Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ




НазваниеКиммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ
страница3/7
Дата конвертации12.03.2013
Размер0.84 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7
Тендерная политика домашнего труда и ухода за детьми

Мы исторически переживаем фундаментальное преобразо­вание семейной жизни. Возможно, самым большим социальным

205

воздействием, которое семья должна была «переварить», ока­зался приход женщин на рынок труда. Это, пожалуй, самое глубокое и драматическое социальное изменение в амери­канском обществе в XX в,, которое привело к преобразованию других социальных институтов. То, что женщина теперь рабо­тает вне дома, воспринимается как само собой разумеющее­ся, как часть ее экономической потребности и амбиций, и это оказывает огромное влияние на жизнь современной семьи. Некоторые хотели бы вернуть времена 1950-х гг., возвратить­ся кдовольно необычной и недолговечной форме семьи того периода как к некоей норме. Вряд ли, однако, большинство современных мужчин этого захотят, не говоря о большин­стве женщин, которые сегодня работают вне дома, потому что хотят этого и потому что вынуждены делать это, — а так­же потому, что это хорошо и для них, и для их мужей, и для их детей.

Работающие матери говорят о более высоком уровне чувства собственного достоинства и меньшей угнетенности, в отличие от домохозяек. Тем не менее, они меньше удовлетворены своим браком, чем их мужья, которые, в свою очередь, оказывают­ся более счастливыми, чем мужья традиционных домохозя­ек. Почему так? Частично потому, что для женщины рабочая нагрузка фактически увеличивается за счет домашней, в то время как мужчина, при том что объем домашних работ, сде­ланных для него женой, остается почти прежним, только раду­ется повышению уровня жизни семьи благодаря дополнитель­ным заработкам жены'8.

: Так что женщины сегодня работают больше, но семейной [жизнью наслаждаются меньше. Возможно, одна из причин, по которой женщины чувствуют себя утомленными и несчастны­ми, скрывается в их ответственности за то, что социолог Арли Хохшильд назвала «второй сменой», т.е. работу по дому и воспи­тание детей, которые являются необходимой частью семейных функций. Выход женщин из дома на рынок труда не сопровож­дался сопоставимым по масштабам входом мужчин в домаш­нюю сферу. Преобразование американской жизни благодаря женщинам на рынке труда — это «остановленная революция», революция, которая теперь зависит от изменений в мужских установках и поведении.

В 1970 г. молодая феминистка описала то, что она назвала «политикой домашнего труда». В духе феминистского лозунга «личное является политическим» Пэт Мэйнарди утверждала, что разделение сфер, характеризовавшее традиционную семью,

превратило домашние обязанности в «женскую работу». Этот процесс является отражением мужского доминирования, а не выражением некой биологической предрасположенности жен­щины к стирке или мытью посуды. Женщина делает работу по дому и воспитывает детей потому, что ей приходится это делать, а не потому, что она этого хочет, или в силу некоего изначаль­ного генетического плана, писала Мэйнарди. Мужчины же не выполняют домашнюю работу потому, что им удается этого избегать39.

Мало кто в действительности любит заниматься домашней работой. «Женская работа никогда не кончается, счастлива та, чьих сил хватает продержаться до последнего-луча [солнца]», — написала Марта Мур Боллард в своем дневнике в 1795 г. Почти столетие спустя Мэри Халлок Фут писала: «Каждый день я раз­рываюсь на кусочки, умираю, меня пожирают, и от меня тре­буется на следующий день снова воссоединиться в целое, и так каждый день, и я никогда не бываю одна ни единой минуты». В 1881 г. Элен Кэмпбелл писала, что весенняя уборка была «ужасом для всех, и прежде всего для джентльменов, которые возмущались с начала до конца». Возможно, Эмили Дикинсон высказалась про женский труд лучше всего, используя страда­тельный залог. «В доме сейчас все чистят, — написала она. — Я предпочитаю эпидемию чумы». (Конечно, не она лично занималась уборкой; Бриджит и другие слуги просто нарушили ее покой40.)

Проделано много исследований по изменению паттернов домашней работы, ухода за детьми и разного объема вложений в семейную жизнь. Кто выполняет какие работы? Как люди принимают решения? Делают ли мужчины по дому больше, чем прежде? Можно ли их поощрить/попросить/обольстить/заста­вить сделать больше? Статистика по вопросу участия в делах семьи выявляет ведущий паттерн: большинство исследований, как вы убедитесь, показывает, как мало изменилось участие мужчин в семейной жизни. В одном отношении, тем не менее, оно изменилось резко и полностью. Тридцать лет назад отец не присутствовал при рождении своего ребенка; сегодня более 90% отцов находятся рядом с роженицей во время появления ребенка на свет. Если мужчина хочет изменить свое участие 1 в делах семьи, то, как показывают исследования, он способен I сделать это быстро и относительно легко41.

Но если говорить об остальных аспектах такого участия, например домашней работе, данные говорят о том, что здесь мало что изменилось. Фактически все исследователи пришли


206

207


к единому заключению: мужское участие в домашней работе оказалось «удивительно устойчивым к изменениям». Изуче­ние 489 женатых пар показало, что мужчины разделяют ответственность на домашнем фронте «только иногда». Про­цент мужчин, которые полностью делят домашние работы со своей супругой, составляет приблизительно одну пятую от всего женатого населения страны. (Но именно эти семьи, по результатам исследования, оказались самыми счастливы­ми парами.) Доля таких мужчин по сравнению с женщина­ми уменьшается с возрастом, и частично это можно объяс­нить тем, что подобные изменения произошли относительно недавно и пожилые мужчины были воспитаны виной модели семьи42.

Более того, то, что мужчины делают дома, резко отличает­ся от того, что делают женщины. Как будто наши дома разде­лены на дискретные «зоны» — его и ее — и муж и жена имеют каждый свою собственную сферу ответственности. «Его» область — на открытом воздухе, во дворе, на дорожке или на соответствующей площадке, перемещенной в закрытое поме­щение, как, например, подвал, гараж, чердак. «Ее» область — всегда в закрытом помещении. Это кухня, комната для стирки, спальни и ванная. (Если она перемещается на открытый воз­дух, то это чаще происходит, если сад используется для сушки белья после стирки.) Эти две области требуют различных типов действий. В одном исследовании женщин и мужчин попросили составить список всего, что они делают дома. Общее количес­тво пунктов в каждом списке было примерно одинаково, но, если посмотреть на конкретные виды работ, они существен­но различались. Мужчины внесли в список такие пункты, как «мыть автомобиль» и «косить лужайку», в то время как женщи­ны — «готовить пищу» и «убирать кровати». Арли Хохшильд объясняет:

«Даже когда супруги делят домашние работы между собой, женщина делает две трети ежедневной работы, как, например, приготовление пищи и уборку помещений, т.е. неизбежную рутину. Большинство женщин готовят обед, а большинство мужчин меняют масло в семейном автомобиле. Но, как указа­ла одна мать семейства, обед должен быть готов каждый вечер около шести часов, тогда как автомобильное масло меняют раз в шесть месяцев, в любой день и любое время»43.

К тому же мужчина, как правило, рассматривает свое участие в домашней работе как помощь жене, в то время как женщина рассматривает свою работу как необходимую для поддержа-

ния семьи. Именно поэтому мужчины, говоря о своем участии в домашней работе, используют такие слова, как «присоеди­ниться», «выручить» — как будто вообще-то это обязанность их жен. «Когда мужчина моет посуду, он называет это помо­щью, — написала Анна Куиндлен в своей редакторской колон­ке в «Нью-Йорк тайме». — Когда женщина моет посуду, это называется жизнью»44.

Верно, что мужская доля работы по дому значительно уве­личилась. В 1924 г. 10% женщин из семей рабочего класса сказа­ли, что их мужья не тратят «никакого времени» на выполнение работы по дому; сегодня эта цифра уже меньше 2%. В опросе четырех тысяч пятисот женатых пар с обоими работающими супругами в возрасте от двадцати пяти до сорока четырех лет 15% мужчин признали, что время, затрачиваемое ими надомаш-нюю работу за неделю, составляет около одного часа. Средний показатель для мужчин был приблизительно пять часов в не­делю; для женщин — приблизительно двадцать часов. Муж­чины выполняли 10% работы по дому в 1970 г. и 20% в 1990 г. Эти цифры зависят от того, как вы на них посмотрите. С одной стороны, они представляют удвоение доли работ, выполняе­мых мужчинами, только за двадцать лет, но с другой — это по-прежнему лишь одна пятая часть всей необходимой домашней работы45.

Сейчас мужчины говорят, что выполняют от одной пятой до одной четверти всего домашнего труда, хотя существуют сви­детельства того, что измерения объема домашней работы мето­дом опроса грешат большими неточностями, поскольку люди, скорее, говорят о том, что они, по их представлениям, долж­ны делать по дому, а не о том, что в действительности делают. И женщины, и мужчины преувеличивают объем своей домаш- i ней работы — женщины примерно на 68%, мужчины на 150%, IV т.е. в два раза больше. Интересно, что мужья из более приви­легированных социальных групп с эгалитарными тендерными установками склонны преувеличивать больше, чем традици­онные мужья, которые, вероятно, полагают, что они и не обя­заны делать так много работы по дому. «Супермамы» из менее привилегированных групп с большей вероятностью давали пре­увеличенные данные о своей работе по дому, чем работающие матери из более привилегированных групп, потому что только такие раздутые часы, потраченные на домашнюю работу, могли оправдать их пребывание дома. Преувеличение со стороны мужчин во время опросов было настолько существенным, что исследователи выразили сомнение в том, «действительно ли


208

209

мужья увеличили свой вклад в ведение домашнего хозяйства за прошедшие двадцать пять лет» .

Опросы, проведенные на основе других методологий, при­вели к результатам, убедившим меня, что мужское участие и работе по дому и воспитании детей несколько увеличилось за последние двадцать пять лет, хотя, вероятно, не настолько, I насколько мужчины об этом заявляют. Когда супругам, кото­рые принимали участие в эксперименте, дали задание вести точный учет того, сколько времени они тратят на выполне­ние разных работ по дому, у мужчин по-прежнему оказались результаты между одной четвертой и одной пятой объема време­ни, затрачиваемого их женами. И не все мужчины увеличили свое участие в домашних делах — скорее, некоторые мужчи­ны делают больше, чем другие. Перемены в мужском учас­тии и жизни семьи зависят от возраста, расы, класса и уровня образования. Супруг более молодого поколения, например, делает в доме гораздо больше по сравнению со своим отцом, хотя нагрузка его жены остается по-прежнему намного больше. Опрос женщин моложе тридцати лет, проведенный журналом «Лэдиз хоум джорнел» в мае 1997 г., показал, что 76% женщин берут на себя большую часть стирки; 73% — приготовления пищи; 70% — домашней уборки; 67% — повседневных поку­пок; и 56% занимаются оплатой счетов. В Канаде наблюда­ется почти такая же картина: 77% женщин готовят пищу по сравнению с 29% мужчин, 54% женщин убирают после еды по сравнению с 15% мужчин47.

Хотя мы склонны думать, что общее участие супругов в до­машнем труде является особенностью прогрессивных, либе­ральных, образованных семейств, данные рисуют совершенно другую картину. Черные мужчины делают значительно больше работы по дому, чем белые. В четвертой части всех черных семей мужчина делает более 40% работы по дому; т.е. мужская «доля» работы по дому приближается к равной. В белых семьях толь­ко 16% мужчин делают так много. И если взять отцов семейств из числа «синих воротничков» — муниципальных служащих, работников сервиса, полицейских, пожарников, работников ремонтных служб, — то вероятность того, что они будут зани­маться детьми, пока их жены работают, в два раза выше (42%), чем у высококвалифицированных специалистов, менеджеров и инженеров (20%). Это различие возникает не из-за идеологи­ческих взглядов, а скорее из-за «неофициального гибкого рабо­чего графика», сдвига рабочего времени по договоренности между супругами, которым пользуются примерно до четверти


всех работающих американцев и около трети всех работающих, имеющих детей в возрасте до пяти лет48.

Наличие детей увеличивает тендерный разрыв. Матери про­водят гораздо больше времени с детьми, чем отцы, особенно в младенческом возрасте ребенка, и данные показывают «очень низкий уровень участия отцов» в этот период. Матери проводят на 50% больше времени, чем отцы, с детьми в детских садиках вплоть до четвертого года пребывания там ребенка*. Участие мужчины в воспитании детей возрастает, когда дети становят­ся старше, — и из-за того, что тут нужен другой тип участия, и, возможно, из-за того, что это уже становится более «занят­но» для самого папы. Но когда исследователи задали вопрос о времени, затраченном каждым родителем на детей отдельно от другого родителя, то выяснилось, что отцы проводили с деть­ми в среднем только 5,5 часов в неделю, а материнское время составляло в среднем около 20 (19,5) часов в неделю — разница в 350%. Мужчины склонны дольше оставаться на работе, когда в семье появляются дети. Частично это происходит потому, что мужчине надо больше заработать для содержания детей, а час­тично потому, что они этого хотят и просто могут себе позво­лить. Их жены, конечно, проводят меньше времени на работе, таким образом расширяя тендерный разрыв и на работе, и до­ма. «Тендерный разрыв существует даже без детей, — замечает социолог Бет Энн Шелтон, — но усиливается с появлением

49

детей в семье» .

Дети же учатся тендерным ожиданиям, следуя родительским урокам. Одно исследование 1991 г. показало, что дочери жен­щин, работающих полный рабочий день, тратят более 10 часов в неделю на домашнюю работу; сыновья же тратят меньше 3 часов в неделю. Это исследование заставляет меня думать, что адекватной реакцией на вдохновленное феминистками движение «Ваша дочка — вместе с вами на рабочем месте», которое призывало родителей брать дочерей с собой на работу, чтобы объяснить им, что это такое, и продемонстрировать, что у мам тоже есть амбиции, был бы Национальный день сыновей в воскресенье днем, когда отцы будут показывать своим сыно­вьям, как мыть посуду, заниматься стиркой, заправлять крова­ти и пылесосить полы (конечно, если отцы знают, как все это делается!).

В американских детских садах распространена практика, в со­ответствии с которой родители не просто приводят и оставляют детей, но некоторое время находятся там вместе с ними. — Прим. ред.


210

211

Все же существуют основания для вывода, что роль отца в воспитании детей меняется. Главный стимул к большему участию мужчин в домашнем труде они ощутили как отцы, а не как мужья. Мужчины, кажется, придерживаются противо­речивых идей о том, как оградить и защитить своих жен от жизненных неприятностей, но при этом стойко отказываются исполнять такую унизительную для них задачу, как чистка туа­лета. Согласно демографу Марте Фарнсуорт Риш, «серьезный урок прошлых пятнадцати — двадцати лет состоит в том, что в целом мужчину не волнует, чист ли и опрятен ли его дом». Или, как заметила устало одна жена, «я делаю свою половину работы, я делаю половину от половины работы [моего мужа], а остальное остается не сделанным»3".

В роли отца мужчина, очевидно, желает делать поболь­ше. Опрос, проведенный журналом «Ньюсуик», показал: 55% отцов утверждают, что быть родителем для них значит больше, чем значило когда-то для их отцов, и 70% мужчин говорят, что они проводят больше времени со своими детьми, чем их отцы проводили сними. Входе исследования 1995 г, профинансиро­ванного Институтом семьи и труда, 2\% из 460 опрошенных муж­чин утверждали, что они предпочли бы быть дома и заботиться о своей семье, если бы были достаточно богаты, чтобы обеспечить всей семье комфорт. (Это — фактически довольно низкий про­цент, ведь они определяли такой прожиточный минимум в сумму более 200 000 долларов31.)

Мужчины получили значительную поддержку в их стремле­нии к более активному отцовству. В книге доктора Бенджамина Спока «Ребенок и уход за ним», являющейся бестселлером на протяжении многих десятилетий, отмечается (и, пожалуй, даже поощряется) изменение во взглядах на роль отца в воспитании детей. В первом издании (1946) доктор Спок предположил, что мужчину следует хотя бы немного вовлекать в процесс воспи­тания детей.

«Некоторые отцы до сих пор считают, что забота о младен­цах и детях — полностью работа матери. Это — неправильная идея. Вы можете быть нежным отцом и настоящим мужчиной одновременно... Конечно, я не имею ввиду, что отец должен дать столько же бутылочек с кормлением и заменить столько же подгузников, сколько и мать младенца. Но было бы прекрасно, если бы он иногда всем этим занимался. Он мог бы приготовить детское питание в воскресенье».

В седьмом издании (1998), однако, доктор Спок отмечает изменения, которые частично помогла вызвать его работа:

212

«Мужчины, особенно мужья работающих женщин, прини­мают все большее участие в домашней жизни и уходе за детьми. Нет никакой причины, по которой отцы не были бы способны делать все это не хуже матерей... Но преимущество может быть потеряно, если занятия с ребенком оказываются для мужа не работой отца, а просто желанием великодушно угодить своей жене»52.

Однако участие американских мужчин в уходе за детьми и воспитании их в два раза отстает от уровней такого участия в других индустриальных странах, как, например, в Австралии, Канаде и Нидерландах. В Великобритании этот уровень при­близительно на 40% выше. Бывшая конгрессмен Пат Шредер имела обыкновение рассказывать, как это происходило в ее семейной жизни. После ее первых выборов ее муж заявил жур­налисту «Редбук», что именно он возил их детей к педиатру. Прочитав интервью, она немедленно позвонила мужу и сказа­ла: «Даю 500 долларов, если ты мне назовешь фамилию этого педиатра». Он несколько смутился, но ответил, что подразуме­вал свою готовность отвозить детей к детскому врачу, если бы она его об этом попросила53.

Этот случай говорит и о другом. Мужчины постоянно утверждают, что хотели бы проводить больше времени со сво­ими детьми и семьями — если бы могли. «Никакой мужчина, даже на своем смертном одре, не будет сожалеть, что провел слишком много времени в кругу семьи», — сказал сенатор Пол Тсонгас, когда оставил работу в Сенате. Многие мужчины гово­рят, что хотят сделать больше, но требования работы постоянно им мешают. Другие боятся, что их коллеги и боссы обратят вни­мание на их меньшую преданность карьере, боятся прозвища «упертого папаши», из-за которого не будет никакого карьер­ного продвижения. Другие, однако, все больше восстают про­тив незыблемых идей о том, что значит быть мужчиной. «Чело­веком, которому я навредил больше всего, когда находился далеко от детей, пока они росли, был я сам, — сказал печально один мужчина. — Я позволил моему желанию заботиться о де­тях иссякнуть».

У некоторых мужчин (и женщин) эти желания переходят в действие. Входе исследования, финансировавшегося корпо­рацией «Дюпон», 47% женщин и 41% мужчин-менеджеров сказали своим супервайзерам, что не смогут поменять место жительства, даже если этого от них потребует карьера; 32% жен­щин и 19% мужчин сказали своим боссам, что не будут брать работу, которая предполагает много командировок; 7% женщин

213

и 11% мужчин уже отказались от предложенного продвижения по работе. Желание проводить больше времени с семьей — обычные и уже приевшиеся мужские причитания; но реально пожертвовать карьерными амбициями ради семьи — это новая тенденция, когда говорят поступки, а не слова54.

Последний пример: много современных спортивных исто­рий говорят о мужчинах, которые переносят свою агрессию со спортивного состязания в повседневную жизнь — опрокиды­вают автобусы, насилуют своих подруг во время свидания, избивают жен. Но по крайней мере один спортсмен сделал все наоборот — семья и забота о детях оказались самым важ­ным для него. После сезона 1997 г. Мэтт Уильяме, популярней­ший 3-й бейсмен бейсбольной команды «Кливленд Индианз», попросил, чтобы его продали в команду «Аризона Даймонд-бэкс» из Феникса, с потерей в заработке в размере 2,5 млн долларов. Недавно разведенный Уильяме хотел быть рядом с бывшей женой и тремя детьми, над которыми он, вместе с бывшей женой, имел право опеки, а его семья как раз жила в Фениксе. «Это было самое важное решение на всю мою остав­шуюся жизнь», — сказал Уильяме. При всей любви к команде Кливленда он «должен был пожертвовать всем этим ради воз­можности сохранить хорошие отношения с детьми. Безусловно, они — самое важное в моей жизни»55.

Мужчины часто говорят, что хотят быть активными отца­ми и проводить больше времени со своими детьми. Но редко кто способен на такую жертву. Хотя, если они поступают так, вознаграждение может оказаться огромным. Мужчины, кото­рые делают больше работы по дому, бывают и лучшими отца­ми. Мужчины, у которых более близкие отношения сдетьми, говорят о большей удовлетворенности браком и лучшем здоро­вье. Они также живут дольше, давая возможность обычно урав­новешенному британскому финансовому журналу «Экономист» язвительно заметить: «Замените подгузник, и Бог продлит Вашу жизнь». «Когда мужчина берет насебя полную ответственность по уходу за детьми, — утверждает социолог Барбара Ризман, —он устанавливает с ними близкие и нежные отношения». Нянчить детей полезно для мужского здоровья. И конечно, участие муж­чины в жизни семьи приносит пользу женщинам, освобождая их от обязательств «второй смены». Все это способствует росту тендерного равенства. Вспомните, что, согласно антропологам, женский экономический и политический статус наиболее высок в тех культурах, в которых мужчины делают больше домашней работы56.

214

Возрастание мужского участия в работе по дому и уходе за детьми потребует поддержки как на микро-, так и на макро­уровне. Индивидуально мужчины должны хотеть делать боль­ше, и все равно они будут нуждаться в поддержке своих жен, своих друзей-мужчин и коллег. Им необходимо также знание того, как это делать, освоение навыков, которые все вместе, регулярно применяемые, и означают заботу о близких, — при­готовления пищи, уборки, стирки. «Если отец не делает боль­шой части работы по дому, то наносится вред матери в ее про­фессиональной работе. Матери тоже не смогут победить, пока не изменятся отцы*57.

Работающие женатые пары должны иметь и структурную поддержку «сверху», на макроуровне, например, политику, дружественную к семье, оплату родительского отпуска и аде­кватного здравоохранения. Из 152 стран, изученных Между­народной организацией труда, только шесть, включая Соеди­ненные Штаты, не имеют юридического права на оплаченный декретный отпуск. Например, итальянские женщины получа­ют пять месяцев отпуска с 80%-ной оплатой; женщины Коста-Рики — четыре месяца с сохранением 100% оплаты. Канадские женщины могут взять семнадцать недель декретного отпуска за 55% своего заработка и еще десять недель частично оплаченно­го семейного отпуска. Некоторые скандинавские страны вклю­чают также дополнительный отцовский отпуск. Почти каждая западноевропейская страна обеспечивает детское пособие на каждого ребенка в семье, независимо от дохода или от того, работает мать или нет. А американские корпорации ничего не делают, чтобы изменить эту институциональную брешь, обра­зовавшуюся из-за безразличия правительства к положению работающих родителей. Только 8% американских работников имеют возможность ухаживать за детьми, обеспечиваемую их работодателями. Корпоративная и правительственная политика по улучшению здоровья и благосостояния работающих семей — высокий социальный заказ, что и говорить, но если предоста­вить отдельным членам семьи самим решать свои проблемы, то никаких изменений не произойдет. «Отказ вкладывать капитал в детей может привести к экономической неэффективности, потере производительности, нехватке необходимых навыков, высоким затратам на здравоохранение, росту затрат на тюрьмы, и нация тогда будет чувствовать себя в меньшей безопасности, менее заботливой и менее свободной»58.

То, что женщины берут на себя львиную долю «второй сме­ны», создает сильную напряженность в супружеских отноше-

215

ниях. Балансирование между работой и семьей буквально раз­рывает работающих женщин пополам,
1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconРоббинз С. П., Коултер М., Менеджмент, 8-е издание.: Пер. С англ
Мескон М. Х., Альберт М., Хедоури Ф., Основы менеджмента, 3-е издание: Пер с англ. – М.: Ооо «И. Д. Вильямс», 2008. – 672 с

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconЯлом И. Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы Пер с англ. А. Б. Фенько
Пер с англ. А. Б. Фенько. — М.: Независимая фирма «Класс», 1997. — 288 с. — (Библиотека психологии и психотерапии)

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАнастази А. А 64 Дифференциальная психология. Индивидуальные и групповые разли- чия в поведении /Пер с англ
Пер с англ. — М.: Апрель Пресс, Изд-во эксмо-пресс, 2001. — 752 с. (Серия «Кафедра психологии»)

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАхо А. Компиляторы: Принципы, технологии, инструменты: Пер с англ./ А. Ахо, Р. Сети, Д. Ульман
Учебный курс mcse: Пер с англ. 2-е изд., перераб. М.: Рус. Редакция, 2001. 672 с. Isbn 5-7502-0183-Х: 35,00 грн

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАбдул-Баха. Ответы на некоторые вопросы. Пер с англ. Спб.: Единение, 1995. 234 с
А’зам Набиль-и Вестники Рассвета. Повествование о ранних днях Откровения Бахаи: в 2т. Пер с англ. – М.: Единение, 2005. – Т. I. –...

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconИсследование суставов: пер с англ
Битхем, У. П. Клиническое исследование суставов: пер с англ. /под ред. И. А. Мовшовича. – М.: Медицина, 1970. – 187с

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconУказатель произведений литературы
Апдайк, Джон. Кентавр: Роман/ Дж. Апдайк, Пер с англ. В. Хинкиса. Герцог: Роман/ С. Беллоу; Пер с англ. В. А. Харитонова. М.: Ооо...

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconПлан Список использованной литературы: 1 приложение 5
Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. /Пер с англ. М.: Академия, 1999, с. 956

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАнаньев Б. Г. Человек как предмет познания. Спб.: Питер. Анастази А. Психологическое тестирование / Пер с англ
Анастази А. Психологическое тестирование / Пер с англ. – М.: Педагогика, 1982. Т 1 2

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconНовые поступления литературы (июль сентябрь 2002) математика инв. 62350 в 161. 8 Б 93
Одномерные вариационные задачи. Введение / Пер с англ. Рожковская Т. Н.; Ред пер. Уральцева Н. Н. Новосибирск: Научная книга, 2002....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница