Рассказы и повести Фата-Моргана 7




НазваниеРассказы и повести Фата-Моргана 7
страница7/38
Дата конвертации07.03.2013
Размер8.06 Mb.
ТипРассказ
1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   38
Гарри Гаррисон

ЭСКАДРИЛЬЯ ВАМПИРОВ


«Главное преимущество человека перед компьютером в том, что человек бывает нелогичным, но разумным там, где компьютер бывает лишь логичным. Но вот что странно, человек бывает не только нелогичным, но и неразумным».

Г.Гаррисон




– Посмотри ка на них, док, – сказал патрульный Чарли Вандеен, с негодованием сплюнув в сторону огромного серого фургона, что приткнулся у обочины. – Расселись и ждут свою долю падали, как шакалы… Стервятники, да и только…

– За это им и платит Национальный фонд Трансплантации. Такая уж у них работа, – ответил доктор, держа пальцы на сонной артерии девушки. – Что вам ответили в «Скорой помощи»?

– Приедут не раньше чем через десять минут: наш вызов застал их на другом конце города. – Вандеен снова взглянул на девушку. Совсем молоденькая и почти красивая. На голове – марлевая чалма, дешевенькое хлопчатобумажное платье пропиталось кровью.

Чарли резко повернулся – серая громадина фургона НФТ маячила на том же месте.

– НФТ, – со злостью повторил он. – А вы знаете, док, как их называют в народе?

– Национальный…

– Не е е т, док, вы прекрасно поняли, что я имел в виду. «Эскадрилья вампиров», вот как. Знаете почему?

– Знаю… И еще я знаю, что, находясь при исполнении служебных обязанностей, так говорить не стоит. А ты, Чарли, прекрасно знаешь, что эти парни делают очень важную работу…

Доктор внезапно замолк, пульс девушки резко упал.

– Похоже, что девочка уже не выкарабкается, и никакая «Скорая» ей не поможет. Крови потеряла не так уж много, но ей снесло половину черепа…

– Но хоть что нибудь вы можете сделать?

– Нет, это не тот случай… – Хойланд расстегнул платье и осмотрел тело девушки. – Нужно записать в отчет, что на ней нет ни ожерелья, ни медальона.

– Вы уверены? Может, он оборвался? – озадаченно спросил полицейский, доставая блокнот.

– Вероятно, нет. Цепочки делают достаточно прочными. Хочешь посмотреть сам?

Несмотря на свои тридцать лет, Чарли покраснел.

– Не подначивайте, док. Вы же знаете, это нужно для протокола. Мы должны все точно указать.

Доктор Хойланд тяжело поднялся и махнул рукой серому фургону; он тут же покатился к ним.

– Зачем это, док?

– У нее нет пульса, ни дыхания – она так же мертва, как и те двое. – Доктор кивнул в сторону сгоревшего пикапа. – Фактически, она мертва с того момента, как машина врезалась в дерево, хотя агония может продлиться еще несколько минут. Нет ни малейшего шанса, Чарли.

Взвизгнули тормоза, серый фургон остановился позади них, со скрипом откинулась задняя дверца. Из кабин л выпрыгнул человек, одетый в аккуратную серую форму, на кардане виднелся значок «НФТ». Он на ходу выдвинул антенну «уоки токи» армейского образца.

– Восьмое апреля 19… федеральный номер тридцать четыре, в семнадцати милях западнее Логанпорта, штат Джорджия, женщина, кавказский тип, возраст – м м м… немногим больше двадцати лет, причина смерти… – Он посмотрел на доктора.

– Тяжелая черепно мозговая травма. Левая часть черепа почти полностью отсутствует.

Пока шофер обходил фургон и открывал дверки, человек в форме повернулся к полицейскому:

– Сержант, все остальное касается только медицины. Спасибо за помощь, полиция здесь больше не нужна.

– Хотите избавиться от меня? – резко спросил Чарли.

Доктор Хойланд отвел его в сторону.

– Ты же знаешь: у тебя больше нет никаких интересов на этом театре военных действий, а у этих ребят такая работенка, которую нужно проворачивать как можно быстрее.

Как только Чарли услышал сирену, к нему вернулось самообладание. Он повернулся к дороге, чтобы показать машине «Скорой помощи», где свернуть с шоссе.

Пока он стоял спиной к жертве, с нее сорвали остатки одежды, уловили на носилки, покрыли стерильным изопластиком, втолкнули в машину, приподняв штору, что скрывала заднюю дверь фургона. Когда Чарли обернулся, двери фургона уже закрылись, а у его ног остались лежать только клочки платья и одеяло из патрульной машины. Из выхлопной трубы вылетело плотное кольцо копоти.

– Что они там делают, док?

– Я знаю не больше, чем ты, – буркнул уставший доктор. Поспать этой ночью ему не пришлось, и любой пустяк его раздражал. НФТ делают тяжелую, но жизненно важную работу. А иначе считают только дураки.

– Вампиры, – тихо пробормотал Чарли, подошел к патрульной машине и связался с полицейским участком.


Рождество 19… года запомнится надолго. На горизонте маячил новый век, а отмена налогов по всей стране – подарок президента Гринстайна – добавила поводов и денег любителям хмельного. Рождество пришлось на понедельник, 26 декабря стало официальным праздником – следовательно, уик энд получался четырехдневный и очень веселый. Кто то сказал, что спиртное, выпитое за эти дни в одном только графстве, могло удержать на плаву военный корабль средних размеров.

«Похоже на правду, – подумал шериф, – если взять не слишком большой корабль».

Неутомимый, в отличии от своих помощников, шериф Чарли Вандеен не жил дома с 23 декабря. В его квартире случился пожар, но этот прискорбный случай мало его взволновал: позади служебного кабинета у него была маленькая комнатка с походной кроватью, где он отдыхал не хуже, чем в своей холостяцкой квартире. Его помощники всегда знали, где найти шерифа, и заходили туда по любому вопросу и в любое время.

Ничего, кроме обычной рутины – пожара, драки и пары слишком шумных вечеринок, – в этот уик энд не произошло, и он хорошо выспался.

Приняв душ, побрившись и надев чистую отутюженную форму, он постоял перед окном, вглядываясь в рассвет нового дня. 26 декабря! Хоть бы этот чертов праздник поскорее закончился! Для него самого появление на свет Спасителя Мира не было каким то особым событием. Что же касается людей, которые этот день празднуют, то у некоторых из них были более чем странные представления о том, как это надо делать.

Зевнув и отхлебнув кофе из большой чашки, Чарли поудобнее устроился в кресле, и тут снаружи донесся мощный гул. Он взглянул на часы, кивнул удовлетворенно – утренний ховерлайнер шел точно по расписанию.

Чарли откинулся в кресле и погрузился в обычную утреннюю полудрему; перед мысленным взором всплыла давнишняя мечта: отправиться в фешенебельный центр отдыха, в Маком, что висит в воздухе над рекой Окмальджи. Перво наперво он бросит сумку, потом заберется на верхнюю палубу ховерлайнера «Тойсад Бар», размером и видом похожую на арену цирка. Пытаясь представить себе, как выглядит, когда под тобой несется земля, Чарли пересмотрел кучу снимков, сделанных с борта лайнера. Стаканчиком виски он отметит отправление, а предстоящий отдых – стаканчиком пунша из ямайского рома. Он будет сидеть, всем довольный, глядеть на мелькающие сосновые рощи и болота и ощущать, как все существо наполняется покоем. Потом будет пляж, синий океан, острова золотого песка, роскошный отель и девочки. Конечно же, в мечтах он был моложе, и с бронзовым загаром, и без седых волос, да и талия была дюймов на пятнадцать тоньше… в общем, девушкам на загляденье.

Сквозь полудрему он вдруг осознал, что шум ховера прекратился, что небо и клочья тумана загорелись ярко розовым.

– О, господи, – простонал он и резко поднялся. Кресло упало, чашка полетела на пол и разбилась вдребезги – он даже не заметил. – С этой штукой что то случилось!

Реклама утверждала, что ховерлайнеры абсолютно надежны, что на воздушной подушке они одинаково легко проносятся над сушей и морем. Правда, предполагалось, что, если моторы откажут по какой то совсем немыслимой причине, ховерлайнер мягко опустится вниз. Предполагалось…

Однако и с ними приключались аварии. Невозможно исключите случайности, коша коробка величиной с атомный ледокол несется над землей со скоростью сто пятьдесят миль в час.

Все это выглядело так, будто рулетка вероятности выдала наконец «зеро».

Чарли потянулся к телефону. Пока помощники организовывали пожарников и «скорую помощь», он успел узнать, что ховер упал в его зоне и не отвечает на вызов. Доложив о катастрофе по команде, он бросил трубку. Особых иллюзий он уже не питал, но еще надеялся, что произошла какая то ошибка.

Чарли нахлобучил шляпу, натянул сапоги и рванулся к двери, путаясь в ремнях кобуры и рукавах пальто. Эд Холмер клевал носом за баранкой патрульной машины номер три, припарковавшись у обочины. Взрыва он не слышал и встревоженно вскрикнул, когда шериф полез в машину. Как только они тронулись, Чарли передал всем службам сигнал тревога. Никто толком не знал, что они найдут.

– Шеф, как вы думаете, ховер шлепнулся в болото? – спросил окончательно проснувшийся Эд, утапливая акселератор. Турбина взревела, и машина стрелой понеслась по автостраде.

– Нет. Насколько я слышал, он шел на запад. В болото упасть он не мог, скорее, где то в районе Канала.

– Тогда поеду по Джрусон Роуд, а там по проселку вдоль Канала.

– Хорошо, – буркнул Чарли, проверяя оружие.

Начинался серый и мокрый день, но Эд не стал включать фары: над дорогой все еще висели клочья тумана. Чуть притормозив, они свернули на проселок, включили сирену – выезжающий на автостраду молоковоз шарахнулся в сторону. Дальше дорога пошла через трассы ховерлайнеров прямо к Каналу. Здесь не выращивали зерновых: воздушные струи воздуха выдували семена из пашни. Трава там, однако, росла. Канал представлял из себя длинную низину, лишь в самом конце переходящую в болото.

Ховерлайнер упал рядом с фермерским проселком, и там в небо поднимался, клубясь, черный столб дыма.

Когда они подъехали ближе, Эд Холмер выпучил глаза и механически убрал ногу с акселератора. При падении громадная черная развалина пропахала безобразную борозду длиной не менее пяти сотен ярдов.

Они медленно приближались к ховеру, объезжая огромные обгоревшие куски обшивки. Из под обломков, помогая друг другу, толпами выбирались пассажиры, многие уже лежали на траве, пытаясь прийти в себя. Когда смолкла турбина и машина остановилась, стали слышны стоны и крики раненых.

– Вызывай всех и объясни, где мы находимся, – приказал шериф, выбираясь из машины. – Пусть поднимут на ноги все медицинские службы, да побыстрее. Потом поможешь этим несчастным. Это он произнес уже на бегу.

Подбежав к рухнувшему лайнеру, он увидел, что подтвердились самые худшие опасения: многие страшно обгорели, многие истекали кровью, некоторые были живы, но находились в тяжелом шоке, были и мертвые.

Два пилота несли третьего, ноги у него свисали под немыслимым углом, а повязка, стягивающая бедра, сильно врезалась в тело. Раненый глухо стонал, когда его клали на землю, но его товарищи уже бросились обратно, чтоб помочь оставшимся в живых пассажирам выбраться из этого ада. Чарли оставался возле раненого пилота. Несмотря на пятна сажи и кровоподтеки, тот был мертвенно бледен. Вскоре он очнулся.

– Может что нибудь загореться или взорваться? – спросил шериф.

– Вряд ли… – пилот не сразу справился со слабостью, но ответил достаточно внятно. – Как только моторы загорелись, автоматы сработали. Это предусмотрено программой. Скорее всего, дал течь бак с горючим. Скажите им, чтобы не курили и ничего не зажигали…

– Держитесь, «скорая» на подходе, а за остальным я сам прослежу.

– Люди… внутри остались люди…

– Им помогут.

Шериф направился было к лайнеру, но остановился, увидев, как организованно работает команда лайнера вместе с легко пострадавшими пассажирами. Некоторые взяли носилки. Решив не вмешиваться до подхода помощи, он вернулся к машине, подключил к усилителю микрофон, повернул регулятор на полную громкость.

– Прошу внимания! – Все повернули головы в его сторону. – Медицинская помощь вызвана и уже в пути, – он немного помолчал. – В баках осталось горючее, и, вероятно, есть течь. Поэтому, хотя пожар почти погас, будет лучше, если вы воздержитесь от курения и не будете разжигать огонь.

Над его головой раздался сильный рев. Он поднял голову. Большой многовинтовой вертолет – прибыли медики. Вертолет снижался, вздымая клубы пыли, и Чарли отвернулся. Когда машина приземлилась и перестали вращаться лопасти, Чарли почувствовал что то неладное и пригляделся….

Вертолет был серый. Весь.

В нем поднялась волна гнева, не ослабевшего за все эти годы. На непослушных ногах Чарли рванулся к открывавшейся дверце. Люди, появившиеся в дверях, в недоумении уставились на него.

– Кто вы такой? – спросил один из них: у него даже волосы под цвет формы.

– Вы что, не умеете читать? – Он рукой провел по тому месту, где на золотистом фоне черными буквами было написано его звание: – Я шериф, – но тотчас же отдернул руку, так как на привычном месте ничего не было. Одев чистую форму, он в суматохе забыл приколоть звезду. – Вы слышали, что я сказал? – рявкнул он, воспользовавшись замешательством человека, уже обогнувшего его. – В услугах «эскадрильи вампиров» здесь не нуждаются! Во всяком случае, не в моем графстве.

– Так это вы и есть тот самый шериф? – холодно произнес тот, что выглядел постарше. – Как же, наслышаны о вас! Но мы врачи и займемся ранеными, поскольку других медиков пока нет. А если вы решитесь в нас стрелять, – он бросил взгляд на руку шерифа, лежащую на кобуре, – то вам придется стрелять нам в спину! – Он кивнул своему напарнику, и они, не оглядываясь, двинулись к лайнеру.

Шериф медленно застегнул кобуру. Что ж, они действительно только врачи, так пусть хоть раз поработают по настоящему. Его это вполне устраивало. Из за деревьев показались новые вертолеты, и над Каналом разнеслись завывания сирен.

Шериф хотел было помочь Эду Холмеру – тот выносил из разбитого лайнера раненую женщину – но раздумал, решив, что будет полезнее, если он займется другим делом, например, организацией людей, которых вскоре будет здесь слишком много.

Над лайнером закружил ярко раскрашенный вертолет пожарной службы, проверяя, нет ли огня.

Постепенно возобладала деловитость и организованность. Пассажиров, способных двигаться самостоятельно, выводили из зоны аварии. Ранеными занимались медики всех рангов, даже два местных врача, услышав аварийный вызов по радио, явились на место аварии. Один из них, старый доктор Хойланд, давно был на пенсии, но, несмотря на свои семьдесят лет, всякий раз мчался на место происшествия, как только слышал вызов. Но сегодня он был действительно нужен.

В сторону увеличивающегося ряда тел под накидками и одеялами шериф взглянул только один раз, ибо в этот момент его внимание привлекли двое в сером; они несли носилки в сторону ненавистного вертолета. Разъяренный шериф в мгновение ока оказался у них на пути.

– Разве этот парень мертв? – завопил он, заметив вздрагивающие губы и блестящие неподвижные глаза лежащего на носилках.

– Вы что, смеетесь? – Тот, что шел первым, посмотрел на Чарли почти с улыбкой. – Мы таких только и берем. Прочь с дороги!

– Верните его к остальным раненым. – Шериф решительно взялся за револьвер. – Это приказ!

Человек, стоявший перед ним, переступил с ноги на ногу, не зная, как поступить, но тут вмешался второй.

– Опускай.

Поставив носилки, второй «вампир» выкинул из кармана «уоки токи» и начал что то говорить, но разъяренный Чарли не вслушивался в его слова.

– Я не шучу! – прорычал он, по прежнему угрожая револьвером.

К ним торопливо подошел еще один в форме НФТ, тот, что недавно говорил с шерифом, в сопровождении двух десантников из гарнизона штата. Их Чарли давно знал, но не дал им и рта раскрыть.

– Док, будет лучше, если вы погрузите своих вампиров в вертолет и побыстрее уберётесь отсюда. Я не позволю вам охотиться в моих угодьях.

– Мы ничего такого здесь предпринимать и не пытаемся, – почти печально покачал головой доктор. – Я говорил уже, что мы о вас наслышаны, шериф, и всегда держали своих людей подальше от греха, то есть от подвластной вам территории. Мы не любим склок, но сейчас наступил момент поставить все точки над «и». Как и все другие организации, НФТ охраняется федеральным законом… Никакие местные власти не имеют права вмешиваться в его деятельность. Никакие, вы слышите? Не будем создавать прецедент. Прошу вас отойти в сторону и не мешать моим людям.

– Нет! – прорычал шериф, наливаясь багровым румянцем. – Не в моем графстве! – Он отступил в сторону, но револьвер не убрал.

К нему вплотную подошли десантники.

– Мистер Вандеен, доктор прав, – кивнул шерифу старший. – Закон на его стороне. Не причиняйте самому себе неприятностей.

– Назад! – закричал шериф.

Внезапно в его ушах что то лопнуло, и десантники схватили его под руки. Не обращая внимания на боль в груди, Чарли начал вырываться. Когда прибежал доктор Хойланд, шерифа уже опустили на землю. Над ним склонился врач в форме НФТ.

– Что случилось? – спросил Хойланд, вытаскивая стетоскоп.

Выслушав объяснения, доктор расстегнул шерифу воротник и начал его выслушивать; потом достал шприц тюбик и быстро сделал укол.

– Этого давно следовало ожидать, – сказал доктор, пытаясь подняться на ноги. Десантник помог ему. Лицо доктора, все в морщинах, было похоже на морду старой охотничьей собаки, да и выражение глаз такое же задумчивое. – Не надо было его волновать. Уже много лет он страдал от грудной жабы. Я много раз просил его не нервничать, но вы сами видите, как он выполнял мои рекомендации.

Начал накрапывать мелкий дождик. Доктор спрятал подбородок в воротник пальто и сделался похожим на древнюю черепаху.

Шерифа осторожно уложили на носилки, сняв с них тело парня, и отнесли в вертолет. За носилками последовали оба доктора. Внутри вертолета между отсеками, изолированными упругим стерильным пластиком, проходил узкий коридор. Шериф пришел в себя, хотя дышал тяжело и хрипло.

– Я уже пять лет уговариваю его сделать пересадку сердца, – взволнованно говорил Хойланд, поглаживая шерифа по голове, как младенца. – Его собственное сердце не переносит даже слабого коктейля с содовой.

– И он, конечно, отказывался? – спросил врач из НФТ.

– Да. По поводу НФТ и пересадок у Чарли был пунктик.

– Я заметил, – сухо произнес доктор.

– А вы знаете почему?

Голоса доносились до Чарли как бы издалека, но видел он хорошо, поэтому заметил, как внесли носилки с телом, втолкнули в один из отсеков, а пластиковая стена, как большой алчный рот, приоткрылась и проглотила их..

В маленьком отсеке, куда попало тело, стены были сделаны из такого же пластика. Человек в белом, с лицом в маске, ожидал тело, стоя в позе боксера победителя на ринге. В доли секунды тело обнажили, и человек в маске обрызгал его каким то составом из шланга. Мокрое тело въехало в большой внутренний отсек, где его ждали «вампиры». Чарли хотел закрыть глаза, чтобы ничего не видеть, но не смог.

Операционный стол. Один единственный взмах руки с ланцетом, отшлифованный практикой – и тело вскрыто от подбородка до паха. И началось расчленение. Из кровавой раны что то быстро вынимали и опускали в контейнер. Чарли застонал: из за страшной вони у него начались спазмы в желудке.

– Конечно, мне известно, почему Чарли так настроен против НФТ, это ни для кого не секрет, хотя все помалкивают. Это произошло с его маленькой сестренкой, когда он только только поступил в полицию. Насколько я помню, ей было шестнадцать лет. Она шла домой со школьной вечеринки. Сами понимаете, школьники сопляки, старый автомобиль, луна, мокрое шоссе и… авария. Вы знаете, как это бывает…

– Да, да, разумеется, – печально качнул головой его коллега. – А где был медальон?.

– Дома. В тот вечер она надела свое первое бальное платье с глубоким вырезом… Медальон к нему не подходил…

Глаза шерифа затягивала плотная красная пелена, но и сквозь нее он еще видел, как из тела вынули что то трепещущее и тоже отправили в контейнер. Не в силах сдерживаться, Вандеен снова застонал.

– Ему становится хуже, – произнес доктор Хойланд. – У вас есть эти новые переносные реанимационные аппараты?

– Есть, конечно. – Врач НФТ сделал знак ассистенту, и тот тут же вышел. – Сейчас приготовят. Ну а по поводу его ненависти к нам, я могу сказать, что мы не вправе винить его, хотя это и глупо. В семидесятых годах, когда были сломлены общественные предрассудки, почти не было готовых к замене органов, а нуждающихся в срочной пересадке оказалось предостаточно. Таким образом, возникла необходимость в создании таких запасов. Тогда же в конгрессе прошел закон о легализации НФТ. Те, кто не желал расставаться со своими потрохами, чтобы спасти другого, носили медальоны, удостоверяющие это нежелание, и таких не трогали. Отсутствие медальона означало согласие на то, чтобы у него взяли все нужное для другого человека, нуждающегося в пересадке. Это был вполне справедливый закон.

– И тем не менее это очень коварный закон, – ухмыльнулся доктор Хойланд. – Люди нередко теряли медальоны или забывали их одеть…

– И все таки, закон этот – справедливый и честный. Ну, вот и прибор. А закон никто не обходит. Большинство религий и атеисты едины во мнении, что после смерти тело представляет собой просто набор веществ. А уж если эти биологические соединения и вещества могут послужить человечеству еще раз, то тут и спорить не о чем. Мы, то есть наша служба, забираем лишь тех, у кого нет медальона, и удаляем органы, жизненно необходимые другим. Их замораживают и отправляют во все хранилища страны. Может быть, вы считаете, что было бы лучше, если б этот здоровенный пилот кормил червей, вместо того чтобы продлить жизнь какому нибудь бедняге?

– Нет не считаю. Я сказал просто, что думает об этом Чарли. Мне же всегда казалось, что любой человек имеет полное право жить и умереть, как ему хочется.

Старый доктор, пыхтя от напряжения, склонился над аппаратом искусственного дыхания – нужно было поддерживать слабые легкие умирающего шерифа.

– Н е е т, – выдохнул Чарли. – Уберите эту…

– Чарли, она нужна, чтобы вас спасти, – мягко сказал Хойланд. – Эта штука будет вашими легкими до госпиталя, а там вам поставят новые. Через две недели вы будете на ногах и со здоровым сердцем впридачу.

– Нет, – простонал шериф, хотя голос его был тверд. – Это не для меня. Я жил с тем, что мне дал бог, и с этим умру. Разве я смогу жить, зная, что у меня внутри чужие легкие? – Слезы бессилия потекли по его щекам. – Может, вы пересадите мне сердце моей маленькой сестры?

– Нет, Чарли, нет. Ведь прошло столько лет. Но я вас отлично понимаю. – Хойланд сделал жест ассистенту, что принес аппарат. Мне очень хочется вам помочь!

– Лучше… не надо, док. Вы очень хороший человек, добрый друг… только у вас много глупых идей.

Шерифу стало хуже. Правый угол рта приподнялся в неестественной улыбке, правый глаз закрылся.

– Вы не можете так просто отказаться от попытки спасти человека… этого человека, – доктор из НФТ был настойчив.

– У меня не было права выбора, – ответил Хойланд, тщательно прослушав грудь шерифа, и сложил стетоскоп. – К тому же, это уже не в нашей власти. Чарли умер.

– Это ничего не меняет. – Врач из НФТ торопливо подтолкнул к телу шерифа аппарат для реанимации. – Если работать быстро, можно избежать необратимых изменений в мозгу.

– Мне кажется, с этим мы тоже опоздали. Чарли много лет болел, но его сердце – это еще не все. Поглядите на его губы и глаза. Разве вы не видите симптомы паралича?

– Я, конечно, видел эти слабые признаки, но отнес их на счет побочных симптомов грудной жабы. Но мы обязаны спасти жизнь человеку, если есть хоть один, хоть маленький шанс.

– Не тот случай, – возразил Хойланд и встал между телом и аппаратом реанимации. – Как его лечащий врач свидетельствую – он мертв! Сердечная недостаточность и кровоизлияние в мозг. У него есть медальон, следовательно, вам его тело не нужно. Кроме того, его органы в очень плачевном состоянии. А на реанимацию Чарли никогда бы не согласился.

Постояв в нерешительности некоторое время, доктор из НФТ вздохнул:

– Что ж, поступайте, как сочтете нужным, но вся ответственность ляжет на вас. Так будет указано в заключении.

– Очень хорошо, меня никто не побеспокоит. Мир меняется чрезвычайно быстро, но вы должны понять, что некоторые люди не могут к нему приспособиться и шагать в ногу со временем. Единственное, что для них можно сделать, – это дать возможность спокойно умереть.

Но его уже никто не слушал. Доктор, из НФТ ушел. Хойланд склонился над телом своего друга и закрыл одеялом застывшее лицо.


(Перевод с англ. Д.Дейч)



1   2   3   4   5   6   7   8   9   10   ...   38

Похожие:

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconРассказы и повести Фата-Моргана 4
Эти рассказы на смех, но, когда услышал, как об этом запросто рассуждают техники, с грустью понял, что легенда о Марке Рогане сильнее...

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconРассказы и повести Фата-Моргана 2
Охватывают, в основном, сравнительно короткий период перед началом войны. Это сделано, чтобы показать частоту подобных явлений

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconРассказы и повести (1908 1919) : Лаком-книга; 2004 isbn 5-85647-064-8
«Леонид Андреев. Избранное автором. Рассказы и повести (1908 – 1919)»: Лаком-книга; 2004

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconЛитература повести И. С. Тургенева
Дубовиков А. Н. Повести и рассказы И. С. Тургенева (1844-1854) // Тургенев И. С. Псс. М.;Л., 1960- 1968. Т. С. 522-541

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconУзнал о чернобыльском взрыве, были особенными. Ведь я в течение десяти лет до Чернобыля писал и публиковал повести и рассказы на атомную тему, предостерегая

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconУчебное пособие. Уфа: Изд-во Башкирского гос. Университета, 1998. 164 с
Тургенев, И. С. Отцы и дети. Повести и рассказы. Стихотворения в прозе. Место: 1997. 701p. Isbn 5739003792

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconПрокляты и убиты
Первоначально война освещалась в очерковом, схематично–беллетризованном варианте. Таковы многочисленные рассказы и повести лета,...

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconМотив страха в повести «Аполлон и Тамара» М. М. Зощенко и повести «Слабое сердце» Ф. М. Достоевского (к вопросу о литературных связях)

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 icon«Канон Ллойда-Моргана»

Рассказы и повести Фата-Моргана 7 iconРассказы. Повести: корабль дураков или записки сумасброда
Ну, не бессмысленно ли это? Не неприятно ль? И какой он противный, пухлый, как воздухом надутый! Так бы и двинул ему по морде! Впрочем...


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница