«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89




Название«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89
страница1/53
Дата конвертации28.03.2013
Размер6.6 Mb.
ТипДокументы
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53



























1











«ТЕРРА»—«TERRA»

МОСКВА 1999

УДК 947 ББК 63.3(2)722 Р89

ИНСТИТУТ ВОЕННОЙ ИСТОРИИ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИСТОРИКО-АРХИВНЫЙ

И ВОЕННО-МЕМОРИАЛЬНЫЙ ЦЕНТР

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА ВООРУЖЕННЫХ СИЛ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ЦЕНТРАЛЬНЫЙ АРХИВ МИНИСТЕРСТВА ОБОРОНЫ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Редакционная коллегия серии сборников «Великая Отечественная война 1941—1945 гг.»

ЗОЛОТАРЕВ В. А. (председатель), ЗИМОНИН В. П. (первый заместитель председателя), СЕ­МИН Ю. Н. (заместитель председателя), СОКОЛОВ А. М. (заместитель председателя), ГОЛУМ-БОВСКИЙ К. В. (секретарь), БАРСУКОВ А. И., БОБЫЛЕВ П. Н., БРИЛЕВ Н. П., ВАРТА­НОВ В. Н., ДАЙНЕС В. О., ЗАПОРОЖЧЕНКО В. Ф., ИВАНИЦКИЙ Г. М., ИВАШОВ Л. Г., КОЗ­ЛОВ В. П., КУДРЯВЦЕВ И. И., МАЗУРКЕВИЧ Р. В., МИЛОВАНОВ В. И., МОЛЧАНОВ В. В., МОНАКОВ М. С, МУХАМЕДЖАНОВ М. М., МУХИН В. В., НИКИФОРОВ Н. И., ОСИПЕН­КО П. Н., РЕЗНИКОВ Ю. Н., РУСАНОВ В. Ю., СОКОЛОВ В. В., УСИКОВ А. В., ЧУВАШИИ С. И.

Под общей редакцией генерал-майора ЗОЛОТАРЕВА В.А.,

доктора исторических наук, профессора, академика РАЕН

Составители:

СОКОЛОВ А. М. (руководитель), СЕМИН Ю. Н. (руководитель), ГОЛУМБОВСКИЙ К. В. (за­меститель руководителя), АНДРОНИКОВ Н. Г., БРИЛЕВ Н. П., ГУРКИН В. В., |ДАНИЛЕВИЧ А, А. |, ЕФРЕМОВ А. Д., ИВАНОВ П. П., ИЛЬЕНКОВ С. А., КРУГЛОВ А. И., КУДРЯШОВ О. Н., ЛУ-ЖЕРЕНКО В. К., ЛУКАШОВ С. Г., МАТВЕЕВ В. Г.,| ОСИПОВ В. И.|, ПАСТУХОВ А. А., РОДИО­НОВ Е. И., РУСАНОВ В. Ю., ЧЕКМАРЕВ Г. Ф., ЧУВАШИИ С. И.

ISBN 5-300-02007-9 (т. 16(5-3)

ISBN 5-250-01774-6 © Издательство «ТЕРРА», 1999

s

Ставка

Верховного

Главнокомандования

Документы и материалы 1943 год


ПРЕДИСЛОВИЕ

К началу 1943 г. советские Вооруженные Силы добились крупных успехов. Контрнаступ­ление под Сталинградом решительным образом изменило стратегическую обстановку на со­ветско-германском фронте в пользу Красной Армии. В этих условиях Ставка ВГК решила, максимально используя успех сталинградского контрнаступления, развернуть общее наступ­ление от Ленинграда до Кавказа.

Не распыляя сил, как это имело место зимой 1941/42 г., Верховное Главнокомандова­ние сосредоточило основные усилия на юго-западном направлении, то есть там, где про­тивнику было нанесено особенно ощутимое поражение и где ожидалось менее упорное его сопротивление. Здесь планировалось силами Брянского, Воронежского, Юго-Западного, Южного1 и Закавказского фронтов разгромить соединения групп немецких армий «Б», «Дон» и «А»2, освободить Харьковский промышленный район, Донецкий бассейн и Северный Кавказ. Одновременно войскам Донского фронта было приказано ликвидировать окружен­ную под Сталинградом вражескую группировку.

Активные действия намечались и на других участках фронта. В январе 1943 г. планиро­валась наступательная операция по прорыву блокады Ленинграда. На северо-западном и за­падном направлениях очередную попытку разгрома демянской и ржевско-вяземской группи­ровок противника должны были предпринять армии Северо-Западного, Калининского и Западного фронтов (директивы Ставки ВГК №№ 170700, 170703 от 8.12.1942 г.).

На начало января 1943 г. действующие фронты Красной Армии в своем составе насчи­тывали около 370 стрелковых дивизий и около 160 бригад, 19 танковых и механизирован­ных корпусов. В резерве Ставки находилось всего 14 стрелковых и воздушно-десантных ди­визий, 3 танковых и 4 авиационных корпуса.

Противник имел на советско-германском фронте немногим более 260 дивизий, в том числе 208 немецких, остальные — финские, венгерские, румынские, итальянские, словацкие и одна испанская. Германское командование намеревалось задержать наступление Красной Армии на юго-западном направлении. Угроза выхода армий Южного фронта в тыл кавказской группи­ровке заставила врага оставить часть захваченной территории в расчете на удержание Донбасса и части Северного Кавказа. Основные силы противоборствовавших сторон действовали на юж­ном участке фронта — от Долгоруково до Новороссийка.

Наиболее важные события зимой 1943 г. произошли на сталинградском и харьковском направлениях. Разработанный командованием Донского фронта план операции «Кольцо» не был утвержден Ставкой, так как предусматривал расчленение окруженной группировки про­тивника на несколько частей с последующим разгромом каждой из них в отдельности. Было приказано провести операцию последовательно, по этапам. Поэтому был разработан новый план, предусматривавший осуществление ее в три этапа.

Представляет интерес соотношение сил сторон к началу операции. Донской фронт имел 212 тыс человек, 254 танка, около 6500 орудий и минометов, 300 самолетов. Окруженная группировка насчитывала 250 тыс человек, до 300 танков, около 5000 орудий и миноме­тов. Как видим, советские войска уступали противнику в численности людей, правда, превосходили его в артиллерии, но всего в 1,3 раза. Однако за счет умелого распределения сил и средств, на направлении главного удара удалось создать трехкратный перевес в живой

1 Южный фронт был образован из Сталинградского (директива Ставки ВГК № 170720 от 30 де­-кабря 1942 г.).

2 В их состав входили 2, 6, 17-я немецкие, 2-я венгерская, 8-я итальянская полевые и 1-я танко­-вая армии, а также ряд оперативных групп.

7

силе и десятикратный — в артиллерии. По танкам силы были примерно равны. И тем не менее наступление войск фронта развивалось медленно и продолжалось с 10 января по 2 февраля 1943 года.

В это время активные наступательные действия развертывались на южном крыле страте­гического фронта с целью окружения и уничтожения группы армий «А», части сил группы армий «Дон» и освобождения Северного Кавказа. Эту задачу решали армии Южного и За­кавказского фронтов и Черноморский флот.

Замысел Ставки предусматривал нанесением ударов войсками Южного фронта, Черно­морской и Северной групп Закавказского фронта' по сходящимся направлениям на Тихорец­кую, Краснодар и Ростов отрезать пути отхода противнику на Ростов и Таманский полуост­ров. В дальнейшем намечалось окружить вражеские войска и разгромить их (документы № 1, 4). В операциях по освобождению Северного Кавказа участвовали 12 общевойсковых и 3 воздушные армии.

Армии Южного и Северо-Кавказского фронтов в течение января 1943 г. с тяжелыми боями вышли на рубеж Тацинская, Азов, Ейск (на побережье Азовского моря), Приморс-ко-Ахтарская. За это время соединения левого крыла Юго-Западного фронта достигли реки Северский Донец. В ходе наступления советские войска продвинулись на глубину от 160 до 600 км, освободили большую часть Северного Кавказа и Ростовской области. Однако пол­ностью реализовать замысел операции не удалось. Часть сил противника сумела прорваться через Ростов в Донбасс, а основная масса войск группы армий «А» отступила в низовье Ку­бани и на Таманский полуостров. Одна из причин неудачи советских войск — серьезные затруднения с их материальным обеспечением.

В последующие два месяца войска Северо-Кавказского фронта стремились изгнать нем­цев из Кубани и Таманского полуострова (документ № Ю). Сражения носили затяжной, изнурительный характер. К началу апреля противник был лишь отброшен на Таманский полуостров.

Более успешно развивалось наступление войск Воронежского и Брянского фронтов. Здесь с середины января до начала марта 1943 г. был проведен ряд последовательных опе­раций.

В результате Острогожско-Россошанской операции (13—27 января) были разгромлены более 15 немецких, венгерских и итальянских дивизий. Армии Воронежского фронта про­двинулись на глубину 140 км. В обороне противника образовалась брешь шириною 250 км, были созданы условия для проведения новых операций на харьковском направлении.

24 января началась Воронежско-Касторненская операция войск Воронежского и левого крыла Брянского фронтов. К операции привлекались 27 стрелковых дивизий, 7 стрелко­вых, 8 десантных и танковых бригад, два танковых корпуса. Уже к исходу 2 февраля было разгромлено до 11 дивизий противника, армии продвинулись на глубину до 120 км, осво­бодили большую часть Воронежской и Курской областей. В окружении оказалась крупная группировка противника. Однако ликвидация ее затянулась. Значительной ее части удалось вырваться из окружения и присоединиться к своим войскам западнее Обояни.

В ходе Острогожско-Россошанской и Воронежско-Касторненской операций группа ар­мий «Б» была сильно ослаблена. В обороне противника образовалась 400-километровая брешь от Ливн до Купянска. Создались выгодные условия для развития наступления советских войск на курском и харьковском направлениях.

С учетом сложившейся обстановки Ставка ВГК поставила Воронежскому фронту задачу овладеть Харьковом и Харьковским промышленным районом, а также Курском и к 21 февра­ля выйти на рубеж Сумы, Лебедин, Полтава. Армии левого крыла Брянского фронта должны были наступать в общем направлении на Малоархангельск, обеспечивая с севера продвижение Воронежского фронта на курском направлении (документы №№ 28, 41).

В свою очередь немецкое командование стремилось удержать Донецкий и Харьковский промышленные районы, куда перебрасывало дополнительные войска с запада, а также с некоторых участков советско-германского фронта. Оно рассчитывало здесь не только упорно обороняться, но и активными действиями разгромить советские войска, продвигавшиеся к Харькову с севера.

В феврале и начале марта 1943 г. боевые действия здесь развернулись с новой силой. Особенным упорством и ожесточенностью отличалась Харьковская наступательная операция войск Воронежского и части сил Юго-Западного фронтов (2 февраля — 3 марта) под кодо-

1 24 января Северная группа была преобразована в Северо-Кавказский фронт (документ №32). 8

вым названием «Звезда». Одновременно войска Юго-Западного и Южного фронтов наступа­ли в Донбассе (операция «Скачок») с задачей захватить основные переправы через Днепр в районах Запорожья и Днепропетровска.

В ходе операции «Звезда» соединения Воронежского фронта продвинулись на 100—260 км, освободили Харьков, другие крупные города и в начале марта вышли на рубеж Рыльск, Суджа, Лебедин, Опошня. Но закрепить достигнутый успех не смогли: утратившие наступа­тельные возможности армии по требованию Генштаба и командования фронта продолжали продвигаться к Днепру, пока не подверглись мощным контрударам врага.

Операция «Скачок» сначала развивалась успешно. Поэтому Ставка потребовала от армий Юго-Западного фронта не допустить отхода противника в направлении Днепропетровска и Запорожья, отбросить его донецкую группировку в Крым, изолировав ее от остальных войск на Украине (документ № 95). Выполняя эту задачу, армии Юго-Западного фронта к исходу 17 февраля продвинулись на 300—350 км в полосе шириной до 420 км. Тем временем вой­ска Южного фронта освободили Ростов-на-Дону и вышли на р.Миус.

Однако вскоре обстановка резко изменилась. Советская разведка вовремя не обнаружила сосредоточение противником крупных сил для нанесения удара с юга по армиям правого крыла Юго-Западного фронта. Отход некоторых немецких соединений командование Южно­го фронта восприняло как оставление противником Донбасса и отвод своих войск за Днепр. Исходя из такой оценки обстановки, командующий войсками Юго-Западного фронта гене­рал Н. Ф. Ватутин 17 февраля 1943 г. принял необоснованное решение продолжать наступ­ление по всему фронту с целью упреждения противника в выходе к р. Днепр у Днепропет­ровска и Запорожья. Ставка утвердила решение командующего (документ № 98).

Наступавшие войска, их коммуникации растянулись, разрыв между ними и тыловыми базами превышал 300 км, железные дороги еще не были восстановлены, подвоз грузов осуществлялся только автотранспортом, да и то сильно изношенным и малочисленным. Только Воронежский фронт, 13-я армия Брянского и 6-я армия Юго-Западного фронтов за период наступления с 13 января по 3 марта 1943 г. потеряли около 160 тыс убитыми и ранеными, почти 1030 танков, более 2100 орудий и минометов и около 310 боевых са­молетов1.

Несмотря на успешное начало операций на южном участке советско-германского фрон­та, Красная Армия не смогла полностью выполнить намеченные Ставкой ВГК задачи. Ос­новная причина — многочисленные и серьезные просчеты, допущенные Верховным Главно­командованием и командованием фронтов в оценке возможностей наступавших армий, в разведке противника и в анализе обстановки, что в свою очередь привело к принятию оши­бочных решений.

Тем временем немецкое командование готовило контрнаступление на харьковском направ­лении и в Донбассе с тем, чтобы остановить продвижение советских войск и попытаться вернуть утраченную инициативу. С этой целью в середине февраля на базе группы армий «Дон» была образована группа армий «Юг», которая объединила все войска в 700-километ­ровой полосе от Таганрога до Грайворона. В нее вошли 4-я и 1-я танковые армии, опера­тивные группы «Кемпф» и «Холлидт» (всего 30 дивизий, в том числе 13 танковых и мото­ризованных). К сожалению, эти действия противника остались незамеченными советской разведкой.

19 февраля противник приступил к осуществлению своих замыслов. Силами танкового корпуса СС, 40-го и 48-го танковых корпусов он нанес удар по войскам правого крыла Юго-Западного фронта. Удар имевшего абсолютное превосходство в силах и средствах противника оказался совершенно неожиданным для наступавших на широком фронте, по расходящимся направлениям и не готовых к его отражению советских войск. Более того, командование фронта продолжало ошибочно оценивать эти действия как прикрытие отхода главных сил группы армий «Юг» из Донбасса к Днепру. Войскам фронта было приказано продолжать наступление. В результате в первые 5 дней действия сторон приобрели, по существу, ха­рактер встречных боев.

Немцам удалось отбросить соединения правого крыла Юго-Западного фронта за р.Север-ский Донец и выйти в тыл наступавшим войскам Воронежского фронта. Для оказания по­мощи командованию Воронежского фронта в организации отражения вражеского контрнас­тупления Верховный Главнокомандующий направил маршала А.М.Василевского. Соедине-

1 Гриф секретности снят: Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах (Далее — Гриф секретности снят). М., 1993. С. 186, 370.

9

ния фронта в ходе почти двухмесячных наступательных боев понесли значительные потери. Численность многих дивизий уменьшилась до 3,5—4 тыс. человек, осталось всего 70 тан­ков, тылы растянулись на 250—300 км, не хватало боеприпасов и горючего. С 4 марта вой­ска фронта были вынуждены перейти к обороне.

Оборонительное сражение на харьковском направлении продолжалось до конца месяца. Не выдержав натиска противника, войска Воронежского фронта начали отход. Ожесточен­ные бои развернулись за Харьков. Вместе с советскими войсками здесь, под поселком Со-колово, сражался 1-й отдельный чехословацкий пехотный батальон под командованием пол­ковника Л. Свободы.

11 марта 1943 г. Ставка ВГК обратила внимание командующих войсками Центрального
и Воронежского фронтов на серьезную угрозу, которая может возникнуть при дальнейшем
продвижении врага от Харькова на север, к Курску (документ № 129). Верховное Главноко­-
мандование пыталось переброской дополнительных сил повлиять на исход сражения за Харь­
ков. Но было поздно. 14 марта советские войска оставили город. А через четыре дня немцы
вновь овладели Белгородом. К 25 марта войска Воронежского фронта, используя стратеги­-
ческие резервы, стабилизировали фронт в районе Белгорода и по левому берегу р.Северский
Донец до Чугуева, образовав южный фас Курского выступа. Важную роль в стабилизации
фронта сыграл заместитель Верховного Главнокомандующего маршал Г. К. Жуков, прибыв­-
ший в район Обояни в середине марта.

В результате контрнаступления немцам удалось не только остановить наступление совет­ских войск, но и продвинуться на 150 км в полосе Воронежского фронта и до ПО км в полосе Юго-Западного фронта. Однако противнику не удалось осуществить свои замыслы: окружить советские войска в районах Харькова и Курска, а главное — вернуть стратегическую инициативу.

В конце января — начале февраля 1943 г. Ставка ВГК решила расширить фронт наступ­ления Красной Армии, перейдя к активным боевым действиям и на западном направле­нии. Она наметила провести операцию по разгрому группы немецких армий «Центр» путем нанесения мощных ударов по ее флангам — один на Орел, Брянск, Смоленск, другой на Витебск, Смоленск. Планировалось также нанесение удара в центре, в направлении Рос-лавль, Смоленск.

Для осуществления этого замысла Ставка предусматривала привлечь армии Калининско­го, Западного, Бря-нского и Центрального фронтов, поставив им конкретные задачи (доку­менты №№ 91, 92, 94).

Немецкое командование в свою очередь решило нанести удар из района южнее Орла в общем направлении на Курск, навстречу своей танковой группировке, наступавшей в рай­оне Харькова.

12 февраля Брянский фронт возобновил наступление, стремясь обойти Орел с юга и
юго-востока. К этому времени немецкое командование перебросило в район к югу от Орла
несколько дивизий. Советские войска встретили сильное сопротивление противника и за две
недели смогли продвинуться всего на 10—30 км, достигнув рубежа Новосиль, Малоархан-
гельск.

Главные силы Западного и Калининского фронтов перешли в наступление только в на­чале марта, что позволило противнику к этому времени перебросить крупные силы из-под Ржева и Вязьмы в район Орла, в полосу Центрального фронта, соединения которого пере­шли в наступление только 25 февраля. В ходе наступления войска Центрального фронта освободили Севск и вышли к Десне. Серией контрударов немецкое командование вынудило армии фронта в конце марта перейти к обороне восточнее рубежа Мценск, Новосиль, Севск, Рыльск. В результате образовался северный фас Курского выступа.

Активные действия советских войск на орловско-брянском направлении сорвали намере­ние немецкого командования нанести мощный удар из района Орла на Курск. В начале марта противник приступил к отводу своих войск с ржевско-вяземского плацдарма. Начав­шие их преследование Калининский и Западный фронты продвигались очень медленно (6— 7 км в сутки), что объяснялось серьезными недочетами в его организации и ведении. Тем не менее к 1 апреля они продвинулись на 130—160 км, ликвидировали ржевско-вяземский плацдарм противника и вышли на подступы к Смоленску.

В период с 15 февраля по 1 марта 1943 г. Северо-Западный фронт провел операцию по ликвидации демянского плацдарма противника. Имея существенный перевес в силах и сред­ствах, особенно в танках (750 против 65), войска фронта, однако, не смогли выполнить поставленную задачу (документ № 90): сказались недостатки в организации управления, пре-

10

небрежение маскировкой. Противник сумел раскрыть замысел советского командования, определить время перехода в наступление, что позволило ему отвести свои войска на р. Ло-вать и организовать прочную оборону. Во второй половине марта фронт стабилизировался и на этом направлении.

Важное место в зимней кампании 1942/43 гг. занимает операция по прорыву блокады Ленинграда войсками Ленинградского и Волховского фронтов. Задачу на прорыв фронты получили еще 8 декабря 1942 г. К операции привлекались 67, 2-я ударная и 8-я армии. Их поддерживали 13-я и 14-я воздушные армии, авиация дальнего действия, корабельная артиллерия Балтийского флота. В ходе подготовки операции Ставка передала фронтам 7 стрелковых дивизий, 8 стрелковых бригад, зенитно-артиллерийскую дивизию. Про­рыв должны были осуществлять в общей сложности 20 стрелковых дивизий, 7 стрелко­вых, 3 лыжные и 5 танковых бригад, около 4 тыс орудий и минометов, до 470 танков, 900 самолетов. Это обеспечивало значительный перевес над противником в силах и сред­ствах.

Наступление началось 12 января, а уже 18-го блокада была прорвана. Сухопутная связь Ленинграда с центром страны была восстановлена. Это позволило улучшить снабжение насе­ления города продовольствием, а войск — вооружением и боеприпасами. Улучшилось стра­тегическое положение Ленинградского фронта и Балтийского флота.

Успехи, достигнутые Красной Армией в ходе зимней кампании 1942/43 г., положили начало коренному перелому в ходе Великой Отечественной и в целом второй мировой вой­ны. Началось массовое изгнание врага с территории СССР. Были освобождены Сталинград­ская, Воронежская, Ростовская области, часть Ворошиловградской, Смоленской и Орловс­кой областей, почти весь Северный Кавказ, Ставропольский и Краснодарский края. Нача­лось освобождение северо-восточных областей Украины и Донбасса.

В ходе кампании вермахт и союзники Германии потеряли до 1700 тыс человек, более 3500 танков, 24 тыс орудий и 4300 самолетов1. Потери Красной Армии за этот период составили 2800 тыс человек. Только в Северо-Кавказской и Воронежско-Харьковской насту­пательных, Харьковской оборонительной операциях и при прорыве блокады Ленинграда было потеряно более 1600 танков, 660 орудий и минометов, около 700 боевых самолетов2.

После окончания операций зимней кампании 1942/43 гг., на советско-германском фронте наступила стратегическая пауза. Обе стороны прекратили активные боевые действия и при­ступили к всесторонней подготовке летних сражений.

В этот период военно-политическое руководство СССР стремилось укрепить в первую очередь военную экономику. К середине года резко возрос выпуск промышленной продук­ции в восточных районах страны. Повысился уровень производства вооружения. Во второй половине 1943 г. выпуск танков и САУ достиг 13 тыс, а самолетов — 16 тыс единиц. При этом улучшилось качество бронетанковой и авиационной техники.

К началу новой кампании советские Вооруженные Силы насчитывали 12 млн человек, в том числе действующая армия — 6,5 млн, резервы ВГК — немногим более 1 млн, недей­ствующие фронты — 1,5 млн и военные округа — 2,5 млн. Действующая армия включала 12 фронтов, 61 общевойсковую армию, 2 танковые и 12 воздушных армий, 3 флота, около 380 стрелковых, мотострелковых и воздушно-десантных дивизий, 54 отдельные танковые бригады, 65 артиллерийских и минометных дивизий, 56 отдельных артиллерийских и мино­метных бригад РГК, 103 тыс орудий и минометов, около 10 тыс танков и САУ, 8,4 тыс боевых самолетов3.

В резерве Верховного Главнокомандования оставались один фронт, 8 общевойсковых и 2 танковые армии, 7 танковых и 4 механизированных корпуса, 10 артиллерийских и мино­метных, 11 авиационных дивизий. Резервные соединения имели на вооружении около 20 тыс орудий и минометов, более 2 тыс танков и САУ и 200 боевых самолетов.

Во второй половине 1943 г. на территории СССР продолжалось формирование иност­ранных воинских частей и соединений. Началось создание 1-й польской дивизии имени Тадеуша Костюшко, развернутой в августе в 1-й польский армейский корпус. К осени 1943 г. на базе 1-го отдельного чехословацкого пехотного батальона была сформирована 1-я от­дельная чехословацкая пехотная бригада. В конце года было завершено формирование ру­мынской добровольческой дивизии им. Тудора Владимиреску. Все иностранные вооружен-

1
  1   2   3   4   5   6   7   8   9   ...   53

Добавить в свой блог или на сайт

Похожие:

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconИ поражений под редакцией доктора исторических наук Ю. Г. Фельштинского москва терра-книжный клуб 1999 удк 947
В65 1917-й. Год побед и поражений / Под ред. Ю. Фельштинского. — М.: Терра—Книжный клуб, 1999. — 320 с. — (Тайны истории в романах,...

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 icon5(1) «терра» «terra» м осква 1996 «терра»
Редакционная коллегия: серии сборников документов «Великая Отечественная война 1941 — 1945 гг.»

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconРусская здрава москва терра-книжный клуб 1998 удк 769
Ш28 Русская здрава. — М.: Терра—Книжный клуб, 1998. — 320 с. (Энциклопедия русских единоборств)

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconИ россия москва 1999 удк 339
Бандурин В. В., Рацич Б. Г., Чатич М. Глобализация мировой экономики и Россия. – М.: Буквица, 1999. – 279 с

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconЭкономика москва 1999 удк 330. 105
В261 Социально эффективная экономика / Под общей ред д-ра экон наук Ведута Е. Н. — М.: Издательство рэа, 1999. — 254 с

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconExistential psychotherapy москва Независимая фирма “Класс” 1999 удк 615. 851
Я 51 Экзистенциальная психотерапия/Пер с англ. Т. С. Драбкиной. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1999. — 576 с. — (Библиотека...

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconКурс лекций Москва «Альтаир» 2010 удк 502(075) ббк 20. 1 Я 7
В. Б. Устьянцева д ф н., проф.; С. Л. Аборина к э н., доцента; М. И. Персица к э н

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconКурс лекций Москва «Альтаир» 2010 удк 502(075) ббк 20. 1 Я 7
В. Б. Устьянцева д ф н., проф.; С. Л. Аборина к э н., доцента; М. И. Персица к э н

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconThe wisdom of milton h. Erickson москва Независимая фирма “Класс” 1999 удк 615. 851
Х 92 Мудрость Милтона Эриксона/Пер с англ. А. С. Ригина. — М.: Не­зави­симая фир­ма “Класс”, 1999. — 400 с. — (Библиотека психологии...

«терра»-«terra» москва 1999 удк 947 ббк 63. 3(2)722 Р89 iconПорту наукова монографія за редакцією проф. C. Єрмакова №6 харкiв 2008 1 ббк 75. 0+75. 1
Ббк 75. 0+75. 1 Удк 796. 072. 2


Разместите кнопку на своём сайте:
lib.convdocs.org


База данных защищена авторским правом ©lib.convdocs.org 2012
обратиться к администрации
lib.convdocs.org
Главная страница