Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ




НазваниеКиммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ
страница4/7
Дата конвертации12.03.2013
Размер0.84 Mb.
ТипДокументы
1   2   3   4   5   6   7
и в какую бы сторону они ни двинулись, они в любом случае чувствуют себя виноваты­ми и несчастными. Одна женщина, которая в свое время зани­мала высокий пост, признала, что «прошла путь, характерный для любой работающей матери. И я все делала на максимальной скорости. Все, что я успевала делать, это были мои дети и моя работа. Если бы я так продолжала, то превратилась бы в пустую скорлупку»59.

жизни

«Искусственные проблемы» современной семейной

С самоощущением «пустой скорлупки» вряд ли можно обес­печить стабильную основу для строительства семьи, для живого, крепкого брака и воспитания здоровых детей, о которых забо­тились бы физически и эмоционально. Но родители на самом деле чувствуют себя именно так, и их отношения друг с дру­гом и со своими детьми в результате тоже страдают. Без согла­сованной национальной политики, направленной на помощь работающим женщинам и мужчинам в уравновешивании их работы и семейных обязательств, мы будем по-прежнему ощу­щать огромное напряжение из-за двух «наборов» обязательств, между мужем и женой и между родителями и детьми, и «кризис» семьи гарантированно будет продолжаться. И мы снова столк­немся с рядом «искусственных проблем» из-за напряженности в отдельных семьях, которое возникает ввиду увеличивающейся нагрузки, поскольку оба супруга работают и должны при этом как-то разделять работу по дому и уход за детьми при отсут­ствии любой внешней помощи.

В 1950-е гг. правительство взяло на себя часть поддержки, которую раньше обеспечивали локальное сообщество и широ­кие родственные сети, и создало соответствующую инфра­структуру (школы, больницы, дороги и загородные дома), что действительно позволило поддержать семью. Сегодня же от семьи требуется гораздо больше — например, материально поддерживать детей, пока они учатся в высших школах и кол­леджах, практически полностью удовлетворять эмоциональные потребности взрослых — и это по меньшей мере. Именно из-за расширяющейся пропасти между тем, чего мы ожидаем от наших семей, и той поддержкой, которую мы им предлагаем, и появляются некоторые «искусственные проблемы». Эти проб­лемы — также результат тендерного неравенства, его постоян-

ства и усилий женщин, направленных на борьбу с ним. Только когда существует долгосрочная национальная поддержка — и индивидуальная, и политическая — усилий, направленных на уменьшение тендерного неравенства и в доме, и на рабочем месте, эти проблемы могут быть сняты.

«Проблема» с дошкольными детскими учреждениями

Возьмите, например, «проблему» с дошкольными детски­ми учреждениями. Многие американцы отказываются поме­щать туда своих детей, а правительство не выделяет никакого национального финансирования. При этом исследования не показали никаких отрицательных психологических, интеллекту­альных или эмоциональных воздействий таких учреждений на детское развитие. В 1996 г. Национальный институт исследо­ваний здоровья провел исследование, показавшее, что привя­занность ребенка к матери не меняется в зависимости от того, находится ли ребенок в таком учреждении или нет, в каком воз­расте он туда попадает и сколько часов там проводит60.

Несмотря на эти результаты, нас буквально засыпают газетными заголовками, которые напоминают нам об отрица­тельных последствиях, включая сексуальные домогательства по отношению к детям в дошкольных учреждениях. Смысл таких ужасающих историй состоит в том, что если бы эти дети были дома с матерью, где им «следует быть», то такие ужасные вещи сними не произошли бы. «Проблема» существования таких учреждений связана с дебатами о том, действительно ли женщина может работать вне дома. «Няня и мама читают одну и ту же книжку ребенку по-разному, — пишет Уильям Р. Мат-токс, один из руководителей консервативного Совета исследо­ваний семьи. — Невозможно свести значимость матери к зар­плате ее „замены". Это все равно, что приравнивать ценность женщины, занимающейся любовью с мужем, к цене проститут­ки в этом регионе»6'.

Вопрос, действительно ли женщины должны работать вне дома, — вне всякого сомнения, неправильно поставлен. С од­ной стороны, здесь заложено классовое противоречие, так как бедных женщин поощряют искать работу вне дома, а женщи­нам среднего класса рекомендуется оставить работу и вернуть­ся домой. Главная идея реформы социальной политики 1996 г. заключалась в том, чтобы получатели социального пособия находили работу в течение двух лет жизни на пособие. «Трудно спорить с тем, что матери из бедной семьи приходится искать работу, но мать семьи среднего класса должна остаться дома, —


216

217

пишет исследователь семьи Эндрю Черлин. — Если женщина, будь то среднего класса или из бедной семьи, находит работу, то она уже ее не оставит»62.

И действительно, нет никакой причины это делать, поскольку нет никаких свидетельств того, что матери, работающие вне дома, плохо влияют на детей. На самом деле большинство дан­ных указывают на то, что на долю детей работающих матерей приходится больше и прямых, и косвенных преимуществ. У та­ких детей больше моделей для подражания, более эгалитарные гендерно-ролевые установки и более положительное отноше­ние к женщинам и женской занятости. Дочь работающей жен-шины скорее найдет работу, чем дочь неработающей, и с боль­шой долей вероятности это будет работа того же типа, что и у матери. Кроме того, подрастающие дети работающих матерей берут на себя больше ответственности в доме, и это повышает их самооценку63.

Работа вне дома также повышает и женскую самооценку, и чувство личной эффективности и благосостояния, так что работающие матери более счастливы в браке, что снижает веро­ятность развода. Одно исследование показало, что чем более счастлива женщина на своем рабочем месте, тем более счаст­лива она в браке. В четырехлетнем исследовании Националь­ного института умственного здоровья Розалинд Барнет прове­ла наблюдение за тремястами семьями с обоими работающими супругами. Она обнаружила, что эти женщины не испытывали ни депрессий, ни стресса, но высоко оценивали свой брак и от­ношения с детьми. Другой опрос более восьмисот работающих

64

пар показал такие же результаты .

Мало того, что женщины продолжат и в будущем работать вне дома, — им необходимо работать вне дома, пишет Джоан Петере. «Если они этого не делают, они не могут сохранить свою идентичность или воспитывать детей», которые стремят­ся оставаться и независимыми, и ориентированными на семью. Но «женщины могут добиваться успехов, только если мужчины берут на себя половину ответственности в уходе и воспитании детей». Снова «решение» оказывается социальным и полити­ческим. Только одна треть всех служащих в больших перед­них американских компаниях может получить неоплаченный родительский отпуск. Как в нации в целом, так и в каждой семье решением проблемы было бы большее тендерное равенство — не женщины должны работать меньше вне дома, а мужчины должны принимать большее участие вдомашних заботах65.

218

«Проблема детей, рожающих детей»

Проблема ухода за детьми связана с проблемой «детей, рожающих детей», т.е. с увеличивающимся числом матерей-подростков. Несмотря на резкое падение рождаемости в Соеди­ненных Штатах, одна часть населения продемонстрировала рост показателей рождаемости — подростки. Приблизительно один миллион подростковых беременностей фиксируется в Со­единенных Штатах ежегодно. Соединенные Штаты в настоящее время имеют самые высокие показатели подростковой рожда­емости из всех промышленных государств — настолько высо­кие, что следующая за ними страна, Великобритания (включая и Ирландию), по показателям отстает в два раза. Часто пробле­ма подросткового материнства скрывает то, что действительно беспокоит его критиков: женскую сексуальность. Тревожные голоса слышны и из лагеря скрытых критиков феминизма, повернувшего женщин к вопросам здоровых и более безопас­ных сексуальных отношений. Меры по снижению подростко­вой беременности включили, например, усиление ограничений на доступ к средствам предохранения и даже информации по вопросам предохранения от беременности, а также ограниче­ние права на аборт, включая в качестве влияющих на это право обстоятельств родительское согласие и срок беременности.

Возьмите, например, статистику подросткового материнства. В середине 1950-х гг. приблизительно одна четверть (27%) всех девочек имели половые сношения в возрасте восемнадцати лет; в 1988 г. 56% девочек и 73% мальчиков имели половые сношения в этом возрасте. В 1991 г. уровень подростковой рождаемости на одну тысячу девочек составлял 62,1, и это самый высокий показа­тель с 1971 г. (год спустя был легализован аборт). Это составляет 9% всех рождений в Америке. Две трети этих молодых женщин не состоят в браке, по сравнению с 1960 г., когда только 15% не состояли в браке66.

Такие показатели можно «читать» по-разному. Для некоторых они иллюстрируют пагубный рост подросткового материнства, связанный с безответственной подростковой сексуальностью и необузданной безнравственностью, эрозией уважения к ин­ституту брака и растущей безотцовщиной. Но для других это иллюстрирует ухудшение доступа к адекватной информации о предохранении от беременности, постоянные атаки на жен­ское право на аборт, которые ограничивают доступ женщин и к аборту, и к другим средствам ограничения рождаемости, возросшее безразличие молодых людей к родительской угрозе устроить «свадьбу под дулом пистолета».

219

Во всех этих вопросах исследователи были единодушны. Ограничение доступа к информации о контрацепции, к сред­ствам предотвращения беременности и права на аборт никоим образом не влияет на уровень сексуальной активности подрост­ков. Фактически все исследования последствий сексуально­го образования указывают именно на понижение сексуальной активности, большую сексуальную селективность и рост при­верженности к безопасному сексу. Молодые люди сексуально активны в середине второго десятилетия своей жизни незави­симо от того, имеют ли они доступ к средствам контрацепции и информации по предотвращению беременности. Фактически ограничение доступа — наиболее верный способ поощрить нежелательную беременность. Неудивительно, что самые высо­кие показатели подростковой беременности были зарегистри­рованы до легализации аборта.

«Кризис детей, рожающих детей», стал для некоторых воз­можностью обвинять женщин за безответственность мужчин. Политически мы как бы говорим молодой женщине — если ты собираешься танцевать (т.е. вступаешь в половые отноше­ния), то ты и должна потом заплатить трубачу (т.е. иметь дело с последствиями нежелательной беременности). Но для танго, как известно, нужны два партнера, и, возможно, разрешение проблемы подросткового материнства зависит от возможностей, предоставленных этой молодой женщине, чтобы она действи­тельно могла принимать ответственные решения (адекватное здравоохранение, информация и доступ к средствам предохра­нения от беременности), и воспитания большего чувства ответ­ственности у молодых мужчин. Фактически кризис «детей, ро­жающих детей», скрывает другую серьезную проблему, а имен­но сексуальную виктимизацию молодых девушек. Большинство отцов младенцев, рожденных девушками-подростками, состав­ляют, как правило, взрослые мужчины, и при такой постановке вопроса их хищническое сексуальное поведение остается неза­меченным.

Иногда проблему «детей, рожающих детей», смешивают с проблемой не состоящих в браке родителей. Внебрачное рождение в Америке увеличилось на 600% за последние три десятилетия, от 5% всех рождений в 1960 г. до 30% в 1991 г. Внебрачное рождение ребенка у черных американцев возрос­ло с 22% в 1960 г. до почти 70% на сегодняшний день. Конеч­но, этот рост можно объяснить отказом и женщин, и мужчин от традиции брака по принуждению, или того, что называется «свадьбой под дулом пистолета». Такие браки, конечно, удер-

220

живали количество внебрачных рождений на более низком уровне67, но сама ситуация является иллюстрацией к тому, что семейная жизнь и семейная политика глубоко взаимосвязаны. Процент внебрачных рождений в сканди навских странах — Швеции, Норвегии, Дании — значительно выше показате­лей в Соединенных Штатах. Но там существуют адекватная система детских учреждений, всеобщая система здравоохра­нения, бесплатное образование. «Необходимости» рождения ребенка именно в браке уже нет благодаря доступу к родитель­ским программам здравоохранения и согласованной политике социального обеспечения, направленной на создание гарантий здоровья и благосостояния граждан государства. Так что жен­щины и мужчины там заключают брак, когда хотят получить дополнительное церковное освящение, а не по экономическим

причинам.

1

«Проблема» безотцовщины

Вопрос мужской ответственности также активно обсужда­ется вдебатах о безотцовщине. В последние годы коммента­торы обратили внимание на отсутствие отцов в жизни детей или вследствие развода, или просто в силу вежливого безраз­личия. Недавние работы «Безотцовщина Америки» Дэвида Бланкенхорна или «Жизнь без отца» Дэвида Попено отнесли на счет отсутствующих отцов бесчисленные социальные проб­лемы, от подростковой преступности до насилия и безрабо­тицы. Мы читаем, например, что 70% всех подростков в ис­правительных колониях росли без отцов. Это очень плохо для молодого человека, потому что без отца, как нам говорят, он вырастет, абсолютно не зная, как быть мужчиной. «В семье без отца перед матерью стоит невозможная задача: она не может превратить мальчика в мужчину. Он должен общаться с муж­чиной по мере своего взросления», — пишет психолог Франк Ниттман. И ошибочно полагать, будто «мать способна научить мальчика, как стать мужчиной». «Мальчики, воспитанные тра­диционными отцами, обычно не совершают преступлений, — добавляет Дэвид Бланкенхорн. — Мальчики, выросшие без отца, совершают преступления». В доме без отца, более поэти­чески пишет Роберт Блай, «демонам полностью разрешает­ся бушевать». Безотцовщина имеет последствия и для отцов, и для мальчиков, поскольку создаются одновременно два типа одиноких и ничем не связанных мужчин, разгуливаю­щих по улицам. «Каждое общество должно опасаться одино­кого мужчины, — напоминает нам исследователь семьи Дэвид

221

Попено, — поскольку он является универсальной причиной многочисленных социальных бед»68.

Верно, что все больше детей обоих полов растут в семье родителя-одиночки и что, как правило, этим единственным родителем является женщина. Если в 1970 г. только один из десяти американских детей (11%) рос в семье матери-одиноч­ки, то в 1996 г. эта цифра составила почти одну четверть (24%). Более четверти всех рожденных детей (26%) были рождены неза­мужними женщинами. Также верно и то, что другой стороной «феминизации бедности» является «маскулинизация безответ­ственности», или отказ отцов материально обеспечивать своих детей. Что остается менее ясным, так это роль отцов в возник­новении бесчисленных социальных проблем. Хотя привлече­ние отца к воспитанию может дать некоторую пользу детям, исследователи проблем семьи Пол Амато и Алан Бут обращают внимание на то, что это воздействие «не так значительно» и, уж конечно, не является решающим для благосостояния их детей. Не забудем, что корреляция — это не причинная обусловлен­ность: хотя безотцовщину можно коррелировать с высокими показателями преступности, это не означает, что безотцовщи­на является причиной преступности. Фактически может быть наоборот. Оказывается, и высокие показатели преступности, и безотцовщина являются продуктами все более растущей проб­лемы — бедности69.

Национальная академия наук сообщает, что единственной причиной, решающим образом влияющей на вероятность совершения тяжкого преступления, является не безотцовщина, но «личный доход и уровень преуспеяния ближайшей окружа­ющей среды». Оказывается, безотцовщина связана с уровнем дохода — чем выше уровень дохода, тем вероятней наличие отца в семье. Это заставляет предположить, что кризис безот­цовщины на самом деле является кризисом бедности. В сво­ем внушительном этнографическом исследовании уличных банд в Лос-Анджелесе Мартин Санчес-Янковски обнаружил, что «среди членов банды в равной степени были представле­ны подростки из неполных семей и из семей, где были оба родителя*, и «столько же парней, говоривших о близких отно­шениях со своими семьями, сколько и тех, кто отрицал их». Ясно, что здесь скрывается нечто иное, нежели просто нали­чие или отсутствие отца .

Смешение корреляции с причинной обусловленностью указывает на более глубокое смешение следствий с причина­ми. Безотцовщина может быть следствием более масштабных,

глубоких, структурных процессов, которые «выгоняют» отца из дома или держат его на расстоянии, как, например, безра­ботица или растущие требования на работе, выполнение кото­рых необходимо для поддержания уровня жизни. Ученые мужи часто пытаются перевести проблему безотцовщины в другое измерение, чтобы обвинить феминизм и особенно работающих женщин. Они тоскуют по традиционной нуклеарной семье с традиционным тендерным неравенством. Например, Дэвид Попено ностальгически пишет о семейной модели 1950-х гг. — «гетеросексуальный, моногамный брак на всю жизнь, с четким разделением труда, с женщиной-домохозяйкой и мужчиной, обеспечивающим семью и имеющим в ней основную власть», совершенно не смущаясь тем, что эта семья была абсолютно неравноправной, если взглянуть с тендерной точки зрения. Такое видение заменяет формой содержание, очевидно, под впечатлением того, что если бы семья соответствовала опреде­ленной форме, то содержание жизни семьи стало бы значитель­но лучше

71

1   2   3   4   5   6   7

Похожие:

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconРоббинз С. П., Коултер М., Менеджмент, 8-е издание.: Пер. С англ
Мескон М. Х., Альберт М., Хедоури Ф., Основы менеджмента, 3-е издание: Пер с англ. – М.: Ооо «И. Д. Вильямс», 2008. – 672 с

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconЯлом И. Д. Лечение от любви и другие психотерапевтические новеллы Пер с англ. А. Б. Фенько
Пер с англ. А. Б. Фенько. — М.: Независимая фирма «Класс», 1997. — 288 с. — (Библиотека психологии и психотерапии)

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАнастази А. А 64 Дифференциальная психология. Индивидуальные и групповые разли- чия в поведении /Пер с англ
Пер с англ. — М.: Апрель Пресс, Изд-во эксмо-пресс, 2001. — 752 с. (Серия «Кафедра психологии»)

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАхо А. Компиляторы: Принципы, технологии, инструменты: Пер с англ./ А. Ахо, Р. Сети, Д. Ульман
Учебный курс mcse: Пер с англ. 2-е изд., перераб. М.: Рус. Редакция, 2001. 672 с. Isbn 5-7502-0183-Х: 35,00 грн

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАбдул-Баха. Ответы на некоторые вопросы. Пер с англ. Спб.: Единение, 1995. 234 с
А’зам Набиль-и Вестники Рассвета. Повествование о ранних днях Откровения Бахаи: в 2т. Пер с англ. – М.: Единение, 2005. – Т. I. –...

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconИсследование суставов: пер с англ
Битхем, У. П. Клиническое исследование суставов: пер с англ. /под ред. И. А. Мовшовича. – М.: Медицина, 1970. – 187с

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconУказатель произведений литературы
Апдайк, Джон. Кентавр: Роман/ Дж. Апдайк, Пер с англ. В. Хинкиса. Герцог: Роман/ С. Беллоу; Пер с англ. В. А. Харитонова. М.: Ооо...

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconПлан Список использованной литературы: 1 приложение 5
Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. /Пер с англ. М.: Академия, 1999, с. 956

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconАнаньев Б. Г. Человек как предмет познания. Спб.: Питер. Анастази А. Психологическое тестирование / Пер с англ
Анастази А. Психологическое тестирование / Пер с англ. – М.: Педагогика, 1982. Т 1 2

Киммел М. К. 40 Гендерное общество/Пер с англ iconНовые поступления литературы (июль сентябрь 2002) математика инв. 62350 в 161. 8 Б 93
Одномерные вариационные задачи. Введение / Пер с англ. Рожковская Т. Н.; Ред пер. Уральцева Н. Н. Новосибирск: Научная книга, 2002....


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница