества преступлений в отношении несовершеннолетних и др. – свидетельствует, с одной стороны, о невыполнении в должной мере семьей своих функций, с другой – о несоответствии семейной политики современным требованиям развития государства и общества.

Сохраняющийся на протяжении десятилетий акцент в деятельности региональных органов государственной власти на удовлетворении минимальных материальных потребностей социально нуждающихся категорий семей, игнорирование необходимости разработки активных дифференцированных форм государственной поддержки семьи, мобилизующих ее внутренний потенциал и учитывающих ее ценностные и смысловые потребности, приводит к деструкции самоценности семьи как социального института, формированию социальной пассивности семьи и превращению ее в объект социальной помощи. Что свидетельствует о недооценке в современной государственной региональной практике роли семьи в обеспечении устойчивого развития и безопасности региона.

В ситуации глобальной экономической нестабильности последних лет, негативно отразившейся на положении большинства российских регионов, возникает реальная опасность в процессе реализации государством мер, направленных на поддержание экономики, игнорировать интересы и потребности семей и тем самым актуализировать те социальные проблемы, с которыми столкнулись регионы в период социально-экономических реформ 90-х годов. Особо высока вероятность данного варианта развития событий для промышленных регионов со значительной долей так называемых моногородов, в которых проживает до 25 процентов городского населения страны и производится до 40 процентов валового внутреннего продукта. К таким регионам относится и Свердловская область, где 44 процента населения (около 1,5 млн человек) проживает в городах с монопрофильной экономикой.

В Свердловской области как одном из крупнейших субъектов Российской Федерации на сегодняшний день не произошло законодательного закрепления государственной региональной семейной политики. С момента утверждения в 2002 году Концепции реализации государственной семейной политики в Свердловской области не внесены коррективы в ее цели и задачи, принципы и основные направления, несмотря на изменение экономических, политических и социальных условий развития региона.

На конец первого десятилетия XXI века в России остается нерешенным вопрос разработки научно обоснованных рекомендаций по реализации государственной семейной политики, адекватных современному уровню управления в стране и ее регионах. Методологическая неразработанность основ государственной региональной семейной политики привела к тому, что во многих своих аспектах она до сих пор отождествляется с социальной защитой и регулированием брачно-семейных отношений, не воспринимается на местах как самостоятельное направление государственной региональной социальной политики.

Напротив, научно обоснованное понимание региональными органами государственной власти семейной политики как самостоятельного направления деятельности будет способствовать повышению эффективности исполнения регионами своих полномочий, усилению роли семьи в обеспечении социально-экономического развития региона за счет полноценного выполнения семьей своих функций, прежде всего – рождения, воспитания и развития детей, обеспечения их нравственного и физического здоровья.

Таким образом, актуальность исследования обусловлена:

  1. Научной потребностью в разработке методологических основ социологического анализа современного этапа государственной семейной политики на региональном уровне, позволяющем выявить тенденции ее изменений.

  2. Практической потребностью в разработке подходов к определению основных направлений и механизмов государственной региональной семейной политики, учитывающих специфику социальных изменений института уральской семьи и актуальный уровень управления в регионе.

  3. Практической необходимостью разработки методики оценки результативности государственной семейной политики в регионе на современном этапе.

Степень научной разработанности темы исследования.

Внимание науки к вопросам семейной и демографической политики в России отчетливо прослеживается с XVIII века у таких выдающихся мыслителей, как М.В. Ломоносов, А.Н. Радищев, Д.И. Менделеев и др. Так, в своем труде «О сохранении и размножении российского народа» (1761 год) М.В. Ломоносов излагает предложения о необходимых мерах в области народонаселения (жесткая борьба с преступностью, улучшение качества медицинской помощи и услуг родовспоможения, борьба с алкоголизмом и др.), при этом главную роль отводит государству.

Д.И. Менделеев в своей работе «К познанию России» (1905 год) подвергает критике теорию Мальтуса, призывающую к сокращению рождаемости из-за угрозы перенаселения, и предлагает такие меры государственной политики, как пронатализм (рост рождаемости) и популяционизм (рост российского населения).

В первой половине XX века взгляды на государственную политику в отношении семьи в России формировались в рамках одной социально-философской концепции – исторического материализма – под влиянием работ И.Ф. Арманд, Н.И. Бухарина, А.М. Коллонтай, В.И. Ленина, отражающих глубокую убежденность в разрушении старых и создании новых семейно-брачных отношений. В них представлена социалистическая модель семьи, которая предусматривает ее «огосударствление», освобождение женщин от домашнего труда, их активное включение в производственную деятельность, введение системы общественного воспитания детей.

Во второй половине XX века вопросы формирования политики народонаселения и государственного управления демографическими процессами представлены в трудах В.Н. Архангельского, В.А. Борисова, А.Г. Вишневского, А.Г. Волкова, С.И. Голода, А.Я. Кваши, В.М. Медкова, Л.Л. Рыбаковского, Б.Ц. Урланиса, А.Г. Харчева, Н.Г. Юркевича и др.

Особо пристальный интерес исследователей к вопросам государственной семейной политики возник с конца 80-х годов XX века, т.е. в период значимых социальных трансформаций в российском обществе (А.И. Антонов, Т.А. Гурко, Л.Г. Гуслякова, В.В. Елизаров, Т.И. Заславская, Г.И. Климантова, Л.П. Кукса, М.С. Мацковский, А.Р. Михеева, А.Д. Плотников, Н.М. Римашевская, В.И. Фомченкова и др.).

Так, А.И. Антонов подчеркивает важность институциональных изменений семьи для функционирования современного российского общества, исследует ослабление социальных норм семейности в качестве причин наступления упадка фамилистического образа жизни. Кроме того, А.И. Антонов уделяет особое внимание изучению особенностей семьи как социокультурного феномена.

Г.И. Климантова исследует семью, прежде всего, с точки зрения политического интереса и политической ценности, концентрирует внимание на социально-экономических проблемах семьи в условиях трансформации современной России, рассматривает государственную семейную политику как самостоятельную, относительно обособленную часть социальной политики государства, активно влияющую на его политическую и социальную стабильность, национальную безопасность.

По мнению Л.П. Куксы, в настоящее время изменился характер приоритетов общества – с производства материального продукта на воспроизводство человека – в связи с чем, должно измениться место семьи в структуре общества, она должна стать базисом общественного производства. Центральной идеей семейной политики, по словам Л.П. Куксы, становится управление институтом семьи как «управление противоречиями» в целях обеспечения его устойчивого развития, где субъектами выступают, с одной стороны, государство, с другой – стихийные механизмы – все субъекты семейно-брачных отношений. По мнению ученого, семейная политика должна стать ядром социальной политики и ориентиром для всех ее составляющих.

М.С. Мацковский показывает связь между экономическими условиями жизнедеятельности общества и характером функций, выполняемых семьей, их иерархией, обозначает взаимные функции семьи, общества и индивида по отношению друг к другу, анализирует взаимосвязь между потребностями общества в институте семьи и потребностями личности в принадлежности к семейной группе.

А.Р. Михеева связывает трансформации института семьи с влиянием долгосрочных тенденций демографических процессов, свойственных любому индустриальному и постиндустриальному обществу, и среднесрочных и краткосрочных тенденций, обостряющих (ускоряющих) те брачно-семейные процессы, которые не проявились бы столь отчетливо при иных условиях. Тем самым А.Р. Михеева акцентирует внимание на целенаправленных мерах государственной семейной политики.

Особое значение для данного диссертационного исследования имеют теоретические и практические разработки вопросов государственной семейной политики социологической школы Российского государственного социального университета (В.И. Жуков, Г.И. Осадчая, А.В. Носкова, И.В. Родина, В.Н. Ковалев и др.), Государственного НИИ семьи и воспитания (С.В. Дармодехин, О.И. Волжина, Л.С. Алексеева и др.).

При подготовке диссертации были учтены отдельные современные междисциплинарные публикации, которые содержат как научный анализ, так и практические предложения исполнительной и законодательной власти по реализации мер государственной поддержки семей и детей (О.В. Дорохина, Н.В. Зверева, Г. Силласти, Е. Цымбал, В.И. Шарин и др.).

Среди зарубежных авторов, исследовавших вопросы семейной и демографической политики, следует отметить Г. Беккера (теория экономики семьи), А. Карлсона (концепция «естественной семьи» как основной социальной единицы), Р. Лестэга и Д. ван де Каа (теория второго демографического перехода), П. Ласлетта, Л. Стоун, Э. Шортер (идеи трансформации семейной структуры и размера семьи), П. Томпсона (идеи значимости динамики семейной структуры для понимания тенденций социальных, экономических и политических событий), С. Уоткинс (теория взаимосвязи культуры и рождаемости, типов сознания и моделей репродуктивного поведения) и др.

Вместе с тем можно отметить, что в современной российской социологии направление исследования регионального развития государственной семейной политики только начинает разрабатываться (Ф.А. Ильдарханова, М.А. Клупт, Г.В. Синицына и др.).

Важную роль в подготовке настоящего диссертационного исследования сыграли теоретико-методологические подходы научной школы Е.Г. Анимицы к изучению проблем регионального развития Свердловской области (Н.Ю. Власова, Е.Н. Заборова, Е.Б. Дворядкина, Я.П. Силин), Уральской школы социологии к изучению демографических тенденций на Урале, репродуктивного и брачного поведения уральской семьи (С.В. Голикова, О.А. Козлова, Э.Г. Колунина, Г.Е. Корнилов, Г.М. Коростелев, А.И. Кузьмин, И.П. Мокеров, Р.В. Нифантова, А.Г. Оруджиева, Б.С. Павлов, А.А. Петраков, Л.Л. Рыбцова, А.А. Тараданов, А.И. Татаркин, С.А. Топчилов, А.Б. Франц и другие).

А.И. Татаркин и Б.С. Павлов изучают роль социально-демографической безопасности в развитии уральского региона. Под социально-демографической безопасностью А.И. Татаркин понимает такое состояние и тенденции ее изменения, при которых в регионе обеспечивается стабильность и устойчивость процессов воспроизводства населения и достойные условия жизни и развития личности. Б.С. Павлов в своих исследованиях рассматривает демографическое здоровье населения как основу социально-экономического развития региона, материнское и детское здоровье – как приоритет государственной семейной политики.

А.И. Кузьмин в своих работах особое внимание уделяет историческому анализу становления демографических характеристик населения Урала, проблемам исторической демографии. Кроме того, Кузьмин А.И. разрабатывает обширное проблемное поле – процесс формирования альтернативных форм семей. Он изучает региональный аспект феномена семьи бизнесмена и делает вывод о том, что данная модель семьи – закономерный социальный итог реформирования общества, в ходе которого государство сознательно формировало в общественном сознании установку на отказ в помощи таким семьям, тем самым формируя легитимность отрицания необходимости активизации семейной политики. Также А.И. Кузьмин внес значительный вклад в изучение девиантной субкультуры и деструктивных процессов в уральской семье.

По мнению А.А. Тараданова, семейное благополучие является управляемым со стороны государства процессом. Особое значение ученый придает мероприятиям государственной семейной политики по поддержке благополучных семей.

Таким образом, можно отметить, что в современной российской социологии накоплен значительный аналитический и статистический материал, посвященный вопросам семьи и семейной политики. Вместе с тем степень научной разработанности вопроса регионального развития государственной семейной политики во взаимосвязи с социальными изменениями как института семьи, так и системы регионального управления, нельзя считать достаточной. Требуется более глубокий теоретический анализ особенностей институционализации государственной региональной семейной политики. Остается актуальным изучение специфики развития институтов семьи и семейной политики, исходя из особенностей современного этапа социополитического, социально-экономического, социокультурного и демографического развития региона.

Вышеизложенные обстоятельства подтверждают актуальность настоящего диссертационного исследования, обусловливают выбор его объекта, предмета, цели и задач.

Объект диссертационного исследования – государственная семейная политика в России.

Предмет диссертационного исследования – региональная специфика государственной семейной политики в современной России.

Цель данного исследования – на основе социологического анализа особенностей института государственной региональной семейной политики обосновать направления и механизмы его развития в регионе (на примере Свердловской области).

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

  1. Разработать на основе существующих современных социологических знаний авторский подход к изучению института государственной семейной политики на региональном уровне.

  2. Выявить специфику изменений института уральской семьи как объекта государственной региональной семейной политики в условиях социальных трансформаций.

  3. Исследовать особенности институционализации государственной региональной семейной политики в Свердловской области в советский период.

  4. Дать социологическую оценку особенностей института государственной региональной семейной политики в Свердловской области в современных условиях.

  5. Предложить авторский подход к определению и обоснованию направлений и механизмов развития государственной региональной семейной политики в Свердловской области.

  6. Предложить авторский подход к разработке методики оценки результативности государственной семейной политики в регионе на современном этапе.

Теоретико-методологическими основами диссертационного исследования являются следующие идеи и теории, разработанные в российской и зарубежной социологии:

теория социального реализма (Э. Дюркгейм) – идея понимания общества как доминирующей социальной реальности и органичного целого, где каждый институт играет определенную функциональную роль; при этом социальная проблема является нежелательной ситуацией, которую можно и нужно изменить; общественное мнение, которое побуждает к браку, большей или меньшей рождаемости, определяется как состояние коллективной души общества, влияющее на индивидуальное поведение не непосредственно, а через ценностные ориентации индивидов; действенность социальных регуляторов определяется не только их принудительным характером, но и желательностью для индивидов; понятия «общественная солидарность» и «аномия»;

теория социальных изменений (П. Штомпка) – идея понимания социальной деятельности как динамичного, непрерывно меняющегося процесса, а общества – как динамического социального поля – «мягкого» поля межиндивидуальных взаимоотношений – т.е. социальной реальности, в которой существует сеть связей, привязанностей, зависимостей, обменов, отношений личной преданности, соединяющих людей друг с другом, непрерывно подвергающихся изменениям;

теория институционализма (Д. Норт, О.Э. Бессонова, С.Г. Кирдина, Л. Тевено, Л. Болтянски) – идея понимания институтов как процесса постоянного воспроизводства социальных, правовых, экономических и других отношений, которые структурируют общественную жизнь и задают правила поведения людей и организаций; деформация социальных институтов лежит в основе социальной дезорганизации общества;

социальные теории постмодерна (З. Бауман) – идея отсутствия в современной действительности устойчивых паттернов, кодексов и правил, которым можно подчиняться, которые можно выбрать в качестве устойчивых жизненных ориентиров, чтобы руководствоваться ими; плюрализм традиций, идеологий, ценностей и норм жизни; амбивалентность морали; смена «долгосрочного» сознания «краткосрочным», выражающаяся, в том числе, в частой смене брачных и сексуальных партнеров; возникновение все новых социальных групп риска, которые не смогли адаптироваться к условиям усложняющейся социокультурной динамики;

идеи неоменеджериализма в социальной политике, выражающиеся в рационализации и оптимизации использования ограниченных ресурсов в социальной сфере, привлечении управленческих технологий из коммерческого сектора в социальный, измерении эффективности государственных решений, формировании системы управления качеством социальных услуг.

Эмпирическую базу исследования составили результаты следующих социологических исследований, проведенных при участии автора:

1. «Методика выявления и типологизации неблагополучных семей» (2001 г.). Опрошено 204 женщины, состоящие в официальном браке, проживающие в муниципальном образовании «Нижнетуринский район», семьи которых находились на учете в территориальном исполнительном органе государственной власти – управлении социальной защиты населения – по признаку социального неблагополучия (алкоголизм, наркомания, безработица или судимость одного из родителей, доходы семьи ниже величины прожиточного минимума, постановка детей на учет в инспекции по делам несовершеннолетних, дети-инвалиды);

2. «Исследование проблем социального сиротства как показателя неблагополучия семьи» (2002 г.). Опрошено 504 человека (поквартирный опрос), состоящих в официальном браке и проживающих на территории муниципального образования «Нижнетуринский район»;

3. «Социальное неблагополучие семьи: социальное сиротство как проблема жизнедеятельности семьи» (2002 г.). Опрошено 80 несовершеннолетних подросткового возраста, находящихся в стационарных отделениях четырех учреждений социального обслуживания семьи и детей, расположенных на территории муниципальных образований Свердловской области: «Город Екатеринбург», «Нижнетуринский район», «Город Богданович»;

4. «Социальный портрет современной семьи» (2002 г.). Опрошено 600 семейных граждан, проживающих в 6 муниципальных образованиях Свердловской области: «Город Екатеринбург», «Город Первоуральск», «Город Каменск-Уральский», «Каменский район», «Ревдинский район», «Камышловский район»;

5. «Изучение и разработка мониторинга рынка социальных услуг индустриального города» (2005 г.). Опрошено 212 семей, проживающих на территории муниципального образования «Город Первоуральск» и обратившихся за помощью в консультационные отделения центра социальной помощи семье и детям;

6. «Показатели семейного благополучия в Уральском федеральном округе» (2006 г.). Опрошено 5049 человек, состоящих в официальном браке и проживающих на территории Уральского федерального округа, в том числе: 4040 женщин, 1009 мужчин. Курганская область – 1569 респондентов, Свердловская область – 2049 респондентов, Тюменская область – 498 респондентов и Челябинская область – 933 респондента;

7. «Изучение жизненных установок семей» (2007 г.). Опрошено 180 человек, состоящих в официальном браке и проживающих на территории 3 муниципальных образований Свердловской области: «Город Екатеринбург», «Город Богданович», «Артемовский район»;

8. «Изучение социально-психологического самочувствия семей» (2007 г.). Опрошено 400 человек, состоящих в официальном браке и проживающих на территории муниципальных образований Свердловской области: «Город Екатеринбург», «Город Богданович», «Артемовский район», «Город Сухой Лог»;

9. «Иерархия ценностей счастливого брака в понимании современных семей» (2007 г.). Опрошено 140 молодых супругов со стажем семейной жизни менее года, посещающих Школы осознанного родительства при государственных областных учреждениях социального обслуживания семьи и детей городов Нижняя Тура, Богданович и Екатеринбург;

10. «Социальный портрет семьи банковских служащих» (2008 г.). Опрошено 170 сотрудников одного из крупных коммерческих банков Уральского федерального округа в возрасте от 25 до 35 лет, состоящих в официальном браке.

В исследовании также использовались результаты ежегодного мониторинга положения семей и детей, проживающих на территории Свердловской области (1999–2009 гг.), опубликованных в Ежегодных Государственных докладах «О положении детей в Свердловской области».

Информационную базу исследования составили исторические материалы, нормативно-правовые акты в сфере семейной политики Российской Федерации, субъектов, входящих в состав Уральского федерального округа и Свердловской области, статистические материалы, печатные и электронные публикации по проблемам семьи и семейной политики.

Научная новизна исследования:

  1. Предложен авторский подход к социологическому анализу института государственной региональной семейной политики.

  2. Выявлена специфика изменений института уральской семьи как объекта государственной региональной семейной политики в условиях социальных трансформаций.

  3. Выявлены особенности институционализации государственной региональной семейной политики в Свердловской области в советский период.

  4. Представлена социологическая оценка института государственной региональной семейной политики в Свердловской области в современных условиях.

  5. Определены и обоснованы направления и механизмы развития государственной региональной семейной политики в Свердловской области в контексте особенностей демографической и социально-экономической ситуации, системы управления в регионе, а также основных тенденций развития института уральской семьи.

  6. Предложен авторский подход к разработке методики оценки результативности государственной семейной политики в регионе на современном этапе.


На защиту выносятся следующие положения:

  1. Государственная региональная семейная политика представляет собой исторически устойчивую, постоянно воспроизводящуюся и, вместе с тем, развивающуюся форму социальных норм, отношений и действий. Государственная региональная семейная политика является социальным институтом и представляет собой систему трех составляющих – идеологической, организационно-управленческой (или административно-правовой) и экономической.

Идеологическая составляющая учитывает доминирующие, исторически сложившиеся в регионе ценности, семейно-брачные нормы, обычаи, традиции, модели поведения, усиливая или ослабляя их влияние на население региона. В Свердловской области среди исторически сложившихся особенностей региональной демографической культуры можно назвать вариативность матримониального поведения, терпимость к добрачным сексуальным связям и рождению внебрачных детей, широкое распространение фактов насилия в отношении детей (детоубийство и подкидывание младенцев), сверхсмертность мужчин и дисбаланс полов, высокую занятость женщин на производстве и высокий процент разводов по инициативе женщин, социальную пассивность и др. Организационно-управленческая (или административно-правовая) составляющая включает нормы в отношении семьи, закрепленные в законодательных актах регионального и местного уровней; государственно-правовые институты регулирования и контроля; общественные организации. Экономическая составляющая представляет собой целевые средства, предусмотренные в бюджетах всех уровней на реализацию мероприятий семейной политики; средства благотворительных фондов, индивидуальные средства граждан, международные гранты, средства пенсионных фондов, фондов обязательного и добровольного медицинского страхования, фонда социального страхования; корпоративные средства, направленные на поддержку семей сотрудников.

Государственная региональная семейная политика направлена на семью как целостный объект, а не на отдельных индивидуумов, и охватывает основные ее функции. Объектом государственной региональной семейной политики является семья как социальный институт, предметом – совокупность специфических проблем семьи, связанных с реализацией ее основных функций. Целью государственной региональной семейной политики является создание благоприятных условий для жизнедеятельности семьи, выполнения ею своих основных функций, укрепление и развитие социального института семьи, защита ее интересов и прав, выявление и решение специфических проблем семьи, затрудняющих ее жизнедеятельность. При этом в реализации государственной региональной семейной политики предполагается субъектно-объектный характер взаимодействия семьи и государства. Семья, выступая объектом заботы со стороны государства, реализует и свое активное начало (становится субъектом), определяя то или иное направление семейной политики путем оценки – одобрения или неприятия – действий государства.

  1. Жизнедеятельность современной уральской семьи характеризуется как общими тенденциями и явлениями, присущими в целом Российской Федерации, так и выявленной региональной спецификой, обусловленной, в первую очередь, влиянием географических, природно-климатических и экологических факторов, исторически обусловленных геополитических, экономических и социокультурных особенностей Свердловской области. К региональной специфике можно отнести:

  • высокие (выше, чем в целом по России) показатели половозрастной диспропорции населения;

  • высокие (выше, чем в целом по России) показатели безбрачия, бездетных семей, количества детей, рожденных вне брака;

  • ежегодное уменьшение доли повторных браков и рост численности холостяков обоих полов старше 30 лет;

  • ежегодный рост числа несовершеннолетних матерей;

  • высокий (выше, чем в целом по России) уровень вовлечения женщин в общественное производство (в том числе – на предприятиях тяжелой и химической промышленности с тяжелым физическим трудом);

  • большое количество монородительских семей, где главой является женщина;

  • исторически сложившийся (с советских времен) дисбаланс рождаемости среди представителей рабочих и служащих (традиционно выше уровень рождаемости в семьях рабочих);

  • низкие (ниже, чем в целом по России) показатели здоровья и средней продолжительности жизни членов семей;

  • ежегодный рост числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, как в результате социального неблагополучия семьи, так и в результате высокого уровня смертности родителей в трудоспособном возрасте;

  • высокие показатели социально дезадаптированных семей, находящихся на учете в территориальных отраслевых исполнительных органах государственной власти – управлениях социальной защиты населения и комиссиях по делам несовершеннолетних, а также семей, находящихся в социально опасном положении;

  • изменение с начала 90-х годов XX века этнического состава населения региона (уменьшение доли русского населения, увеличение доли коренных народов Урала – башкир, татар, марийцев, удмуртов), что существенно изменяет качественные характеристики населения (общий уровень культуры, внутрисемейная культура, демографическое поведение);

  • негативные социально-экономические последствия миграционных перемещений населения России на территорию Урала на протяжении XVIII – первой половины XX вв. (старообрядцы, беглые крепостные, сосланные каторжане, ссыльные, группы граждан, выполнявших волю государя, а затем партии и правительства в освоении промышленных уральских земель и индустриализации, солдаты и казаки, семьи раскулаченных крестьян, репрессированные и спецпереселенцы в 30–50-е годы XX века, уголовные элементы, военнопленные и др.);

  • отсутствие культуры семьи и семейных отношений (в том числе: культуры предбрачного поведения, культуры воспроизводства семейных традиций и обычаев, культуры демографического поведения, культуры межпоколенного взаимодействия в семье, культуры взаимоотношений в семье в триаде «супруги–родители–дети», культуры сохранения здоровья, педагогической культуры родителей и др.);

  • высокая дифференциация в качестве и уровне жизни семей, проживающих в различных муниципальных образованиях области, отличающихся характером производственной специализации (большое количество депрессивных горно-, лесо- и агропромышленных территорий).

  1. Становление и развитие института государственной региональной семейной политики в Свердловской области в советский период обусловливается, с одной стороны, особенностями политики государства в отношении семьи в целом на территории СССР, с другой стороны – спецификой региона, связанной, в первую очередь, с геополитическими, экономическими и социокультурными особенностями Урала, его территориальной и хозяйственной структурой, а также с региональной системой управления. Урал на протяжении всей своей истории формировался и развивался как особый тип региона общегосударственного значения, определяющее влияние на развитие которого оказывало уникальное экономико-географическое положение, интегрирующее европейскую и азиатскую части страны. С 1917 г. и до конца 70-х гг. регион характеризовался активными изменениями административно-территориального устройства, трансформацией границ, сложным поиском системы регионального управления. Подчиненность региона – лидера в развитии тяжелой индустрии со сложным комплексом перерабатывающих производств – государственной задаче наращивания производительных сил на востоке СССР, нашла отражение и в характере государственной политики в отношении семьи, где население трудоспособного возраста рассматривалось как один из видов ресурсов, необходимых для усиления производственного и военного потенциала страны, обеспечения ее обороноспособности. Производственные задачи формирования «опорного края державы» решались за счет массового использования принудительного труда военнопленных, заключенных, депортированных народов, раскулаченных крестьян. Составляющие сложной уральской экономики – территориальные, административно-организационные, экономические, политические, социальные – развивались асинхронно, часто противоречиво. Периоды промышленного подъема не сопровождались соответствующим повышением качества жизни уральской семьи, при этом региональная семейная политика развивалась по остаточному принципу. Таким образом, в основе изучения особенностей институционализации государственной региональной семейной политики в Свердловской области лежит анализ процессов государственного строительства и связанных с ними тенденций взаимодействия органов государственной власти с семьей в различные исторические периоды развития советского государства.

  2. Государственная региональная семейная политика в Свердловской области в современных условиях формировалась под воздействием общегосударственных и региональных общественно-политических, экономических и социокультурных преобразований на рубеже XX–XXI вв., часто в рамках исключительно мер социальной защиты нуждающихся категорий семей. Социологический анализ доказывает, что отсутствие в регионе законодательного закрепления семейной политики как самостоятельного направления деятельности органов государственной власти, отказ от внесения корректив в ее цели и задачи, принципы и основные направления в соответствии с изменившимися экономическими, политическими и социальными условиями, привели к несоответствию семейной политики современным требованиям развития Свердловской области как крупнейшего региона Российской Федерации и росту семейного неблагополучия на ее территории.

  3. Современный этап развития государственной региональной семейной политики формируется в условиях изменения системы государственного управления, разграничения полномочий между центром и регионами, передачи ответственности за разработку и реализацию мероприятий семейной политики субъектам Российской Федерации. Кроме того, конец первого десятилетия XXI века характеризуется поиском новых магистральных направлений развития страны и ее регионов, позволяющих снимать сложившиеся социально-экономические противоречия. Переход от экспортно-сырьевого к инновационному социально ориентированному сценарию развития Свердловской области предполагает примат социальных, материальных и духовных интересов ее населения, что ведет к повышению качества человеческого капитала как главного фактора регионального роста. А это, в свою очередь, требует обеспечения благоприятных условий для преодоления негативных демографических тенденций, повышения уровня рождаемости, укрепления социального статуса уральской семьи, сохранения семейных традиций через модернизацию государственной семейной политики в регионе. На современном этапе доминантным направлением государственной региональной семейной политики становится формирование культуры семьи и семейных отношений (нравственной, сексуальной, правовой, бытовой, идеологической). При этом приоритетными являются и такие общие для всей страны направления, как: организация медицинской помощи, медицинской профилактики, медико-санитарной гигиены и просвещения; организация психолого-педагогической помощи и просвещения; организация семейного отдыха, досуга и оздоровления; организация экономической поддержки и трудовой занятости членов семей; организация правовой поддержки и просвещения. Реализацию семейной политики в регионе обеспечивают: социально-экономические, организационно-управленческие, информационно-аналитические, научно-методические, профессионально-кадровые условия. Главными механизмами реализации государственной региональной семейной политики в Свердловской области на современном этапе становятся: развитие форм частно-государственного партнерства (которое предполагает вовлечение всех значимых стейкхолдеров в процесс планирования и реализации семейной политики), стандартизация системы социального обслуживания семьи и детей, проектирование инновационных социальных технологий. Определение новых, в том числе компенсаторных, механизмов государственной региональной семейной политики в Свердловской области в современных условиях осуществляется исходя из долгосрочной и среднесрочной стратегии развития региона. Основными принципами реализации государственной региональной семейной политики становятся: принцип единства семейной политики на всей территории региона, принцип социального участия и социальной ответственности, принцип субсидиарности, принцип комплементарности, принцип мобильности и адаптивности.

  4. Развитие регионов в современных условиях требует изменения подходов к оценке результативности государственной семейной политики – от количественных, характеризующихся объемом выполненных мероприятий и затраченных средств, к качественным – заключающимся в достижении социально значимых изменений в обществе. В условиях ограниченности средств региональных бюджетов подход, основанный на показателях социальной результативности, позволит оптимизировать процессы принятия управленческих решений, планирования и распределения соответствующих ресурсов. Результативность государственной региональной семейной политики может быть измерена на основе кластерной системы социально значимых показателей. В современных условиях такими кластерами могут выступать: демографические характеристики населения, социально-экономическое благополучие населения, характеристика здоровья несовершеннолетних, характеристика репродуктивного здоровья населения, качество предоставления образовательных и социальных услуг, качество организации досуга и оздоровления семей и несовершеннолетних, состояние личной и общественной безопасности. Результативность связана с экономической эффективностью, т.е. отношением использованных ресурсов (затрат) к полученному результату. При этом, в основу мониторинга экономической эффективности могут быть положены такие индикаторы, как: целевые средства, предусмотренные в бюджетах всех уровней на реализацию мероприятий семейной политики; внебюджетные средства (благотворительные фонды, индивидуальные средства граждан, корпоративные средства, направленные на поддержку семей сотрудников, международные гранты и др.); кадровые ресурсы; социальная инфраструктура, ориентированная на семью; целевые программы; социальные проекты. Показатель экономической эффективности, умноженный на показатель результативности, дает показатель эффективности расходов консолидированного бюджета региона на мероприятия государственной региональной семейной политики.
Теоретическая значимость исследования состоит в:

  1. разработке положений, дополняющих разделы социологической теории по социальным институтам и процессам, в частности, связанные с трансформационными процессами современной семьи как социального института, с формированием и развитием семейной политики, с одной стороны, как направления государственной социальной политики, с другой – как самостоятельного социального процесса;

  2. предложении нового аспекта социологического изучения государственной региональной семейной политики, что нашло отражение в авторских подходах к обоснованию направлений семейной политики в регионе, к разработке механизмов ее реализации и системы оценки ее результативности;

  3. возможности применения основных положений и выводов в дальнейших социологических исследованиях семьи и семейной политики.
  1   2   3   4   5

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconПрограмма дисциплины «Динамика политического процесса современной России и региональная политика»  для направления 030200. 68 "Политология" подготовки магистра
Программа предназначена для студентов 1 курса магистерской программы "Политика и управление" специализации «Менеджмент в публичной...

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconРегиональная энергетическая комиссия свердловской области (рэк свердловской области)
Руководителям организаций коммунального комплекса, осуществляющих деятельность на территории Свердловской области по холодному и...

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconПравительство свердловской области постановление
Свердловской области, реализации туристского потенциала территории Свердловской области и удовлетворения потребностей граждан Свердловской...

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconГосударственная семейная политика как условие устойчивого развития и обеспечения национальной безопасности россии
...

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconПостановление Правительства Свердловской области от 15 декабря 2010 г. N 1809-пп "о программе Правительства Свердловской области по повышению эффективности бюджетных расходов на период до 2012 года"
Свердловской области на 2010-2011 годы по реализации Бюджетного послания Губернатора Свердловской области "Об основных направлениях...

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconГосударственная политика регулирования конфессиональных отношений в поликультурном регионе (на примере Астраханской области)

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconМолодежная семейная политика в контексте государственного управления
В связи с этим необходимо выделение специфического института, получившего в рамках статьи наименование «молодежная семейная политика»....

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconО региональной программе по энергосбережению и повышению
Свердловской области" ("Областная газета", 2009, 30 декабря, n 405-406), выполнения протокола совещания у Губернатора Свердловской...

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconО региональной программе по энергосбережению и повышению
Свердловской области" ("Областная газета", 2009, 30 декабря, n 405-406), выполнения протокола совещания у Губернатора Свердловской...

Государственная региональная семейная политика в современной России (на примере Свердловской области) iconО региональной программе по энергосбережению и повышению
Свердловской области" ("Областная газета", 2009, 30 декабря, n 405-406), выполнения протокола совещания у Губернатора Свердловской...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница